мини нпз глубокой переработки цена– cccp-online.ru

мини нпз глубокой переработки цена

КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО «СОЮЗ» ТЕХНОЛОГИИ УВЕЛИЧЕНИЯ ГЛУБИНЫ ПЕРЕРАБОТКИ НЕФТЕПРОДУКТОВ

Повышение конкурентоспособности малых российских производств по отношению к гигантам

Конструкторское бюро «Союз» создает модульные установки малой и средней производительности, не имеющие аналогов в России и в мире. При всей экономичности энергопотребления и простоте в эксплуатации, они могут заменить собой целый завод. Внедрение в производство углубленной переработки природных углеводородов обеспечивает получаемой продукции соответствие современным экологическим стандартам. Это не только решает важнейшие проблемы отечественной нефтепереработки, но и меняет весь вектор развития экономики отрасли.

СРАВНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
НЕФТЕПЕРЕРАБОТКИ
США, ЕВРОПА И РФ

В России больше производственных мощностей по добыче и транспортировке сырья, чем в США и Евросоюзе.

Индекс Нельсона оценивает уровень вторичной мощности преобразования на НПЗ по отношению к первичной мощности дистилляции.

Глубина переработки не позволяет получать высокооктановое топливо отечественного производства.

В результате на выходе получается минимальное количество светлых нефтепродуктов.

В США и Евросоюзе больше внимания уделяется каталитической переработке вторичного сырья, а не обычной перегонке.

Лидером по производству основных продуктов нефтепереработки является Омский НПЗ. В 2008 г. он выпустил 3488,6 тыс. т автобензина (10% от общего объема, произведенного на 27 НПЗ), 5261,7 тыс. т дизельного топлива (8%) и 1273,8 тыс. т авиакеросина (14%). А мазута больше всего было произведено на «Киришинефтеоргсинтезе» – 6474,0 тыс. т (11%). По выпуску авиакеросина первое место занимает «ЛУКОЙЛ»; по топочному мазуту наилучшие позиции имеет «Роснефть»; в структуре производства дизтоплива примерно равные доли принадлежат «Роснефти» и условно независимым НПЗ. Позиции последних сильны и в сфере выпуска автобензина. Заводов по переработке нефти, как помните, всего 27 на всю Россию, размещены они неравномерно, а между тем потребность в нефтепродуктах существует повсеместно. Вот и появляются на свет божий маленькие, да удаленькие заводики по переработке нефти – мини-НПЗ. Строительство мини-НПЗ является попыткой устранить проблемы, обус-ловленные нерациональностью размещения основных мощностей нефтепереработки, что приводит к формированию диспропорций в структуре производства и потребления топлива.

Инвестиционная привлекательность данного бизнеса была особенно высока в период благоприятной ценовой конъюнктуры (до падения цен на нефть в 2008 г). Так, по расчетам экспертов, если котировки российской экспортной смеси Urals превышают уровень 45–50 долларов за баррель, переработка сырья в России становится в среднем экономически эффективней, нежели его экспорт (даже относительно дешевым трубопроводным транспортом). Все это создает неплохие условия для строительства небольших, приближенных к потребителям мини-НПЗ, призванных решать локальные проблемы регионального обеспечения. Следует также отметить, что это соответствует мировому опыту, так как за рубежом подобные объекты получили достаточно широкое распространение.

К категории мини-НПЗ относятся заводы с годовым объемом первичной переработки до 500–700 тыс. т, однако некоторые эксперты причисляют к ним также объекты мощностью до 1 млн. т, а иногда и до 5 млн т. Анализ статистических данных показывает, что с 2002 по 2006 гг. общий объем переработки нефти на мини–НПЗ увеличился почти на 41%, до 4,5 млн. т в год (в том числе на предприятиях в составе нефтяных компаний – 2,5 млн. т). На сегодня исчерпывающей официальной статистики по мини-НПЗ в России нет. Из известного количества таких заводов только лишь 36 предоставляют ежегодные отчеты о своей деятельности. При этом необходимо отметить, что количество примитивных мощностей, в которых происходит разделение нефти на простейшие фракции (в основном это закопанные в землю котлы от вагонов–цистерн), вообще не поддается подсчету, особенно в южных регионах страны. Высокие налоги на нефтепродукты, необходимость соблюдения достаточно большого количества норм и требований при строительстве и эксплуатации мини-НПЗ являются одними из основных причин сокрытия информации об их существовании. География размещения мини-НПЗ весьма широка. Лидерами по количеству таких мощностей являются Сибирский и Приволжский федеральные округа. Северо-Западный и Центральный ФО имеют наименьшее количество таких активов. К сожалению, особенностью создания мини-НПЗ является их ориентация на близость к источнику сырья, а не к потребителю. Тем самым повторяются ошибки распределения крупных нефтеперерабатывающих заводов.

В целом же, по подсчетам экспертов, совокупная мощность мини-НПЗ достигнет к 2010 г. 11,4 млн. т, к 2015 г. – 16 млн. т к 2020 г. – 19,1 млн т, а их количество к будущему году увеличится примерно на 10–12 единиц. Однако прогнозирование ситуации в данном случае затруднительно, так как параллельно предусмотрены строительство и модернизация больших мощностей нефтепереработки, что обострит конкуренцию на внутреннем рынке нефтепродуктов. Подводя итог, можно сказать, что модернизация нефтеперерабатывающих мощностей в России имеет в настоящее время серьезную финансовую поддержку – инвестиции в эту отрасль за три последние года увеличились с 1,1 млрд. долл. до 2,1 млрд. Однако до сих пор экспорт сырой нефти по-прежнему превышает вывод нефтепродуктов в 1,7 раза: если в «пиковом» июле 2008 г. нефти вывезли на 16,83 млрд. долл., а нефтепродуктов – на 8,44, то в «провальном» феврале 2009 г. экспортная выручка составила, соответственно, 5,09 и 2,74 млрд. долл. Наращивание мощностей глубокой переработки нефти и грамотное их распределение по территории – вот над чем надо работать.

Имеет или нет возможности Россия для выпуска экологически чистого топлива – это наши внутренние проблемы, а если мы хотим быть цивилизованной автомобильной страной, то топливо, выпускаемое отечественными НПЗ, должно соответствовать мировым стандартам. А в этом направлении отставание составляет в среднем 7 лет (См. таблицу 1). А теперь зададимся вопросом: так ли однозначно нужно догонять и перегонять Европу и торопиться с внедрением высоких стандартов? Требования к качеству, ассортимент и объемы производства автомобильного топлива определяются: структурой автомобильного парка страны; техническими возможностями отечественной нефтепереработки; экологическими требованиями и требованиями по безопасности (техническим регламентом).

В соответствии с принятыми специальными техническими регламентами: «О требованиях к выбросам автомобильной техникой, выпускаемой в обращение на территории РФ, вредных (загрязняющих) веществ» и «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и топочному мазуту» отечественная автомобильная промышленность должна организовать производство двигателей, отвечающих по токсичности выбросов с отработавшими газами требованиям Евро-3 с 2008 г., Евро-4 с 2010 г. и Евро-5 с 2014 г., а сроки производства (выпуск в оборот) бензина автомобильного для экологических классов автомобильной и иной техники ограничивается: класса-2 до 31 декабря 2010 г.; класса-3 до 31 декабря 2011 г.; класса-4 до 31 декабря 2014 г.; класса-5 – срок не ограничен. Сроки по вводу регламента сдвигались, и, судя по жестким высказываниям руководства страны, на Киришском НПЗ больше переносов не будет. Отечественные НПЗ медленно, но верно идут в правильном направлении: уменьшается объем выработки бензинов типа А-76 и АИ-80 и увеличивается производство бензинов с более высоким октановым числом (рис. 4). В перспективе ожидается снижение спроса на бензин А-92 с увеличением потребности в бензине АИ-95 и в меньшей, но возрастающей степени – АИ-98 (рис. 5).

На топливном рынке страны продолжается рост цен. При этом, как отмечают эксперты, нефть дешевеет. Розничные же цены на автозаправочных станциях (АЗС) в Северной Осетии за последнее время не претерпели существенных изменений, хотя владельцы автотранспортных средств говорят о резких скачках стоимости нефтепродуктов.

Хозяева автозаправок в свою очередь утверждают, что ожидать поэтапного повышения стоимости всех видов топлива до конца года не приходится. Вместе с тем продавцы горючего не исключают очередного повышения цен уже в феврале.

«В зимний период потребление бензина, сжиженного углеводородного газа (СУГ), впрочем, как и солярки, у нас значительно снижается. Как правило, многие автовладельцы предпочитают не ездить на своих машинах по скользким зимним дорогам и пользуются услугами общественного транспорта. К зиме падает спрос и на дизельное топливо, что связано с окончанием сельскохозяйственных работ в республике. Кроме того, в январе нас ждут длительные каникулы. Следовательно, в этой ситуации нет смысла увеличивать отпускные цены на свою продукцию. Данное явление, конечно, временное, но на объемы реализации, а в конечном итоге и на прибыль, разумеется, отрицательно влияет», – пояснил причину незначительного роста цен один из владельцев сети АЗС во Владикавказе.

Вполне объективные причины. Только вот в ходе беседы предприниматель забыл, видимо, отнести к сдерживающим факторам роста тарифов на горючее конкуренцию, которую нельзя не учитывать. Ведь в столице республики, да и в сельских районах АЗС растут, как грибы после дождя. Только по всему периметру Карцинского шоссе сегодня насчитывается шесть автозаправок. А, как известно, по законам экономики обычная конкуренция, точнее, насыщенность рынка продукцией снижает ее стоимость. Вот это в большей степени и мешает хозяевам многочисленных АЗС задирать цены.

На этом фоне продавцы топлива стараются по возможности придерживаться одинаковых розничных цен, чтобы не отпугивать потенциальных клиентов. Правда, некоторые из них буквально на 30-50 копеек меняют расценки в сторону уменьшения, дабы привлечь покупателя. Несут ли при этом они убытки? Думаю, что нет. Следует отметить, что даже со всеми скидками цены на горючее в Северной Осетии остаются самыми высокими в СКФО. На сегодняшний день за литр бензина АИ-95 газпромовские АЗС просят почти 36 рублей, АИ-92 отпускается по 33 рубля 50 копеек, а цена на дизельное топливо приближается к 32 рублям. К 20-рублевой отметке уверенно движется стоимость газа, правда, пока СУГ продается на 1,5 рубля дешевле. Вот такие цифры имеем сегодня в среднем по республике. Конечно же, цены будут меняться, разумеется, в сторону увеличения, хотя владельцы АЗС и обещают временно не повышать их.

О стабильных ценах на топливном рынке нам остается только мечтать, а заодно и ждать 2016 года. Именно тогда, как заявляют наши чиновники, в РСО–А должен появиться комплекс добычи и глубокой переработки нефти на базе Коринского месторождения. Мощность переработки мини-НПЗ, по словам тех самых чиновников, составит 150 тысяч тонн сырой нефти в год. Предполагается, что завод будет выпускать нефтепродукты, соответствующие стандартам не ниже «Евро-3» и «Евро-4». Общая стоимость проекта оценивается в сумму 1,166 млрд рублей, из этой суммы 824 млн рублей составят кредитные средства инвесторов. Срок окупаемости проекта определен в три года.

Как продвигаются в настоящее время работы по реализации значимого для республики проекта, трудно сказать, но бывший министр экономики республики Заур Кучиев на одной из встреч с журналистами говорил, что вопросы его финансирования планировали полностью решить в 2012 году. К этому времени должны были закупить и необходимое оборудование.

Дописывая последние строки этого материала, вспомнил недавнюю инициативу депутата Госдумы России от КПРФ Валерия Рашкина, который предложил провести референдум по вопросу распределения доходов от добычи нефти и газа между всеми гражданами России. Народный избранник напомнил, что согласно Конституции РФ природные ресурсы – общенародное достояние, и доходы от их использования должны принадлежать каждому россиянину.

Парламентарий сослался и на международный опыт. По его словам, практика раздачи доходов от нефти существует в таких странах, как Кувейт, Саудовская Аравия и Аляска (США). Например, в Кувейте каждому новорожденному государство открывает банковский счет в размере трех тысяч долларов, предоставляет своим гражданам беспроцентный кредит на сумму 220 тысяч долларов для строительства жилья. Думское большинство (партия «Единая Россия») не поддержало инициативу депутата-коммуниста.

М.ГАБАРАЕВ
«Северная Осетия», 05.12.2014

Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству.

В период зарождения нефтяной промышленности переработка нефти представляла собой обыкновенную разгонку – то есть испарение части нефти (фракции) за счет нагревания и последующую конденсацию этой части.

Таким образом из нефти выделяли основной товарный продукт — осветительный керосин. Мощность нефтеперегонных заводов (а их называли именно нефтеперегонными, а не нефтеперерабатывающими, как теперь) была очень невелика.

Развитие автомобильной промышленности привело к бурному росту потребления бензинов и дизельных топлив. Для удовлетворения потребностей в автомобильном топливе в условиях жесточайшей конкуренции потребовалось сооружение НПЗ все большей и большей мощности и сложности.

Сегодня в мире есть несколько заводов мощностью свыше 40 миллионов тонн нефти в год. Завод полного профиля позволяет не только снижать себестоимость нефтепродуктов, но и обеспечивать в полной мере их высокое качество. Это уже не перегонка, а именно глубокая переработка нефти.

Маленькие нефтеперегонные заводы теперь принято называть мини-рифайнерами или мини-НПЗ. Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству. Их существование, как правило, обосновано логистическими причинами. Представьте себе, что на небольшом острове с небольшим населением имеется месторождение нефти. Если эту нефть отвозить в порт, загружать в танкер, потом везти морем на какой-то далекий НПЗ, потом нефтепродукты снова везти морем обратно, снова раскачивать в береговые хранилища и дальше доставлять потребителям – транспортная составляющая превысит все затраты на переработку.

Вот в этом случае выгодно построить на месте мини-НПЗ мощностью, соответствующей потреблению, а компоненты, улучшающие качество, привозить и добавлять в товарные нефтепродукты на месте.

Аналогичным образом поступают нефтяники, добывающие нефть в районах, где отсутствует транспортная инфраструктура – таким способом они обеспечивают себя относительно дешевыми нефтепродуктами. К таковым условно можно отнести, например, остров Сахалин в Российской Федерации.

Во всех остальных случаях для условий Российской Федерации или Республики Казахстан мини-НПЗ представляют собой полукриминальное «развлечение» местных элит, злоупотребляющих доверием руководителей государств, использующих либо доступность сырья, либо мощный административный ресурс.

В Российской Федерации в последние несколько лет совершен мощнейший и небывалый рывок в развитии нефтепереработки, особенно так называемых вторичных процессов, которые довели до совершенства качество основных объемов выпускаемых топлив и позволили резко сократить выход мазута на нефть за счет его каталитической переработки.

Крупные НПЗ в составе вертикально-интегрированных компаний могут обеспечить любые темпы внутреннего спроса в качественных нефтепродуктах и обеспечить любой рост экспорта. В этих условиях мини-НПЗ нужны только для полулегального экспорта некачественных дешевых полупродуктов как сырья для зарубежной нефтепереработки или ухода от акцизов или налогов на внутреннем рынке.

В последние годы в среде специалистов все чаще и чаще раздаются голоса с требованием закрытия всех мини-НПЗ, причем это относится не только к России, но и, в еще большей степени, к Казахстану.

Почему это происходит? Зачем закрывать мини-НПЗ в Казахстане, где три крупных НПЗ в Шымкенте, Атырау и Павлодаре пока не в состоянии полностью обеспечить экономику страны светлыми нефтепродуктами – бензином, дизельным топливом и авиакеросином?

В результате эти нефтепродукты приходится импортировать из России. В этих условиях мини-НПЗ производят дополнительное количество светлых нефтепродуктов и позволяют снизить объем импорта. Зачем же их закрывать?

Ответ на этот вопрос достаточно банален — дело в том, что мини-НПЗ (их еще иногда называют в литературе мини-рифайнерами) не в состоянии производить сколько-нибудь качественные бензины, дизельные топлива и авиакеросины.

Эти предприятия не имеют в своем составе (и не могут иметь) современных технологических установок, позволяющих производить топлива, соответствующие хотя бы третьему экологическому классу согласно принятому Техническому регламенту Таможенного союза.

При этом себестоимость производства нефтепродуктов на мини-НПЗ настолько высокая, что гораздо выгоднее для государственного бюджета продать товарную нефть крупному НПЗ, а затем приобрести у него качественные светлые нефтепродукты.

Кроме того, применение в качестве топлива для двигателей светлых нефтепродуктов, произведенных на мини-НПЗ, ведет не только к тяжелым экологическим последствиям, но и к тяжелым последствиям для двигателей.

Понятно, что авиакеросин, сделанный на мини-НПЗ, никто в самолет заправлять не станет – не допустит система безопасности. А вот бензин с мини-НПЗ будет неизбежно выводить двигатели из строя. Из-за высокого содержания смол в таком двигателе могут зависнуть впускные клапаны. Из-за низкого октанового числа будут ускоренно изнашиваться детали цилиндропоршневой группы. Из-за высокого содержания углерода будет наблюдаться закоксовывание поршневых колец и электродов свечей, из-за низкого содержания водорода будет иметь место повышенный расход топлива. Из-за высокого содержания серы возникнет ускоренный коррозионно-механический износ деталей двигателя и быстро окислится и выйдет из строя моторное масло.

Не меньше похожих неприятностей принесет дизельное топливо мини-НПЗ владельцам дизельных двигателей. В результате все сэкономленные при покупке светлых нефтепродуктов с мини-НПЗ средства в прямом смысле «вылетят в трубу».

А почему бензин и дизельное топливо с мини-НПЗ дешевле, чем качественные топлива с больших НПЗ? Это можно объяснить только одной причиной – неуплатой акцизов и налогов. Имея заведомо более высокую стоимость переработки нефти и себестоимость продукции, владельцы мини-НПЗ, имея заведомо худшее качество топлив, могут свести концы с концами только при одном условии – при условии неуплаты налогов и акцизов.

Если проанализировать структуру продаж любого мини-НПЗ в Казахстане, неожиданно выяснится, что никакого бензина и никакого дизельного топлива мини-НПЗ не производит. А производит такой с позволения сказать «завод», например, растворитель для лакокрасочной промышленности или «легкий дистиллят». Причем эти нефтепродукты всегда продаются какой-нибудь фирме-однодневке. В этой фирме-однодневке на бумаге растворитель превращается в автомобильный бензин. А вот фактическая отгрузка нефтепродукта будет осуществляться либо непосредственно с мини-НПЗ, либо с какой-то нефтебазы, где в прямогонный бензин будут добавлены суррогатные октанповышающие компоненты или присадки.

При этом фирма-однодневка никаких налогов и акцизов в государственный бюджет платить не будет, поскольку закон уже все равно нарушила, выпустив в свободное обращение на рынок заведомо некачественное топливо. Кстати, с дизельной фракцией нефти, выделенной на мини-НПЗ, произойдет нечто похожее.

Поскольку сегодня владельцы личных дорогих автомобилей вряд ли заправятся таким топливом больше одного раза, владельцы мини-НПЗ начинают искать обходные пути для реализации суррогатных топлив. В результате незаконной подмены эти топлива оказываются на складах различных государственных структур, а качественные топлива с этих складов, сделанные на нормальных НПЗ, после подмены продаются на рынке за наличные деньги. Опять наносится непоправимый ущерб государству.

Может быть мы сгущаем краски и есть мини-НПЗ, работающие с соблюдением законов? Таких мини-НПЗ в Казахстане нет и быть не может.

Более того, с запуском в ближайшее время на Шымкентском НПЗ и Атырауском НПЗ установок каталитического крекинга, Казахстан полностью обеспечит потребности внутреннего рынка в качественных бензинах, дизельных топливах и авиакеросинах.

Более того, появится экспортный потенциал для отгрузки высокомаржинальных нефтепродуктов на рынки соседних стран – прежде всего Узбекистана и Кыргызстана, где сегодня доминируют российские поставщики (несмотря на огромное транспортное плечо).

С 1 января 2018 года внутренний рынок Казахстана переходит на реализацию топлив только третьего класса и выше. Три больших НПЗ полностью к этому готовы. А вот мини-НПЗ не готовы и не будут готовы никогда. Так зачем же они нужны? Это вопрос ко многим государственным органам – прежде всего к налоговым.

Остается еще один вопрос – а куда девается остаток от переработки нефти на мини-НПЗ – прямогонный мазут? Этот продукт может реализовываться на экспорт как сырье для вторичной переработки, из которого в результате различных видов крекинга можно получать дорогостоящие нефтепродукты. Этого мини-НПЗ не делают. Прямогонные мазуты продаются на экспорт как самые дешевые котельные топлива.

При этом опять наносится ущерб бюджету – за счет занижения экспортных цен и за счет занижения экспортных пошлин. И возникает вопрос к таможенным органам Республики Казахстан – почему это возможно?

Все перечисленные факты указывают на давно созревшую необходимость закрыть все мини-НПЗ в стране. Изъятое у них оборудование может быть с успехом реализовано на аукционах и использовано в целях подготовки нефти к транспортировке на промыслах. Это позволит наполнить бюджет, улучшит экологическую обстановку и значительно повысит надежность и долговечность двигателей.

Доцент Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина

Добавить комментарий