мини нпз в казахстане– cccp-online.ru

мини нпз в казахстане

Бизнесмены видят спасение от топливной голодухи в строительстве мини-заводов по переработке нефти, но чиновники, на словах поддерживающие эту инициативу, на деле, как обычно, вставляют палки в колеса.

– Я в начале этого года заключил соглашение с российской компанией ФУСОИ на изготовление и монтаж мининефтеперерабатывающего завода, – говорит предприниматель Кайрат САДУКАЕВ. – Перед тем, как подписать договор, получил согласие местных властей и экологов. Но когда взялся за оформление всех необходимых бумаг – мне стали везде отказывать.

Вообще-то, мини-НПЗ – не ноу-хау. Они успешно эксплуатируются не только в России, но и в арабских странах, в Румынии и Японии. При этом мини-заводы не только способствуют насыщению рынка (мощность одного такого завода – от 100 до 200 тыс. тонн ГСМ в год), но и держат цены относительно низкими: у их владельцев более скромные аппетиты, чем у хозяев крупных нефтеперегонных предприятий.

– Когда в каком-либо районе появляется первый мини-завод, операторы один за другим начинают брать топливо у них, благо, оно значительно дешевле, – говорит экономист Виталий ШТЕЙРЛ. – Затем операторы – для повышения оборота на своих АЗС – снижают цены. Чтобы быть конкурентоспособными, крупным оптовым игрокам ничего не остается, как делать то же самое.

Однако у чиновников, выступающих против строительства мини-НПЗ в Казахстане, – свои аргументы.

“Для добросовестных операторов рынка деятельность таких заводов представляет серьезную опасность, – утверждает сотрудник Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК Олег АЛИХМИН в своем письме бизнесменам. – Возьмем, к примеру, Калмыкию. Когда там появился первый завод, никто не обратил на это внимания. В результате теперь в Элисте 40 мини-НПЗ, и лишь половина из них выпускает продукцию, соответствующую стандартам. Такую ситуацию нельзя допустить в Казахстане, где экологическая обстановка и так не самая благоприятная”.

Предприниматели, со своей стороны, упрекают чиновников в нарушении правил игры.

– Когда я получал благословение акимата на заключение договора о строительстве завода, все чиновники были просто счастливы, – говорит Кайрат Садукаев. – Еще бы – в области должен был появиться свой НПЗ: это и рабочие места, и дешевый бензин. А когда дошло до дела, мне отказали выделить землю под строительство, ссылаясь на приказ из Астаны. А по поводу несоответствия стандартам. Я же не подпольный самогонный аппарат собираюсь ставить!

В качестве доказательства возможности получать качественное топливо бизнесмены приводят в пример. ту же Калмыкию.

– В Калмыкии 50 процентов топлива, производимого на мини-НПЗ, соответствуют нормам Евро-3, – утверждает Даулет КОЖАНОВ, бизнесмен, заказавший мини-завод в Японии. – Остальные 50 процентов бензина производятся нелегально, на самодельных “самоварах”. Какое уж тут качество…

Однако чиновники стоят на своем, утверждая: в качестве сырья для мини-заводов предприниматели, как правило, будут использовать дешевую нефть низкого качества с повышенным содержанием серы.

“Вследствие того, что для производства бензина будет использоваться низкокачественное сырье, нефтепродукты также получатся низкого качества, которое, конечно, не запрещено у нас, – утверждает в уже упомянутом письме чиновник Минэнерго. – Но в начале следующего года у нас вступают в действие нормы Евро-2, а это – особая ответственность”.

Подобное утверждение казахстанских чиновников ввергло в ступор российских производителей мини-заводов.

– Как можно что-то предполагать, не видя документации? – недоумевает коммерческий директор одной из таких фирм Олег КИМ. – Могу со всей ответственностью заявить, что все десять мини-НПЗ, что заказаны у нас казахстанцами, изготовлены в расчете на легкую южноказахстанскую нефть. И технологический процесс настроен на выпуск ГСМ стандарта Евро-3, что подтверждает соответствующий сертификат Ростехнадзора.

О действительной причине запрета мини-заводов в Казахстане отечественные бизнесмены говорят без обиняков.

– Кто же захочет делиться таким караваем? – риторически вопрошает Даулет Кожанов. – Чиновники отстаивают интересы большого бизнеса, тем самым загоняя нас в подполье. Мы бы рады работать честно, платить налоги, но, видимо, этого не хотят влиятельные люди в Астане.

Проблемы казахстанского топливного рынка обсуждаются в нашей стране везде – от кабинета премьер-министра до кухонь обывательских хрущевок. Госмужи и их подданные сходятся в одном: своей горючки нам катастрофически не хватает. Вопрос в том, как насытить страну дешевым и качественным бензином. Ответа на этот животрепещущий вопрос пока не предвидится…

Комментарии в тему

Гани КАСЫМОВ, сенатор, лидер Партии патриотов Казахстана: Даешь мини по максимуму!
– Нефтепереработку нужно развивать. Мы и так за годы независимости ни одного производства не построили. Вообще в каждой области должны быть свои мини-заводы. Так мы не только насытим рынок, но и снизим цену рыночными методами. Потому что административные рычаги в условиях дефицита не действуют.

Ораз ЖАНДОСОВ, экономист, общественный деятель: Спросите у Мынбаева
– Не думаю, что мнение одного мелкого клерка Министерства энергетики отражает позицию ведомства в целом. А конкретно ответить на вопрос, нужны ли нам мини-НПЗ, при условии соответствия стандартам, может лишь министр г-н Мынбаев, либо его заместитель, курирующий эту сферу. Вот их об этом и нужно спрашивать. Если, конечно, они ответят.

От редакции
Мы решили внять совету Ораза Алиевича и позвонили министру энергетики и минеральных ресурсов Сауату МЫНБАЕВУ. В приемной министра, выслушав наш вопрос, вежливо порекомендовали перезвонить в департамент нефтехимии, заверив при этом, что такой уважаемой газете, как “Время”, комментарий дадут обязательно. Сотрудники этого департамента, в свою очередь объяснившись в любви к нашей газете, заявили: без разрешения министра никаких комментариев давать они не могут. При этом соединять нас с министром, чтобы он дал соответствующее указание, никто не стал.

Более чем в 5,5 раза сократилось производство бензина на мини-НПЗ после запрета выпуска топлива классов ниже К4. Об этом LS сообщили в министерстве энергетики.

В ведомстве отметили, что если в декабре 2017 года 26 действующим мини-заводам удалось выпустить 12,3 тыс. бензина, то в январе этого года с них было получено 2,2 тыс. тонн этого вида топлива. С трех крупных НПЗ в этом же месяце было получено 284,9 тыс. тонн, что на 11,1% больше показателей декабря 2017 года (256,5 тыс. тонн). При этом если в прошлом году бензин выпускали пять мини-НПЗ, то в этом году их количество сократилось до двух – “Конденсат” (Западно-Казахстанская область), который выпускает топливо класса К5, и Кызылординский малотоннажный НПЗ.

Всего в 2017 году мини-НПЗ выпустили 106,3 тыс. тонн бензина. Крупные НПЗ в свою очередь выработали 3 млн тонн.

Производство дизельного топлива также уменьшилось почти в четыре раза до 5,3 тыс. тонн (по сравнению с 20,2 тыс. тонн месяцем ранее). При этом три крупных НПЗ в январе 2018 года произвели 333,6 тыс. тонн (289,3 тыс. тонн в декабре 2017 года). Всего в 2017 году мини-НПЗ произвели 114,4 тыс. тонн дизеля, в то время как на крупные НПЗ пришлось 3,99 млн тонн.

Между тем, согласно данным Минэнерго, только два предприятия соответствуют новым условиям производства: “НД Астана” выпускает дизтопливо класса К4, а “Конденсат” способен производить топливо класса К5.

В то же время объем переработки нефти снизился на 10,3% с 49,4 тыс. тонн в декабре 2017 года до 44,3 тыс. тонн. В целом объем переработки нефти составил 14,8 млн тонн.

Отметим, что сжиженный газ производится на 12 заводах страны. Объем сжиженного газа в 2017 году в целом составил 2,9 млн тонн. В январе 2018 года производство выросло на 3,7% с 254,1 тыс. тонн до 263,4 тыс. тонн. Наибольшая доля переработки приходится на “ТенгизШеврОйл” – 122,8 тыс. тонн в январе 2018 года (1,4 млн тонн в 2017 году). На втором месте – Жанажольский газоперерабатывающий завод – 55,1 тыс. тонн (632 тыс. тонн в 2017 году). Павлодарский нефтехимический завод занимает третье место – 29,2 тыс. тонн (256 тыс. тонн в 2017 году).

Что касается отгрузки казахстанского топлива по регионам, наибольшим потребителем бензина в январе 2018 года стал Алматы – 59,9 тыс. тонн. В тройку потребителей также вошли Алматинская область и Астана. На самовывоз пришлось 16,7 тыс. тонн. Экспорт бензина запрещен.

Крупнейшим потребителем отечественного авиакеросина также оказался Алматы. А наибольшее потребление дизтовлива приходится на Павлодарскую область. Тем временем большая часть сжиженного природного газа приходится на экспорт, которая более чем в 10 раз превышает потребление любого другого региона.

Напомним, ранее LS сообщал, что 1 января 2018 года Казахстан перешел на выпуск и продажу бензина и дизельного топлива классов К4 и К5. Выпуск топлива классами ниже запрещен. Между тем, в 2017 году после годового простоя были возобновлены производства на малых НПЗ. В апреле 2016 года Законом “О регулировании оборота нефтепродуктов” был введен запрет заводам мощностью менее 800 тыс. тонн год продавать так называемые “продукты переработки”, перечень которых был утвержден соответствующим приказом Минэнерго летом 2016 года.

В республике зарегистрировано более 30 мини-НПЗ

В настоящее время в Казахстане зарегистрировано более 30 мини-НПЗ, из них работают десятка полтора. Не выдерживают конкуренции? «Да, не выдерживают. Сейчас производство и реализация продукции нефтепереработки контролируются более жестко, чем раньше. Мини-НПЗ, конечно, сложно в таких условиях, если только не действуют „внутренние договоренности“ — по дружбе, по экономическим соображениям», — Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, говорит о проблемах малой нефтепереработки в Казахстане. Для делового еженедельника « Капитал.kz» эксперт ответил на вопрос: нужны ли Казахстану мини-заводы по производству топлива.

— Олег Иванович, вопрос необходимости развития малой нефтепереработки в Казахстане весьма актуален…

— Возникновение темы мини-НПЗ относится примерно к тем годам, когда очень интенсивно стали разрабатывать западносибирские месторождения — в конце 1960−70 годов. Местное население, кстати, не воспринимало эту идею положительно. Считали, что мини-заводы по производству топлив и заводы, на которых предполагалось утилизировать попутный газ и производить из него полимерную продукцию, нарушат экологическое состояние региона. И что достаточно просто добывать нефть. Потихоньку местное население убедили, и в том регионе появились гиганты нефтехимии, которые работают и по сей день. Например, Оренбургский газоперерабатывающий завод. У него годовая мощность переработки газа должна была быть примерно 40 млрд куб. м, туда и небольшой объем нашего газа идет. Завод работает нормально уже десятилетия, никаких аварий не было.

— Почему тогда возникла потребность в мини-НПЗ?

— Там были проблемы с локальным обеспечением топливом, поэтому и стали говорить о том, что необходимо построить определенное количество небольших заводов. Наряду с этим обсуждался вопрос использования газа, который там долгое время сжигался на факеле. И потом некоторые исследовательские институты получили, как я понимаю, государственный заказ, разработали схему НПЗ.&nbspНа таких заводах стали производить в основном топливо и мазут. Когда-то я просчитывал стоимость завода у нас и в Сибири, получалось, что он обходится недорого, но качество продукции вызывает сомнения.

— Почему?

— Раньше было как? Производили бензин, дизтопливо, отправляли на АЗС, пожалуйста — пользуйтесь. Сейчас ситуация совсем другая. Существуют международные стандарты, мы уже приближаемся к Евро-5, должна быть четкая зависимость качества топлива от определенных количественных характеристик присутствия сернистых соединений. С этим всегда приходилось бороться — ставить установки для обессеривания. Но все дополнительное оборудование обходится дорого, и поэтому на мини-НПЗ таких установок практически нет.

В Казахстане есть малые НПЗ, впечатление такое, что все в порядке, но я думаю, что с качеством получаемого продукта все не так гладко. Были примеры в Южном Казахстане, когда население, живущее вблизи мини-завода, начинало возмущаться из-за сильнейшей загрязненности территории. Это не совсем экологически чистое производство и на нем практически невозможно достигнуть европейских стандартов по бензину и дизельному топливу.

— Может быть, малые НПЗ могут продавать свою продукцию на крупные заводы, где ее будут дорабатывать до необходимого качества?

— Это невыгодно. Все стараются построить завод за небольшие деньги и от своей продукции иметь надежную ежегодную прибыль.

В некоторых случаях могут идти другим путем. Есть присадки, например тетраэтилсвинец, добавляя которые в топливо можно повысить октановое число бензина. Но эта присадка содержит свинец — очень агрессивный химический элемент.

— На каком сырье могут работать мини-заводы?

— Если есть возможность получать местное, то на местном. Но, видите, сырье с Карачаганака и Тенгиза, например, содержит различные сернистые соединения, которые необходимо убирать. Когда по соглашению мы поставили первую партию тенгизской нефти — примерно 70 тыс. тонн — в Иран, через некоторое время с той стороны пришла просьба очищать ее от меркаптанов, потому что превышение меркаптанов в нефти оказалось в десятки раз больше, чем допускается в сырье для переработки. Тогда сразу же в России купили установку для демеркаптанизации и стали очищать.

Сырье Мангышлака содержит парафины, их тоже необходимо удалять. Парафины резко ухудшают качество топлив и той продукции, которая получается попутно. Кумкольские месторождения — там тоже есть сера и парафины.

У нас вот такая нефть. Всегда надо иметь определенный участок на заводе, который будет очищать от парафинов и сернистых соединений. А установки увеличивают стоимость продукта в несколько раз.

Заводы должны сознательно выбрать поставщиков сырья, зная особенности казахстанских нефтей из разных регионов, то, что они все имеют разный физико-химический состав. Нужно подбирать под свою технологию ту нефть, при переработке которой можно обойтись меньшими затратами.

— Олег Иванович, а вообще, на ваш взгляд, есть ли будущее у малой нефтепереработки в Казахстане?

— Я его не вижу. Думаю, нам нужен нефтеперерабатывающий четвертый завод — современный. Только модернизации действующих НПЗ недостаточно.

На Атырауском НПЗ японцы лет 10 назад проводили модернизацию. На это были потрачены существенные суммы, но бензина 4-го и 5-го поколения мы не получили, расчет был только на Евро-2. На завод пришли китайцы — опять модернизация. Теперь другая — оказывается, нам надо ароматику « выбирать». Но проблема в том, что вся ароматика пойдет в Китай, оттуда к нам придет новая продукция широкого ассортимента, задавит наш рынок. Нам незачем будет развивать нефтехимию.

Между тем, мы могли бы сами развивать нефтехимию. Может быть, все-таки начнут серьезно относиться к созданию интегрированного газохимического комплекса на Карабатане. На этой площадке можно поставить и нефтеперерабатывающий завод, и газохимический комплекс, это связанные между собой производства. Рядом кашаганская нефть — вот сырье для нефтепереработки. Если завод технологически настроить на эту нефть, можно вообще убирать все вредные вещества, которые мешают получению качественного продукта, и работать десятилетия — пока будет эксплуатироваться месторождение.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

В 2016 году 34 мини-НПЗ Казахстана переработали около 470 тыс. т нефти

В 2016 году переработка нефти на Мини-НПЗ Казахстана составила около 470 тыс. т нефти.

Об этом говорится в сообщении Минэнерго республики.

По данным министерства на территории республики зарегистрированы и имеют паспорта производства 34 мини-НПЗ. Согласно паспортам производства, мини-НПЗ имеют техническую возможность переработать 6,5 млн. т нефти в год, однако в 2015 году фактически переработано 458,5 тыс. т, что составляет 3% от общего объема переработки нефти в стране.

В 2016 году переработка на мини-МНЗ увеличилась до 469, 7 тыс. т. Из этого количества было выработано 13,6 тыс. т бензинов (2,9%), 153,8 тыс. т ДТ (32,8%), 7,1 тыс. т керосина (18,7%), а также почти 88 тыс. т мазута (18,7%). Остальные 55,9% переработанного сырья приходится на другие продукты (включают в себя объемы производства полученных путем компаундирования.).

В Минэнерго Казахстана отмечают, что выработка востребованных видов нефтепродуктов на мини-НПЗ незначительная. Так как, технологические установки на мини-НПЗ не позволяют выработать больше светлых видов нефтепродуктов. Они в основном вырабатывают темные нефтепродукты, печное топливо, ДТ, керосин. При этом часто полученный ими мазут закупался и перерабатывался дополнительно за пределами Казахстана.

Напомним, в начале марта 2017 года министр энергетики Казхастана Канат Бозумбаев на сообщил, что страна намерена выйти на самообеспечение топливом к 2019 году. Как отметил Бозумбаев, к этому сроку рост объемов переработки нефти должен увеличиться с нынешних 14,5 до 17,5 млн т в год. На сегодняшний день в республике работают 3 крупные предприятия по переработке нефти: Шымкентский и Атырауский НПЗ, а также Павлодарский НХЗ.

Добавить комментарий