Новые нефтеперерабатывающие заводы россии

Структура мировой энергетики меняется, но спрос на нефть и газ продолжает расти. Начиная с XIX века человечество каждый год использует больше топлива каждого вида, чем годом раньше. .

Дания может замедлить осуществление проекта «Северный поток-2», если не даст согласия на прокладку трубопровода через свои воды. Об этом премьер страны Ларс Лёкке Расмуссен сообщил.

Полномочный представитель президента России на Дальнем Востоке Юрий Трутнев заявил, что офшорную зону на острове Русский следует создать для всех компаний, а не только для попавших п.

Экспортная пошлина на российскую нефть с 1 мая 2018 года повысится на $7, 1 – до $118, 5 за тонну, говорится в сообщении Минфина. «Средняя цена на нефть Urals за период монит.

Вчера в первый час торгов видно было, что рынок устал падать и хочет закрепится вблизи уровней пятничного закрытия. Затем продажи в акциях "Сбербанка" и "Норильского н.

Спрос на нефть в мире к 2035 году увеличится как минимум на 10-15%, а на газ – на 35-40%, поделились с РБК+ прогнозами в пресс-службе Минэнерго России. Мировую нефтег.

Трутнев допустил создание офшора на острове Русский для всех компаний

Трутнев допустил создание офшора на острове Русский для всех компаний

ОАО Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод – это предприятие, специализирующееся в нефтяной и нефтегазовой отрасли. Завод работает с 1938 года, в сферу деятельности завода входит нефтеперераб.

Предлагаю Вам подробно изучать предложение хорошо зарекомендовавшей себя на рынке нефтепродуктов компанией Уфанефтепродукт. Мы находимся на территории Ново Уфимского Нефтеперерабатывающего Завода и им.

Установленная мощность завода – 19, 5 млн тонн в год. В 2006 году предприятием было переработано 16, 3 млн. тонн нефти В структуре Газпрома Одно из крупнейших нефтеперерабатывающих предприятий в России.

ООО «Ижевский нефтеперерабатывающий завод» единственное предприятие в Удмуртской Республике, которое осуществляет переработку нефти.

С "КИРИШСКИМ НЕФТЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИМ ЗАВОДОМ" связана история нефтепереработки Северо-Западного региона. После ввода в эксплуатацию в 1966 году "КИРИШСКИЙ НЕФТЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИЙ ЗАВОД&quot.

Трубки (системы) подачи СОЖ (для промышленного оборудования и станков) Используются на промышленном оборудовании и станках. Служат для подачи СОЖ ( Смазочно Охлаждающей Жидкости) в зону резания. Собст.

Продажа с завода в Туле или со склада в Москве шарнирных пластиковых сегментных трубок для подачи сож. Продажа от производителя. Оптовикам и заводам скидки.

Ванна ультразвуковая для предстерилизационной обработки ВУ-09 Я-ФП 0, 4, емкость 5, 6 литра. Новая 2012 год, в упаковке, гарантия. Доставка в регионы.

Предлагаем центраторы внутренние гидравлические ЦВ, которые предназначены для центровки торцов отдельных труб и секций при сборке неповоротных и поворотных стыков при строительстве трубопроводов. Вну.

МАГАЗИН С НАМИ С ДОСТУПНЫМ ЦЕНЫ СЕГОДНЯ. Мы предлагаем лучший онлайн-сервис как в оптовой, так и в розничной торговле. Мы заверяем вас в удовлетворении 100%, и мы предоставляем гарантию подли.

Http://www. benzol. ru/novye-neftepererabatyvayushchie-zavody-rossii. htm

В составе АСУП ряда новых нефтеперерабатывающих заводов предусмотрены следующие подсистемы: управления кадрами; управления финансами; бухгалтерского учета; технико-экономического планирования; нормативного хозяйства; технической и технологической подготовки производства; управления качеством; управления снабжением и сбытом; управления вспомогательным и обслуживающим производством; управления основным производством.  [16]

При проектировании и строительстве новых нефтеперерабатывающих заводов очень тщательно рассчитывают, какую экономическую выгоду дают различные варианты комбинирования установок разного назначения: для обессоливания нефти, прямой перегонки нефти, каталитического крекинга и коксования.  [17]

В связи со строительством нового нефтеперерабатывающего завода был детально проанализирован вариант с использованием тяжелых каталитических крекинг-газойлей в качестве сырья для второй ступени каталитического крекинга.  [18]

При разработке комплексной схемы нового нефтеперерабатывающего завода тошшвно-масляного направления приходится решать задачу правильного распределения потоков сырья на топливную и масляную ветви завода.  [19]

В последние годы на новых нефтеперерабатывающих заводах начинают вводиться в эксплуатацию установки каталитического крекинга с псевдоожиженным слоем катализатора.  [20]

В последнее время при проектировании новых нефтеперерабатывающих заводов вместо большого числа технологических установок сравнительно малой производительности предусматривается небольшое число крупных комбинированных технологических установок. Укрупнение установок значительно снижает стоимость и трудоемкость строительства их на единицу мощности или на тонну перерабатываемого сырья. С переходом на строительство технологических установок большой производительности габариты и вес монтируемой аппаратуры непрерывно увеличиваются.  [21]

При выборе площадки для строительства новых нефтеперерабатывающих заводов следует стремиться расположить завод вблизи водных путей, чтобы облегчить поставку полностью изготовленных крупногабаритных тяжеловесных аппаратов.  [22]

В послевоенный период вводят в строй новые нефтеперерабатывающие заводы в Уфе, Самаре, Омске, осваивается производство бензинов с высоким октановым числом, в практику нефтепереработки внедряют методы газофракционирования, алкилирования, селективной очистки масел и др. В 1950 году вступает в строй первая установка каталитического крекинга, в 1958 году внедряется процесс каталитического риформинга. Широкое применение получают методы гидроочистки, карбамидной депарафинизации нефтей, что позволило перерабатывать высокосернистые нефти.  [23]

Усилить темпы и максимально удешевить строительство новых нефтеперерабатывающих заводов, магистральных трубопроводов.  [24]

Выбор рациональных систем водоснабжения и канализации новых нефтеперерабатывающих заводов должен производиться одновременно с составлением генерального плана; при этом необходимо, чтобы при сравнении различных вариантов генерального плана завода наряду с чисто технологическими показателями принималась во внимание и возможность разделения охлаждающей воды по степени ее загрязнения нефтепродуктами.  [25]

Эти данные показывают, что на новых нефтеперерабатывающих заводах доля основных фондов, приходящихся на канализацию и очистные сооружения, выше, чем на заводах аналогичного профиля, ранее построенных. Этот рост обусловлен, в основном, повышением требований к чистоте сточных вод, сбрасываемых в водоемы, что, в свою очередь, ведет к значительному увеличению капитальных вложений в очистные сооружения нефтеперерабатывающих заводов.  [26]

В декабре 1956 г. пущен в эксплуатацию новый нефтеперерабатывающий завод в Йорктауне ( штат Вирджиния), построенный по последнему слову техники.  [27]

В подсчетах же, применительно к схемам новых нефтеперерабатывающих заводов, проводившихся во ВНИИНП, выход водорода, по-видимому, принимался около 1 % вес. Выход водорода при каталитическом реформинге необходимо повышать и в настоящее время требовать не менее 1 5 – 2 % ( достигнутых уже в практике США и 1 7 % – в последних работах ВНИИ-нефтехима), а в перспективе – до 2 5 – 3 % вес.  [28]

Ряд регионов России пытается изыскать возможности строительства новых нефтеперерабатывающих заводов, но более рациональным является вариант дозагрузки имеющихся мощностей, в частности, башкирских НПЗ.  [29]

Между тем не во всех проектах даже новых нефтеперерабатывающих заводов такая обработка предусмотрена.  [30]

Http://www. ngpedia. ru/id22920p2.html

Летом нынешнего года в нефтеперерабатывающей отрасли России произошло заметное событие, – на карте перерабатывающих предприятий появился новый завод, Яйский. Инвестором проекта выступило новокузнецкое закрытое акционерное общество «Нефтехимсервис», вложившее в первую очередь предприятия мощностью 3 млн тонн нефти в год 16 млрд рублей. Она была построена в октябре 2012 года. Затем Яйский НПЗ успешно провел пусконаладочные работы, и 26 июня 2013 года получил лицензию Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на эксплуатацию предприятия (Ростехнадзора).

Рассказывает директор Яйского НПЗ Николай Подавылов: «Еще в октябре 2012 года, когда было завершено строительство первой очереди предприятия, было установлено все предусмотренное на первом этапе развития технологическое оборудование. При этом объекты инфраструктуры предприятия, включая врезку в магистральный нефтепровод Александровское — Анжеро-Судженск — Иркутск, железнодорожную ветку от Трансиба, подстанцию и другие были построены в расчете уже на полную мощность, исходя из перспективы постройки второй очереди». После этого на предприятие были приглашены представители Ростехнадзора. По словам Николая Подавылова, они были заметно удивлены увиденным, явно не ожидали, что на Яйском заводе такой высокий уровень оснащения и технологической подготовки. С Ростехнадзором была составлена дорожная карта проведения пусконаладочных работ, испытаний, обкатки оборудования. «Ведомство разрешило нам испытывать оборудование на минимальном уровне мощности, но и этого было достаточно. Тем более, что процесс опытной переработки мы запустили в декабре прошлого года в очень сильные морозы, минус 35-40. Тем самым показали и уровень оснащенности Яйского НПЗ, и степень подготовленности наших специалистов» – говорит директор завода. Итог этой работы закономерен — Ростехнадзор выдал эксплуатационную лицензию, причем ровно через 45 дней после проведения всех работ и получения всех документов, как положено по регламенту.

Небольшая задержка в пусконаладке все же произошла, первоначально этот этап планировалось завершить в апреле. Но возникли, по словам Николая Подавылова, формальные возражения, связанные как раз с постройкой общезаводской инфраструктуры. «НефтеХимСервис» при строительстве первой очереди заранее построил объекты инфраструктуры, рассчитанные и на вторую очередь завода. Однако, это было расценено как отклонение от проекта, и его пришлось делать, можно сказать, заново, в расширенной версии. Для этого потребовалось сделать заказ проектировщику, провести новую государственнуюэкспертизу проекта, что и задержало на пару месяцев получение эксплуатационной лицензии. Но «это все детали, которые сегодня уже мало важны, главное, что сегодня Яйский НПЗ работает в нормальном рабочем режиме», подчеркивает директор завода.

В то же время наряду с подготовкой и получением эксплуатационной лицензии Яйский НПЗ провел работу и получил в апреле лицензию на погрузо-разгрузочную деятельность и перевозку опасных грузов на железнодорожном транспорте. Федеральная служба по надзору в сфере транспорта признала, что техническое состояние подъездных путей необщего пользования завода полностью отвечает предъявляемым требованиям и позволит предприятию осуществлять грузоотправочные операции по железной дороге в полном соответствии с нормами действующего законодательства в области безопасности движения и защиты окружающей среды.

Как поясняет председатель совета директоров ЗАО «НефтеХимСервис» Юрий Кушнеров, в таком большом и дорогостоящем проекте, как строительство нефтеперерабатывающего завода с мощностью только первой очереди в 3 млн тонн нефти в год, какие-то задержки или проблемы неизбежны. К тому же это, по сути, первый крупный НПЗ, строящийся в Сибири, в постсоветскую эпоху. Ведь даже первый этап строительства занял четыре года. Зато компания прошла этап пусконаладки строго в соответствие с требованиями государственного надзорного органа, четко в сроки, которые были установлены Ростехнадзором, и день в день по расписанию получила лицензию. «Так хорошо проявили себя специалисты Яйского НПЗ уже на этом этапе, показали высокий уровень профессионализма, и, можно сказать, проявили героизм, поскольку самые ответственные работы пришлись на самые морозные дни, но мы ни на день не отступили от заявленного графика – отмечает Юрий Кушнеров.

Директор по производству ЯНПЗ Виктор Ромашкин подчеркивает, что на предприятии уже работает 550 человек, при этом ключевые должности занимают специалисты, приглашенные с других нефтеперерабатывающих предприятий России и СНГ, имеющие большой опыт и стаж работы в отрасли. А среднее звено – это жители Анжеро-Судженска, оставшиеся без работы в ходе реструктуризации угольной отрасли. Шахтерский городок после закрытия большей части угледобывающих предприятий наиболее остро ощутил на себе все проблемы моногорода. Около 300 человек, стоявших на учете в городской Службе занятости, прошли переобучение в ведущих учебных центрах Сибири и получили новые специальности – операторов, механиков, лаборантов. Работа над кадровым составом шла параллельно со строительством, и к окончанию стройки, в октябре 2012 года, профессиональный, работоспособный коллектив на Яйском НПЗ был уже сформирован. Неудивительно, что уже в первые дни своей работы предприятие оказалось загружено сразу на две трети своей проектной мощности. Сейчас завод перерабатывает 150 тыс. тонн сырой нефти в месяц, т. е. работает с загрузкой 2 млн тонн в год при 3 млн тонн по проекту.

Важно, что Яйский НПЗ имеет прочную сырьевую базу. Пока это — не собственные промыслы, но стабильные поставки нефти по системе «Транснефть». Завод расположен в 7,5 километрах от линейной производственно-диспетчерской станции «Анжеро-Судженская» Новосибирского районного нефтепроводного управления ОАО «Транссибнефть». Как поясняет Николай Подавылов, сегодняшняя квота Яйского завода на получение сырья по трубопроводу, идущего с севера Томской области, – 150 тыс. тонн в месяц, но предприятие сразу после окончания этапа пусконаладки в состоянии работать на полную мощность. Поэтому «НефтеХимСервис», заключавший соглашение с ОАО «Транснефть» о поставках, планирует провести новые переговоры с трубопроводной компанией об увеличении поставок. «Будем в ближайшие 2-3 месяца выходить на объем переработки в 200-250 тыс. тонн ежемесячно», – заверяет директор завода – «Тем более, что продукция предприятия уже в первые недели его полноценной работы сразу нашла своего потребителя: фракцию легкую технологическую полностью приобретает у нас Томский нефтехимический комбинат, мазут, топливо технологическое и атмосферный газойль приобретают традиционные для рынка горюче-смазочных материалов трейдеры». В итоге, сегодня рынком для продукция Яйского НПЗ стала практически вся Российская Федерация и экспорт, в том числе, в КНР, Монголию, Казахстан, Киргизию. Внутри страны мазут с Яйского НПЗ, к примеру, идет на Дальний Восток, где используется в качестве судового топлива. Среди регионов — потребителей продукции завода уже оказались не только соседние регионы, но и Ленинградская область. «Спрос на продукцию завода уже находится на очень высоком уровне. К примеру, заявки трейдеров на поставки продукции, запланированной к производству в августе, в среднем в 2-3 раза превышают наше предложение. И у нас появилась возможность выбирать партнера по цене», – подчеркивает Николай Подавылов.

– Вся наша продукция, – уверяют специалисты завода, – проходит строгий контроль качества. Центральная заводская лаборатория оборудована в соответствии с самыми современными требованиями, поэтому мы имеем возможность на месте проводить все виды химических анализов. Могу точно сказать, что наш товарный продукт на 100% соответствует заявленным стандартам. Одновременно наша лаборатория отслеживает влияние нашего производства на окружающую среду. Мы ежедневно проверяем качество сточных вод и воздушной среды.

Требованиям безопасности, как технологической, так и экологической, на заводе придают первостепенное значение. Завод оборудован эффективной системой предупреждения и ликвидации аварийных ситуаций, фиксирующей любое отклонение от нормы. В случае пожара автоматическая станция пенотушения сразу начнет подавать пену внутрь резервуара, а современная система орошения – охлаждать соседние емкости; по последнему слову техники на предприятии установлены молниеприемники, оборудована сигнализация загазованности. Показания всех систем и приборов передаются в центральную операторную, где их способен отследить один сотрудник.

Очистные сооружения Яйского НПЗ обеспечивают очистку стоков, образующихся в процессе производственной деятельности завода и возврат части очищенных вод в технологический процесс для повторного использования, что позволяет минимизировать воздействие на окружающую среду.

Конечно, настоящим крепким «тылом» для нефтеперерабатывающего предприятия может быть только собственные добывающие мощности. В головной для завода компании это прекрасно понимают. «Мы регулярно получаем и постоянно изучаем предложения о приобретении нефтяных промыслов», – признает председатель совета директоров «НефтеХимСервиса» Юрий Кушнеров, «Но, к сожалению, ничего хорошего не предлагают – ни с точки зрения мощности, а надо хотя бы на 1 млн тонн в год, ни с точки зрения качества запасов. Снабжение Яйского завода налажено стабильно, благодаря нашим собственным закупкам нефти, и тем поставкам, которые обеспечивают под переработку трейдеры». И пока задача приобретения собственной добычи для компании не является приоритетной. «Дальше посмотрим. Хотя от планов такого приобретения мы, конечно, не отказываемся» – говорит Юрий Кушнеров. Тем более, что внутренний нефтяной рынок и рынок ГСМ развиваются особо, отличаясь от мирового рынка. Внутри России цены на нефть формируются в первую очередь в зависимости от государственной политики обязательных платежей — налогов и экспортной пошлины. И в конечной стоимости топлива, бензина или дизтоплива, переработка занимает наименьшую долю, добыче, транспорту и рознице достается больше. «Поэтому стабильная сырьевая база для Яйского НПЗ в таких условиях будет совсем нелишней» – поясняет Председатель совета директоров «НефтеХимСервиса».

Работающий полноценно Яйский нефтеперерабатывающий завод стал прямым и полным доказательством жизнеспособности инвестиционного проекта, реализуемого ЗАО «НефтеХимСервис». Хотя надо заметить, что власти Кемеровской области и муниципальных образований никогда в перспективах проекта не сомневались. Губернатор Кузбасса Аман Тулеев, понимая стратегическую значимость объекта для промышленно развитого региона, с первых дней держал строительство под личным контролем, оказывая компании всестороннюю поддержку. В «НефтеХимСервисе» отмечают, что не испытывали особых сложностей во взаимоотношениях с администрацией Яйского района, и с администрацией Анжеро-Судженска, и с обладминистрацией. Все согласования, все разрешения были получены в срок, никаких проблем ни с землеотводом, ни с электроэнергией, ни с выходом на железную дорогу не было. В то же время для Сберегательного банка, кредитующего проект, только пуск завода стал самым весомым доказательством жизнеспособности проекта. Тем более, что для Сибирского отделения Сбербанка Яйский НПЗ — второй по величине из кредитуемых банком промышленных проектов в Сибири. «Подход банка к проекту строительства Яйского НПЗ очень строгий, даже жесткий, все кредиты обеспечены залогами, все траты контролируются, никаких поблажек и уступок или какого-то особого отношения к нам на протяжении этих лет не было, – подчеркивает Юрий Кушнеров, но нас такое отношение банка вполне устраивает. Это мобилизует. Мы знаем, что должны работать четко, в полном соответствии с самыми строгими требованиями, и наша команда проявила себя как надежный и дисциплинированный партнер, не позволив себе ни на йоту отступить от предъявляемых условий, графиков, установленных сроков и так далее. На сегодняшний день мы уже вернули полтора миллиарда рублей из девяти, взятых на строительство первой очереди».

Неудивительно, что с таким отношением к делу и кредитора, и заемщика сразу после начала работы первой очереди Яйский нефтеперерабатывающий завод есть полная готовность и к старту второго этапа проекта. «Нам только нужно время и спокойствие, т. к. любые потрясения вредят делу, и, конечно, построить вторую очередь. Она по масштабу, по размаху планируемых задач даже больше, чем первая», – говорит председатель совета директоров ЗАО «НефтеХимСервис», – к работе над второй очередью мы привлекли известные мировые компании, являющиеся отраслевыми лидерами в разработке и лицензировании вторичных процессов переработки нефти.»

Планируется, что вторая очередь будет построена за три года. Сейчас в компании идет активная работа по определению основной концепции развития предприятия. Один из вариантов предполагает увеличение мощности до 6 миллионов тонн в год. При этом глубину переработки в любом случае планируют довести с 60 до 92%. Стоимость второй очереди оценивается в 25-27 млрд рублей. Окончательно определиться с дальнейшим развитием Яйского НПЗ в компании «НефтеХимСервис» думают уже осенью этого года. Главный вопрос – дальнейшая специализация производства (бензиновая или дизельная).

«С получением эксплуатационной лицензии Яйский завод заносится в список действующих нефтеперерабатывающих предприятий, что дает нам возможность кредитоваться. Мы планируем подписать многостороннее соглашение с правительством Российской Федерации, что даст нам право войти в число строящихся НПЗ. После этого выберем инжиниринговую компанию, которая будет готовить проект второй очереди и строить ее – таков наш подход, – говорит Юрий Кушнеров, – мы идем, как положено – в четко установленные сроки в соответствии с нашими планами – активная фаза строительства второй очереди должна начаться уже в будущем году и завершиться в 2017 – ом».

Интересные перспективы Яйского НПЗ просматриваются и с точки зрения сотрудничества его с научными объединениями региона.

В настоящий момент специалистами предприятия совместно с руководством Кемеровской области рассматривается вопрос о создании на производственной площадке ЯНПЗ филиала Кузбасского Технопарка. Высокотехнологичное, современное предприятие станет отличным полигоном для поиска и отработки новейших технологий. По мнению участников проекта, сплав науки, бизнеса и производства способен дать хороший экономический эффект. Особенно ценно, что руководство управляющей компании и непосредственно завода проявляет большую открытость и готовность к экспериментам, считая это залогом успешного развития предприятия.

Ещё на стадии строительства первой очереди Яйского НПЗ инвестиционный проект «НефтеХимСервиса» оказался настоящим центром экономического развития Яйского района и Анжеро-Судженска. Ведь уже в этот период автоматически создавалось множество рабочих мест вокруг строящегося завода, в самых разных отраслях: на железнодорожном и автомобильном транспорте, в строительстве, в пожарной охране. И это не считая многочисленных строителей, монтажников, проектировщиков, которые были заняты на самой стройке. Которые, кстати, были привлечены не только из Яйского района и Анжеро-Судженска, но и других городов Кемеровской области, а также из-за ее пределов. В Анжеро-Судженске даже изменилась ситуация на рынке жилья, спрос и цены на него выросли.

Уделяя подготовке персонала особое внимание еще на стадии строительства компания «НефтеХимСервис» наладила активное сотрудничество с ведущими вузами Сибири, занимающимися подготовкой специалистов в области нефтепереработки. Так был подписан договор о сотрудничестве с Кузбасским государственным техническим университетом, а в сентябре 2011 года новая специальность «Нефть и нефтепереработка» открыта в Анжеро-Судженском технологическом колледже. Осенью нынешнего года первая группа студентов колледжа начнет практические занятия непосредственно на Яйском НПЗ под руководством специалистов завода. А в июле нынешнего года Яйский нефтеперерабатывающий завод получил собственную лицензию на осуществление образовательной деятельности. Государственная служба по надзору и контролю в сфере образования признала, что на заводе есть все необходимые условия для обучения персонала – наличие высококвалифицированных специалистов и хорошая материально-техническая база, отвечающая самым современным требованиям. Ежегодно проходить обучение и повышать разряды смогут до 200 рабочих. Яйский НПЗ будет самостоятельно готовить лаборантов, операторов технологического оборудования, машинистов и электромонтеров самого высокого уровня. А это еще дополнительные возможности для жителей Анжеро-Судженска и Яйского района.

Таким образом, как уже полноценно работающее предприятие Яйский НПЗ формирует новый социально-экономический фон: более 500 занятых с высоким уровнем оплаты труда, 30-50 тыс. рублей в месяц создают в Анжеро-Судженске и в Яйском районе заметный потребительский спрос. Сюда нужно добавить многочисленных смежников. Как отмечает директор Яйского НПЗ Николай Подавылов, завод без раскачки стал работать как крупнотоннажное производство, каждый день требуется отгружать с него несколько тысяч тонн готовой продукции, а это загрузка железнодорожной станции, ежедневный приезд под загрузку наливом 40-50 автомобильных цистерн. Строительство второй очереди даст Анжеро-Судженску и Яйскому району новое оживление — на стройке вновь будет занято несколько сот работников, соответственно, вырастет спрос на специалистов, будут заказы для смежников.

По оценке Юрия Кушнерова, Анжеро-Судженск, благодаря развитию нефтеперерабатывающей промышленности, — это самый перспективный город Кузбасса на ближайшие 50 лет. И никакие потрясения, кризисы и перемены не смогут помешать городу нормально развиваться. Ведь в окрестностях Анжеро-Судженска строится не только Яйский НПЗ, но еще два предприятия. С выходом на полную мощность они только напрямую обеспечат занятость нескольких тысяч человек с высокими зарплатами, не считая смежников. К этому, естественно, нужно добавить налоги и другие обязательные платежи, программы социального развития Яйского НПЗ и другие факторы, положительного значения которых нельзя не учесть. «Лучше перспектив для города я не вижу», – считает Юрий Кушнеров.

Http://www. nhs-kuzbass. ru/press/mod_press/index. php? ELEMENT_ID=719

В настоящем материале представлен анализ и прогноз натуральных показателей производства во взаимодействии с ключевыми макропоказателями экономики России.

Анализ и прогноз основывается, как на тенденциях динамики натуральных показателей, сложившихся в последние годы, так и на взаимосвязях экономических переменных, нашедших отражение в модели QUMMIR*) . Границы прогноза определяются, во-первых, наличием последних квартальных данных системы национальных счетов, во-вторых, временным горизонтом среднесрочного трехлетнего прогноза, разрабатываемого Министерством экономического развития и торговли РФ.

Модель QUMMIR, отражающая взаимодействие производства, доходов и цен в экономике, в принципиальном плане строится как замкнутая система, в которой эндогенные переменные, зависят друг от друга, а также от экзогенных переменных, являющихся, как правило, параметрами экономической политики или внешних (по отношению к российской экономике) условий.

В рамках настоящего бюллетеня предполагается выпуски анализа и прогноза 110 номенклатурных позиций отечественного производства, объединенных в следующие отраслевые группы:

· Краткая характеристика положения анализируемых товарных групп в мировом производстве

· Инвестиционные проекты и долгосрочные намерения отечественных производителей: новости

Краткая характеристика положения анализируемых товарных групп в мировом производстве

Россия уступает в производстве США в 3.7 раза, КНР – 1.4 раза. Россия производит больше Японии на 13%, Индии – в 1.4 раза, Германии – в 1.8 раза и Саудовской Аравии в 2.3 раза. Является лидером в экспорте суммарных нефтепродуктов.

США, КНР, Япония, Россия, Канада, Германия, Великобритания, Италия, Мексика, Франция, Бразилия, Венесуэла, Нидерланды, Индия

Россия уступает в производстве США в 10 раз, Китаю – в 1.6 раза, Японии – на 25%. Россия опережает Канаду и Германию на 11 и 28%%.Мексика уступает России в 1.8 раза, Бразилия – в 2.2 раза, Индия – в 2.7 раза.

США, КНР, Россия, Япония, Индия, Германия, Италия, Франция, Саудовская Аравия, Южная Корея, Бразилия, Канада

Россия уступает в производстве США в 3 раза и КНР – в 1.8 раза. Россия производит больше Японии на 16% и Индии – на 20%. Также Россия производит больше Бразилии и Канады в 2 раза, Мексики – в 4 раза.

Россия, США, Южная Корея, Япония, Саудовская Аравия, Иран, Индия, КНР, Бразилия, Мексика, Италия, Венесуэла, Германия

Россия производит больше США и Японии в 2 и 2.6 раза. Опережает Индию и Китай в 3 раза, Бразилию и Мексику – в 3.8 раза.

Омский НПЗ, Московский НПЗ, Новоуфимский НПЗ, Рязанский НПЗ, Ангарский НПЗ, Новокуйбышевский НПЗ, Киришский НПЗ

Производство продуктов нефтепереработки (в натуральном выражении)

Инвестиционные проекты и долгосрочные намерения отечественных производителей: новости

Глава администрации Волгоградской области Анатолий Бровко провел рабочую встречу с президентом Вагитом Алекперовым. Общие инвестиции компании в течение пяти лет составят около 3 миллиардов долларов, – сообщил Вагит Алекперов. – Средства будут направлены на расширение геологоразведочных работ в левобережных районах Волгоградской области, На модернизацию Волгоградского нефтеперерабатывающего завода, которая позволит к 2015 году сделать его лучшим в Российской Федерации. В результате планируемых перемен предприятию удастся достичь следующих показателей: объем переработки – 12 миллионов тонн в год, глубина переработки нефти – более 93 процентов, снижение энергопотребления на 20 процентов, достижение качества моторных топлив стандарта ЕВРО-5.

Совет директоров НК ТНК-ВР одобрил капиталовложения на общую сумму свыше 1,8 млрд долл. в течение трех лет. Из этой суммы 1,7 млрд долл. будет инвестировано в два крупных проекта в области разведки и добычи — полномасштабной разработки месторождений Восточного центра освоения Увата и создания региональной инфраструктуры, а также дальнейшего развития Верхнечонского месторождения в Восточной Сибири.

В секторе нефтепереработки и маркетинга Совет директоров поддержал инвестиции в размере 133 млн долл. в строительство установки гидроочистки дизельного топлива на Саратовском нефтеперерабатывающем заводе. Данный проект является частью программы улучшения качества моторных топлив на общую сумму 1,3 млрд долл., которая была принята на заседании Совета директоров в октябре 2009 года. Целью программы является приведение качества топлива, производимого компанией, в соответствие с новыми техническими требованиями.

Нефть» в течение 4 лет инвестирует 1,9 млрд долл в модернизацию НПЗ компании. Об этом заявил в ходе телефонной конференции зампредседателя правления компании Вадим Яковлев.

По его словам, инвестиции будут направлены в реконструкцию и модернизацию Омского, Ярославского, Московского заводов, а также НПЗ в Панчево (Сербия).

Как подчеркнул В. Яковлев, средства в модернизацию Ярославского НПЗ будут инвестироваться паритетно с ТНК-ВР (совладельцем «Славнефти», в состав которой входит Ярославский НПЗ).

«Газпромнефть». 16,7 млрд. рублей будет вложено в строительство комплекса гидроочистки топлива на Омском нефтеперерабатывающем заводе. Работы на объекте начались 11 марта. Как сообщили в Министерстве промышленной политики, транспорта и связи Омской области, проект включает сооружение двух технологических установок для получения высококачественного бензина каталитического крекинга и дизельного топлива. Их производительность составляет 1,2 млн. и 3 млн. тонн соответственно. Срок окончания строительства намечен на декабрь 2011 года. Ввод в эксплуатацию нового производственного комплекса позволит предприятию начать выпуск топлива, соответствующего стандартам «евро-5».

После завершения работ на комплексе гидроочискти омский нефтезавод по своему технологическому уровню превзойдет большинство нефтеперерабатывающих производств Европы.

Инвестиционная программа развития ОНПЗ была представлена Президенту РФ Дмитрию Медведеву во время февральского визита главы государства в Омскую область.

На Омском нефтеперерабатывающем заводе («Газпромнефть-ОНПЗ») состоялось рабочее совещание по производству и применению полимерно-битумных вяжущих (ПБВ) и битумных эмульсий для автомобильных дорог Западной Сибири.

В настоящее время компания ведет работу по организации производства ПБВ и битумных эмульсий на Омском НПЗ, где основным поставщиком полимерного сырья для ПБВ станет СИБУР, а потребителями – дорожно-строительные организации Сибири.

Генеральный директор «Газпромнефть-Омский НПЗ» Александр Мелинг сообщил, что в Омск уже поставлено импортное оборудование для линии по производству ПБВ и битумных эмульсий. Ожидается, что промышленное производство ПБВ и битумных эмульсий гарантированного качества на нефтеперерабатывающем заводе будет введено в эксплуатацию в августе-сентябре 2010 года.

Группа «Газпром» планирует до конца года завершить подготовку обоснования инвестиций строительства нефтеперерабатывающего комплекса в районе порта Мурманск, сообщил гендиректор Нефть шельф» Александр Мандель на конференции «Шельф России-2010».

Он сообщил, что группа «Газпром» изучает вопрос строительства нефтеперерабатывающего завода в этом регионе. «Рассматриваются разные варианты, в том числе строительство НПЗ мощностью от 4 млн до 7 млн тонн нефти в год»,— сказал он, добавив, что ресурсной базой для завода могут стать месторождения Приразломное и Долгинское. Начало добычи нефти на Приразломном месторождении запланировано на 2011 год. Пиковый объем добычи будет составлять до 8 миллионов тонн. На Долгинское месторождении добыча должна начаться в 2016 году. Пиковый объем добычи будет составлять 6-7 миллионов тонн.

В перспективе на новом заводе, кроме нефти с Приразломного и Долгинского, также сможет перерабатываться газовый конденсат Штокмановского месторождения.

. Старший вице-президент по нефтепереработке и нефтехимии Виктор Ганцев сообщил корпоративной газете:

«По глубине переработки нефти мы стоим на втором месте после «Газпром нефти» (SIBN), но в этом году можем выйти и на первое, потому что установка по замедленному коксованию на заводе «Уфанефтехим» (UFNC) введена в эксплуатацию только осенью прошлого года. После ее пуска глубина переработки на этом предприятии повысилась до 92–95 проц, а это показатель самых лучших мировых заводов. Наши планы на этот год – достичь средней цифры по заводам в 86 проц», – сказал он.

По словам В. Ганцева, компания планирует в 2010 г сохранить объем переработки примерно на уровне прошлого года, когда он составил 20,7 млн т. «Башнефть» намерена добиваться сбалансированности между добычей и переработкой. «Например, нефти мы добываем 12 млн тонн, а перерабатываем в пределах 20 млн тонн, т. е. часть сырья приходится закупать. И хотя полностью отказаться от закупки мы не сможем (например, по технологии при производстве авиационного керосина или кокса без западносибирской нефти не обойтись), долю башкирской нефти необходимо увеличивать», – сказал он.

Говоря о планах компании, В. Ганцев сообщил, что на «Новойле» (NUNZ) намечено строительство комплекса сернокислотного алкилирования, уже созданы проекты и закуплена часть оборудования. В перспективе там будут возведены водородная установка и комплекс гидрокрекинга, что позволит увеличить глубину переработки, устранить дефицит по водороду и сбалансировать мощности по переработке вакуумного газойля на всем Уфимском узле. На «Уфанефтехиме» намечена модернизация ряда установок, которые помогут перейти на выпуск топлива по классу Евро-4, 5. В более далекой перспективе стоит строительство коксовой установки на Уфимском НПЗ (UNPZ), после ее завершения компания сможет увеличить глубину переработки по уфимской группе до 98 проц.

Он отметил, что компания также планирует строительство новой водородной установки на «Новойле», которая обеспечит водородом комплекс гидрокрекинга на заводе и покроет его нехватку на других предприятиях.

«Башнефть» может потратить на выкуп акций у миноритариев 5 компаний башкирского ТЭКа более 11 млрд руб.

НК «Башнефть» намерен выкупить акции у миноритарных акционеров пяти предприятий башкирского ТЭКа – , нефтеперерабатывающий завод», , , Башкирнефтепродукт». Согласно сообщению компании, соответствующее предложение о выкупе акций сегодня было направлено миноритарным акционерам.

В настоящее время на Туапсинском НПЗ идет масштабная реконструкция. После её завершения мощности завода возрастут с 5 до 12 млн. тонн нефти в год. Одновременно увеличиться и глубина переработки – она составит 95%. Помимо этого, завод начнет выпускать продукцию, соответствующую стандартам Евро-4 и Евро-5. Всё это позволит обеспечить высококачественным топливом быстроразвивающийся Южный федеральный округ, что особенно актуально в рамках реализации НК «Роснефть» программы подготовки к Олимпийским играм в Сочи.

Туапсинский НПЗ расположен в Краснодарском крае и является частью вертикально интегрированной структуры НК «Роснефть» с момента ее основания. Мощность НПЗ составляет 5,2 млн. т нефти в год. Завод перерабатывает западносибирскую нефть, которая поставляется по системе трубопроводов АК «Транснефть», а также нефть, добываемую Компанией на юге России и поставляемую на НПЗ по трубопроводам АК «Транснефть» и железнодорожным транспортом.

Совет директоров "Роснефть» принял решение о создании филиала на территории Чеченской Республики, говорится в сообщении нефтяной компании. Филиал создается для обеспечения Строительства и эксплуатации нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) на территории Чечни.

Компания планирует начать строительство НПЗ в Грозном в 2011г., ввод в эксплуатацию завода намечен на 2013г., мощность переработки составит 1 млн т нефти в год. При этом предусматривается возможность расширения мощности НПЗ в случае возникновения необходимости. Также при заводе будет налажено производство сжиженного газа мощностью до 12 тыс. т в год. Рядом с НПЗ планируется построить базу хранения сжиженного газа. Здесь же будут построены газораспределительная сеть и другие объекты.

«После согласования ТЭО и завершения всей необходимой процедуры компания проведет тендер, для того чтобы определить исполнителей базовых проектов, чья технология нам покажется привлекательней. И уже в 2011г. мы можем перейти непосредственно к строительству НПЗ», – отметил C. Богданчиков.

«Роснефть» готова производить топливо стандарта «Евро 4» в Иркутской области. В настоящее время на заводе, который будет изготавливать топливо европейского уровня, завершено строительство двух установок и ведется монтаж оборудования.

Новая линия нефтепереработки будет размещена на площадках «Ангарской нефтехимической компании», принадлежащей нефтяной компании «Роснефть».

«Татнефть» в 2009 г увеличила инвестиции в реализацию нефтехимпроектов на 52,8 проц до 110 млрд руб.

Общий обьем инвестиций по группе «Татнефть» (TATN) , с учетом строительства в Нижнекамске комплекса нефтепереработки и нефтехимии «ТАНЕКО», в 2009 г по сравнению с 2008 г увеличился на 52,8 проц до 110 млрд руб, говорится в сообщении «Татнефти».

4 марта В состоялось очередное заседание республиканского штаба по строительству Комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов.

По словам руководителя нижнекамской компании, с начала строительства профинансировано почти 130 млрд. рублей (с НДС), в том числе 2 млрд. долларов США в рамках строительного кредита, предоставленного «БНП Париба». Освоено 79 млрд. рублей. как инвестор полностью финансирует проект за счет собственных средств и привлекаемого финансирования в рамках корпоративных займов. В рамках частно-государственного партнерства Инвестиционным фондом РФ финансируется (в размере 16,512 млрд. рублей) проектирование и строительство объектов внешней транспортной инфраструктуры, включая подъездные железные дороги.

В феврале удалось серьезно увеличить объемы СМР по многим позициям. В общей сложности за месяц было освоено 2 миллиарда 120 миллионов рублей. Так, на подземных коммуникациях по сравнению с январем достигнут рост на 71 процент, на надземных трубопроводах – 36 процентов. Монтаж надземных сетей межцеховых эстакад вырос в два с половиной, кабеля – в 37 раз.

ТАНЕКО. В составе комплекса мощностью 7 млн. тонн сернистой нефти в год (на первом этапе) запланировано поэтапное строительство трех связанных между собой заводов (нефтеперерабатывающего завода, завода глубокой переработки и нефтехимического завода). Заложенные проектные решения и 27 апробированных лицензионных технологий позволяют достигнуть глубины переработки на уровне 97 процентов (по РФ в среднем 72 процента), что соответствует мировому уровню.

Всего заводы комплекса будут производить около 20 видов продуктов переработки нефти – от моторных топлив качества «Евро-4» и «Евро-5» до компонентов сырья для производства широкой гаммы нефтехимической продукции – полипропилена, полиэтилентерефталата, линейных алкилбензолов, которые на сегодняшний день большей частью импортируются из-за рубежа.

Первый пусковой комплекс нефтеперерабатывающего завода в Нижнекамске планируется запустить в эксплуатацию 10 октября 2010 года. Об этом сообщил генеральный директор Камаглавстрой» Валерий Самилов.

Именно с этого момента начнется переработка нефти объемом 7 миллионов тонн в год, которая впоследствии будет доведена до 14 миллионов тонн.

Напомним, что проект по строительству крупнейшего в России комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов в Нижнекамске общей стоимостью 222,7 миллиарда рублей, реализуемый, позволит решить задачу эффективной переработки высокосернистого углеводородного сырья и тем самым улучшить качество экспортной российской нефти.

Приняло решение о проектировании завода по промысловой переработке сверхвязкой нефти (СВН) по технологи, предложенной ГУП «Институт нефтехимпереработки» (ГУП «ИНХП», Уфа). В настоящее время этот институт приступил к подготовительной фазе разработки проектой документации.

Основными продуктами завода будут деасфальтизированная нефть и неокисленный (остаточный) дорожный битум, характеризующийся высокими экспплуатационными качествами, устойчивостью к процессам термоокислительного старения и лучшими адгезионными свойствами к минеральным компонентам асфальтобетонных смесей. Предусматривается возможность использования нефтяных дистиллятов, получаемых в ходе переработки, в качестве резервного топлива для парогенераторов. Вырабатываемый пар используется для разогрева СВН в пласте и для выработки электроэнергии.

Производственная мощность завода составит 300 тыс. тонн в год по сырью.

Татарстан обладает значительными запасами сверхвязкой нефти. Её ресурсы, по разным оценкам, находятся в пределах от 1,5 до 7 млрд. тонн. «Татнефть» – первая нефтяная российская компания, которая в 2006 году начала опытно-промышленную разработку месторождений СВН. Основным объектом для разработки было выбрано Ашальчинское месторождение, где в 2009 году было добыто свыше 18 тыс. т СВН.

Сургутнефтегаз. В области переработки нефти «Сургутнефтегаз» планирует продолжить реализацию проекта по строительству комплекса глубокой переработки нефти, направленного на увеличение выхода светлых нефтепродуктов с улучшенными качественными характеристиками. Объем переработки углеводородного сырья на нефтеперерабатывающем заводе компании составит около 21 млн т.

Акционеры Хабаровского нефтеперерабатывающего завода, входящего в Нефтяную компанию «Альянс», на внеочередном собрании одобрили привлечение кредита Внешэкономбанка на общую сумму 697 миллионов долларов.

Как сообщает пресс-служба компании «Альянс», акционеры одобрили привлечение трех кредитных линий Внешэкономбанка – на 293 миллиона долларов, 218 миллионов долларов и 240 миллионов долларов. Средства будут направлены на реконструкцию и расширение производственных мощностей Хабаровского НПЗ.

Реконструкция существующих мощностей на Хабаровском НПЗ и строительство новых установок позволит увеличить объем переработки нефти с 3,5 миллиона тонн до 4,5 миллиона тонн нефти в год при увеличении глубины переработки с 63% до 92% и увеличении выхода светлых нефтепродуктов с 56% до 72%.

Реконструкцию Хабаровского НПЗ «Альянс» ведет с 2007 года, стоимость работ президент «Альянса» Муса Бажаев оценивал ранее в один миллиард долларов. Реконструкция должна завершиться в первом квартале 2012 года.

Правительство Хабаровского края и группа «Альянс» согласовали с компанией «Транснефть» подключение Хабаровского НПЗ к строящемуся нефтепроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО) с годовыми поставками в объеме 5 миллионов тонн нефти.

«АБС Электротехника» (входит в «АБС Электро») подписала договор на поставку оборудования для «Антипинского нефтеперерабатывающего завода».

Это уже второй договор, заключенный между «АБС Электротехникой» и «Антипинским нефтеперерабатывающим заводом» на поставку оборудования для строительства второй очереди объекта.

Антипинский НПЗ входит в группу компаний «Нефтегазохимические технологии». Завод располагается В промышленной зоне г. Тюмень на юго-востоке вблизи поселка Антипино. Продукцией завода является прямогонный бензин, дизельное топливо, мазут и др. Суммарная мощность НПЗ с пуском второй очереди составит более 3 млн. тонн в год.

В Правительстве Калининградской области рассматривается предложение по строительству на территории Светловского городского округа нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) мощностью до 10 млн тонн в год. Китайский концерн «Синоптек» готов инвестировать в проект порядка $5 млрд.

Ивановская область. Ойл» представил проект строительства в Гаврилово-Посадском районе нефтеперерабатывающего завода. Инвестор планирует оснастить завод установками глубокой переработки нефти для производства различных видов топлива, соответствующих европейским стандартам. Общая стоимость проекта составит 8,7 млрд. рублей. Предполагается создание 400 новых высокооплачиваемых рабочих мест. При этом в ближайшее время инвестору предстоит проработать вопрос и представить предложения по транспортно-логистическому обеспечению НПЗ и пройти процедуру перевода статуса земельного участка в земли промышленного назначения.

Губернатор Тамбовской области Олег Бетин обозначил вектор развития тамбовской промышленности.

В стадии разработки находятся проекты создания крупнейших в России и Европе производств сжиженного газа в Староюрьевском и Нефтеперегонного завода в Мичуринском районАх. Инвесторы проявляют высокую заинтересованность в данных проектах.

Правительство Республики Саха (Якутия) утвердило пятилетнюю Инвестиционную программу (Инвестиционная группа «Сумма Капитал») на сумму,5 миллионов рублей. Соответствующее постановление было подписано 28 февраля 2010 года.

Источниками финансирования Инвестиционной программы на период гг. являются тарифные источники (оптовая цена на природный газ и цена газового конденсата) и привлеченные средства в объеме,5 миллионов рублей.

Инвестиционная программа предполагает модернизацию производства и Проект строительства завода по производству моторных топлив.

На вторую часть Инвестиционной программы – строительство завода – будет израсходовано 500-570 миллионов долларов. Предполагаемый срок ввода в эксплуатацию – 2013 год. Предполагаемая мощность по выходам – тонн в год. Планируется выпускать следующие продукты: бензин с октановым числом 80, бензин с октановым числом 91, дизельное топливо.

В Северске планируется Строительство нефтеперерабатывающего завода. Новый завод планируется построить в районе поселка Орловка. Заказчик – предприятие «Сибирские пластмассы».

«Транснефтепродукт» ожидает выхода Проекта «Север» (Кстово-Ярославль-Кириши-Приморск) на полную мощность в 2013 г, сообщил журналистам первый вице-президент компании Владимир Назаров.

«Мы ожидаем, что он полноценно заработает в 2013 г с вводом комплекса «ТАНЕКО», – сказал В. Назаров. Он напомнил, что проект предусматривал резервирование мощностей для этого завода.

Как говорится в материалах компании, транспортировка низко-сернистого дизельного топлива по нефтепродуктопроводу «Север» в порт Приморск в 2010 г вырастет до 5,91 млн т с 4,225 млн т в 2009 г.

Проектная мощность трубопровода «Север» составляет 8,4 млн т в год. Основными поставщиками являются Рязанский ( RNPZ), Ярославский и Нижегородский НПЗ.

В. Назаров отметил, что компания ведет переговоры с по возможности поставок нефти по этому направлению с Нижегородского завода.

В свою очередь глава компании Владимир Шиманович отметил, что «Транснефтепродукт» прорабатывает с "Роснефть» вопрос строительства Нефтепродуктопровода от Ачинска. «Мы не отказываемся от этого проекта. Мы работаем с «Роснефтью» по поручению правительства, и прорабатываем этот вопрос», – сказал он.

По словам В. Назарова, этот проект окупается при условии транспортировки по трубопроводу не менее 3 млн т, на сегодняшний день Ачинский завод эти объемы подтвердить не может.

Дочерняя компания – – Туапсе нефтепродукт» – планирует ввести в эксплуатацию терминал по перевалке нефтепродуктов в порту Туапсе в 2011 году, сообщил начальник отдела мониторинга и анализа ФГУ «Дирекция по госзаказчикам программ развития морского транспорта» (ведомство Росморречфлота) Роман Межлумян.

Мощность терминала по перевалке составит 7 млн тонн в год. Предполагается, что в июне 2011 года терминал перевалит 1 млн тонн бензина и по 3 млн тонн дизтоплива и мазута

Министерство регионального развития РФ выдало разрешение на строительство комплекса по перевалке сжиженных углеводородных газов и светлых нефтепродуктов в Морском торговом Порту Усть-Луга в Ленинградской области.

Проектная мощность нового комплекса составляет до 1,5 млн. тонн сжиженных углеводородных газов и 2,5 млн. тонн светлых нефтепродуктов в год. Ожидаемый срок начала строительства – второй квартал 2010 года. Реализацией проекта занимается дочернее общество СИБУРа – – Портэнерго».

Омский завод. Завод по производству полипропилена будет сдан в IV квартале 2010 года.

62 тонны – это вес одной из емкостей дегазации, которые установили на стройплощадке завода по производству полипропилена. После запуска завода каждая из таких емкостей должна будет выдержать давление свыше 30 атмосфер. Протяженность всей технологической линии – более километра, в цепочке – получение сжиженного газа пропилена Из побочного продукта переработки нефти, поляризация в реакторе, превращающем газ в твердое вещество – полипропилен.

Таких технологий в России единицы. Омский завод – четвертый. 22,5 тысячи тонн полипропилена в час. Цикл не просто замкнутый, но и непрерывный. Как отметил главный технолог Игорь Тихонов, в идеале процесс должен идти 2 года без остановки. Также без остановки идет и процесс строительства завода. Здесь устанавливают оборудование, возводят склад готовой продукции и всю инфраструктуру.

Проект реализуется группой компаний «Титан» и Правительством Омской области на условиях частно-государственного партнерства: открыта кредитная линия во Внешэкономбанке, завод включен в региональную инвестиционную программу. С вводом завода по производству полипропилена работа не закончится, вокруг нового предприятия кластером будут нарастать и сопутствующие производства, уверен управляющий директор -2000» Валерий Смирнов.

В начато рабочее проектирование установки ЭЛОУ АВТ-6. Строительство данной установки внесено в число приоритетных проектов компании. Основным назначением установки ЭЛОУ АВТ-6 является первичная переработка сырья с целью получения светлых нефтепродуктов и газойлевых фракций: жирного газа, бензина, керосина, дизельного топлива, легкого вакуумного газойля, тяжёлого вакуумного газойля, полугудрона.

Проектная мощность нового объекта составляет 6 тонн/год. Ввод установки ЭЛОУ АВТ-6 в эксплуатацию намечен на I квартал 2012 года.

«Нижнекамскнефтехим» (НКНХ) пересмотрит конфигурацию этиленового комплекса на 1 млн т и примет решение о строительстве до конца текущего года, сообщаетсясо ссылкой на генерального директора компании Владимира Бусыгина. «Есть новые конфигурации и новое сырье, с учетом этого мы продолжаем изучать вопрос строительства этиленового комплекса. Сейчас смотрим, какое сырье лучше использовать на нашем этиленовом комплексе. Весь мир переходит на дешевое сырье, на этановое, на мазут, а у нас прямогонный бензин и сжиженный газ — очень дорогие. В результате этого получается, что цена этилена, по сравнению с мировыми производителями этилена, высокая, соответственно, производные — полиэтилен и полипропилен — тоже дорогие»,— отметил он. «До конца 2010 года мы будем готовить технико-экономическое обоснование, а потом уже примем решение»,— сказал г-н Бусыгин.

Этиленовый комплекс мощностью 1 млн т в год является частью бизнес-плана компании до 2013 года, одобренного 28 ноября 2008 года советом директоров НКНХ. Предполагалось, что производство будет состоять из восьми печей мощностью 55 т в час: газовой печи пиролиза для переработки собственных вторичных ресурсов, двух газовых печей Для переработки пропана и бутана, четырех печей для переработки прямогонного бензина, универсальной резервной печи (будет работать как на газовом, так и на жидком сырье). Планировалось, что основными продуктами комплекса станут 600 тыс. т полиэтилена, 370 тыс. т полипропилена в год. Стоимость создания производства оценивалась в 84 млрд руб.

Наиболее актуальный инвестиционный проект для Ставропольского края – создание на территории города Буденновска производства этилена и его производных на базе углеводородного сырья Северного Каспия. Нефтяная компания направляет на реализацию проекта 112 млрд рублей. Реализация этого масштабного инвестиционного проекта позволит создать на Ставрополье крупнейший производственный комплекс не только в Российской Федерации, но и в Восточной Европе. Мощность нового производства составит 900 тыс. тонн полиэтилена и 300 тыс. тонн полипропилена в год, что составит примерно 30% от всего объема полимеров, выпускаемых в стране.

В первой половине 2010 года планируется пуск Марийского НПЗ «Алко-Нафта ЗАО» мощностью в 240 тыс. тонн. полиэтилентерефталата. Продукцию нового предприятия предполагается поставлять как на внутренний (до 40%), так и на внешний рынок.

Таким образом, в России это станет четвертым производством ПЭТФ помимо действующих Сибур-ПЭТФ 70 тыс. тонн/год, завода новых полимеров «Сенеж» 105 тыс. тонн/год и Полиэфа 120 тыс. тонн/год. В итоге суммарный объем производства ПЭТФ в России сможет достигнуть отметки в 535 тыс. тонн/мес., что вполне должно покрыть докризисное потребление ПЭТФ российскими переработчиками при условии работы предприятий на полную мощность и отсутсвия экспорта.

В настоящее время осуществляется подготовка строительства второй очереди предприятия, его проектирование. Строительство планируется начать в 2011. Пока специалисты не дают точных прогнозов о сроках реализации проекта: от 3 до 4 лет. Пуск второй очереди позволит осуществлять полный цикл глубокой переработки нефти.

Белорусское НПЗ» завершает реализацию проекта по строительству установки гидрообессеривания бензина каталитического крекинга стоимостью 89 млн долл. Мощность новой установки составляет 1,1 млн т в год, сообщили ПРАЙМ-ТАСС в администрации предприятия.

Строительно-монтажные работы в рамках данного проекта планируется завершить в конце марта 2010 г. Пусковые операции могут занять 1,5-3 месяца.

Во втором квартале 2010 г на Мозырском НПЗ намечен запуск установки по производству водорода мощностью 45 тыс т в год. Кроме того, до конца 2010 г планируется ввести в эксплуатацию установку гидроочистки дизельного топлива мощностью 3 млн т в год.

Мозырский нефтеперерабатывающий завод работает с 1975 г, акционирован в 1994 г. Сейчас в Мозырском НПЗ правительству Белоруссии принадлежит 42,757 проц, российской компании «Славнефть» (SLAV) – 42,581 проц.

Казахстан. Комплекс по производству ароматических углеводородов на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе может быть создан только на территории действующего предприятия. Его перенос на другую площадку технически невозможен. Такое заключение сделали побывавшие на Атырауском НПЗ специалисты французской компании «Axens», по технологии которой будет создаваться комплекс по производству ароматики производительностью 133 тыс. тонн бензола и 496 тыс. тонн параксилола в год.

«Кроме выпуска бензола и параксилола, проект обеспечит производство экологически чистых бензинов. Содержание бензола в автомобильных бензинах снизится в пять раз – с 5% до 1%», – сообщил генеральный менеджер по проектам маркетинга нефти и нефтепродуктов АО НК «КазМунайГаз» Муратжан Мусайбеков.

Реконструкция Атырауского нефтеперерабатывающего завода ведется китайской компанией «СИНОПЕК». Стоимость реконструкции – 1 млрд. 40 млн. долларов.

В настоящее время АО НК «КазМунайГаз» реализует комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов в Республике Казахстан.

В 2014 году будут реконструированы все три нефтеперерабатывающих завода Казахстана, которые полностью обеспечит внутреннюю потребность по всему спектру нефтепродуктов, в первую очередь, в высокооктановом бензине и авиатопливе. Завершение модернизации и реконструкции позволит увеличить суммарную мощность нефтеперерабатывающих заводов по переработке нефти до 17 млн. тонн в год и довести среднюю глубину переработки нефти по трем заводам с сегодняшних 72% до 84%, обеспечить высококачественными нефтепродуктами, соответствующих требованиям ЕВРО стандартов.

Крупнейший украинский НПЗ – (Кременчуг, Полтавская обл) провело общественные слушания по вопросу строительства объектов первого этапа модернизации – «Повышение качества бензинов и дизельных топлив», по информации предприятия.

Общая сумма инвестиций в программу первого этапа модернизации составит порядка 2 млрд грн. В ходе модернизации предполагается также решение задач, связанных с повышением эффективности работы действующих производственных объектов предприятия.

На слушаниях присутствовали представители компании и ее генерального проектировщика – АО «Укрнефтехимпроект», органов власти, общественности и СМИ. Основными целями модернизации являются: переход на выпуск дизельного топлива и бензина, соответствующих стандартам Евро-4 и Евро-5; увеличение глубины переработки нефтяного сырья; эффективное использование имеющейся производственной базы; повышение уровня промышленной и экологической безопасности

С 1 апреля по 1 мая ставка экспортной пошлины на нефть составляет 268,9 доллара за тонну. Экспортная пошлина на май рассчитывается на основании мониторинга цены морских партий российской нефти марки Urals с 15 марта по 14 апреля включительно.

Начальник сводно-аналитического отдела Минфина Александр Сакович сказал Reuters, что средняя цена мониторинга в этот период составила 78,71196 доллара за баррель.

Таким образом, исходя из формулы, описанной в пункте 4 статьи 3 закона «О таможенном тарифе», предельная ставка экспортной пошлины составит 284 доллара за тонну нефти, за тонну светлых нефтепродуктов – 203,7 доллара и темных – 109,7 доллара.

Экспортная пошлина на нефть с 1 мая 2010г. должна составить 284,063 долл./т, на светлые нефтепродукты – 203,7 долл./т, на темные нефтепродукты – 109,7 долл./т.

Экспортные пошлины на светлые нефтепродукты (легкие дистилляты, средние дистилляты, газойли) с 1 апреля были повышены на 5,6% – до 193,5 с 183,2 долл./т в марте, на темные нефтепродукты (топлива жидкие, масла, отработанные нефтепродукты) – тоже на 5,6% – до 104,2 с 98,7 долл./т.

Президент РФ заявил, что в России нужно создать единую систему учета и контроля за перемещением нефтепродуктов, а также создать единый перечень нефтепродуктов для таможенного оформления.

Минэнерго прорабатывает вопрос о создании системы «Нефтеконтроль», предполагающей формирование единого экспортного графика поставок нефти и нефтепродуктов. Экспорт нефти и нефтепродуктов смогут осуществлять только организации, зарегистрированные в специальном реестре производителей нефти и через пункты отгрузки и транспортными компаниями, зарегистрированными в реестре. Транспортные организации, согласно документу, могут принимать нефть и нефтепродукты только от экспортеров, включенных в единый график экспорта нефти и в объеме, указанном в графике. Кроме того, система «Нефтеконтроль» предполагает «создание единого оператора для координации, учета и контроля экспорта всеми видами транспорта».

Правительство РФ ожидает снижения среднего уровня российских импортных пошлин в текущем году до 10,15%, заявил Премьер-министр РФ Владимир Путин на заседании президиума правительства, где рассматриваются основные направления таможенно-тарифной политики на годы.

«Средняя величина российских импортных пошлин в 2008 году составила 11,5%, а в 2009 году она даже снизилась до 10,6%. И на текущий год мы ожидаем ее дальнейшего уменьшения до 10,15%», – сказал Путин.

Экспортная пошлина на нефть, добываемую на месторождениях Восточной Сибири, с 1 мая останется нулевой, сообщил журналистам статс-секретарь, замглавы Минфина Сергей Шаталов.

Пока Минфин не выработал окончательной позиции по вопросу о том, как должна облагаться пошлинами нефть, добытая в Восточной Сибири.

В правительстве в настоящее время обсуждается вопрос о сокращении перечня льготных месторождений, поскольку некоторые из них являются вполне рентабельными. Так, ранее Минфин подтверждал, что, в частности, предлагается вернуть с 2011 года пошлины для трех месторождений – Ванкорского, Талаканского и Верхнечонского, но с понижающим коэффициентом 0,4.

По расчетам министерства, бюджет РФ за счет обнуления этих пошлин за год недосчитается как минимум 120 миллиардов рублей.

Экспортные пошлины на нефть Восточной Сибири в настоящее время регулируются ежемесячно. Решение об обнулении экспортных пошлин на нефть восточносибирских месторождений было принято в феврале 2009 года с целью активизации разработки недр этого региона, который служит ресурсной базой для заполнения стратегического нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО).

Минэнерго не исключает изменения подходов к экспортной пошлине в Восточной Сибири после 2012г. Об этом сообщил министр энергетики РФ Сергей Шматко. Он пояснил, что сейчас рассматривается возможность введения с 2012г. налогообложения с финансовых результатов взамен налога с добычи. До 2012г. Минэнерго поддерживает решение по нулевой пошлине на месторождения в Восточной Сибири. Минэнерго считает, что обнуление пошлины в Восточной Сибири должно быть «долгосрочной мерой».

«Транснефть» сохраняет намерение ввести в следующем году равнодоходный сетевой тариф для экспорта нефти из Западной Сибири как в восточном, так и в западном направлении -,сообщил глава департамента экономики компании Павел Сериков. То есть стоимость экспорта сырья из этого региона как в Европу, так и в страны АТР должна быть приблизительно равной. Для этого компания предлагает разбить систему магистральных нефтепроводов на семь тарифных зон (по точкам входа нефти в систему). Из каждой такой зоны по сетевым тарифам будет осуществляться экспорт нефти в конечные точки маршрутов в Приморске, Новороссийске и на российско-белорусской границе (МН «Дружба»). Величина тарифа будет зависеть от приближенности зоны к конечной точке экспорта. Однако господин Сериков не исключил, что может быть выбрана схема, когда сетевой тариф на экспорт будет единым для всех зон, окончательно этот вопрос решит Федеральная служба по тарифам. Прогнозный размер тарифа в западном направлении на 2011 год он не назвал. Пока «Транснефть» использует сетевой тариф только в восточном направлении — транспортировка нефти по маршруту Пурпе—Козьмино стоит 1,6 тыс. руб. за тонну. Стоимость транспортировки нефти в Приморск, по данным «Транснефти»,— 1,3 тыс. руб. за тонну, в Новороссийск — 1,47 тыс. руб. за тонну.

Минск и Москва не будут обсуждать вопрос о нефтяных экспортных пошлинах в рамках Таможенного союза.

Ранее МИД Беларуси обвинил Москву, что ее решения в энергетическом секторе нарушают договоренности в рамках Таможенного союза. Россия отказалась отменить экспортную пошлину на поставки нефти для Белоруссии с 2010 года, что, по мнению Минска, является грубым нарушением обязательств российской стороной. По заключенному в январе соглашению в 2010 году Белоруссия получит беспошлинно 6,3 миллиона тонн нефти из общих поставок в 21,5 миллиона тонн. Теперь Минск не будет настаивать на полной отмене экспортной пошлины на нефть с 1 июля 2010 года.

Комиссия Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана 27 января утвердила перечень товаров, являющихся существенно важными для внутреннего рынка таможенного союза, в отношении которых в исключительных случаях могут быть установлены временные ограничения или запреты экспорта. Соответствующее решение опубликовано на сайте Таможенного союза

Согласно документу под ограничения или запрет могут попасть нефтепродукты, включая бензин и дизель. Кроме того, в перечень включены мясо, молоко и молочные продукты, металлопрокат, зерновые, лен и ряд других товаров.

В России с 1 января нынешнего года все топливные компании должны были перейти на стандарт ЕВРО-2, однако, в связи с тем, что многие из них сделать это не успели, производителям нефтепродуктов дали отсрочку на полгода.

Госдума на пленарном заседании приняла во втором чтении правительственный законопроект о приоритетном доступе на оптовый рынок электроэнергии электрической энергии, произведенной за счет попутного нефтяного газа (ПНГ) или продуктов его переработки.

Соответствующие поправки вносятся в закон «Об электроэнергетике». Автором законопроекта является Минэнерго.

В целях сохранения тарифной нагрузки на пользователей транспортных услуг при перевозке метанола железнодорожным транспортом Правление ФСТ России 27 февраля 2010 года приняло решение о внесении изменений и дополнений в подпункты 2.24.1. и 3.2.6.1. Прейскуранта № 10-01, устанавливающих порядок тарификации перевозок метанола без применения дополнительных повышающих коэффициентов для опасных грузов.

Указанные изменения обеспечат сохранение эффективности перевозок для, учитывая, что применявшиеся до февраля 2010 года тарифные условия перевозок метанола обеспечивали возможность перевозок метанола с соблюдением мер предосторожности, предусмотренных правилами, без применения повышающих коэффициентов.

Об установлении исключительных тарифов на грузовые железнодорожные перевозки Правлением ФСТ России был рассмотрен вопрос об установлении сроком до 31 декабря 2010 года включительно целого ряда действующих в 2009 году исключительных тарифов и были приняты следующие решения.

Принятые решения в отношении перевозок Нефти и нефтепродуктов железнодорожным транспортом в целом сохранили существующую на протяжении последних нескольких лет систему исключительных тарифов: сохранены без изменений исключительных тарифы на перевозки нефти на экспорт по всем направлениям.

Исключение составляют перевозки нефти сырой по направлению станция Нягань Свердловской железной дороги – станция Бусловская Октябрьской железной дороги, где изменен размер исключительного тарифа с коэффициента 0,6 к действующим тарифам раздела 3 Прейскуранта №10-01 на коэффициент 0,76 с увеличением в 2 раза минимального гарантированного объема перевозок, при выполнении которого применяется данный исключительный тариф, а также перевозки мазута со станции Ветласян Севеной железной дороги на экспорт в Финляндию, где размер исключительного тарифа измене с коэффициента 0,7 на коэффициент 0,75.

АК «Транснефтепродукт» (дочернее предприятие АК «Транснефть») с 1 февраля повышает тарифы на услуги по транспортировке нефтепродуктов по системе на территории РФ и за рубежом в среднем на 7,3%, сообщили Агентству нефтяной информации (АНИ) в пресс-службе АК «Транснефть».

При этом средний прирост стоимости транспортировки (суммарно за перекачку и диспетчеризацию) по территории России составит 7,9%.

Услуги по перекачке нефтепродуктов в среднем по РФ вырастут на 8,1%, из них при транспортировке для экспорта за пределы таможенной территории РФ и государств-участников соглашений о Таможенном Союзе – на 8,8%, на внутренний рынок России – на 4,9%, на внутренний рынок государств-участников соглашений о Таможенном Союзе – на 9,6%

Прирост тарифов за выполнение заказа и диспетчеризацию поставок нефтепродуктов на экспорт за пределы таможенной территории России и государств-участников соглашений о Таможенном Союзе составит 7,6%. Для внутреннего рынка указанных стран тарифы не изменятся.

Тарифы на перекачку нефтепродуктов по территории Украины и Казахстана оставлены на действующем уровне. Изменения уровня тарифов за услуги по перекачке нефтепродуктов по территории Белоруссии были произведены 1 января 2010 года.

В Транснефти пояснили, что решение о повышении тарифов было принято на основе планов поставок по направлениям и объемов с учетом конкурентной зависимости транспортировки трубопроводным транспортом с перевозками нефтепродуктов по железной дороге. Федеральная служба по тарифам своим приказом от 01.01.01 года N368-т/6 приняла решение об индексации с 01.01.2010 года тарифов, сборов и платы на грузовые железнодорожные перевозки нефтепродуктам. При этом индекс роста стоимости доставки грузов в пункты на территории России и морские торговые порты нефтепродуктов составил 9,4%.

Тарифы на услуги по перекачке нефтепродуктов привязаны к стоимости транспортировки нефтепродуктов по аналогичным маршрутам железнодорожным транспортом с понижающим коэффициентом 0,7.

Госдума ужесточила ответственности энергетиков перед государством.

Теперь объем запасов будет оговорен не приказами и распоряжениями минэнерго, а специальным федеральным законом «Об энергетике». Соответствующие поправки в документ уже приняты депутатами Госдумы в первом чтении.

С введением поправок нерадивых энергетиков ждет административная ответственность. Например, если не выполнил нормативы технологических запасов топлива – последует не выговор, а штраф. На должностных лиц в размере от 30 до 50 тысяч рублей или дисквалификацию на срок от 18 месяцев до 3 лет. А на юридических лиц – штраф в размере стоимости топлива, недостающего до выполнения норматива. Правом возбуждать теперь будет обладать Ростехнадзор.

Правительство РФ постановлением утвердило дополнительные функции министерстве транспорта РФ. Согласно новому документу, Минтранс РФ будет наделен полномочиями утверждать правила выдачи свидетельств о страховании или ином финансовом обеспечении гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом.

Существующий порядок добычи нефти и газа в Чеченской Республике необходимо пересмотреть и вести работы таким образом, чтобы увеличить их добычу. Такие выводы сделали специалисты Управления Росприроднадзора по ЧР после проведения контрольно-надзорных мероприятий по соблюдению пользователями недр обязательных требований по геологическому изучению, рациональному использованию и охране недр по пяти месторождениям углеводородного сырья (УВС) на территории ЧР.

По мнению начальника отдела геологического контроля и охраны недр Управления Росприроднадзора по ЧР Хусейна Витаева, медленно обновляется документация на разработку месторождений, практически не ведутся работы в целях получения прироста запасов, необоснованно переносятся сроки проведения геологоразведочных работ.

«Ситуация такова, что основной объем нефтедобычи за последние семь лет приходится на месторождения с наибольшими балансовыми запасами – Старогрозненское и Горячеисточненское. Фактическая добыча из них превысила добычу, предусмотренную лицензиями. А значит, запасов этих месторождений хватит не на 8-12 лет, как было предусмотрено лицензией на добычу, а всего на 4-6 лет. Это вызывает тревогу на фоне несоблюдения сроков и объемов геологоразведки», – сказал Х. Витаев.

По мнению специалистов Росприроднадзора ЧР, «Роснефть» необходимо максимально придерживаться обоснованной им же лицензионной добычи из месторождений с большими балансовыми запасами, параллельно вовлекая в эксплуатацию запланированные месторождения с меньшими запасами.

ТАНЕКО. По итогам обсуждений Президиум Госсовета Татарстана постановил Кабинету Министров РТ рассмотреть вопрос и внести предложения по внесению изменений в статью 12 Закона РТ «Об инвестиционной деятельности в Республике Татарстан» в части увеличения срока предоставления налоговых льгот до 13 лет для субъектов инвестиционной деятельности, реализующих крупные проекты по новому строительству нефтеперерабатывающей отрасли.

Минэкономразвития предлагает создать стандарты для электронных торговых площадок по продаже нефтепродуктов. Развитие системы ЭТП повысит доступность нефтепродуктов для мелких и средних потребителей. В этой связи Минэкономразвития предлагает разработать систему клиринга и контроля за проведением сделок и исполнением обязательств по ним на электронных торговых площадках.

"Роснефть" временно приостановила все подготовительные работы по реализации проекта Приморского НПЗ. Причиной этого называют настоятельные требования научной и природоохранной общественности о переносе площадки из района мыса Елизарова и заказника "Залив Восток" в район поселка Хмыловка (падь Прудиха), то есть в район размещения уже существующего нефтехранилища при нефтепорте Козьмино. Группа активистов из Находки в связи с крайне нежелательным и ошибочным расположением проектируемого завода подала иск в суд. При этом объем переработки сырья на НПЗ планируется снизить с 20 до 15 млн т в год.

В настоящее время проектные материалы завода находятся на рассмотрении Государственной экологической экспертизы Ростехнадзора.

*) QUMMIR – аббревиатура квартальной макроэкономической модели взаимодействий российской экономики (QUarter Macroeconomic Model of Interactions for Russia). Разработчиком данной модели является группа RIM (Russian Interindustry Model). В ее состав входят эксперты (сотрудники ИНП РАН), использующие пакеты макроэкономического и межотраслевого моделирования G7 и Interdyme.

Http://pandia. ru/text/77/191/19922.php

В России, по данным на август-2013, проектируются 22 новых нефтеперерабатывающих завода, сообщает портал “Нефть России” со ссылкой на данные реестра Минэнерго РФ.

Наибольшее количество новых проектов заявлено в Кемеровской области: это проекты ООО “Итатский НПЗ” (производство автобензинов, дизтоплива, мазута), ООО “Анжерская нефтегазовая компания” и ООО “Нефтеперерабатывающий завод “Северный Кузбасс” (проекты “Кем-Ойл групп”, общая мощность 2 млн тонн). Также в регионе реализуется проект по увеличению мощности Черниговского НПЗ (входит в ЗАО “ХК “Сибирский деловой союз”) со 100 до 200 тысяч тонн в год.

НК “Роснефть” строит в Приморье Восточный нефтехимический комплекс мощностью до 30 млн тонн углеводородного сырья в год. В Омске реализуется проект строительства Кругогорского НПЗ (мощность – 200 тыс. тонн), однако “Транснефть” несколько раз отказывала предприятию в подключении к системе магистральных трубопроводов.

В Томской области ООО “Томскнефтепереработка” ведет строительство НПЗ в с. Семилужки мощностью до 3 млн тонн нефти в год. Планируется, что с 2015 года, с вводом в эксплуатацию вторичных процессов переработки, предприятие сможет производить автобензины и дизтопливо. Также в ООО “Западно-Сибирский НПЗ” реализует проект по строительству в регионе НПЗ мощностью 3 млн тонн в год, запуск завода планируется в 2015 году.

ГК “Трансбункер” строит в порту Ванино (Хабаровский край) вторую очередь НПЗ с увеличением общей мощности завода до 1,5 млн тонн в год для производства мазута, прямогонного бензина, дизельного топлива, авиационного керосина и судового маловязкого топлива.

В Адыгее ЗАО “Антей” планирует к 2018 году ввести в эксплуатацию НПЗ мощностью 6 млн тонн в год.

Также проекты строительства нефтеперерабатывающих мощностей заявлены в Иркутской (инвестор – ЗАО “ПК “ДИТЭКО”), Ленинградской (ЗАО “СибРосьПереработка”), Тверской (ЗАО “Торжокский топливно-энергетический комплекс”), Орловской (инвестор – ЗАО “Корпорация Орелнефть”, мощность до 4 млн тонн нефти в год, проект предполагает производство нефтепродуктов и полипропилена), Новосибирской (ООО “ВПК-Ойл”, расширение мощностей с 200 до 380 тыс. тонн), Амурской (ООО “Амурская энергетическая компания”, мощность 6 млн тонн), Волгоградской (ООО “Южнорусский НПЗ”) и Ярославской областях (ЗАО “Парк Интех”), а также Краснодарском (ООО “Славянск ЭКО”), Красноярском (Химзавод-филиал ОАО “Красмаш”) и Алтайском краях (ООО “Сибирский Баррель”).

Http://www. moderniz. ru/news/v_rossii_proektirujut_22_novykh_neftepererabatyvajushhikh_zavoda/2013-08-19-2309

В состав топливной промышленности входят нефтяная, газовая и угольная отрасли, обеспечивающие добычу минерального топли­ва — главного источника энергии в электроэнергетике и техноло­гического сырья в промышленности. Доля топливной промышлен­ности в промышленно-производственных основных фондах ТЭКа составляет около 60%. Топливная промышленность — комплексная базовая отрасль, основной источник энергии и важного промыш­ленного сырья. Кроме добычи топлива она включает нефте – и га­зопереработку.

Территориальные особенности размещения топливной про­мышленности заключаются в огромных преимуществах по запасам ТЭР Восточной экономической зоны по сравнению с Западной. Особо выделяются Западная Сибирь, а также Восточная Сибирь и Дальний Восток — избыточные по запасам различных видов топли­ва. За ними 3-е место занимает группа экономических районов: Уральский, Поволжский и Северный. Остальные районы европей­ской части страны — Центральная Россия и Северо-Запад отлича­ются дефицитом топливных ресурсов.

Структура запасов ТЭР в различных районах России неодинако­ва. В большинстве районов преобладает угольное топливо, в Запад­но-Сибирском, Поволжском, Уральском, Северном и Северо-Кав­казском районах — нефть и газ. Самыми разнообразными запасами ТЭР располагают Восточно-Сибирский и Уральский экономичес­кие районы.

Наибольшее освоение запасов ТЭР характерно для более обжи­той и лучше изученной части — Западной зоны страны. В Сибири и на Дальнем Востоке из-за слабой освоенности этих территорий объем добычи топлива существенно превышает его потребление. Огромные потоки угля, нефти и газа из этих районов направляются в дефицитные районы РФ, страны ближнего и дальнего зарубежья.

Нефтедобывающая промышленность. По разведанным запасам нефти Россия входит в число ведущих нефтедобывающих стран мира. В ее недрах, особенно в Западной Сибири, Урало-Поволжье и на Европейском Севере, сосредоточено 12—13% мировых запасов нефти.

История развития нефтедобывающей промышленности в России характеризуется периодами роста и падения основных показателей. Максимальный уровень добычи нефти в России был достигнут в 1987-1988 гг. — более 560 млн т. за счет начала разработки главной нефтяной базы страны — Среднего Приобья в Западной Сибири. Впоследствии произошло снижение добычи, носившее поначалу об­вальный характер. К началу XXI в. добыча стабилизировалась на уровне чуть более 300 млн т в год, а в 2000 г. в силу благоприятной ценовой конъюнктуры выросла до 324 млн т. В соответствии с про­гнозируемым социально-экономическим развитием страны добыча нефти для удовлетворения внутренних потребностей и экспортных поставок к 2020 г. должна составить 360 млн т в год.

Первые нефтепромыслы появились в России в конце XIX в. на Кавказе и в Предкавказье, которые сохраняли свои лидирующие позиции в нефтедобыче до середины XX в. В военные и послево­енные годы в разработку последовательно вовлекались новые месторождения: в Башкирии — Туймазинское, Шкаповское, в Та­тарии — Бавлинское и Ромашкинское. Позже в эксплуатацию всту­пили месторождения в Самарской области — Мухановское, в Перм­ской области — Яринское и др. С середины 1950-х гг. главным неф­тедобывающим районом страны стала территория между Волгой и Уралом, на которой за десятилетие добыча нефти увеличивалась почти в 4 раза. В настоящее время Волго-Уральская нефтегазонос­ная провинция дает примерно 24% нефти в стране и отличается наибольшей изученностью и освоенностью ресурсов.

С 1964 г. началась промышленная эксплуатация западно-сибир­ских месторождений нефти на территории Среднеобского и Шаимского районов, что позволило увеличить объемы ее добычи за 1970-е г. более чем вдвое и занять 1-е место в мире. Сейчас этот регион дает 69,6% российской нефти, которая отличается к тому же высоким ка­чеством.

Действующей и довольно перспективной является Тимано-Печорская нефтегазовая провинция (2,5% российской добычи), где эксплуатируется крупнейшее месторождение — Усинское. Добыча здесь осуществляется дорогим шахтным способом, причем качест­венные параметры нефти характеризуются большим наличием тяжелых фракций.

Таким образом, основные районы добычи нефти — Западно-Сибирский, Волго-Уральский и Тимано-Печорский. Кроме того, начата разработка месторождений на шельфе острова Сахалин, в шельфовых зонах Баренцева, Карского и Охотского, Каспийского морей. По прогнозам, примерно 70% территории шельфа перспек­тивны для поиска нефти и газа.

Характерной чертой размещения современной нефтедобыва­ющей промышленности является продвижение ее на север, в том числе на полуостров Ямал, где находится одно из крупнейших неф­тегазовых месторождений — Русское. Однако содержащаяся в нем нефть имеет низкое качество и непригодна для транспортировки по трубопроводам. Начата добыча нефти в Арктике, на шельфе у острова Колгуев (Песчано-Озерское месторождение). с другими нефтедобы­вающими странами, в основном с ОПЕК.

Нефтеперерабатывающая промышленность. Нефть — это важное исходное сырье для химии и нефтехимии. Она перерабатывается на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ) и нефтехимических ком­бинатах (НХК), где выпускается большое количество различных видов нефтепродуктов в виде светлого моторного топлива — бензи­на и керосина — и углеводородного сырья для промышленности органического синтеза и полимерной химии.

В первичную переработку поступает ежегодно более 50% добы­ваемой нефти. Основными видами производимой продукции явля­ются бензин (19% всей продукции), дизельное топливо (более 28%) и топочный мазут (около 28%). Из бензина производят автомо­бильный бензин, составляющий 83% производства.

Исторически под воздействием сырьевого фактора НПЗ и НХК размещены в районах добычи нефти:

В процессе развития отрасли нефтеперерабатывающая промыш­ленность приблизилась к основным районам потребления нефтепро­дуктов. Поэтому заводы размещены на пути транспортировки сырой нефти, в районах и центрах, получающих нефтепродукты по магист­ральным нефтепроводам. НПЗ действуют в следующих районах:

· Центральном: Москва, Рязань, Ярославль (крупнейший район — потребитель сырья);

· Северо-Западном: Кириши (нефть поступает по трубопроводу из Поволжья);

· Волго-Вятском: Нижний Новгород, Кстово (вдоль трассы неф­тепровода из Западной Сибири);

· Восточно-Сибирском: Ачинск, Ангарск (вдоль трубопровода Омск—Ачинск—Ангарск);

· Дальневосточном: Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск (нефть поступает из Сахалинской области).

Особая роль в развитии и размещении нефтяной промышленно­сти принадлежит трубопроводному транспорту. Он признан наибо­лее дешевым и эффективным средством доставки нефти. Главным направлением магистральных нефтепроводов является Западная Сибирь – Центральная Россия, а также транспортировка нефти в Европу через страны СНГ (Украину и Беларусь).

Работу трубопроводного транспорта осуществляет компания «Транснефть», контролирующая перекачку нефти не только в Рос­сию, но и за ее пределы. Протяженность системы магистральных нефтепроводов, обслуживаемых компанией, состав­ляет 47,3 тыс. км. В ее состав входят 393 нефтеперекачивающие станции с резервуарным парком общей емкостью 12,8 млн м 3 . По магистральным нефтепроводам «Транснефти» перекачивается практически вся добываемая в России нефть.

Http://studopedia. su/17_31173_neftyanaya-promishlennost-rossii. html

По объемам переработки нефти Россия занимает третье место в мире, но по структуре производства нефтепродуктов и технической оснащенности нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) существенно отстает от мировых лидеров. Модернизация отечественных (в прошлом советских) НПЗ давно могла бы привести к существенным качественным изменениям в отрасли, если бы в стране были созданы предпосылки, а вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК), которым сегодня НПЗ принадлежат, инвестировали бы в их модернизацию.

Пока же перспективы таковы: если все заявленные планы ВИНК будут реализованы, то к 2020 году объем переработки нефти в России вырастет с 272,7 млн до 294 млн тонн, а глубина переработки нефти – с 71% до 85%. Производство бензина увеличится на 50%, дизельного топлива – на 57%, а выпуск мазута снизится вдвое. Кроме того, повышение качества выпускаемой продукции значительно расширит экспортные каналы российской нефтепереработки.

Объем переработки нефти в России в последние годы рос и по итогам 2013 года достиг максимального уровня за постсоветский период – 272,7 млн тонн (рис. 1). Основной вклад в рост показателя внесли: увеличение объемов переработки на действующих НПЗ, входящих в состав вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), – на них пришлось 57% прироста объемов; строительство нескольких малых НПЗ (34% прироста), а также запуск крупного производственного комплекса в Нижнекамске («Танеко»), который осуществила компания «Татнефть».

Рис. 1. Динамика объемов и глубины переработки нефти в России, 2005-2013 гг.

Сегодня в России действуют 50 НПЗ, включая 23 крупных в структуре ВИНК, 8 независимых с объемом переработки более 1 млн тонн в год, а также 15 заводов с объемом переработки менее 1 млн тонн в год. В последнее время в нефтеперерабатывающей отрасли наблюдались активные процессы консолидации и «вертикализации».

Так, уфимские НПЗ, которые ранее покупали нефть для переработки у независимых поставщиков, вошли в состав «Башнефти» (после поглощения ее АФК «Система»), а Московский НПЗ – в состав «Газпром нефти». Значимым событием для отрасли стало и приобретение «Роснефтью» ТНК-ВР в марте 2013 года. За счет этой сделки компания вышла на первое место по объемам нефтепереработки в России и обеспечила себя несколькими крупными НПЗ в европейской части страны. В настоящее время на три ВИНК – «Роснефть», «Лукойл» и «Газпром нефть» – приходится почти 60% объема российской нефтепереработки.

Российская нефтепереработка традиционно ориентируется на производство мазута и дизельного топлива (ДТ) при сравнительно небольшом выходе фракций автобензинов. Выход этих нефтепродуктов составляет 28%, 26% и 14% объема переработанной нефти соответственно (для сравнения: в США это 4%, 27% и 46%). Такая структура отечественной отрасли объясняется советским наследием и отсутствием полноценной системной модернизации на протяжении более 20 лет постсоветского периода.

Начало качественной перестройки отрасли и ее масштабная модернизация стали возможны лишь недавно, с 2011 года, когда вслед за принятием технического регламента о введении европейских экологических стандартов на производство моторных топлив между нефтяными компаниями, ФАС, Ростехнадзором и Росстандартом были заключены четырехсторонние договоры. В соответствии с ними производители топлива взяли на себя обязательства перейти на производство более качественных нефтепродуктов и завершить строительство и реконструкцию более 120 установок по переработке нефти до 2020 года.

За ходом выполнения соглашений сегодня следят чиновники и в случае необходимости готовы применить санкции. Ожидается, что это приведет к изменению структуры российской нефтепереработки, главными станут сокращение производства мазута и увеличение выхода ДТ и бензина (рис. 2).

Рис. 2. Изменение структуры выхода нефтепродуктов с учетом планов компаний по модернизации НПЗ, 2013-2020 гг.

Источник: «Нефтепереработка в России: курс на модернизацию». Ernst&Young, 2014

Принятая программа модернизации уже дала определенные результаты: в 2012 году было модернизировано 15 установок по переработке нефти, в 2013 году – 15, а инвестиции в отрасль выросли со 190 млрд до 269 млрд рублей. По итогам текущего года планируется, что в эксплуатацию будет введено еще 15 установок, а инвестиции вырастут до 321 млрд рублей.

Однако, как отмечают специалисты Ростехнадзора, российские НПЗ несколько опаздывают с модернизацией, которая необходима для перехода на более качественное топливо (по итогам 2012-2013 годов на шести НПЗ 7 установок не были своевременно введены в эксплуатацию, их ввод был перенесен на 2014 год). При этом серьезного отставания по срокам не наблюдается, и планы по производству бензина и ДТ в целом по стране выполняются.

Одним из главных результатов проводимой в отрасли модернизации эксперты называют ликвидацию пиков дефицита бензина на внутреннем рынке с 2013 года. Вместе с тем нельзя не обратить внимания на то, что глубина переработки нефти и выход светлых нефтепродуктов за последнее время не претерпели существенных изменений (рис. 1). Объясняется это тем, что основная часть проектов, реализуемых сегодня ВИНК, все еще направлена на облагораживание топлив, тогда как ввод крупных установок, который приведет к повышению выхода качественных дизельных и бензиновых фракций, начнется только с 2015 года. Рассмотрим наиболее масштабные проекты «большой тройки».

В последние три года более 50% инвестиций в сегмент переработки приходится на «Роснефть» (с учетом ТНК-BP) (рис. 3). Программа реконструкции и модернизации НПЗ «Роснефти» рассчитана на период до 2017 года. В результате ее реализации глубина переработки нефти в среднем по всем заводам вырастет с 66% до 81%. Компания уже инвестировала в обновление и расширение мощностей на Новокуйбышевском, Куйбышевском, Ангарском, Ачинском, Сызраньском, Рязанском, Туапсинском и Комсомольском НПЗ, а наиболее масштабные программы модернизации развернуты на двух последних заводах.

Рис. 3. Капитальные затраты ведущих нефтяных компаний России на переработку нефти, 2005-2013 гг.

Источник: «Нефтепереработка в России: курс на модернизацию». Ernst &Young, 2014

Так, модернизация Туапсинского НПЗ фактически предполагает строительство нового НПЗ без остановки действующего производства. Реконструкция завода позволит нарастить объемы переработки нефти с 4,5 млн до 12 млн тонн в год и увеличить глубину переработки с 54% до 98,5%. Модернизация предприятия осуществляется в три этапа.

Первый этап, включающий ввод в эксплуатацию новой установки первичной переработки нефти, завершен в де кабре прошлого года. После запуска объектов второй очереди НПЗ приступит к выпуску бензинов и ДТ стандарта «Евро-5» и авиакеросина. Третья очередь строительства предусматривает ввод в эксплуатацию установки, предназначенной для глубокой переработки нефтяных остатков, она позволит достичь максимальной глубины переработки нефти.

Следует отметить, что сейчас 90% продукции Туапсинского НПЗ отправляется на экспорт через расположенный в Туапсе морской терминал «Роснефти», а оставшиеся 10% реализуются на внутреннем рынке. Ожидается, что модернизация НПЗ позволит расширить поставки высококачественных моторных топлив на внутренний рынок.

Другой масштабный проект «Роснефть» осуществляет на Комсомольском НПЗ. Согласно программе модернизации, к 2015 году объем переработки нефти на заводе вырастет с 7,5 млн до 9,3 млн тонн, глубина переработки увеличится с 62,7% до 95%. По заявлению руководства компании, модернизация Комсомольского НПЗ учитывает не только растущие потребности Дальнего Востока в нефтепродуктах, но и ориентируется на прогнозируемый рост спроса экспортных рынков АТР.

В настоящее время на НПЗ «Лукойла» глубина переработки нефти составляет 76,7%, что выше, чем в среднем по России. А к 2021 году, согласно планам компании, глубина переработки нефти на ее российских НПЗ достигнет почти 95%. Основная часть средств, предусмотренных программой модернизации НПЗ, будет направлена на Пермский, Нижегородский и Волгоградский заводы, на которые сейчас приходится 91% общего объема переработки «Лукойла» в России.

К настоящему времени на Пермском НПЗ за счет постепенной модернизации глубина переработки нефти уже доведена до 93%. С 2012 года на заводе ведется строительство комплекса по переработке нефтяных остатков. Его ввод в эксплуатацию в 2015 году позволит полностью прекратить производство товарного топочного мазута, увеличить производство ДТ и увеличить глубину переработки нефти до рекордного для России уровня – 98%.

На Нижегородском НПЗ планируется строительство комплекса каталитического крекинга, что позволит увеличить объемы производства автобензинов стандарта «Евро-5» на 1,3 млн тонн в год, а также строительство комплекса гидрокрекинга остатков мощностью 2,2 млн тонн в период 2014-2019 годов.

Наконец, на Волгоградском НПЗ планируется построить и ввести в эксплуатацию установку по первичной переработке нефти мощностью 6 млн тонн в год, а также комплекс по глубокой переработке вакуумного газойля, который позволит увеличить производство моторного топлива в полтора раза.

Следуя общей стратегии на сокращение выпуска темных нефтепродуктов, «Лукойл» к 2017 году практически прекратит выпуск мазута на Пермском и Волгоградском НПЗ. Небольшие объемы производства мазута останутся лишь на Нижегородском и Ухтинском НПЗ.

К 2020 году, согласно планам модернизации НПЗ «Газпром нефти», глубина переработки на ее заводах увеличится с 80% до 94%, выход светлых нефтепродуктов возрастет с 61,9% до 80,6%. К основным нефтеперерабатывающим активам компании принадлежат Омский, Московский НПЗ, а также часть мощностей в «Ярославнефтеоргсинтезе».

В 2013 году на Омском НПЗ был завершен первый этап модернизации, в результате чего за 6 лет объем переработки нефти увеличился с 16,3 млн до 20,9 млн тонн, глубина переработки выросла с 84% до 88,8%. Это лучшие показатели в отрасли.

В рамках программы на заводе введен в эксплуатацию ряд современных производственных объектов, что позволило предприятию перейти на выпуск моторных топлив высших экологических классов и стать самым современным и масштабным НПЗ страны.

Второй этап модернизации Омского НПЗ рассчитан на период до 2020 года и направлен на повышение глубины переработки нефти до 96% и повышение эффективности производства.. На предприятии будут построены комплекс первичной переработки нефти, установка замедленного коксования и комплекс глубокой переработки нефти.

Наконец, одним из крупнейших инвестпроектов в отечественной нефтеперерабатывающей отрасли сегодня является программа модернизации Московского НПЗ. В 2013 году завод уже полностью перешел на выпуск моторного топлива 5-го экологического класса, а одним из ключевых мероприятий дальнейшей модернизации станет начало строительства комбинированной установки переработки нефти мощностью 6 млн тонн в год. Новый комплекс объединит выполняющиеся сегодня на трех отдельных установках процессы производства компонентов высокооктановых бензинов, летнего и зимнего ДТ. Завершение проекта запланировано на 2017 год.

В настоящее время Московский НПЗ установленной мощностью 12,1 млн тонн обеспечивает порядка 40% потребностей Московской области в нефтепродуктах. Интересно отметить, что к 2022 году у предприятия может появиться «сосед»: о намерениях возвести новый НПЗ сообщила в сентябре 2014 года ГК «Трасса» – владелец крупнейшей независимой сети АЗС в Подмосковье. Согласно планам, мощность завода составит 8 млн тонн (строительство планируется в две очереди, по 4 млн тонн в год каждая).

По мнению экспертов, реализовать проект независимого НПЗ будет крайне сложно из-за фактического отсутствия рынка нефти в России (у большинства добывающих компаний есть долгосрочные экспортные контракты по предоплате), но в случае если проект будет реализован, конкуренция на бензиновом рынке Центрального региона значительно вырастет.

В 2005-2013 годах объем экспорта нефтепродуктов из России вырос в полтора раза, закономерно увеличивалась и доля экспорта в общем объеме производства нефтепродуктов (рис. 4). Помимо роста количественных объемов наблюдается и изменение качественной структуры российского экспорта. В целом повышение качества нефтепродуктов расширило возможности их экспорта: во многих случаях бензин и ДТ могут поставляться на экспорт напрямую потребителям, то есть без предварительной обработки на местных НПЗ.

Как отмечают «Ведомости», в первом полугодии 2014 года рост экспорта нефтепродуктов из России, в том числе высококачественного дизельного топлива, привел к избытку предложения на европейском рынке. Из-за этого европейские НПЗ вынуждены сокращать собственное производство или даже закрываться, что угрожает потерей рабочих мест в Европе.

Симптоматично, что европейские НПЗ никогда раньше не конкурировали с российскими – даже когда увеличивались поставки топлива из США, Ближнего Востока и Азии, они сохраняли прибыльность, импортируя и перерабатывая российскую нефть. В настоящее время экспорт российской нефти в Европу снижается, а конкуренция смещается в сегмент продукции с более высокой добавленной стоимостью, что, безусловно, следует отнести к благоприятным для отечественной экономики тенденциям.

По прогнозам Минэкономразвития России, наметившиеся тенденции продолжатся в среднесрочной перспективе: предполагается, что экспорт нефти из России упадет в 2015 году на 4%, в 2016-м – на 6%, в 2017-м – на 8% по сравнению с показателями, заложенными в федеральном бюджете и бюджетной стратегии до 2017 года, а экспорт нефтепродуктов существенно вырастет: на 14%, 15% и 16% соответственно.

Http://www. morvesti. ru/tems/detail. php? ID=53335

В настоящее время нефтеперерабатывающая промышленность России находится в состоянии «депрессии». Государству еще с начала 2000-х гг. не удается решить проблемы низкой глубины переработки нефти, нехватки нефтеперерабатывающих мощностей и несоответствия качества нефтепродуктов евростандартам. За последние 15 лет государством дважды вносились изменения в налоговое законодательство для стимулирования глубокой переработки нефти в начале 2005 г. и в октябре 2011 г., но проблема осталась. Ее решение позволит увеличить валовой внутренний продукт и объем государственного бюджета страны, снизить дефицит бензина в отдельных регионах (к примеру, на Дальнем Востоке) и создать новые рабочие места. Целью работы является обоснование экономических методов повышения глубины переработки нефти, улучшения качества нефтепродуктов и увеличения нефтеперерабатывающих мощностей. Для выявления методов разрешения современных проблем проведена оценка налоговой нагрузки нефтяных компаний по производству кокса и нефтепродуктов, а также влияния акцизов и вывозных таможенных пошлин на объем и структуру нефтепереработки и экспорта нефтепродуктов. По итогам проведенных исследований разработаны предложения по изменению стратегии налоговой политики нефтеперерабатывающей промышленности, ориентированной на внедрение технических регламентов на топливо стандарта Евро-6.

These days, the Russian oil refining industry is in a state of "depression". Since the early 2000s the state hasn't been able to resolve the problems of low depth of oil refining, lack of refining capacity and nonconformity of oil products' quality to European standards. Over the past 15 years the state has made alterations to the tax laws twice, aiming at fostering deep oil refining. That was in early 2005 and in October 2011, but the problem remains. Its resolution is supposed to increase the gross domestic product and the amount of the state budget, reduce petrol shortage in certain regions (e. g., in the Far East) and create new working positions. The purpose of the research is to study the economic methods of increasing the depth of oil refining, improving quality of oil products and increasing refining capacity. In order to identify the methods for resolving the current problems, we have evaluated the tax burden on oil companies producing coke and oil products, as well as the influence of excise and custom duties on the volume and structure of the oil refining and export of oil products. According to the research results, some proposals have been made, concerning changing the strategy of tax policy in the oil refining industry, which is supposed to be focused on the implementation of technical regulations on fuel Euro 6.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕФТЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ

М. Н. Адушев, ст. преподаватель кафедры экономики, управления и информационных технологий

Филиал ФГБОУ ВПО Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 692760, г. Артем, ул. Кооперативная, 6

В настоящее время нефтеперерабатывающая промышленность России находится в состоянии «депрессии». Государству еще с начала 2000-х гг. не удается решить проблемы низкой глубины переработки нефти, нехватки нефтеперерабатывающих мощностей и несоответствия качества нефтепродуктов евростандартам. За последние 15 лет государством дважды вносились изменения в налоговое законодательство для стимулирования глубокой переработки нефти – в начале 2005 г. и в октябре 2011 г., но проблема осталась. Ее решение позволит увеличить валовой внутренний продукт и объем государственного бюджета страны, снизить дефицит бензина в отдельных регионах (к примеру, на Дальнем Востоке) и создать новые рабочие места. Целью работы является обоснование экономических методов повышения глубины переработки нефти, улучшения качества нефтепродуктов и увеличения нефтеперерабатывающих мощностей. Для выявления методов разрешения современных проблем проведена оценка налоговой нагрузки нефтяных компаний по производству кокса и нефтепродуктов, а также влияния акцизов и вывозных таможенных пошлин на объем и структуру нефтепереработки и экспорта нефтепродуктов. По итогам проведенных исследований разработаны предложения по изменению стратегии налоговой политики нефтеперерабатывающей промышленности, ориентированной на внедрение технических регламентов на топливо стандарта Евро-6.

Ключевые слова: нефть, нефтепродукты, нефтепереработка, глубина переработки нефти, налоговая нагрузка, акцизы, экспортные пошлины, инвестиции.

В современных условиях хозяйствования потенциал и перспективы развития российской экономики зависят во многом от нефтяной промышленности. Благодаря нефти и газу формируется значительная часть валового внутреннего продукта и более половины федерального бюджета России [15].

Особую роль в нефтяной промышленности играет нефтепереработка, обеспечивающая производство нефтепродуктов, необходимых для развития всех отраслей народного хозяйства: транспорта, жилищно-коммунального хозяйства, производство всех видов изделий, начиная от зубной пасты и пластиковых стаканчиков до производства ракет и лекарственных препаратов.

Законодательства, принятого еще в начале 90-х гг., привело к множеству проблем в нефтепереработке. В частности, это низкая глубина переработки

Нефти, нехватка нефтеперерабатывающих мощностей, несоответствие качества

На структуру нефтепереработки негативно повлияло несовершенство таможенного

Законодательства, в частности экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Если доля первичной переработки нефти в 2000 г. составляла 53,8%, то к 2004 г. она существенно снизилась до 42,5%, а доля экспорта нефти, наоборот, выросла с 44,8 до 56,2% (табл. 1).

Основная причина – несущественная разница величины в экспортных пошлинах на нефть и нефтепродукты, что не компенсирует издержки на производство нефтепродуктов, в результате чего экспорт нефтепродуктов становится менее выгоден по сравнению с экспортом нефти.

Добыча, переработка и экспорт сырой нефти за 2000-2013 гг. (млн. тонн)

Год Добыча Первичная переработка Доля первичной переработки в добыче, % Экспорт Доля экспорта в добыче, %

Год Добыча Первичная переработка Доля первичной переработки в добыче, % Экспорт Доля экспорта в добыче, %

За счет значительного повышения экспортных пошлин на нефть, а также благодаря повышению спроса на нефтепродукты внутри страны и на дешевые нефтепродукты низкого качества за границей в 2005 г. начался запуск советских нефтеперерабатывающих заводов, так называемых «НПЗ-самоваров». Смысл «НПЗ-самоваров» заключался в производстве нефтепродуктов с низкой глубиной переработки, то есть с большой долей мазута. Таким образом, доля первичной переработки нефти к 2013 г. выросла до

Увеличение доли переработки нефти привело к тому, что мощности нефтеперерабатывающей промышленности

Загружены уже более чем на 90%. Загрузка установок по первичной переработке нефти за последние восемь лет повысилась с 61,9 до 93%.

Таким образом, для дальнейшего роста первичной переработки нефти в структуре добычи необходимы новые НПЗ (табл. 2).

Год Мощности нефтепереработки по сырью Первичная переработка Загрузка установок по первичной переработке нефти, %

Помимо того, в настоящее время большинство НПЗ построены за период СССР, они требуют серьезной модернизации, так как не позволяют перерабатывать нефть с глубиной свыше 72%. Более того, этот пик был достигнут только лишь однажды в 2008 г., в 2013 г. она составила 71,1% (рис. 1).

Для сравнения, в США глубина переработки нефти составляет 90-95%, а на лучших НПЗ до 98%, в странах -.членах ОПЕК около 85%, а в Европе 85-90%. Даже в бывшем СССР глубина переработки была не ниже 80%.

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 Рис. 1. Глубина переработки нефти в РФ за 2000-2013 гг. (составлено автором по источникам [6], [8])

Учитывая дату ввода в эксплуатацию отечественных нефтеперерабатывающих заводов и глубину первичной переработки нефти, можно говорить о неэкономном ее использовании. Только на пяти НПЗ глубина первичной переработки нефти составляет более 80%, из них только на двух превышает уровень в 90%, это Омский НПЗ и

Уфанефтехим, принадлежащие ОАО «Газпром нефть» и ОАО «Башнефть». При этом более половины НПЗ имеют глубину первичной переработки нефти не только ниже, чем в США или Европе, но даже ниже среднеотраслевых значений на уровне 40% (табл. 3) [9].

Характеристика производственных показателей НПЗ России на конец 2013 г,

НПЗ России Ввод в экспл., Мощность, Глубина перера – Переработка нефти, Уровень использо-

Антипинский НПЗ (Холдинг «Нефтегазохимические технологии») 2008 4 62 4 100

* Составлено и рассчитано автором по источникам [2], [7], а также официальным источникам нефтяных компаний. ** Примечание: всего в России около 200 мини-НПЗ, включая заводы, незаконно осуществляющие деятельность.

В настоящее время существует около 200 мини-заводов по переработке нефти с общей мощностью около 10 млн. тонн. Более половины таких нефтеперерабатывающих заводов осуществляет свою деятельность не вполне на законных основаниях [26].

Одна из причин, почему качество производства нефтепродуктов отстает от евростандартов, – отсутствие технического регламента. С 1 января 2013 г. нефтеперерабатывающие заводы в России должны производить бензин не ниже Евро-3, при этом данный класс не отвечает евростандартам еще с 1999 г., а с 2009 г. страны Евросоюза уже используют бензин Евро-5. Согласно Постановлению Правительства российские нефтеперерабатывающие заводы к 2016 г. должны полностью перейти на производство топлива стандарта Евро-5, в то время как в странах

Евросоюза уже с 2015 г. будет использоваться бензин стандарта Евро-61. В России задача перехода на Евро-6 пока не ставится[25]. Даже восточный нефтехимический комплекс в Приморском крае при окончании «громкого» строительства на первом этапе в 2020 г. будет перерабатывать нефть в топливо Евро-5 [11]. Это означает, что российские светлые нефтепродукты не будут соответствовать евростандартам и использоваться за рубежом по прямому назначениию, а будут дорабатываться до соответствующего класса, а именно до Евро-6, как это недавно делали с Евро-2 и Евро-3 (до Евро-5). Таким образом, с 2005 г. за счет повышения экспортных пошлин на нефть более низкие цены на некачественные нефтепродукты стали

Привлекательней, чем на нефть и качественные нефтепродукты, следовательно, снижаются доходы государственного бюджета (рис. 2). одной тонны, долл.

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 ♦ на нефтепродукты на нефть

Рис. 2. Средние экспортные цены на нефть и нефтепродукты за 2000-2013 гг. (составлено автором по

В структуре производства основную часть нефтепродуктов занимают другие нефтепродукты –

1 Переход на сертификацию грузовиков и автобусов по нормам «Евро-5» отложили до 2015 г. [http://www. garant. ru/news/556186/]; Постановление

Правительства РФ от 07.09.2011 N 748 «О внесении изменений в технический регламент "О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и топочному мазуту" и о некоторых вопросах, связанных с модернизацией нефтеперерабатывающих мощностей».

32,7%, включающие авиакеросин, битум, нефтяные масла, нефтяной кокс и прочие нефтепродукты. Из-

За старых изношенных нефтеперерабатывающих составляет около 28% – и это при увеличении

Мощностей доля автомобильного бензина и объемов производства нефтепродуктов (табл. 4)

_Структура производства основных нефтепродуктов за 2000-2013 гг.*_

Автомобильный бензин Дизельное топливо Мазут Другие нефтепродукты Итого

Производство Уд. вес, % Производство Уд. вес, % Производство Уд. вес, % Производство Уд. вес, % Производство Уд. вес, %

К примеру, в США доля производства Евросоюза доля производства бензина составляет

Бензина составляет более 46%, а дизельного более 25%, дизельного топлива 44%, а мазута не

Автомобильный бензин Дизельное топливо Мазут Другие нефтепродукты Итого

Экспорт Уд. вес, % Экспорт Уд. вес, % Экспорт Уд. вес, % Экспорт Уд. вес, % Экспорт Уд. вес, %

Объем экспорта нефтепродуктов с каждым годом растет. За границу в основном отправляется мазут, доля которого составляет 42,5% от всех экспортируемых нефтепродуктов в 2013 г.

Высокая доля мазута в экспорте нефтепродуктов связана не только с устаревшими нефтеперерабатывающими заводами и «НПЗ-самоварами», из-за которых низкая глубина переработки нефти, но и с небольшим количеством недавно построенных нефтехимических заводов, поэтому более 83% выпущенного мазута отправляется за границу (табл. 4, 5).

Что касается автомобильного бензина и дизельного топлива, то его доля в экспорте нефтепродуктов составляет всего лишь 2,8 и 27,8%.

По причине несоответствия топлива евростандартам, а также в связи с увеличением потребностей в бензине и дизельном топливе на внутреннем рынке и снижением их доли в общем производстве нефтепродуктов доля экспорта бензина с 2005 г. существенно снизилась – с 18,5% в 2005 г. до 11,1% в 2013 г. (табл. 6).

Автомобильный бензин Дизельное топливо Мазут Другие нефтепродукты

Проблема устаревших мощностей НПЗ возникла из-за отсутствия инвестиционной привлекательности данной отрасли.

Если 5 лет назад, в 2009 г., налоговая нагрузка на производство кокса и нефтепродуктов составляла 7,1%, то в 2010 г. она искусственно снизилась до 5% путем отмены ЕСН и изменения 16%

Контрольного подведомственного органа. При этом необходимо отметить, что реальная нагрузка осталась прежней, а в 2011-2012 гг. налоговая нагрузка вовсе выросла до 6%. Такое обстоятельство негативно отразилось на нефтяной отрасли, и Правительство пошло на уступки, снизив нагрузку до 4,5% (рис. 3).

Рис. 3. Налоговая нагрузка на производство кокса и нефтепродуктов в РФ за 2006-2013 гг. (составлено

Примечание. Налоговая нагрузка рассчитывается как отношение суммы уплаченных налогов (по данным ФНС России) к обороту организаций (по данным Росстата). В 2006 г. и с 2010 г. налоговая нагрузка приведена без учета ЕСН.

Тем не менее снижение налоговой нагрузки на нефтепереработку только дало толчок к

Рис. 4. Динамика экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты за 2005-2013 гг.2 (составлено автором по

Примечание. Цифровые данные на рисунке приведены на конец года; с мая 2010 г. экспортные пошлины на бензин устанавливаются обособленно от легких дистиллятов и увеличены с 72 до 90% от пошлины на сырую нефть.

До этого неоднократно в Правительство и даже президенту поступали жалобы от руководства «Газпром нефть» по поводу работы «НПЗ-самоваров», в результате которых Минэнерго и Минфин в конце 2011 г. для борьбы с «НПЗ-самоварами» ввели новую систему экспортных пошлин «60-66-90-100»: экспортные пошлины на мазут были увеличены и приравнены к пошлинам на светлые нефтепродукты (кроме бензина) в 66% от пошлины на нефть, а с 2015 г. установлена вовсе в 100%, то есть приравнена к пошлине на нефть. Экспортная пошлина на бензин установлена в размере 90% (рис. 4). При этом экспортная пошлина на нефть была снижена с 65 до 60% от разницы между ценой мониторинга нефти и ценой отсечения [14], [24].

Таким образом, необходимо отметить, что повышение экспортной пошлины на мазут до 66%, а с 2015 г. до 100% и повышение экспортной пошлины на бензин приведет лишь к снижению объемов и доли переработки нефти, к повышению

Экспорта сырой нефти, поскольку экспорт как мазута, так и бензина становится невыгодным. Также это приведет и к вытеснению качественного топлива с внутреннего рынка, ведь стоимость некачественных нефтепродуктов намного дешевле. Такая система была бы действенна, только при условии переложения налоговой нагрузки с нефтепереработки на нефтедобычу.

Как показывают исследования, глубина переработки нефти за 2012-2013 г. практически не изменилась, и это объясняется отсутствием инвестиционной привлекательности глубокой переработки.

Инвестиции в основной капитал нефтеперерабатывающей промышленности в последнее время росли. Тем не менее для нормальной модернизации нефтепереработки их недостаточно. В нефтеперерабатывающую промышленность направлено только 3,3% средств от общего объема инвестиций в 2013 г. (табл. 7).

Объем инвестиций в основной капитал предприятий по производству кокса и нефтепродуктов 21,6 27,8 31,5 32,3 41,0 51 64,6

Удельный вес в общем объеме инвестиций в основной капитал предприятий по РФ, % 1,9 1,8 1,8 1,5 1,4 1,4 1,4

Индекс физического объема инвестиций, % в 2,4 р. 115,6 90,6 98,1 108,7 111,2 113,6

Объем инвестиций в основной капитал предприятий по производству кокса и нефтепродуктов 87,8 121 165,4 201,3 237,3 310,3 439,4

Удельный вес в общем объеме инвестиций в основной капитал предприятий по РФ, % 1,3 1,4 2,1 2,2 2,2 2,5 3,3

Индекс физического объема инвестиций, % 116,3 116,2 128,3 113,9 103 123,8 131,5

В соответствии с товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности в состав легких дистиллятов включается авиабензин, реактивное бензиновое топливо, Уайт-спирит и др.; в состав средних дистиллятов включается керосин. С октября 2011 г. экспортные пошлины на легкие и средние дистилляты, газойли и жидкие топлива (мазут) составили 66%, на товарный и прямогонный бензин 90% от пошлины на сырую нефть. Таким образом, в декабре 2011 г. экспортная пошлина на легкие и средние дистилляты, газойли и жидкие топлива (мазут) равна 268,3 долл. от пошлины на сырую нефть в 406,6 долл., на товарный и прямогонный бензин 365,9 долл.

В 2013 г. инвестиций в производство кокса и нефтепродуктов было направлено 439,4 млрд. руб., что для нефтепереработки – «капля в море», т. к. только на строительство восточного нефтехимического комплекса (ВНХК) в Приморье направляется около 87 млрд. рублей в год или 20% от всех инвестиций нефтеперерабатывающей промышленности. А на возведение первого этапа ВНХК с производственной мощностью в 12 млн. тонн в год потребуется не менее 574 млрд. рублей, что значительно превышают общие инвестиции, произведенные в нефтепереработку в 2013 г. [23].

Для осуществления инвестиций в нефтепереработку налоговую нагрузку необходимо

Снижать, но государство, не желая отказываться от нефтегазовых доходов, в последние годы лишь повышает акцизы на нефтепродукты. Если в 20022005 гг. ставка акцизов увеличивалась медленно, в 2006-2010 гг. она была стабильной, то начиная с 2011 г. по 2015 г. акцизы на бензин увеличатся в 25 раз, а по дизельному топливу в 5-7 раз в зависимости от евростандарта (табл. 8, рис. 5).

Более того, акцизы на производство бензина существенно выше, чем на дизельное топливо, что является одним из факторов его дефицита на Дальнем Востоке.

Динамика акцизных ставок на нефтепродукты за 2002-2016 гг. (руб. за тонну)

Ставки акцизов 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

К е ю С октановым числом выше АИ-80 2072 3000 3360 3629 3629 3629 3629 3629 3629

На дизельное топливо 616 890 1000 1080 1080 1080 1080 1080 1080

Автомобильный по « о не соотв. 3,4,5 4624 7725 10100 11110 13332 13332

* Составлено автором по данным редакций Налогового кодекса РФ с 2002 г. "Примечание. С 2011 г. акцизы устанавливаются в соответствии евростандартами.

Даже на производство моторного масла акцизы выросли более чем в три раза.

Единственным успешным нововведением здесь можно считать переклассифицирование акцизов с октанового числа на классы нефтепродуктов в соответствии с евростандартом,

Но опять же отсутствие в законодательстве стандартов класса нефтепродуктов Евро-6 тормозит нефтеперерабатывающую промышленность. Это касается и налогового кодекса, и технического регламента.

14000 13000 12000 11000 10000 9000 8000 7000 6000 5000 4000 3000 2000 1000 0

2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 1 п/г 2 п/г 2013 2014 2015 2016

Автобензин АИ-80 и ниже Прямогонный бензин Моторное масло Автобензин класса 4

Автобензин не соответствующий классу 3,4,5 Дизельное топливо класса 4

2012 2012 Автобензин с октановым числом выше АИ-80 Дизельное топливо Автобензин класса 3 Автобензин класса 5 Дизельное топливо класса 3 Дизельное топливо класса 5

Рис. 5. Динамика акцизов на нефтепродукты в расчете на одну тонну за 2002-2016 гг. (составлено автором на

Повышение акцизов негативно отразится на нефтеперерабатывающей отрасли уже в 2015 г. При настоящей глубине переработки в 72% нефтяным компаниям выгоднее вывозить сырую нефть, нежели ее перерабатывать. Так, с одной тонны сырой нефти выручки-нетто можно получить 15 тыс. руб., в то время как по нефтепродуктам только 14,6 тыс. руб., при этом нефтепродукты требуют затрат на производство около 3 тыс. руб. в расчете на одну тонну (рис. 6, сценарий 1).

Даже при глубине переработки в 90% средние чистые цены на сырую нефть и нефтепродукты практически одинаковы. Таким образом, инвестировать в нефтепереработку невыгодно (рис. 6, сценарий 2). Компаниям выгодно перерабатывать нефть только на внутренний рынок, поскольку все виды транспорта, котельные работают исключительно на нефтепродуктах.

Примечания: При глубине переработке в 72% и утвержденных акцизах в соответствии с Налоговым кодексом РФ *Прогноз на 2015-2017 год

Примечания: При глубине переработке в 90% и утвержденных акцизах в соответствии с Налоговым кодексом РФ *Прогноз на 2015-2017 год

Рис. 6. Динамика средней чистой экспортной цены на нефть и нефтепродукты (цены за вычетом акцизов и

Если государство будет снижать экспортные пошлины на бензин и дизельное топливо до 30% к 2017 г. от пошлины на сырую нефть, а акцизы на бензин до 4,5 тыс. руб. и 2,8 тыс. руб. на дизельное топливо по всем классам, как это планировалось еще недавно, то это усугубит стимулирование инвестиций в нефтепереработку. Несмотря на привлекательность производства нефтепродуктов, их качество будет низким (рис. 7, сценарий 3).

Равные акцизы на все классы бензина и дизельного топлива не стимулируют качественное производство, причем низкие экспортные пошлины позволят увеличить экспорт некачественных нефтепродуктов.

Наиболее выгодным сценарием для государства и нефтеперерабатывающей промышленности является разработка

Правительством РФ техрегламента на топливо класса Евро-6 и аннулирование акцизов на их производство при увеличении налога на добычу полезных ископаемых (рис. 7, сценарий 4). Таким образом, для нефтепереработки это является стимулом для производства качественного топлива, для государства – пополнение бюджета за счет строительства новых заводов, новых рабочих мест, а выгода для нефтепереработки к 2017 г. при сценарии 3 и 4 будет практически одинакова.

При этом после модернизации отрасли можно будет ввести акцизы снова.

3 Составлено с использованием данных Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС). URL:

Примечания: При глубине переработке в 90%, пониженных экс. пошлинах светлые нефтепродукты до 30% от пошлины на нефть и пониженных акцизах: бензин 4500 руб., дизтопливо 2300 руб. * Прогноз на 2015-2017 год

Примечания: При глубине переработке в 90% и нулевых акцизах на бензин и дизельное топливо класса евро-6, на другие нефтепродукты в среднем 8260 руб. * Прогноз на 2015-2017 год

Рис. 7. Динамика средней чистой экспортной цены на нефть и нефтепродукты (цены за вычетом акцизов и

Таким образом, для модернизации нефтеперерабатывающей промышленности

Необходимо, во-первых, акцизы на производство нефтепродуктов за 2015-2017 гг. оставить на уровне 2014 г., остальную нагрузку по налогу переложить на сферу добычи, то есть увеличить налог на добычу полезных ископаемых или ввести акциз на нефть. Это позволит соединить звенья нефтяных компаний «нефтедобыча» и «нефтепереработка» в одну цепь «добыча – переработка». Такое мероприятие позволит обеспечить переходный период нефтяным компаниям на производство топлива Евро-6. Во-вторых, Правительству РФ необходимо разработать техрегламент на топливо класса Евро-6 до 31 марта 2015 г., а также установить нулевые акцизные ставки на производство топлива класса Евро-6. Это позволит привлечь дополнительный объем инвестиций в нефтепереработку.

1. Анализ рынка мазута в России в 20092013 гг., прогноз на 2014-2018 гг. URL: http://www. businesstat. ru/images/demo/fuel-oil_residue_russia_ 2014.pdf (дата обращения: 24.08.2014).

2. Действующие и строящиеся малые нефтеперерабатывающие предприятия России. URL: http://www. kortes. com/products/sprav/Z5.pdf (дата обращения: 18.08.2014).

3. Единая межведомственная информационно-статистическая система. URL:

4 Составлено с использованием данных Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС). URL:

4. За неё больше не стыдно. URL: expert. ru/expert/2013/20/za-nee-bolshe-ne-styidno/ (дата обращения: 24.08.2014).

5. Кунаков Д. Особые экономические зоны как инструмент внешнеэкономической специализации России // Российский внешнеэкономический вестник. 2008. № 11. С. 79.

6. Мир нефтепродуктов. URL: http://lib. ieie. nsc. ru/docs/2011-08_0Ilprod-World_Refinery. pdf (дата обращения: 24.08.2014).

7. Нефтегазовый комплекс. URL: http://www. minenergo. gov. ru/activity/ oil/dokumenty. php (дата обращения: 18.08.2014).

8. Нефтегазодобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность: тенденции и прогнозы. URL: http://vid1.rian. ru/ig/ratings/oil13.pdf (дата обращения: 18.08.2014).

9. Нефтеперерабатывающая промышленность России. URL: http://ntc-orion. ru/neftepererabatyvayushhaya-promyshlennost-v-rossii (дата обращения: 18.08.2014).

10. Нефтяная промышленность России: состояние и проблемы. URL: http://cyberleninka. ru/article/n/neftyanaya-promyshlennost-rossii-sostoyanie-i-problemy (дата обращения: 24.08.2014).

11. Нефтяники взялись за устранение топливного дисбаланса Дальнего Востока. URL: http://dvkapital. ru/companies/primorskij-kraj_ 16.04.2014_6121_neftjaniki-vzjalis-za-ustranenie-

Toplivnogo-disbalansa-dalnego-vostoka. html? printr (дата обращения: 21.08.2014).

12. Нефтяной комплекс. URL: http://minenergo. gov. ru/activity/oil/ (дата обращения: 16.08.2014).

13. Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок: Приказ ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@ (с изм. и доп. от 10.05.2012).

14. О внесении изменений в постановление Правительства РФ от 27.12.2011. № 1155: Постановление Правительства РФ от 26.08.2011 № 716. URL: http://www. consultant. ru/ document/cons_doc_LAW_165592/ (дата обращения: 16.08.2014).

15. Основные направления бюджетной политики на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов. URL: http://www. consultant. ru/ document/cons_doc_LAW_165592/ (дата обращения: 16.08.2014).

16. О расчете ставок вывозных таможенных пошлин на нефть сырую и отдельные категории товаров, выработанных из нефти: Постановление правительства РФ от 29.03.2013 №276 (с изм. и доп. от 03.01.2014).

17. О таможенном тарифе: Федеральный закон от 21.05.1993 № 5003-1 (с изм. и доп. от 04.03.2014).

18. Российская нефть в цифрах. URL: http://www. mirnefti. ru/ index. php? id=29 (дата обращения: 21.08.2014).

19. Российский статистический ежегодник. URL: http://www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat _main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_113 5087342078 (дата обращения: 05.09.2014).

20. Российский статистический ежегодник Росстат. URL: http://www. gks. ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/d oc_1135087342078 (дата обращения: 21.08.2014).

21. Сравнительный анализ методик индексного ценообразования российского рынка нефтепродуктов. URL: http ://minenergo. gov. ru/upload/iblock/ af3/af3db5cd649085eb85b 04b70dfae4ea7.pdf (дата обращения: 24.08.2014).

22. Статистика внешнего сектора. URL: http://www. cbr. ru/statistics/?PrtId=svs (дата обращения: 19.08.2014).

23. Стоимость строительства ВНХК будет выше заявленных 1,3 трлн. руб. – Ишаев. URL: http://www. interfax-russia. ru/FarEast/report. asp? id =492846 (дата обращения: 07.09.2014).

24. Учимся считать налоги. URL: http://www. kommersant. ru/doc/1613855 (дата обращения: 26.08.2014).

25. Что означает «экологический класс» бензина и солярки. URL: http://www. nefttrans. ru/analytics/chto-oznachaet-ekologicheskiy-klass-topliva. html (дата обращения: 20.08.2014).

26. Экспертное мнение. URL: http://minenergo. gov. ru/news/experts/3003.html (дата обращения: 18.08.2014).

27. Экспорт РФ энергетических товаров. URL: http://www. cbr. ru/statistics/?Prtid =svs&ch=Par _27472#CheckedItem (дата обращения: 21.08.2014).

1. Analiz rynka mazuta v Rossii v 2009-2013 gg., prognoz na 2014-2018 gg. [Analysis of market fuel oil in Russia in the period of 2009-2013, forecast for 2014-2018]. Available at: http://www. businesstat. ru/images/demo/ fuel-oil_residue_russia_2014.pdf (accessed: 24.08.2014).

2. Deistvuyushchie i stroyashchiesya malye neftepererabatyvayushchie predpriyatiya Rossii [The existing and under construction small refineries]. Available at: http://www. kortes. com/products/ sprav/Z5.pdf (accessed: 18.08.2014).

3. Edinaya mezhvedomstvennaya informatsionno-statisticheskaya sistema [Unified interdepartmental information and statistic system]. Available at: http://www. fedstat. ru/ indicator/data. do (accessed: 24.08.2014).

4. Za nee bolshe ne stydno [For her it is more not ashamed]. Available at: www. expert. ru/ expert/2013/20/za-nee-bolshe-ne-styidno/ (accessed: 24.08.2014).

5. Kunakov D. Osobye ekonomicheskie zony kak instrument vneshneekonomicheskoi spetsializatsii Rossii [Special economical zones as instrument foreign economical specialization of Russia]. Rossiisky vneshneekonomichesky vestnik [The Russian foreign economic gazette], 2008, no. 11. p.79.

6. Mir nefteproduktov [The world of oil products]. Available at: http://lib. ieie. nsc. ru/docs/2011-08_0Ilprod-World_Refinery. pdf (accessed: 24.08.2014).

7. Neftegazovyi kompleks [The Oil and Gas sector]. Available at: http ://www. minenergo. gov. ru/activity/oil/dokumenty. php (accessed: 18.08.2014).

8. Neftegazodobyvayushchaya i neftepererabatyvayushchaya promyshlennost: tandencii i prognozy [The oil and gas and refining industry: trends and forecasts]. Available at: http ://vid 1. rian. ru/ig/ratings/oil 13 .pdf (accessed: 18.08.2014).

9. Neftepererabatyvayushchaya promyshlennost Rossii [The refining industry of Russia]. Available at: http://ntc-orion. ru/neftepererabatyvayushhaya-promyshlennost-v-rossii (accessed: 18.08.2014).

10. Neftyanaya promyshlennost Rossii: sostoyanie i problemy [The oil industry of Russia: status and problems]. Available at: http ://cyberleninka. ru/ article/n/neftyanay a-promyshlennost-rossii-sostoyanie-i-problemy (accessed: 24.08.2014).

11. Neftyaniki vzyalis za ustranenie toplivnogo disbalansa Dalnego vostoka [The oilers took up for the elimination of a fuel imbalance of the Far East]. Available at: http://dvkapital. ru/companies/primorskii-krai 16.04.2014 6121 neftianiki-vzjalis-za-ustranenie

-toplivnogo-disbalansa-dalnego-vostoka. html? printr (accessed: 21.08.2014).

12. Neftyanoi kompleks [The oil sector]. Available at: http://minenergo. gov. ru/activity/oil/ (accessed: 16.08.2014).

13. RF order of the Federal Tax Service "On approval of the concept of system planning field tax audits" of may 30, 2007 № MM-3-06/333@ (as amended by order of the Federal Tax Service of may 10, 2012 № N MMB-7-2/297@ N MMB-7-2/297@ N MMB-7-2/297@MMB-7-2/297@). (In Russian).

14. RF resolution of Government "On amendments in resolution of government RF of December 27, 2011 № 1155" of August 26, 2011 № 716. (In Russian).

15. Osnovnye napravleniya budzhetnoi politiki na 2014 god i na planovyi period 2016 i 2017 godov [The main directions of budgetary policy for 2015 and the planning period of 2016 and 2017 years]. Available at:

Http://www. consultant. ru/document/cons_doc_LAW_1 65592/ (accessed: 16.08.2014).

16. RF resolution of government «About calculation rates export customs duties on crude oil and separate category of products, produced from oil, and repeal of certain decisions of government RF"] of march 29, 2013 №276 (as amended by resolution of government of march 01, 2014 № 2). (In Russian).

17. RF federal law "About customs tariff' of may 21, 1993 №5003-1 (as amended by Federal Law of march 04, 2014 № 22 FZ). (In Russian).

18. Rossiiskaya neft v tsyfrakh [The Russian oil in figures]. Available at: http://www. mirnefti. ru/index. php? id=29 (accessed: 21.08.2014).

19. Rossiisky statistichesky ezhegodnik [The Russian statistical yearbook]. Available at: http://www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/ross tat/ru/statistics/publications/catalog/doc_11350873420 78 (accessed: 05.09.2014).

20. Rossiisky statistichesky ezhegodnik Rosstat [The Russian statistical Yearbook]. Available at: http://www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_ main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1135 087342078 (accessed: 21.08.2014).

21. Sravnitelnyi analiz metodik indeksnogo tsenoobrazovaniya rossiiskogo rynka nefteproduktov [Comparative analysis of methods of index pricing of the Russian market of oil products]. Available at: http://minenergo. gov. ru/upload/iblock/af3/af3db5cd64 9085eb85b04b70dfae 4ea7.pdf (accessed: 24.08.2014).

22. Statistika vneshnego sektora [The statistic of external sector]. Available at: http ://www. cbr. ru/statistics/?PrtId=svs (accessed: 19.08.2014).

23. Stoimost stroitelstva VNHK budet vyshe zayalennykh 1,3 trln. rub. – Ishaev [Cost of construction east petro-chemical complex will be higher than the declared 1,3 trln. roubles. – Ishayev]. Available at: http://www. interfax-russia. ru/Far East/report. asp? id=492846 (accessed: 07.09.2014).

24. Uchimsya schitat nalogi [Learning to count taxes]. Available at: http://www. kommersant. ru/doc/1613855 (accessed: 26.08.2014).

25. Chto oznachaet "ekologichesky klass" benzina i solyarki [What is the "ecological class" of petrol and diesel oil]. Available at: http://www. nefttrans. ru/analytics/chto-oznachaet-ekologicheskiy-klass-topli va. html (accessed: 20.08.2014).

26. Ekspertnoe mnenie [Expert opinion]. Available at: http://minenergo. gov. ru/news/ experts/3003.html (accessed: 18.08.2014).

27. Eksport RF energeticheskikh tovarov [Export of RF energetic goods]. Available at: http://www. cbr. ru/statistics/?Prtid=svs&ch=Par_27472 # CheckedItem (accessed: 21.08.2014).

Matvei N. Adushev, Senior Lecturer in the Department of Economics, Management and Information Technology Vladivostok State University of Economics and Service, branch; 6, Kooperativnaya st., Artem, 692760, Russia

These days, the Russian oil refining industry is in a state of "depression". Since the early 2000s the state hasn't been able to resolve the problems of low depth of oil refining, lack of refining capacity and nonconformity of oil products' quality to European standards. Over the past 15 years the state has made alterations to the tax laws twice, aiming at fostering deep oil refining. That was in early 2005 and in October 2011, but the problem remains. Its resolution is supposed to increase the gross domestic product and the amount of the state budget, reduce petrol shortage in certain regions (e. g., in the Far East) and create new working positions. The purpose of the research is to study the economic methods of increasing the depth of oil refining, improving quality of oil products and increasing refining capacity. In order to identify the methods for resolving the current problems, we have evaluated the tax burden on oil companies producing coke and oil products, as well as the influence of excise and custom duties on the volume and structure of the oil refining and export of oil products. According to the research results, some proposals have been made, concerning changing the strategy of tax policy in the oil refining industry, which is supposed to be focused on the implementation of technical regulations on fuel Euro 6.

Keywords: oil, oil products, oil refining, oil refining depth, tax burden, excise duties, export duties, investments.

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Адушев М. Н. Современные проблемы нефтеперерабатывающей промышленности россии // Вестник Пермского университета. Сер. «Экономика» = Perm University Herald. Economy. 2015. № 1(24). С. 55-68.

Http://cyberleninka. ru/article/n/sovremennye-problemy-neftepererabatyvayuschey-promyshlennosti-rossii

Кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

История и СССР, и Российской Федерации неразрывно связана с историей нефтяной промышленности. Доказанные запасы нефти России не так уж велики: в 2008 году 79 млрд баррелей, или 6,3% мировых запасов. Для сравнения: у главной нефтяной страны мира – Саудовской Аравии – 264 млрд баррелей, или 21% мировых запасов. Зато по дневной добыче мы успешно конкурируем с ближневосточным королевством – соответственно 9,8 млн и 10 млн баррелей[1].

За счет «черного золота» Советский Союз всегда решал свои внутриэкономические и внешнеполитические задачи. Пока мировая цена на нефть была высока, социалистическая система хозяйствования держалась, хотя в ней вызревали острейшие противоречия. Но когда в 1980-х годах наступил длительный период низких цен, она развалилась.

Сегодняшние силы и слабости российской нефтянки уходят корнями в ее социалистическое прошлое. Нефтяная промышленность начала болеть задолго до распада СССР. Руководство Советского Союза твердо верило, что нефтяная промышленность – основной источник валютных поступлений, опора бюджета и грозное оружие внешней политики – не имеет пределов роста. При этом оно не хотело видеть, что в отрасли накапливались серьезнейшие проблемы.

Еще в 1970-х годах центр нефтедобычи сместился в Западную Сибирь, но основные районы потребления находились в Европейской части страны. Неуклонно росли издержки производства, ведь работать приходилось в экстремальных условиях, а нефть перевозить на огромные расстояния.

Для выполнения пятилетних планов нефтяники вели добычу на нескольких западносибирских гигантах и почти не вводили в работу средние и мелкие месторождения. А поскольку регулярно открывались все новые богатейшие запасы, о повышении нефтеотдачи не думали. К примеру, технология гидроразрыва пластов, разработанная в середине прошлого века в Советском Союзе, оказалась невостребованной, и сейчас приходится закупать ее за рубежом.

В те времена безудержно наращивали добычу и экспорт нефти, а о геологоразведке и развитии инфраструктуры забывали. Месторождения разрабатывали недопустимо высокими темпами и ценнейшие из них загубили. У супергиганта Самотлора с начальными запасами нефти 6,5 млрд тонн пик добычи (154 млн тонн) пришелся на 1980 год. Месторождение кормило почти всю страну: на заработанные им нефтедоллары за рубежом приобретались продукты питания и потребительские товары. Эти же нефтедоллары тратились на достижение сомнительных внешнеполитических целей. Потом добыча на Самотлоре стала быстро падать: до 60 млн тонн в 1990 году и 20 млн тонн в 1995 году[2].

Нефтяные производственные объединения сами не экспортировали добытую ими нефть. Этим занимался созданный в 1931 году монополист «Союзнефтеэкспорт» (с 1992 года – «Нафта-Москва» ). А импортное оборудование для нефтяников закупал, расплачиваясь западносибирской нефтью, «Машиноимпорт», поскольку отечественное машиностроение не смогло наладить выпуск современной нефтепромысловой техники. Поэтому нефтедобывающие объединения, работавшие за «железным занавесом», не имели опыта взаимодействия с иностранными партнерами и правильных представлений о мировых рынках.

Когда осваивали Западную Сибирь, первыми туда пришли нефтяники и лишь потом строительные и другие вспомогательные службы. Значит, начальникам нефтегазодобывающих управлений в Тюменской области, кроме нефтедобычи, приходилось заниматься строительством коровников, бань, школ и кинотеатров, чтобы обеспечить приемлемые условия жизни рабочим и уменьшить текучесть кадров.

А экологическое варварство при освоении новых регионов… Одна «сибирская технология» чего стоит: когда строили нефтепровод Усть-Балык – Омск, деревья рубили, а пни выкорчевывали взрывчаткой. Потом бульдозерами сдвигали горы древесины в сторону, где она гниет и ныне. Критикам же напоминали, что чем быстрее работаем, тем больше нефти добудем.

Руководство страны держало нефтяную промышленность под тотальным контролем: даже начальников сибирских нефтегазодобывающих управлений назначали с разрешения ЦК КПСС. Однако при этом не прислушивались к профессионалам-нефтяникам, предупреждавшим о грядущих бедах[3]. И они не заставили себя ждать.

Структура новых запасов ухудшалась: нефть оказывалась все более вязкой, залегала все глубже, крупные открытия делались все реже, запуск новых месторождений обходился все дороже. Если в 1975 году новая скважина в Тюменской области давала 138 тонн нефти в сутки, то в 1994 году – лишь 10–12 тонн[4].

Первый кризис грянул в 1977–1978 годах, когда в Западной Сибири впервые упала добыча нефти. Из спада выбрались, бросив все силы страны на развитие региона. А в 1982 году Тюмень не осилила годовой план по добыче. Застой продолжался еще четыре года. Второй кризис тоже преодолевали привычными авральными методами – мощным вливанием капиталовложений и рабочей силы. Правда, возникли и новые тенденции: часть заданий по нефтедобыче перенесли с Тюменской области на Азербайджан и Казахстан, развивали социальную инфраструктуру, укрепляли техническую базу отрасли. Титаническими усилиями падение приостановили, и в 1987–1988 годах вышли на пик в 570 млн тонн. Но потом нефтедобыча опять безудержно покатилась вниз и в 1996 году упала до абсолютного минимума в 301 млн тонн. К тому же нефтяники недополучали материально-технические ресурсы, необходимые для поддержания скважин в рабочем состоянии. В результате они деградировали, лавинообразно росло число неработавших скважин: 1989 год – на 2,1 тыс., 1990 год – на 6,7, 1991 год – на 5,9, 1992 год – на 7,4 тыс. К 1995 году не работали 22 тыс. из 140 тыс. скважин[5].

Проблемы обострились из-за политической нестабильности и экономического кризиса. К тому же с распадом Союза были разорваны хозяйственные связи с предприятиями бывших республик, производившими важнейшую для отрасли продукцию. Например, в Азербайджане выпускалось 40% нефтепромыслового оборудования, а Украина специализировалась на трубах нефтяного сортамента. Танкерный флот остался в Прибалтике. России досталось всего четыре порта (Новороссийск, Туапсе, Находка и Владивосток), которые пропускали только 40 млн тонн нефти в год.

Скверно обстояло дело и в нефтепереработке. Когда в СССР строили нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), автомобили считались роскошью, качественный бензин не требовался и основным нефтепродуктом был мазут. НПЗ вводили в эксплуатацию в основном с конца 1940-х до середины 1960-х годов. После 1966 года построили всего 7 новых заводов. В РСФСР был открыт только Ачинский НПЗ, остальные 6 – на территории союзных республик. Поэтому после распада СССР Россия унаследовала самые старые предприятия с низкой глубиной переработки – около 67% против 85–95% в развитых странах[6]. Так что и за рубеж они поставляли первичные нефтепродукты, которые доводили до кондиции уже в странах-потребителях.

Таким образом, России досталась больная нефтяная промышленность, подорванная плановой экономикой. Лечить ее пришлось рыночными лекарствами. Готовых рецептов не было – восстанавливали отрасль методом проб и ошибок.

Первые ростки рыночных отношений в нефтяной промышленности проклюнулись еще до распада Советского Союза, хотя основные рыночные преобразования в секторе начались уже в Российской Федерации. С 1 января 1988 года был введен в действие Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)» от 30 июля 1987 года № 7284-ХI, давший предприятиям хозяйственную самостоятельность.

Правовой базой для создания совместных предприятий (СП) с зарубежными компаниями стал Закон РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 года № 1545–1, но первое СП в нефтяной промышленности («Юганскфракмастер») было образовано еще в 1989 году сервисной фирмой Canadian Fracmaster и «Юганскнефтегазом». Настоящий бум их открытия пришелся на 1991–1992 годы. Инициаторами создания СП выступали директора нефтедобывающих объединений: их экспортная квота была невелика, а совместные предприятия могли вывозить до 100% добычи. К 1995 году в России насчитывалось около 70 нефтяных СП, хотя реально из них работало порядка 40.

В 1990 году было образовано арендное предприятие «Черногорнефть», выделившееся из производственного объединения «Нижневартовскнефтегаз». «Черногорка» получила от него в аренду 12 месторождений. Еще до массовой приватизации нефтяной отрасли ее акционировал и возглавил Борис Волков. На момент создания вертикально-интегрированных компаний (ВИНК) «Черногорнефть» была единственным нефтяным предприятием, где государство не имело контрольного пакета, и чьи акции были хорошо раскручены на вторичном рынке.

Важной вехой в подготовке отрасли к рыночным преобразованиям стал Указ Президента СССР «О неотложных мерах по обеспечению стабильной работы базовых отраслей народного хозяйства» от 16 мая 1991 года № УП-1977 , который дал нефтяникам, газовикам, химикам и металлургам право самостоятельно продавать до 10% продукции по договорным ценам и экспортировать до 10% товаров.

Ускоряя движение к рынку, Борис Ельцин 8 августа 1991 года заявил, будучи в Тюмени, что Россия заберет под свою юрисдикцию нефтяную и газовую промышленность, оставив союзному центру только оборонку, железные дороги и электричество. Он пообещал предоставить в распоряжение тюменцев треть добываемой нефти, разрешить продажу ее и газа по свободным ценам, позволил не отчислять до 40% валюты в союзный бюджет, но предупредил, что Тюмень больше ни копейки не получит от Москвы[7].

В начале 1990-х годов формировались государственные органы, регулировавшие топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Одним из ключевых ведомств стало Министерство топлива и энергетики России, созданное 28 февраля 1991 года. Сначала его возглавил бывший заместитель министра топлива и энергетики СССР Анатолий Дьяков. Почти сразу его сменил Владимир Лопухин, который к маю 1992 года должен был разработать единую концепцию реформ в ТЭКе. Лопухин вышел из академической среды, не имел опыта правительственной работы, и «нефтяные генералы» встретили его в штыки.

В мае 1992 года Лопухин предложил оставить регулируемые цены на газ и электроэнергию и отпустить цены на нефть. Ведь необходимость реформы цен на энергоносители стала очевидна сразу после либерализации цен на большинство товаров. Например, «Нижневартовскнефтегаз» в 1990–1991 годах оказался не в состоянии выполнять задания по добыче нефти для государственных нужд. Дело в том, что фиксированная цена на нефть в 1991 году (60 рублей за тонну) при росте цен на оборудование, материалы и услуги в 2–3 и даже в 10 раз не позволяла ему рассчитаться с долгами и не оставляла средств на производственную деятельность[8]. Чтобы спасти одно из крупнейших объединений страны от финансового краха, Минтопэнерго выделило ему дополнительные экспортные квоты (2,5 млн тонн во втором полугодии 1992 года)[9].

Кроме либерализации цен, Минтопэнерго хотело ввести налоговые льготы, чтобы стимулировать накопление в нефтегазовом комплексе. Оно разработало проект структурной реформы для привлечения иностранных инвестиций. Ельцин не одобрил концепцию Лопухина и весной отправил его в отставку. 30 мая 1992 года на его место был назначен заместитель председателя правительства по топливно-энергетическому комплексу Виктор Черномырдин.

Но идеи Лопухина победили: уже в сентябре 1992 года прямой контроль над ценами на нефть и нефтепродукты был заменен косвенным регулированием. А в феврале 1995 года было отменено и госрегулирование цен на нефть, однако сохранено администрирование тарифов на транспортировку нефти.

Кадровая чехарда в Минтопэнерго продолжалась все 1990-е годы: за десятилетие сменилось с десяток министров. Среди них были влиятельные нефтяники и газовики Юрий Шафраник (бывший глава администрации Тюменской области) и Петр Родионов (генеральный директор «Лентрансгаза» и член совета директоров «Газпрома»), реформаторы, не имевшие опыта работы в отрасли, – Борис Немцов и Сергей Кириенко. Министром побыл и Сергей Генералов, который раньше занимал высокие должности в «Роспроме», «МЕНАТЕПе» и дружил с тогдашним премьером Сергеем Кириенко, и ярый государственник Виктор Калюжный. Министерская текучка не способствовала стабильности в секторе. К тому же ведомство теряло лучшие кадры, которых переманивали частные компании.

Помимо Минтопэнерго, большую роль в нефтяной промышленности России играет Министерство природных ресурсов. Этот государственный орган, управляющий фондом недр, был создан 14 августа 1996 года на базе части Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов, Роскомгеологии и Роскомвода под руководством главы Роскомгеологии Виктора Орлова. Положение о министерстве было утверждено Постановлением Правительства от 17 мая 1997 года № 588. 3 августа 1997 года министр издал Приказ «О проверке реализации выданных лицензий на право пользования недрами» № 139 – с тех пор угроза отзыва лицензии у недропользователей за невыполнение условий лицензионного соглашения стала еще одним рычагом давления, которое государство оказывает на нефтяников.

В октябре 1991 года была создана государственная корпорация «Роснефтегаз» вместо упраздненного Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР, которую учредили 47 производственных объединений России, добывавших 90% нефти СНГ. Ее возглавил Лев Чурилов, бывший министр, опытный производственник, поработавший во всех нефтяных «горячих точках» Союза.

Параллельно разрабатывали новое законодательство по ТЭКу. Закон «О недрах» от 21 февраля 1992 года № 2395–1 закрепил государственную собственность на все минеральные ресурсы и дал компаниям право вести геологоразведку и добычу на основе лицензий, выдаваемых через тендеры. Была введена система платежей за пользование недрами. Возник принцип «двух ключей», согласно которому лицензия вступала в действие, только если она подписана представителями федеральной и региональной властей. Этот принцип позволил местным властям говорить с нефтяниками по-хозяйски и выбивать из них финансирование для детских садов, больниц, поставки бюджетникам топлива по низким ценам. Москва тогда остро нуждалась в политической поддержке регионов и поэтому максимально расширяла их полномочия.

В ответ на критику со стороны российских и иностранных специалистов в феврале 1995 года в закон была введена статья «Собственность на недра», по которой все недра находятся в совместном распоряжении государства и субъектов Федерации, а добытые ресурсы могут быть в государственной, региональной, муниципальной или частной собственности.

30 декабря 1995 года был принят Закон «О соглашениях о разделе продукции» № 225-ФЗ, а поправки к налоговому законодательству, определившие налоговые нормы для таких соглашений, были внесены только 7 января 1999 года. В соответствии с законом 1995 года при заключении соглашения о разделе продукции (СРП) инвестор платит за пользование недрами и налог на прибыль, а добытое сырье в определенной пропорции делится между государством и инвестором. Инвестор может без ограничений вывозить из России принадлежащие ему углеводороды. При этом не менее 70% оборудования, материалов и услуг он обязан приобретать у российских подрядчиков. Была принята и «дедушкина оговорка» – обязательство принимающей стороны не ухудшать условия заключенных ранее СРП[10].

В 1990-е годы российские и иностранные компании возлагали огромные надежды на СРП, полагая, что под этот режим попадут десятки сложных месторождений (Самотлор, Ванкор, Ромашкинское, Приобское и др.). Нефтяники активно лоббировали включение месторождений в перечень разрешенных к разработке на условиях СРП, но встречали жесткое сопротивление Госдумы. Так, в 1997 году депутаты отказались утвердить список из 250 месторождений, подпадавших под действие СРП, который предложило правительство. Госдума сократила список до 10 месторождений, да и тот в итоге отклонила.

Сейчас в режиме СРП реализуется только три проекта: «Сахалин-2» , «Сахалин-1» и «Харьяга», запущенные еще до принятия этого закона.

СРП «Сахалин-2» было подписано 22 июня 1994 года – впервые в России. По нему разрабатывают Пильтун-Астохское и Лунское месторождения с извлекаемыми запасами нефти и конденсата в 531 млн тонн и газа в 684 млрд куб. м. В 1991 году тендер на разработку этих месторождений выиграли Marathon, McDermott и Mitsui, в 1992 году к ним присоединились Mitsubishi и Shell, образовав так называемый консорциум МММШМ. В 1994 году была создана компания-оператор Sakhalin Energy. До 2006 года это был единственный сахалинский проект без российского участия: акционерами Sakhalin Energy являлись Shell – оператор и главный акционер с 55% акций, Mitsui – 25% акций, Mitsubishi – 20%. Первая нефть с Пильтун-Астохского месторождения пошла в 1999 году[11].

СРП «Сахалин-1» было подписано 30 июня 1995 года. По нему разрабатывают месторождения Чайво, Одопту и Аркутун-Даги с извлекаемыми запасами в 307 млн тонн нефти и 485 млрд куб. м газа. В 1990-х годах его акционерами были Exxon – оператор проекта с 30% акций, японская SODECO с 30% акций, оставшиеся 40% акций делили «Сахалинморнефтегаз-Шельф» и «Роснефть». Первая нефть в его рамках была добыта в октябре 2005 года[12].

СРП «Харьяга» было подписано 20 декабря 1995 года, первая нефть пошла в 1999 году. По нему разрабатывают Харьягинское месторождение, расположенное в Ненецком АО. В СРП участвуют французская Total (50% акций), норвежская StatoilHydro (40%) и Ненецкая нефтяная компания (10%), а в ноябре 2009 года иностранные компании уступили 20% прав в пользу государственной «Зарубежнефти».

20 января 1992 года на пресс-конференции президент «Роснефтегаза» Лев Чурилов обнародовал проект преобразования российских нефтяных предприятий: отечественные компании предполагалось создавать по западному образцу, они должны были охватывать всю производственную цепочку – от скважины до бензоколонки. Планировалось сформировать 10–15 компаний, организованных по региональному принципу. В консультанты были наняты международные инвестиционные банки Bankers Trust и Daiwa.

Начало приватизации положил Указ Президента РФ «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения» от 17 ноября 1992 года № 1403. Акционерный капитал компаний делился на 25% привилегированных и 75% обыкновенных акций; 51% обыкновенных акций (то есть 38% всего капитала) передавался государству сроком на три года. Остальные распределялись между сотрудниками компании и продавались на чековых аукционах. Иностранцы могли приобрести не более 15% акций нефтяных компаний, хотя это ограничение было снято в 1997 году.

Указом № 1403 были созданы компании «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», «Сургутнефтегаз», государственное предприятие «Роснефть», «Транснефть» и «Транснефтепродукт». «Роснефть» получила в доверительное управление закрепленные на три года в федеральной собственности пакеты акций 259 (из 301) предприятий нефтяного сектора.

Этот же Указ предусматривал образование в Башкирии 28 акционерных обществ с закреплением в федеральной собственности по 38% их акций («Башнефть», Уфимский НПЗ, «Уфанефтехим», «Салаватнефтеоргсинтез» и др.). Но Президиум Верховного Совета Башкортостана в декабре 1992 года приостановил его действие в республике – в эпоху «парада суверенитетов» центр на такие вещи смотрел сквозь пальцы. В итоге предприятия акционировались по нормативам Башкирии, и 27 из них было отнесено не к федеральной, а к республиканской собственности.

Затем создание вертикально-интегрированных компаний продолжилось. В 1994–1995 годах на основе предприятий, входивших в «Роснефть», были образованы: «Славнефть» – «транснациональная» российско-белорусская компания, чтобы компенсировать задолженность Белоруссии перед Россией, «СИДАНКО», ТНК, «Сибнефть» и чисто региональные компании – Восточная нефтяная компания, «ОНАКО» и «КомиТЭК». Некоторые активы из состава «Роснефти» были переданы «ЛУКОЙЛу» и «ЮКОСу».

Была сформирована и республиканская «Татнефть». В феврале 1994 года Россия и Татарстан подписали договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий и заключили специальные соглашения по нефтяной промышленности. В том же году объединение «Татнефть» было акционировано. В трудные для отечественной нефтянки 1990-е годы Казань, проводившая относительно независимую от Москвы политику, облегчила «Татнефти» условия работы. Во многом благодаря весомым налоговым льготам компании, работавшей на старых месторождениях, удалось остановить спад добычи, удерживая ее на уровне 24 млн тонн/год.

Сначала новые вертикально-интегрированные компании были холдингами, владевшими акциями в компаниях по нефтедобыче, переработке и сбыту. Их интеграцию ускорил Указ Президента РФ «О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний» от 1 апреля 1995 года № 327. Он разрешил обмен акции «дочек» на акции материнских компаний и преобразовал государственное предприятие «Роснефть» в ОАО «Роснефть» .

Полной неожиданностью стало создание «Сибнефти» специальным Указом Президента РФ «Об учреждении открытого акционерного общества «Сибирская нефтяная компания» от 24 августа 1995 года № 872. В состав компании вошли «Ноябрьскнефтегаз» – одно из перспективнейших добывающих предприятий страны, Омский НПЗ – самый мощный и современный в России, «Ноябрьскнефтегазгеофизика» и «Омскнефтепродукт». Возглавил ее Виктор Городилов, генеральный директор «Ноябрьскнефтегаза». За этим Указом угадывалась рука Бориса Березовского. Эксперты полагают, что «Сибнефть» была создана для финансирования предвыборной кампании Бориса Ельцина 1996 года. С «Сибнефтью» ассоциируется и появление на политической сцене Романа Абрамовича: в сентябре 1996 года он вошел в совет директоров компании.

В 1990-е годы вертикально-интегрированные нефтяные компании помогали властям удовлетворять внутренний спрос на нефтепродукты. Государство контролировало объемы экспорта нефти, тем самым регулируя объемы переработки в России. Но вертикальная интеграция имеет и свои минусы. Во-первых, возникает проблема трансфертных цен, используемых внутри компании, в том числе и с целью налоговой оптимизации. Во-вторых, ВИНК монополизируют некоторые региональные рынки нефтепродуктов, что может приводить к завышению цен на нефтепродукты. В-третьих, тормозится развитие малого и среднего бизнеса в отрасли.

Важным этапом в приватизации российской нефтянки стали залоговые аукционы. Чтобы помочь государству преодолеть бюджетный дефицит, в марте 1995 года руководители ведущих российских банков предложили кредитовать правительство под залог государственных пакетов акций самых привлекательных предприятий страны. 31 августа 1995 года был принят Указ Президента РФ «О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности» № 889.

Залоговые аукционы проводились для «своих» игроков, посторонние и иностранные инвесторы к ним не допускались. Заявку «Роснефти» на участие в залоговом аукционе по 40,12% акций «Сургутнефтегаза» в ноябре 1995 года даже не приняли, сославшись на неверно заполненные банковские гарантии[13].

В декабре 1995 года будущим кредиторам правительства было предложено 51% акций «Сибнефти», 51% акций «СИДАНКО» и 45% акций «ЮКОСа». «Сибнефть» тогда досталась Нефтяной финансовой компании Бориса Березовского и Романа Абрамовича за 100,3 млн долларов, «СИДАНКО» – банкам МФК и «ОНЭКСИМ» Владимира Потанина за 130 млн, а «ЮКОС» – «МЕНАТЕПу» Михаила Ходорковского за 159 млн. В залоговых аукционах на 5% акций «ЛУКОЙЛа» и 40,12% акций «Сургутнефтегаза» победили сами эмитенты[14].

Правительство теоретически могло погасить задолженность и вернуть себе залоговые пакеты, но это не отвечало интересам банкиров. В итоге государство не расплатилось с кредиторами, и они получили право продать залог для погашения кредита.

Примечательно проходила приватизация «ЮКОСа» в пользу «МЕНАТЕПа». Залоговый аукцион на 45% и инвестиционный конкурс на 33% уставного капитала «ЮКОСа» выиграла фирма «Лагуна» под гарантии «МЕНАТЕПа»; банк не скрывал, что целиком ее контролирует. Осенью 1996 года «ЮКОС» провел дополнительную эмиссию акций и направил доходы на погашение своей бюджетной задолженности. В результате госпакет акций, находившийся в залоге, был размыт с 45 до 33,33% акций и в декабре 1996 года продан. За него боролись Московский пищевой комбинат, контролируемый «МЕНАТЕПом», и ЗАО «Монблан» , которое и победило, предложив 160,1 млн долларов (при стартовой цене 160 млн долларов) и 200 млн долларов инвестиций в течение двух лет. На вопросы журналистов о роде деятельности «Монблана» Константин Кагаловский, первый заместитель председателя правления «МЕНАТЕПа», бросив взгляд в потолок, как бы стараясь разглядеть, чем же занимается ЗАО, сказал: «Да вроде бы нефтью»[15].

В 1997 году залоговая эпопея завершилась без особых сюрпризов: все залоговые пакеты перешли структурам, родственным залогодержателям. В результате залоговой эпопеи государство утратило контрольный пакет в основных ВИНК, а старую гвардию «нефтяных генералов» начало вытеснять новое поколение российских бизнесменов, которые стали играть все большую роль в российской экономике и политике.

Экспорт нефти всегда был для России основным источником валютных поступлений. Все бывшие советские республики, кроме богатых углеводородами Казахстана, Туркмении и Азербайджана, зависели от российской нефти. Но после 1992 года экспорт в ближнее зарубежье постоянно сокращался. Сохраняли его по политическим, а не коммерческим соображениям: мало кто из тех потребителей мог покупать нефть по мировым ценам, да и вовремя платить они особо не любили.

Либерализация внешней торговли была основой основ экономических реформ 1991–1992 годов. Чтобы приостановить падение нефтедобычи, право экспорта нефти и нефтепродуктов передали нефтедобывающим компаниям, геологическим предприятиям, НПЗ, трейдерам – всего более чем 120 организациям. Между ними разгорелась жесткая конкуренция, и из-за явного демпинга в 1992 году цена на российскую нефть упала на 20%. Тогда экспорт был рекордно мал – лишь 65 млн тонн.

Вошло в моду освобождение от уплаты экспортных пошлин. По данным МВД, в 1992 году без пошлин было вывезено 67% нефти, в результате бюджет недобрал 2 млрд долларов[16]. Поначалу нефтяные компании могли экспортировать нефть, только получив экспортные квоты от Минтопэнерго, Минэкономики и Министерства внешнеэкономических связей. В 1993–1994 годах нефтяникам выдавали квоты на 10–15% общей добычи, в 1998 году – в среднем уже на 34%. Но реально квоты зависели от лоббистской мощи компаний. К примеру, в 1994 году «Сургутнефтегаз» экспортировал 18% своей нефти, а «Черногорнефть» – только 9%[17].

В 1992 году правительство ввело регистрацию спецэкспортеров – предприятий, обладавших правом экспорта стратегически важных сырьевых товаров. Зачастую они не имели прямого отношения ни к экспорту, ни к нефти. Один из крупнейших трейдеров – МЭС («Международное экономическое сотрудничество») – был создан в 1990 году колхозом «Путь к коммунизму» (15% акций) и сельскохозяйственным кооперативом «Феникс» (15% акций). В число акционеров вошли финансово-хозяйственное управление Московской патриархии (15%), ГлавУпДК (15%) и Ассоциация «Мост» (7%)[18]. Благодаря спецэкспортерам экспорт увеличился до 80 млн тонн в 1993 году, цена на нефть выросла, приток валюты в страну стал возрастать.

Спецэкспортеры, которым покровительствовали высокопоставленные чиновники, вызывали массу претензий у Минтопэнерго, представлявшего интересы нефтяников, и у Минэкономики, которое отражало точку зрения Международного валютного фонда (МВФ). Фонд в качестве одного из условий предоставления стабилизационного кредита России требовал отменить квоты, лицензии и спецэкспортеров. В результате их век оказался недолгим. Хотя они и увеличили экспортные доходы, России очень были нужны 6 млрд долларов от МВФ. 31 декабря 1994 года Виктор Черномырдин подписал Постановление Правительства РФ «О вывозе нефти и нефтепродуктов за пределы таможенной территории Российской Федерации с 1 января 1995 года» № 1446, по которому экспортные квоты и лицензии отменялись, а право экспортировать нефть получали добывающие предприятия пропорционально добыче. В марте 1995 года институт спецэкспортеров был упразднен. И через пять дней было заключено соглашение с МВФ о выдаче России кредита на 6 млрд долларов.

С середины 1990-х годов в нефтяной отрасли появились федеральные целевые программы. Так, в 1995–1996 годах «Балкар-трейдинг» экспортировал 8 млн тонн нефти под модернизацию Красноярского комбайнового завода, в 1996–1997 годах МЭС – 9 млн тонн для оплаты реконструкции Московского Кремля и строительства жилья для депутатов, «Альфа-Эко» – 8 млн тонн для запуска производства самолета Ту-324 в Казани и 8 млн тонн для обеспечения сделки «нефть за сахар» с Кубой, «Росвнешторг» – 2 млн тонн для поддержки гжельского промысла. Но постепенно под давлением Минтопэнерго трейдеров вытесняли нефтяники. Например, в 1996–1997 годах «Сургутнефтегазу» выделили 10 млн тонн для сооружения терминала в бухте Батарейная, а «Нижневартовскнефтегазу» – 5 млн тонн в год на восстановление Самотлора[19]. Окончательно федеральные экспортные программы были ликвидированы Указом Президента РФ «О мерах по снижению задолженности предприятий нефтяного комплекса по платежам в федеральный бюджет и государственные внебюджетные фонды» от 8 июля 1997 года № 693. Освободившееся место в экспортной трубе распределили среди нефтяников, готовых гасить бюджетные долги.

В 1993–1994 годах в условиях галопирующей инфляции компаниям было выгодно задерживать оплату за товары и услуги. Хорошо было только автозаправочным станциям, с которыми клиенты рассчитывались наличными. Поскольку правительство активно практиковало «товарные кредиты», нефтяникам приходилось отпускать нефтепродукты в долг, а крупные потребители – сельское хозяйство и силовые министерства – денег за них не возвращали. Нефтеперерабатывающие заводы, пострадавшие от неплатежеспособных аграриев и силовиков, не торопились расплачиваться за полученную от нефтедобывающих компаний нефть. Эксперты полагают, что вклад в кризис неплатежей внесли и директора некоторых НПЗ, которые «прокручивали» оборотный капитал вместо того, чтобы платить нефтедобытчикам. В результате добывающим предприятиям пришлось хуже всех. Им оставалось лишь сокращать инвестиции, закрывать скважины и задерживать зарплату. Не получавшие денег нефтяники в ответ бастовали. Популярным на митингах стал плакат «Голодный нефтяник – позор России!»

Осенью 1993 года вспыхнула отраслевая стачка из-за того, что нефтяники не получали зарплату более полугода. Тогдашняя система налогообложения привела к тому, что практически весь фонд оплаты труда работников нефтегазовых отраслей облагался прогрессивным налогом на прибыль, а реальная зарплата нефтяников и газовиков – прогрессивным подоходным налогом. При этом дебиторская задолженность предприятиям сектора превысила 3 трлн рублей. Тогда бастовало около 7 тыс. человек, грозя перекрыть поставки нефти и газа в Европейскую часть страны. Рабочие приняли обращение к трудящимся Надымского района и всем гражданам России с призывом выразить солидарность с бастующими. «Больше года правительство и многочисленные комиссии занимаются обманом. Все наши обращения к президенту, правительству остаются безответными. Сегодня грабительскими налогами нас поставили на колени»[20], – говорилось в обращении.

Неплатежи росли, предприятия нищали, налоги не вносились вовремя. Пришлось возвращаться к натуральному хозяйству. В Тюмени в 1994 году был подписан самый крупный договор об уплате налогов сырьем в бюджет области. Нефть «Ноябрьскнефтегаза» власти поставляли на Омский НПЗ, нефтепродукты – в Кемеровскую область, откуда через «Кузбассразрезуголь» в Тюмень шел уголь для отопления городов. А «Нижневартовскнефтегаз» выплачивал в бюджет Нижневартовска «живыми деньгами» только 11%, остальное – продукцией[21].

ТЭК всегда был «дойной коровой» бюджета, обеспечивая более 60% его доходной части. В 1990-е годы налоги стали настоящим бичом нефтяников.

Указ Президента РФ «О формировании республиканского бюджета Российской Федерации и взаимоотношениях с бюджетами субъектов РФ в 1994 году» от 22 декабря 1993 года № 2268 позволил региональным и местным властям вводить налоги и сборы с прибыли, не предусмотренные законодательством РФ. Менее чем за год возникло около 70 новых налогов, в том числе одиозных – типа «отчислений на содержание местной футбольной команды». К тому же налогообложение регулировалось более чем 800 подзаконными актами Минфина и Государственной налоговой службы. Пышным цветом расцветала коррупция из-за многочисленных налоговых льгот, предоставляемых «по блату». Нефтяники проблему решали традиционно – выбивая себе льготы и ища лазейки в налоговом законодательстве. Популярными среди них стали «внутренние офшоры» – территории, которые имели право предоставлять налоговые льготы компаниям, заключившим соглашения с региональными властями о реализации инвестиционных проектов.

Ханты-Мансийский автономный округ оказался на третьем месте в стране после Москвы и Московской области по налоговым поступлениям в федеральный бюджет и на первом месте – по задолженности. В начале 1990-х годов правительство старалось идти навстречу нефтяникам в решении проблемы их налоговых долгов. Так, в 1993 году оно согласилось с предложением Минтопэнерго об отсрочке взыскания налогов с «Нижневартовскнефтегаза»[22]. Но уже к концу 1995 года повело массированное наступление на неплательщиков. Чиновники, судя по всему, решили, что у нефтяников деньги все-таки есть, видя, как расцветают «нефтяные столицы» – Сургут, Когалым, Нижневартовск.

Кроме того, перед грядущими выборами было важно изыскать дополнительные средства для социальных программ и бюджетников. А поскольку премьер Виктор Черномырдин пользовался репутацией ставленника и лоббиста ТЭКа, налоговый прессинг на нефтянку должен был продемонстрировать электорату, что «перед государством все равны». В ответ на нажим чиновников «нефтяные генералы» резонно указывали, что задолженность образовалась потому, что в прошлые годы нефть поставлялась в счет государственных нужд, а государство за нее не заплатило. В частности, в сентябре 1995 года задолженность «Юганскнефтегаза» перед федеральным бюджетом выросла до 1,5 трлн рублей, поставив компанию на грань банкротства, при этом потребители задолжали ей за поставки нефти около 1 трлн[23].

Особенно остро вопрос встал о «Нижневартовскнефтегазе», одном из крупнейших должников среди нефтяников, и его руководителе Викторе Палии. В октябре 1995 года на заседании комиссии по совершенствованию системы платежей вице-премьер Анатолий Чубайс сказал прямо: «Либо 1 января в бюджете 750 млрд рублей, либо 2 января Палий работает в другом месте»[24]. Глава «Нижневартовскнефтегаза» объяснил налоговые долги компании проблемами Самотлора и расходами на социальную инфраструктуру и заявил, что «по отношению к нам проводится некорректная политика, государство требует от нас налоги с тех денег, которые оно нам должно»[25] (в 1992–1994 годах «Нижневартовскнефтегазу» навязали убыточные продажи нефти бюджетникам). Палий предупреждал, что выплата 750 млрд рублей в течение трех месяцев означала бы полный паралич предприятия. Но ему все же удалось погасить порядка 600 млрд рублей долга, частично урегулировав ситуацию.

Угрозы увольнения директоров, казалось, подействовали – собираемость налогов в ТЭКе увеличилась с 60% в 1994 году до 80% в 1995 году. Но было ясно, что облегчение наступило временное. Эксперты тогда предрекали, что, если сохранится существующий порядок налогообложения, при котором 85% налогов взимают с выручки, а не с прибыли нефтяной компании, уже к 2000 году нефтедобыча может упасть до 150–190 млн тонн. То есть через пять лет Россия могла бы либо вообще перестать экспортировать нефть, либо ей пришлось бы закупать за границей 70–80% бензина и дизельного топлива[26]. Действительно, проблема долгов по налогам в 1990-е годы всплывала постоянно. Налоговая задолженность нефтяников на 1 октября 1997 года составляла: «Юганскнефтегаз» – 2059,1 трлн рублей, «Ноябрьскнефтегаз» – 1505,0, «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» – 1301,3, Нижневартовскнефтегаз» – 747,3, «Омскнефтеоргсинтез» – 698,6 трлн рублей[27].

Государство искало различные пути решения налоговых проблем. В частности, на «ЮКОСе» как крупнейшем должнике был опробован механизм реструктуризации задолженности в рамках Постановления Правительства РФ «Об условиях и порядке реструктуризации задолженности организаций по платежам в федеральный бюджет» от 5 марта 1997 года № 254. «Дочки» «ЮКОСа» («Юганск» и «Самара») выпустили облигации на сумму задолженности под гарантии материнской компании и передали их государству. В феврале 1998 года «МЕНАТЕП» выкупил у государства долги «ЮКОСа».

Для выбивания налоговых долгов с нефтяников использовалась и система экспортных трубопроводов «Транснефти». Так, 4 мая 1998 года премьер Сергей Кириенко подписал Постановление Правительства РФ «О дополнительных мерах по обеспечению полноты уплаты налогов нефтедобывающими организациям» № 417, по которому с 1 июля необходимым условием доступа нефтедобывающих организаций – налоговых должников к системе магистральных нефтепроводов стало перечисление валютной выручки от реализации экспортированной нефти на определенные совместно с Государственной налоговой службой счета в банках.

В середине 1990-х годов сформировались мощные промышленно-банковские империи: «Сибнефть» – « СБС-Агро» , «СИДАНКО» – «ОНЭКСИМ», «ЮКОС» – «МЕНАТЕП». Их рождение благословил Указ Президента РФ «О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации» от 5 декабря 1993 года № 2096. Нефтяные банкиры были достойно представлены в «семибанкирщине» Борисом Березовским (Объединенный банк), Александром Смоленским ( «СБС-Агро» ), Михаилом Фридманом ( Альфа-Банк ) и Михаилом Ходорковским («МЕНАТЕП»). В 1996 году «нефтяные генералы» дружно поддержали Бориса Ельцина. Глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов был его доверенным лицом на выборах в Тюменской области. Даже аполитичный Владимир Богданов, руководитель «Сургутнефтегаза», внес деньги во внебюджетный избирательный фонд.

В борьбе за нефтяные активы компании использовали грозное оружие – прессу, которую они контролировали. «ЛУКОЙЛ» тогда владел 41% акций газеты «Известия», «ОНЭКСИМ» – 20% акций «Комсомольской правды» и тесно сотрудничал с журналом «Эксперт». «СБС-Агро» был связан с Издательским домом «Коммерсантъ», а «МЕНАТЕП» – с Moscow Times. И стреляло это оружие часто и метко. Например, в СМИ нашумело «дело литераторов» осени 1997 года против Альфреда Коха, Анатолия Чубайса, Петра Мостового, Максима Бойко и Александра Казакова, которых обвиняли в получении 100 тыс. долларов от швейцарского издательства за неопубликованную книгу по истории приватизации в России.

В то время в Госдуме нефтяники имели мощное лобби – партию «Новая региональная политика», которую возглавлял председатель Союза нефтепромышленников Владимир Медведев. А в 1994 году в Совете Федерации была образована Межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия во главе с сенатором Юрием Шафраником – тогдашним министром топлива и энергетики.

В бурные 1990-е годы нефтяная промышленность оказалась опасным местом для работы. Когда происходила дележка «нефтяного пирога» и шла борьба за сферы влияния, отрасль стала ареной кровавых разборок, зачастую со смертельным исходом. Большинство нашумевших убийств нефтяников и лиц, связанных с нефтянкой, так и не было раскрыто – слишком слабы или коррумпированы были тогда правоохранительные органы страны.

1 февраля – в Москве убит генеральный директор «Белойла», занимавшегося поставкой и реализацией нефти и газа с месторождений Западной Сибири.

10 апреля – в Москве расстрелян вице-президент банка «Югорский» Вадим Яфясов.

16 мая – убит предприниматель Владимир Сивак, занимавший ранее пост генерального директора «Красноленинскнефтегаз».

4 сентября – в Перми убит генеральный директор «Нефтехимика» Евгений Пантелеймонов.

28 сентября – убит финансовый директор компании «Валс», торгующей нефтью и нефтепродуктами.

17 октября – взорвана машина, в которой находился директор «ЛУКОЙЛа-Кама» Магомет Сулейманов.

15 ноября – в Москве убит директор «АЗС-Сервис» , владевшей несколькими автозаправками, Сергей Журкин.

16 ноября – тремя выстрелами в упор тяжело ранен заместитель генерального директора по внешнеэкономической деятельности «Астраханьгазпрома» Юрий Махашвили.

4 декабря – в Петрозаводске застрелен генеральный директор самого крупного в Карелии нефтеторгового предприятия «Росика» Алексей Аполлонов.

15 декабря – убит генеральный директор Туапсинского НПЗ Александр Василенко.

Самым громким делом 1995 года оказались убийства руководителей банка «Югорский». «Югорский» был организован в 1991 году «Нижневартовскнефтегазом», «Мегионнефтегазом» и «Сибнефтегазпереработкой» и сразу же стал одним из ведущих банков страны. Вскоре среди его клиентов появился и «ЛУКОЙЛ». Осенью 1992 года руководство Международного банка реконструкции и развития (МБРР) обсуждало с президентом банка Олегом Кантором вопрос о выделении кредита на 2 млрд долларов для российской нефтедобывающей промышленности. В конце 1993 года шел разговор о слиянии «Югорского», «Империала» и «Российского кредита» в единый банк ТЭКа. Однако в 1994 году в «Югорском» начался кризис. Из банка стали уходить ведущие сотрудники. Одновременно его покинули акционеры – «Мегионнефтегаз» и «Сибнефтегазпереработка», – а «ЛУКОЙЛ» забрал из «Югорского» свои счета. В 1994 году была сделана попытка возродить банк, которая закончилась крахом. В марте 1995 года вице-президентом банка стал коммерческий директор Красноярского алюминиевого завода Вадим Яфясов. Он прорабатывал вопрос о переходе на обслуживание в «Югорский» КрАЗа и Ачинского глиноземного комбината. 10 апреля его убили. А в ночь на 20 июля на территории правительственного санатория «Снегири» зарезали Олега Кантора[29].

Другим не менее скандальным делом стало убийство мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. В мае 1998 года Петухов заявил, что «ЮКОС» не платит налоги в местный бюджет и это не позволяет своевременно выплачивать зарплату работникам бюджетных предприятий. Руководители компании ответили, что уплатили в бюджет города около 120 миллионов рублей и фактически обвинили власти Нефтеюганска в их растрате. В конфликт вмешался губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Александр Филиппенко. Петухов объявил голодовку, потребовав возбудить уголовное дело по факту неуплаты «ЮКОСом» налогов в городской бюджет. Голодовка продлилась неделю, и через несколько дней после ее окончания, 26 июня 1998 года неизвестные лица застрелили из пистолета-пулемета мэра, когда он шел пешком на работу[30].

Когда в стране начались рыночные преобразования, в нефтяную промышленность устремились и крупные международные корпорации, и мелкие неизвестные фирмы, которые видели в России своего рода Клондайк, политически более стабильный, чем страны Ближнего Востока. Российским же нефтяникам от иностранных компаний нужны были деньги, технологии, управленческий опыт и возможность выхода на зарубежные рынки.

Но взаимное разочарование было неизбежно. Иностранные компании столкнулись с российской бюрократией и коррупцией, политической непредсказуемостью, неблагоприятным инвестиционным климатом, корпоративными разборками. И сами, по мнению россиян, не упускали возможности воспользоваться бедственным положением отрасли и неискушенностью российских партнеров в международных делах. Они зачастую неоправданно затягивали реализацию проектов, жалуясь на тяжелые условия работы в России.

Типичный пример – история с Amoco и Приобским месторождением. Лицензия на северный участок Приобского месторождения с 1993 года принадлежала «Юганскнефтегазу». С освоением его правого берега были проблемы, поскольку большую часть года он представлял собой сплошное болото. Нужны были передовые технологии и около 12 млрд долларов, поэтому к проекту решили привлечь иностранного инвестора. В 1993 году тендер выиграла Amoco. Американцы собирались работать на Приобском исключительно в режиме СРП и в течение пяти лет вели переговоры с правительством, стараясь выбить более выгодные условия. Они вложили в Приобское 100 млн долларов и сетовали, что запросы «ЮКОСа» постоянно менялись. Тем временем проект простаивал, шансы на компромисс таяли. По мнению Михаила Ходорковского, это было результатом нерешительности Amoco, которой предоставили эксклюзивные права на месторождение[31]. Избавившись от Amoco, глава «ЮКОСа» пригласил сервисные компании Schlumberger и Kvaerner и стал успешно осваивать Приобское.

Большое внимание работе иностранных (особенно американских) компаний в российской нефтянке и развитию энергетического сотрудничества уделяла комиссия Гор-Черномырдин, которая, в частности, стремилась стимулировать приток американских инвестиций в российский ТЭК. Так, в ходе визита премьера Виктора Черномырдина в США был подписан контракт с американским консорциумом по проекту «Сахалин-2» . Результатом работы комиссии стало и СРП по «Сахалину-1» . Был также решен вопрос об участии Chevron в Каспийском трубопроводном консорциуме.

Комиссия старалась оперативно реагировать на сбои, нередко возникавшие в российско-американских нефтяных отношениях. Один из них – скандал вокруг Центрально-Хорейверской впадины в Тимано-Печоре. В сентябре 1997 года выигравшая тендер компания Exxon была лишена прав на ее освоение, после чего вопрос о судьбе проекта был включен в повестку 9-й сессии комиссии Гор-Черномырдин. Но «разрулить» ситуацию ей так и не удалось.

В целом список нефтяных успехов этой комиссии не слишком впечатляет. По мнению очевидцев, сложился стереотип таких встреч: американцы лоббировали изменения в российской экономической политике, а россияне кивали, но поступали по-своему.

«ЛУКОЙЛ». В 1991 году постановлением Совета Министров СССР по инициативе первого заместителя министра нефтегазовой промышленности Вагита Алекперова был создан государственный нефтяной концерн «ЛангепасУрайКогалымнефть», включивший три сибирских объединения «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз» и «Когалымнефтегаз», а также нефтеперерабатывающие заводы в Перми, Волгограде, Уфе и Мажейкяе. На его основе в 1993 году было образовано ОАО «ЛУКОЙЛ» . Правда, без Мажейкяйского и Уфимского НПЗ, но зато со сбытовыми организациями в Краснодарском крае, Волгоградской, Вологодской, Челябинской, Пермской, Кировской, Калининградской и других областях.

В 1990-х годах «ЛУКОЙЛ» был флагманом нефтяной промышленности России благодаря своему бессменному лидеру Вагиту Алекперову, который родился в Баку в семье нефтяника и прошел путь от буровика до первого заместителя министра. Стратегия и тактика «ЛУКОЙЛа» строится на непререкаемом авторитете его президента, который обладает стратегическим видением и умением реализовать его в разных исторических условиях. У концерна был могущественный «крестный отец» – российское правительство и лично Виктор Черномырдин. Недаром министр топлива и энергетики Юрий Шафраник, выступая на собрании акционеров в апреле 1995 года, открыто заявил, что проекты «ЛУКОЙЛа» всегда поддерживались, поддерживаются и будут поддерживаться властями[32].

«ЛУКОЙЛ» был лидером во всем. Его акции одними из первых стали продаваться на вторичном фондовом рынке России. Прежде других нефтяных холдингов он осуществил консолидацию в 1995 году и вывел акции на мировой рынок. Концерн раньше всех пригласил международного аудитора KPMG (в 1994 году) и привлек в акционеры иностранную компанию – ARCO.

В 1990-е годы «ЛУКОЙЛ» был «нефтяным послом» России. Опередив конкурентов, он отправился в бывшие советские республики: в Казахстане стал работать на месторождениях Тенгиз и Кумколь, в Азербайджане в 1993 году заключил первое рамочное соглашение с ГНКАР. В 1994 году был подписан контракт века на разработку шельфовых месторождений Азери-Чираг-Гюнешли, где у «ЛУКОЙЛа» 10% акций, потом пошли Шах-Дениз, Ялама и Карабах… Для России тогда было жизненно важно восстановить влияние на постсоветском пространстве и наладить энергодиалог с другими странами СНГ. В 1990-е годы «ЛУКОЙЛ» во многом определял внешнюю политику страны в отношении каспийских государств[33].

И в дальнее зарубежье «ЛУКОЙЛ» пошел первым. В 1997 году приобрел контрольный пакет в российском консорциуме, созданном для освоения иракского месторождения Западная Курна-2 . Вместе с итальянским Agip образовал СП для работы в Тунисе, Египте и Ливии. Более того – проник в иностранную нефтепереработку: во второй половине 1990-х годов приобрел НПЗ в Болгарии, Румынии и на Украине.

В 1997 году «ЛУКОЙЛ» получил контроль над «Архангельскгеологодобычей», а в 1999 году поглотил «КомиТЭК», став главным игроком в Тимано-Печоре – самой перспективной нефтегазовой провинции Европейской части России. Концерну принадлежит основная заслуга в развитии Тимано-Печоры. Там он работает вместе с американской Conoco, подписав с ней в 1998 году меморандум о совместном освоении региона.

В 1993 году российское правительство приняло Программу возрождения торгового флота, элементом которой стало строительство «ЛУКОЙЛом» новых танкеров ледового класса. К концу 1998 года у концерна было уже 66 судов, которые обеспечивали 13% общих морских перевозок российскими судами[34].

«ЛУКОЙЛ» первым с 1997 года начал массовое строительство фирменных автозаправочных станций (АЗС) в России и покупал заправки за рубежом и, что было тогда совсем необычно, пришел в нефтехимию, приобретя «Ставролен» в 1998 году и «ЛУКОЙЛ Нефтохим Бургас» в 1999 году.

«Сургутнефтегаз» был создан в марте 1993 года. Его структуру определил Указ Президента РФ № 1403: добывающая компания «Сургутнефтегаз», «Киришинефтеоргсинтез» и сбытовые организации на северо-западе России.

Если про «ЛУКОЙЛ» обычно говорят «первый», то про «Сургутнефтегаз» – «уникальный», и тоже благодаря его лидеру – Владимиру Богданову, который был назначен генеральным директором в 1984 году, став самым молодым в СССР «нефтяным генералом». Тогда ему было 32 года. «Сургутский затворник» Богданов не любит огласки. Его компания известна только специалистам и никогда не была замешана в громких корпоративных разборках. Это единственная ВИНК, чья штаб-квартира не переехала в Москву. В отличие от других «Сургутнефтегаз» не передавал предприятия социальной сферы муниципалитетам и активно благоустраивал город. Для Владимира Богданова – «нефтяного генерала, который ходит на работу пешком» и часто проводит отпуск в деревне у родителей, нет ничего важнее, чем процветание «Сургутнефтегаза».

Богданов не любит брать в долг или просить подачек от государства, предпочитая жить по средствам. Со второй половины 1990-х годов «Сургутнефтегаз» не имел задолженности перед бюджетом и никогда не увлекался минимизацией налогообложения. Когда журналисты спрашивали, как компания умудряется оставаться островком финансовой стабильности среди практически обанкротившихся собратьев, они получали исчерпывающий ответ: «У нас не воруют!»[35] Недаром «Сургутнефтегаз» заработал в 1999 году невиданную в истории российской нефтяной отрасли прибыль – 1,2 млрд долларов[36].

Еще в начале 1990-х годов Богданов поставил задачу «сделать так, чтобы компания не попала в руки бандитов и иностранцев». Он считал, что нефть вместо СП могут добывать сами российские предприятия, используя отечественную технологию, и это обойдется стране гораздо дешевле. При этом Богданов закупал передовую иностранную технику, но старался наладить выпуск ее аналогов на российских заводах, в первую очередь оборонных.

Производственная стратегия «Сургутнефтегаза» также уникальна. Он ввел в эксплуатацию Тянское и Конитлорское месторождения в 1994 году и уже в 1996 году начал наращивать нефтедобычу, тогда как большинство ВИНК показали прирост только в 2000 году. Причем если конкуренты для увеличения добычи приобретали другие компании, то «Сургутнефтегаз» повышал нефтеотдачу на старых пластах и запускал самостоятельно разведанные месторождения. Во второй половине 1990-х годов «Сургутнефтегаз» стал оснащать «Киришинефтеоргсинтез», в основном выпускавший мазут, комплексом глубокой переработки нефти.

При осторожном отношении к иностранцам компания чутко реагировала на требования времени: в 1997 году она выпустила АДР первого уровня после «ЛУКОЙЛа», «Черногорнефти» и «Татнефти». Но до сих пор она более закрыта, чем конкуренты, и отстает в плане улучшения корпоративного управления.

«ЮКОС». Компания была создана в апреле 1993 года. Первым президентом «ЮКОСа» стал Сергей Муравленко, сын легендарного Виктора Муравленко, бывшего руководителя «Главтюменнефтегаза». Сначала «ЮКОС» получил «Юганскнефтегаз», группу самарских НПЗ и 8 сбытовых организаций в центре Европейской части России, а в 1994–1995 годах был усилен еще несколькими предприятиями, крупнейшим из которых стала «Самаранефтегаз». «Юганскнефтегаз», главная «дочка» «ЮКОСа», всегда был прогрессивной и динамичной компанией. Уже в марте 1991 года он начал переговоры с Amoco о совместной разработке Приобского месторождения, получил средства от Мирового банка на реабилитацию трех месторождений, в 1995 году провел международный аудит своих запасов, одним из первых пошел за рубеж – в Перу.

После залоговых аукционов «ЮКОС» перешел под контроль «МЕНАТЕПа», который приобрел более 90% акций компании примерно за 350 млн долларов. На тот момент «ЮКОС» был в плачевном состоянии. Добыча нефти «Юганскнефтегазом» за 1987–1995 годы упала с 70 млн до 27 млн тонн и надолго застряла на этой отметке. В 1995 году «Юганскнефтегаз» остановил почти все бурение, а инвестиции в производство свелись к нулю. Если в 1990 году простаивала 1 тыс. скважин, то в 1994 году – уже 3,7 тыс.[37] Не лучше была ситуация и у компании «Самаранефтегаз». Она отказывалась поставлять нефть Новокуйбышевскому НПЗ, который задолжал ей огромные деньги. «Куйбышевнефте-оргсинтез» работал без руководителя после того, как уволили его директора. Никто не хотел занять это место, ведь два его предшественника были убиты.

Почти 60% потребителей продукции «ЮКОСа» были неплатежеспособными аграриями. В 1993–1996 годах долги по налогам «ЮКОСа» выросли в 2,8 раза, превысив 2 млрд долларов[38]. Нагнеталась социальная напряженность из-за колоссальной задолженности по зарплате «Юганскнефтегаза». Нефтеюганск начал бастовать.

Компании пришлось бороться за выживание. В феврале 1995 года, чтобы вывести «Юганскнефтегаз» из финансового кризиса, совет директоров «ЮКОСа» перешел к новой торговой политике, которую в компании назвали «маленьким НЭПом». Нефть в стране стали продавать коммерческим структурам на условиях предоплаты, причем в договорах особо оговаривалась продажа нефтепродуктов в тех областях, за топливное обеспечение которых отвечал «ЮКОС». За март было реализовано 1,7 млн т нефти, и «Юганскнефтегаз» получил 245 млрд рублей (в предыдущие месяцы – не более 70 млрд). «НЭП» позволил сократить задолженность по зарплате нефтяникам с четырех до двух месяцев[39].

Среди этого хаоса 23 мая 1996 года Сергей Муравленко покинул свой пост. Его избрали председателем совета директоров, а во главе компании встал Михаил Ходорковский. Он окончил Московский химико-технологический институт имени Менделеева, в 1987 году основал Центр межотраслевых научно-технических программ (МЕНАТЕП), побыл генеральным директором межбанковского объединения «МЕНАТЕП», советником премьер-министра РФ, заместителем министра топлива и энергетики Юрия Шафраника, председателем совета директоров ЗАО «Роспром» . В феврале 1997 года завершилось слияние управляющей компании «Роспром» и «ЮКОСа», и Ходорковский возглавил «Роспром-ЮКОС» .

Ходорковский перестроил «ЮКОС» по образу и подобию западных нефтяных компаний. Социальная сфера была передана муниципалитетам, а бурение, строительство и транспорт выделились в сервисные предприятия или перешли на аутсорсинг. Финансовую отчетность «ЮКОСа» проверила аудиторская компания Coopers and Lybrand, а запасы нефти – Sewell & Associates.

«ЮКОС» продолжал расти за счет поглощений: сначала он скупил 9% акций Восточной нефтяной компании (ВНК) на открытом рынке, а в 1997 году приобрел на аукционе еще 44% ее акций за 810 млн долларов[40].

Но кризис 1998 года привел «ЮКОС» на грань банкротства. Большинство российских частных банков разорилось, включая «Менатеп-Москва» . «МЕНАТЕП» слился с ОНЭКСИМбанком и Мост-банком, образовав Росбанк. «ЮКОСу» пришлось разбираться с разгневанными кредиторами, в том числе с иностранными банками (Daiwa и West Merchant, которые дали «МЕНАТЕПу» 236 млн долларов под залог 30% акций «ЮКОСа» на покупку ВНК)[41].

С 1999 года «ЮКОС» предлагал акционерам дочерних компаний перейти на единую акцию. В марте 1999 года внеочередные собрания акционеров «Самаранефтегаза», «Юганскнефтегаза» и «Томскнефти» решили провести дополнительные эмиссии и разместить акции в офшорах[42]. Консолидация сопровождалась скандалами с миноритариями, особенно с Кеннетом Дартом, виртуозом «гринмейла»[43], который приобрел от 12 до 18% акций «дочек» «ЮКОСа». Дарт упорно боролся против планов Ходорковского по проведению дополнительных эмиссий. Поначалу ему удавалось блокировать решения «ЮКОСа». Параллельно Дарт стремился продать Ходорковскому свои акции, требуя за них 750 млн долларов. ФКЦБ наотрез отказывалась регистрировать дополнительную эмиссию «ЮКОСа». Но в ноябре 1999 года ее председатель Дмитрий Васильев покинул свой пост, и эмиссия была зарегистрирована. Теперь торговаться Дарту стало сложнее, он согласился на 120 млн долларов отступных и подписал с «ЮКОСом» «меморандум о ненападении»[44]. На фондовом рынке методы консолидации «ЮКОСа» вызвали резко негативную реакцию – акции компании даже исключали из листинга РТС.

Государственная компания «Роснефть» была создана Указом № 1403 вместо корпорации «Роснефтегаз». Возглавил ее Александр Путилов, бывший генеральный директор «Урайнефтегаза». Преобразованная в открытое акционерное общество в апреле 1995 года Указом Президента РФ «О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний» № 327, она должна была осуществлять доверительное управление государственными пакетами акций компаний, не вошедших в новые ВИНК, обеспечивать поддержку отраслевых НИОКР и представлять интересы государства в СРП. «Роснефть» все время слабела – она служила исходным материалом для создаваемых ВИНК и особенно сильно пострадала от образования «Сибнефти», лишившись ценнейших активов.

Постановление Правительства РФ «О преобразовании государственного предприятия «Роснефть» в открытое акционерное общество «Нефтяная компания «Роснефть» от 29 сентября 1995 года № 971 определило новую структуру «Роснефти»: несколько добывающих дочерних компаний (основные – «Пурнефтегаз» и «Сахалинморнефтегаз»), четыре НПЗ и 16 сбытовых предприятий. Ее руководство надеялось, что эта структура станет окончательной.

Но потери продолжались. «Роснефть» лишилась акций Московского НПЗ и «Моснефтепродукта», потому что Юрий Лужков утверждал, что «Роснефть» сможет оказывать ценовое давление на московский топливный рынок. Поскольку москвичи еще не оправились от «бензинового кризиса», грянувшего осенью 1994 года, когда к АЗС выстраивались многокилометровые очереди и бензин покупали у спекулянтов по заоблачным ценам, мэр доказал, что он, а не «Роснефть», должен контролировать компанию, снабжающую столицу топливом. В 1997 году была создана Центральная топливная компания (ЦТК), которой были переданы акции Московского НПЗ и «Моснефтепродукта». Летом 1999 года по распоряжению Юрия Лужкова 100% акций ЦТК достались новой Московской нефтяной компании (МНК), крупными акционерами которой были Шалва Чигиринский и его партнеры.

«Роснефть» пыталась стать национальной нефтяной компанией, выполняющей важные экономические и политические функции, но ее усилия на корню пресекали частные корпорации, которым не нужен был мощный государственный соперник.

В 1990-е годы было предпринято несколько попыток приватизировать «Роснефть». Ее приватизационные муки тесно связаны с превратностями «Пурнефтегаза». Это одно из лучших производственных объединений отрасли тогда добывало 8 млн тонн в год и входило в компанию «СИДАНКО», образованную в мае 1994 года. В начале 1995 года высшее руководство «Пурнефтегаза» направило письмо в правительство с просьбой вернуть предприятие в состав «Роснефти». Премьер-министр Виктор Черномырдин передал госпакет акций «Пурнефтегаза» «Роснефти», а «СИДАНКО» в ответ подала в суд на Госком-имущество. После того как Владимир Потанин приватизировал «СИДАНКО», битва за «Пурнефтегаз» пошла всерьез.

В апреле 1997 года президентом «СИДАНКО» стал Зия Бажаев, бывший главный инженер Грозненского биохимического завода[45]. Ему пришлось бороться за «Пурнефтегаз». Задача была нелегкая – к «Роснефти» повышенный интерес проявлял Борис Березовский. В конце 1997 года после длительных тяжб, когда судьи признали законность требований «СИДАНКО», Потанин вдруг отказался от «Пурнефтегаза». В этом щедром жесте эксперты усмотрели руку Березовского.

В апреле 1997 года Александра Путилова уволили, поскольку он противился планам Госкомимущества по приватизации компании. Его сделали председателем совета директоров, а Юрия Беспалова, «человека Березовского», назначили президентом «Роснефти». Он стал избавляться от «старой команды» и приводить новых людей, готовя компанию к поглощению «Сибнефтью».

Самая скандальная попытка приватизации «Роснефти» была предпринята в 1998 году. Правительство Черномырдина перед отставкой утвердило план, по которому собирались продать 75% плюс одна акцию «Роснефти» за фантастически высокую по тем временам сумму – 2,1 млрд долларов плюс 400 млн долларов инвестиционных условий. Иностранцы тоже интересовались «Роснефтью»: были созданы альянсы «СИДАНКО» – ВР, «Газпром» – Shell – «ЛУКОЙЛ», и даже Джордж Сорос готов был выложить 1 млрд долларов. Все ждали «битвы гигантов» между «ЮКСИ» (объединением «ЮКОСа» и «Сибнефти», которое просуществовала полгода) и двумя альянсами. Но в марте Михаил Ходорковский вышел из игры – дескать, цена «безбожно завышена»[46]. А потом иностранные инвесторы просто проигнорировали аукцион, назначенный на 29 мая 1998 года.

Продажу перенесли на 30 октября 1998 года. Правительству пришлось умерить аппетиты после обвала фондового рынка в конце мая и снизить цену до 1,6 млрд долларов[47]. Чтобы подготовить «Роснефть» к аукциону, призвали на помощь «Группу Альянс», созданную бывшим президентом «СИДАНКО» Зией Бажаевым. 3 августа вице-премьер Борис Немцов представил Бажаева как внешнего управляющего «Роснефти». К этому моменту компания была в плачевном состоянии. Активы 40 предприятий, в том числе «Пурнефтегаза», были арестованы. «Краснодарнефтеоргсинтез» выставили на продажу за налоговые долги в 32 млн долларов.

Команда Бажаева проявила редкую расторопность – за две недели подготовила программу повышения инвестиционной привлекательности «Роснефти», достигла соглашения с основными кредиторами, подписала контракт об аудите с Price Waterhouse вернула «Роснефти» контрольный пакет «Пурнефтегаза». Но чтобы продолжить трансформацию «Роснефти», «Группе Альянс» не хватало формальных полномочий. Правительство 11 августа 1998 года поручило совету директоров в три дня подписать контракт с кризисными управляющими, но директора ничего не делали две недели[48]. За это время ситуация в стране кардинально изменилась. Драгоценное время было упущено, и 27 августа Бажаев отказался от управления компанией[49].

В октябре 1998 года президентом «Роснефти» был назначен Сергей Богданчиков, с 1993 года возглавлявший «Сахалинморнефтегаз», и поработавший в 1980-х годах в Сахалинском обкоме КПСС. У Богданчикова была трудная задача – собрать компанию по частям. Ведь осенью 1998 года «Роснефть» потеряла-таки «Пурнефтегаз». Контрольный пакет, оцененный в «смешную» сумму – 10 млн долларов, был передан за долги четырем таинственным кредиторам[50]. Но вскоре после дефолта премьером стал убежденный государственник Евгений Примаков, который в ноябре 1998 года, призвав на помощь Генпрокуратуру, вернул «Роснефти» контрольный пакет «Пурнефтегаза».

Тюменская нефтяная компания была образована 9 августа 1995 года. Ей поставили задачу возродить загубленный Самотлор. К началу 1990-х годов обводненность стареющего месторождения достигла 92%, а число неработавших скважин увеличилось с 3100 в 1993 году до 4100 в 1994 году (40% общего фонда скважин). На его реабилитацию нужно было 6–8 млрд долларов, иначе после 2000 года добыча на нем могла упасть до 3 млн тонн в год, что угрожало бы существованию компании и даже города Нижневартовска[51]. ТНК достались «Нижневартовскнефтегаз», «Тюменнефтегаз», Рязанский НПЗ (один из старейших в России) и распределительная сеть в Центральном экономическом районе. Председателем совета директоров стал Виктор Палий, гендиректор «Нижневартовскнефтегаза».

Приватизация ТНК шла вторым этапом после приватизации первых ВИНК. Серьезными претендентами на ТНК считались: «Росинвестнефть» Виталия Мащицкого, экспортировавшая нефть под восстановление Самотлора (ее поддерживал Палий), альянс московского правительства и «СБС-Агро» , а также «Альфа-групп» , финансовым центром которой был Альфа-Банк, а нефтяным – «Альфа-эко» . «Альфа-эко» торговала углем, нефтепродуктами и черными металлами в 1991–1992 годах, а за продажу нефти всерьез взялась в 1993 году. ТНК для «Альфы» была последним шансом получить крупные активы в нефтянке.

Летом 1996 года Виктор Палий решил уступить пост председателя совета директоров ТНК своему давнему знакомому – бывшему министру топлива и энергетики Юрию Шафранику. Последний, правда, переметнулся на сторону противников Палия весной 1997 года, когда пришла пора утверждать условия инвестиционного конкурса по продаже 40% акций ТНК, назначенного на лето. Они были написаны под «Альфа-групп» и ее партнера – российско-американскую компанию «Ренова». Цену продажи поставили 25 млн долларов. Победитель должен был депонировать 88 млн долларов для покупки в пользу ТНК ряда активов или иметь эти активы в собственности. Такая возможность была только у альянса «Альфа-групп» – «Ренова»[52].

Поняв, что совершил ошибку, Палий попытался отвоевать позиции. Бои с превосходящим по силе противником велись упорные: в июне 1997 года Анатолий Чубайс и Альфред Кох даже выпустили предписание правительства для совета директоров ТНК – не допустить избрания Палия генеральным директором «Нижневартовскнефтегаза». Но Палий, который контролировал в Нижневартовске все и вся, не разрешил посадить самолет, на котором Шафраник как представитель государства вылетел 6 июня в Нижневартовск для голосования на собрании акционеров ТНК, отправив его в Сургут. Пока Шафраник на перекладных добирался до Нижневартовска, дружественные Палию директора провели его кандидатуру на пост гендиректора.

17 июня правительственная комиссия по оперативным вопросам отказалась реструктурировать задолженность «Нижневартовскнефтегаза» и возбудила процедуру его банкротства.

А 20 июня на собрании акционеров ТНК Виктора Палия пытались не пропустить в совет директоров компании. Однако не удалось и это. Представитель Минтопэнерго Николай Русанов, голосующий акциями РФФИ (40%), неправильно заполнил бюллетень. В результате в совет был избран Виктор Палий вместо Юрия Шафраника, который должен был стать его председателем[53].

Перед конкурсом Виктор Палий обращался в правительство и Госдуму и вел информационную войну против «Альфа-групп» . 1 июля 1997 года на пресс-конференции он заявил, что ситуацию с приватизацией ТНК «иначе как государственным разбоем по отношению к государственной компании с молчаливого согласия руководителей государства не назовешь», и сообщил, что «организаторами этого грязного дела» являются Юрий Шафраник, Петр Мостовой и Альфред Кох[54].

Информационное наступление Палия принесло плоды: «Альфа-групп» пришлось заплатить рекордную по тем временам сумму – 810 млн долларов. Победителем конкурса был объявлен «Новый холдинг», учрежденный «Альфа-групп» и «Реновой».

Но покупка 40% акций не позволила новым акционерам ТНК начать реально управлять компанией, предстояли месяцы борьбы с Виктором Палием за контроль над «дочками» ТНК. 16 августа команда Палия сорвала внеочередное собрание акционеров «Нижневартовскнефтегаза»: не набралось необходимого кворума. Дело дошло до того, что руководители «Альфа-эко» передвигались по Нижневартовску с оружием. Вопрос был решен в начале 1998 года, когда «Новый холдинг» выкупил акции дочерних предприятий ТНК и самой ТНК, принадлежавшие «группе Палия». Впрочем, отрешение Палия от должности гендиректора «Нижневартовскнефтегаза» зимой 1998 года прошло мирно[55].

В новый совет директоров ТНК в 1998 году вошли Михаил Фридман, Леонид Блаватник и Виктор Вексельберг. Президентом ТНК стал Семен Кукес, уроженец России, который в юности эмигрировал в США и удачно поработал в Phillips Petroleum и Amoco. Исполнительным директором назначили Германа Хана, главу «Альфа-эко» . Хан, не любящий публичности олигарх, имеет репутацию человека чрезвычайно жесткого. Кукес же прославился как дипломатичный переговорщик. Он добился снижения себестоимости производства, увеличил загрузку НПЗ, ввел джобберскую[56] программу на автозаправках ТНК, занялся выплатой налоговых долгов…

Из-за дефолта и бесконечных смен правительства полная приватизация ТНК затянулась. Аукцион с инвестиционными условиями на 49,8% акций компании был проведен только в декабре 1999 года. Выиграло ЗАО «Новые приоритеты» , принадлежавшее тем же лицам, что и «Новый холдинг». Победитель согласился заплатить за акции 90 млн долларов и инвестировать в проекты ТНК 185,2 млн долларов.

«СИДАНКО» – Сибирско-Дальневосточная нефтяная компания – была создана в мае 1994 года для снабжения Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера нефтью, газом и нефтепродуктами. Компании передали государственные пакеты акций «Пурнефтегаза», «Кондпетролеума», «Черногорнефти», «Варьеганнефтегаза», «Удмуртнефти», Саратовского НПЗ, Ангарской нефтехимической компании (самой крупной в России) и нескольких сбытовых сетей. Она стала лидером среди мировых негосударственных компаний по доказанным запасам нефти. Правда, Владимир Потанин в 1999 году назвал «СИДАНКО» «бессмысленным набором активов»[57].

Беды «СИДАНКО» начались сразу. В 1995 году «Пурнефтегаз» передали «Роснефти». В виде компенсации «СИДАНКО» получила «Саратовнефтегаз», добывавший 1,2 млн тонн в год, Хабаровский НПЗ и 16 предприятий нефтепродуктообеспечения, которые не возместили ей потерю крупнейшей добывающей «дочки». Без «Пурнефтегаза» не удавалось загрузить сырьем Ангарскую нефтехимическую компанию, и у «СИДАНКО» возник дисбаланс между добычей и переработкой нефти. К тому же в «СИДАНКО» был установлен специфический финансовый режим. Материнская компания приобретала нефть у «дочек» по заниженным ценам, оплачивала ее зачастую не деньгами, а векселями и не предоставляла им необходимые инвестиции. В результате многие из них оказались на грани банкротства.

К концу 1997 года «Интеррос» собрал 96,5% акций «СИДАНКО» и стал искать для нее новых хозяев с помощью Зии Бажаева, который с апреля 1997 года был президентом «СИДАНКО»[58]. Сначала 40% акций получил кипрский офшор Kantupan, представлявший интересы Джорджа Сороса и Бориса Йордана. Следующие 10% и право голоса на 20% достались British Petroleum (BP) за 571 млн долларов[59]. Очередным потрясением для «СИДАНКО» оказался дефолт 1998 года, который ее владельцы пережили с тяжелыми потерями.

А потом атаку на компанию повела ТНК. В конце 1998 года в арбитражных судах начались процессы о банкротстве «Кондпетролеума» и «Черногорнефти». ТНК контролировала их полностью. Схема была простой и эффективной. В декабре 1998 года в «Черногорнефти» появился внешний управляющий – человек «Альфа-групп» , а ТНК скупила 60% долговых обязательств «Черногорки» и стала контролировать не только комитет кредиторов, но и товарные и финансовые потоки должника. Внешний управляющий направил нефть на экспорт связанному с «Альфа-групп» иностранному посреднику, а внутри страны – на заводы ТНК. Цену на нефть искусственно занижали и превратили «Черногорнефть» в неплатежеспособного банкрота. Внешний управляющий выставил имущество должника в ноябре 1999 года на аукцион. И хотя реальная цена «Черногорки» была близка к 1 млрд долларов, ТНК приобрела ее за 176 млн долларов. По схожей схеме банкротили и «Кондпетролеум». В сентябре 1999 года компания была продана ТНК за 52 млн долларов[60].

В октябре 1998 года «СИДАНКО» прекратила поставлять нефть Ангарской нефтехимической компании, в ноябре сняла с себя полномочия управляющей компании, а Потанин даже заявил, что готов вернуть акции «Ангарки» государству. В 1999 году под процедуру банкротства попали «Удмуртнефть» и «Варьеганнефтегаз». Весной 1999 года управляющей компанией «СИДАНКО» фактически стала British Petroleum. Она начала сокращать расходы, оптимизировать управление и организовала в США оппозицию захватчикам «СИДАНКО».

Дело в том, что ТНК заключила в 1999 году соглашение с американским Эксимбанком о кредите на 500 млн долларов под реконструкцию Рязанского НПЗ и реабилитацию Самотлора. Но не обошлось без скандала из-за войны ТНК против «СИДАНКО». BP-Amoco надавила на Госдепартамент США, требуя принять меры. В декабре 1999 года госсекретарь США Мадлен Олбрайт подписала обращение, в котором призывала Эксимбанк отказать ТНК в кредите, указывая, что это соответствовало бы национальным интересам США, и подчеркивая явно коррумпированный характер банкротств «Кондпетролеум» и «Черногорнефти»[61]. Однако позиции американских сторонников ТНК оказались сильнее. Ричард Чейни, возглавлявший тогда Halliburton, объяснил Госдепартаменту, что отказ от предоставления займа лишит американские компании выгоднейших заказов в Рязани и на Самотлоре.

В конце 1999 года «СИДАНКО» продала свои восточные активы «Росинвестнефти», та перепродала Ангарскую нефтехимическую компанию и часть сбытовых структур «ЮКОСу», а Хабаровский НПЗ с другими сбытовыми сетями – «Группе «Альянс». В декабре 1999 года ВР, российские акционеры «СИДАНКО» и ТНК заключили мировую. В 2001 году ТНК выкупила акции «СИДАНКО» у Kаntupan и «Интерроса». Так «СИДАНКО» перестала существовать как независимая компания.

«Транснефть» и «Транснефтепродукт». Система магистральных нефтепроводов России формировалась в 1960–1970 – е годы, когда требовалось доставлять растущие объемы нефти из Западной Сибири к нефтеперерабатывающим заводам и на экспорт. К началу 1990-х годов Главное управление по транспортировке и поставкам нефти («Главтранснефть») Миннефтегазпрома СССР ведало 94 тыс. км магистральных нефте – и продуктопроводов. В 1992 году «Главтранснефть» Указом Президента РФ № 1403 разделили на две трубопроводные компании: «Транснефтепродукту» отошли продуктопроводы, а «Транснефть» получила 49,6 тыс. км магистральных нефтепроводов, 404 насосные подстанции и резервуарный парк на 13,2 млн куб. м[62].

Система была рассчитана на транспортировку до 600 млн тонн нефти в год, а в России добывалось менее 400 млн, то есть на поставки по стране и в другие страны СНГ ее хватало с лихвой. Зато трубопроводы, по которым нефть шла в дальнее зарубежье, работали на пределе. В 1990-х годах «Транснефти» было не до прокладки новых маршрутов. Тарифная выручка при галопирующей инфляции позволяла ей лишь поддерживать в рабочем состоянии ветшавшее хозяйство. А дряхлело оно быстро. К середине 1990-х годов 45% трубопроводов было моложе 20 лет, 30% – от 20 до 30 лет, 25% – старше 30 лет[63].

С 1980 года «Главтранснефтью» руководил потомственный трубопроводчик Валерий Черняев, который успешно отражал все попытки сместить его с высокого поста, например атаку Бориса Немцова, нападавшего в 1997 году на естественные монополии. Черняев был отправлен в отставку лишь в мае 1998 года вслед за его давним другом премьер-министром Виктором Черномырдиным. Тогда правительству стал нужен верный вассал, а не строптивый трубопроводный «барон». Новый премьер-министр Сергей Кириенко поставил на «Транснефть» Дмитрия Савельева, своего знакомого по Нижнему Новгороду.

Правительство всегда отводило «Транснефти» важную роль в выбивании из нефтяников долгов бюджету и текущих налогов. Более того, по Постановлению Правительства РФ «О дополнительных мерах по обеспечению поставок топливно-энергетических ресурсов потребителям Российской Федерации» от 10 марта 1999 года № 262 Минтопэнерго получило право вносить уточнения в утвержденные графики транспортировки нефти по системе магистральных нефтепроводов с учетом обеспечения поставок нефти и нефтепродуктов на внутренний рынок. То есть экспортная труба стала регулировать и снабжение россиян топливом.

При Савельеве «Транснефть» начала строить новые трубопроводы. Чтобы гарантировать транзит азербайджанской нефти, был нужен нефтепровод в обход Чечни, на новороссийском направлении требовалось исключить транзит через Украину. Завершалось обоснование инвестиций по Балтийской трубопроводной системе (БТС).

В сентябре 1999 года президентом «Транснефти» назначили Семена Вайнштока, генерального директора «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». Савельев заявил, что был нарушен устав «Транснефти», и собирался продолжать работу. Тогда призвали милицию и ОМОН. В ночь на 15 сентября 1999 года офис компании был вскрыт, и на следующий день Савельева туда уже не пустили[64].

Кризис стал переломным моментом для нефтяной промышленности. Для нефтяников наступили тяжелые времена. Когда в 1998 году цена российской нефти марки Urals упала с 17 до 10 долларов за баррель, российский экспорт оказался на грани рентабельности, отчисления в бюджет резко сократились. «Нефтяные генералы» предупредили правительство: или снижайте налоги, или снизится добыча нефти до уровня, не обеспечивающего энергетическую безопасность страны. «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС» и «СИДАНКО» заявили о планах сократить добычу нефти в 1999 году на 15%, ТНК – на 5%. В целом по стране Минтопэнерго ожидало падения до 240–250 млн тонн с 303 млн тонн в 1998 году[65].

Государство помогло нефтяникам, перераспределив в их пользу отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы и урезав транспортные тарифы. А девальвация рубля привела к уменьшению «долларовой» себестоимости добычи. К тому же весной 1999 года начался рост цен на нефть на мировом рынке. В итоге «ЛУКОЙЛ» снизил добычу только на 0,6%, «СИДАНКО» – на 2%, а «ЮКОС» ее стабилизировал. Добыча в 1999 году даже выросла на 1,7 млн тонн – исключительно благодаря «Сургутнефтегазу», который увеличил добычу на 2,4 млн тонн.

По иронии судьбы кризис 1998–1999 годов пошел на пользу нефтяной промышленности. В России начали рассчитывать налоги нефтяным компаниям исходя из мировых цен на нефть. Ценовой кризис заставил ВИНК заняться модернизацией нефтеперерабатывающих заводов, расширением сбытовых сетей и снижением затрат.

За 1990-е годы нефтяники прошли через приватизацию, либерализацию внешней торговли, перераспределение активов, дефолт, неплатежи, глубочайший экономический спад. Хотя цены на нефть редко поднимались выше 20 долларов за баррель, частные компании смогли переломить тенденцию к снижению нефтедобычи. Достигнув «дна» в 301 млн тонн в 1996 году, отрасль медленно, но верно начала наращивать объемы добычи, хотя государство, по-прежнему считавшее нефтяную промышленность «дойной коровой», зачастую скорее мешало, чем помогало ей пережить трудные времена.

В закрытую при социализме нефтяную промышленность проник иностранный капитал, принося с собой передовую технологию и управленческий опыт. Приватизированные российские компании, ставшие хозяевами своей судьбы, провели корпоративную реорганизацию, начали выходить на мировые фондовые рынки, покупать зарубежные активы, вливаться в международное деловое сообщество. Нефтяники превратились в политических и экономических тяжеловесов, определявших правила игры в стране.

Правда, при этом агрессивный передел собственности и скандалы с миноритарными акционерами не способствовали улучшению инвестиционного климата в России, а политическая нестабильность в стране мешала нефтяникам осуществлять реализацию долгосрочной стратегии развития, главное – наращивать геологоразведочные работы, которые обеспечивают будущее отрасли. Прирост запасов в 1990-е годы хронически не покрывал объемы добычи – нефтяники проедали ресурсную базу, открытую еще при советской власти[66]. Основные производственные фонды отрасли быстро старели, нефтепереработка была на положении падчерицы у ВИНК, и надолго закрепился сырьевой тип развития страны.

В 1999 году премьер-министром стал Владимир Путин. Ему досталось тяжелое наследство – всемогущие олигархи, слабое правительство, вездесущая коррупция и бюрократия, сырьевая экономика. Но при этом новому премьеру крупно повезло: мировые цены на нефть поползли вверх, стала расти добыча нефти.

Карьера Путина взлетела так стремительно, что к выборам 2000 года у него не было своей команды. Он стал расставлять знакомых – в основном сослуживцев из питерской мэрии и органов – на ключевые посты, хотя вначале его возможности были ограничены «семьей». Санкционировав назначение Семена Вайнштока главой «Транснефти», Путин привел в трубопроводную компанию Алексея Миллера, возглавившего строительство Балтийской трубопроводной системы, и Николая Токарева из внешней разведки на должность вице-президента «Транснефти». После избрания Путина президентом его протеже пошли на повышение. Токарев занял пост гендиректора «Зарубежнефти». Недолго побыв заместителем министра энергетики, Миллер стал председателем правления «Газпрома», а Дмитрий Медведев и Игорь Сечин, питерские коллеги Путина, – заместителями главы президентской администрации.

Придя во власть, «питерские» и «чекисты» начали теснить старую гвардию олигархов, чьи позиции ослабевали. Тем более что стал популярным лозунг Путина о «равноудалении олигархов от власти».

Из «нефтяных генералов» поколения 1990-х годов особым доверием Путина пользуется Владимир Богданов, который, несмотря на свое немалое состояние, не воспринимается как олигарх. Богданов был доверенным лицом Путина на выборах 2000 года. В марте 2000 года президент России провел в Сургуте совещание с руководителями нефтяных компаний, и с тех пор «Сургутнефтегаз» считается его фаворитом. Путин ставил Богданова в пример другим бизнесменам и по многим существенным для отрасли вопросам советовался с ним. Возможно, поэтому прогнозы относительно неминуемого поглощения «Сургутнефтегаза» тем или иным игроком пока так и остаются прогнозами. А на вопрос: кто же реально владеет компанией? – никто не может дать ответ.

В новом десятилетии смены правительства происходили реже, чем в 1990-х годах. ТЭК возглавляли всего четыре министра – Александр Гаврин (бывший мэр Когалыма), Игорь Юсуфов (генеральный директор Российского агентства по госрезервам), Виктор Христенко (заместитель председателя правительства) и Сергей Шматко (президент «Атомстройэкспорта»). Министерство энергетики, которое растеряло полномочия и кадры в прошлом десятилетии, начало отвоевывать утраченные позиции.

В первый срок президентства Путина в 2000–2004 годах энергетическая политика еще не оформилась. Делались шаги по либерализации ТЭКа – продолжалась приватизация нефтяной отрасли и угольной промышленности, была принята программа рыночных реформ в электроэнергетике. Но одновременно государство усиливало влияние в нефтегазовом секторе. Оно запретило частные нефтепроводы, укрепило государственный контроль над «Газпромом» и отложило реформы газовой монополии.

Поначалу президент и его администрация особо не вмешивались в экономическую и энергетическую политику, которую проводил премьер-министр Михаил Касьянов. Его влияние росло, но при этом обострялись разногласия с президентом – и во многом по ТЭКу. Путин (убежденный государственник) и Касьянов (скорее рыночник) расходились во взглядах на роль государства и частного капитала в отрасли[67].

К тому же в начале десятилетия были еще сильны лоббистские позиции частных компаний, которые успешно проталкивали выгодные им законодательные инициативы. В Госдуме третьего созыва нефтегазовое лобби включало Владимира Дубова, Сергея Кириенко, Бориса Немцова, Дмитрия Савельева, Рэма Храмова, Александра Рязанова, Виктора Черномырдина, Валерия Язева, Владимира Медведева.

Правда, почти сразу проявились новые приоритеты. Например, центр стала тяготить самостоятельность регионов. Чтобы ее ограничить, реформировали Совет Федерации, создали федеральные округа, верность Кремлю оказалась условием победы на губернаторских выборах. От новых приоритетов пострадали нефтяные регионы. Так, в 2001 году Татарстан лишился некоторых привилегий, предоставленных республике в 1994 году, и «Татнефть», пользовавшаяся весомыми налоговыми льготами, стала жить как все.

А во второй срок президентства Путина отношение властей к нефтяной отрасли резко изменилось. После отставки кабинета Касьянова правительство Михаила Фрадкова уступило инициативу в выработке ключевых решений по энергетике президенту и его администрации. Государство стало активно вмешиваться в нефтяную промышленность. Да и Госдума четвертого созыва, избранная в конце 2003 года, принципиально отличалась от предшественников. Пропрезидентское большинство позволяло принимать любые законы быстро и без хлопот. И хотя нефтяников в этой Думе хватало, они предпочитали вписываться в генеральную линию власти и если решали какие-то свои вопросы, то действовали как можно тише.

Стало ограничиваться политическое влияние олигархов и руководителей субъектов Федерации, чья мощь опиралась на нефтяные доходы. Стремясь лишить нефтяных и региональных «баронов» экономической базы, в августе 2004 года Госдума приняла поправки в Закон «О недрах», отменившие «два ключа» в недропользовании. Центр приобрел абсолютную власть в сфере лицензирования: теперь решение о выдаче лицензии принимала федеральная комиссия, в которую приглашались представители субъекта Федерации.

В начале десятилетия лоббизм частных нефтяных компаний достиг апогея в реформе налогообложения отрасли, подготовкой которой в Госдуме руководил глава подкомитета по налогам Владимир Дубов (совладелец «ЮКОСа»). С 1 января 2002 года в России была снижена ставка налога на прибыль и введен налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), заменивший несколько прежних платежей за пользование недрами. Плоская шкала этого налога вне зависимости от горно-геологических условий разработки была удобна налоговикам и Минфину («плоский» налог проще считать и собирать), а также выгодна «ЮКОСу» и «Сибнефти», которые при распределении нефтяных активов получили относительно молодые месторождения. Пострадали от уравниловки «Башнефть» и «Татнефть», у которых месторождения были выработаны на 80%. К тому же «плоский» налог подталкивает недропользователей к выборочной разработке месторождений. Он непригоден для изъятия государством природной ренты (чего и добивались «ЮКОС» с «Сибнефтью»).

Но как только к середине десятилетия ослаб лоббизм нефтяников, возросла налоговая нагрузка на отрасль. Тема «изъятия сверхдоходов нефтяных компаний» вошла в моду еще в 2000 году, едва нефтянка оправилась от кризиса. А перед выборами в Госдуму 2003 года отдельные политики обещали собрать с нефтяников десятки миллиардов долларов и раздать их буквально всем нуждавшимся[68]. В апреле 2004 года были приняты поправки в Закон «О таможенном тарифе» и Налоговый кодекс. Они предполагали увеличение налоговых изъятий у нефтяных компаний при цене нефти выше 18 долларов за баррель. Устанавливалась новая шкала ставок таможенных пошлин в зависимости от мировой цены на нефть. Нефтяники стали платить экспортную пошлину исходя не из сегодняшней цены на нефть, а с двухмесячным лагом. При росте цен они платили меньше, а при падении – больше. Привязанные к стремящимся ввысь мировым ценам НДПИ и экспортные пошлины быстро наполняли федеральный бюджет и Стабилизационный фонд. К тому же в начале 2004 года были ликвидированы последние офшоры в Мордовии, Калмыкии и на Чукотке. В 2004 году были приняты поправки в Бюджетный кодекс: увеличена доля федерального бюджета в НДПИ по нефти с 85,6 до 95%. Самая большая статья доходов нефтегазовых регионов резко сократилась.

Правильно интерпретировав сигналы, поступающие сверху, многие компании поняли, что с налоговиками лучше не ссориться. Еще в 2002 году «ЛУКОЙЛ» решил добровольно выплатить в казну 103 млн долларов, которые с него требовали фискальные органы за использование так называемой байконурской схемы торговли нефтепродуктами, которая позволяла уходить от акцизов и налога на прибыль[69].

Налоговые новшества привели к тому, что фискальная нагрузка на нефтяные компании стала расти угрожающе быстро: теперь нефтяникам приходится отдавать в казну больше, чем они зарабатывают при сверхвысоких ценах на нефть[70]. Вагит Алекперов так охарактеризовал в 2005 году налоговую нагрузку: «Сегодня она максимальная для нефтяных компаний. Экспортные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых привязаны к мировым ценам, что не стимулирует инвестиции». Он подчеркнул, что теперешняя налоговая система еще годится для разработки уже обустроенных месторождений, но не подходит для освоения новых территорий[71]. В результате нефтяники стали компенсировать повышение налогов, взвинчивая цены на внутреннем рынке, и по ценам на бензин в 2000-х годах Россия догнала и перегнала США. Власти, озабоченные удорожанием бензина, начали давить на сознательность нефтяников, призывая их обуздать цены. Так, в конце 2004 года «ЛУКОЙЛ» временно снизил цены на своих заправках на 5%[72].

По мере того как ослабевало влияние частных компаний, возрастал лоббистский потенциал государственных. Так, в 2008–2009 годах были предоставлены «налоговые каникулы» по НДПИ компаниям, работавшим в Восточной Сибири и на континентальном шельфе, и установлены нулевые ставки таможенной пошлины на нефть с восточносибирских месторождений[73]. Из всех нефтяников максимальную выгоду от этого новшества получила «Роснефть» – ведь теперь и на шельфе, и на востоке страны правят бал государственные компании.

Из-за растущих цен на нефть и усиления российских нефтяных компаний изменилось отношение властей к зарубежным игрокам в нефтяной отрасли: им отвели роль миноритарных партнеров. Такое усиление «ресурсного национализма» – обычное явление для нефтедобывающих стран при благоприятной для них конъюнктуре на мировых рынках сырья. Правда, при дорогой нефти иностранные инвесторы были готовы работать в России практически на любых приемлемых условиях.

Громким сигналом о новом отношении к участию иностранцев в освоении российских недр стали события вокруг Киринского блока месторождений « Сахалина-3» . Блоки «Сахалина-3» были выставлены на конкурс в 1993 году. Киринский блок достался Mobil и Texaco, Восточно-Одоптинский и Айяшский – Exxon. В 1997 году Mobil и Texaco были вынуждены уступить треть своего проекта «Роснефти» и «Сахалинморнефтегазу». А в январе 2004 года правительство лишило ExxonMobil и Chevron[74] права работать на Киринском блоке и в режиме СРП, и в обычном лицензионном режиме, мотивируя это тем, что у инвесторов не было документально подтвержденного права на участок шельфа[75]. И государство, и возмужавшие российские компании перестала устраивать ведущая роль, которую иностранцы играли в крупных нефтегазовых проектах, особенно на стратегически важном Дальнем Востоке. Хотя в этом регионе успешно реализовались только проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» , которыми управляли международные компании.

«Нефтегазовый патриотизм» четко проявился в понятии стратегических месторождений. В 2005 году было решено обновить прежний Закон «О недрах». Одна из важнейших поправок к нему сводилась к ограничению роли иностранцев в освоении стратегических месторождений: к ним отныне стали допускаться только российские компании, в капитале которых доля нерезидентов ниже 50% и в советах директоров – иностранцев менее половины[76]. Критерий «стратегичности» месторождения постоянно ужесточался под давлением Федеральной службы безопасности: для нефти порог был опущен со 150 млн до 70 млн тонн, для газа – с 1 трлн до 50 млрд куб. м[77]. Снижение планки продвигали также «Газпром» и «Роснефть», которые в зарубежных компаниях видели лишь технических и финансовых партнеров.

Особо ярко тенденции огосударствления и ограничения роли иностранных игроков в нефтяной отрасли проявились в политике по освоению новых нефтегазовых провинций – Восточной Сибири, Дальнего Востока и континентального шельфа.

В текущем десятилетии Россия взялась за создание крупной нефтегазовой провинции на востоке страны[78], который стал полигоном для испытания новой энергетической политики. О необходимости освоения нефтегазовых богатств востока дальновидные профессионалы-нефтяники предупреждали давно. Еще в середине 70-х годов тогдашний министр нефтяной промышленности Валентин Шашин говорил об острой потребности открыть новые огромные нефтяные провинции, сопоставимые с Волго-Уральской и Западносибирской. Он считал, что Восточная Сибирь, Прикаспийская впадина и шельфы морей и океанов, которые имеют огромный потенциал для прироста запасов, могут стать такими регионами[79].

При социализме в регионе велась геологоразведка, были открыты крупные месторождения, хотя территория остается слабоизученной, потому что в те времена удобнее было выжимать все соки из Западной Сибири. В 1990-е годы в условиях экономического спада и низких цен на нефть российским нефтяникам было не до освоения углеводородных богатств Востока с его суровым климатом, сложной геологией и отсутствием инфраструктуры. Да и проблем в традиционных нефтяных районах хватало. Но в текущем десятилетии стало очевидно, что России нужно диверсифицировать экспорт углеводородов, в основном идущих в Европу, закрепившись на динамично растущих азиатских рынках и в США. Чтобы остаться ведущим игроком мировой энергетики, надо было создать крупную нефтегазовую Восточную провинцию в поддержку стареющей Западносибирской, тем более что высокие цены на нефть позволяли это сделать.

К тому же было ясно, что жизненно важно возродить регион, где царят экономический застой, колониальный тип развития, энергетический кризис, бездорожье и нищета. Средняя плотность населения составляет 1,2 человека на кв. км в Восточной Сибири и 1,1 – на Дальнем Востоке. За 1989–2002 годы население Дальнего Востока уменьшилось на 16% (по всей России – на 4%)[80]. А рядом Китай…

В 2006 году Владимир Путин оценил ситуацию на Дальнем Востоке как «угрозу национальной безопасности»[81] и призвал инвестировать в регион. Разработали Федеральную целевую программу «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья до 2013 года», стали укрупнять субъекты Федерации, переставлять кадры, звать на помощь олигархов. Наверное, вдохновил успех чукотского губернатора Романа Абрамовича. Он развил бурную деятельность на Чукотке: зарегистрировал там трейдеров «Сибнефти» и «Русского алюминия» и платил подоходный налог по 30 млн долларов в год в региональный бюджет. За время его губернаторства был построен новый аэропорт в Анадыре, модернизированы окружные больницы, существенно вырос уровень жизни местного населения[82].

Теперь на востоке правительство заменяет частных игроков государственными. До недавнего времени там царил «ЮКОС», прочные позиции занимала ТНК-ВР. При этом «Роснефть» была слишком слаба, а «Газпром» реально не присутствовал в регионе, хотя и разрабатывал Восточную газовую программу. Но в последние годы концерн быстро наверстал упущенное на востоке, войдя в проект «Сахалин-2» , получив контроль над Ковыктой и Чаяндинское месторождение…

На восток проник и «Сургутнефтегаз» – «державная компания», став осваивать Талаканское месторождение в Якутии, на которое прежде претендовал «ЮКОС».

Восток – зона стратегических интересов «Роснефти». Кроме Сахалина, где работает ее дочерняя компания «Сахалинморнефтегаз», «Роснефть» закрепилась в Восточной Сибири. В 2003 году она победила «ЮКОС» и Total в затяжной борьбе за Ванкорское месторождение в Красноярском крае; в 2005 году приобрела долю в Верхнечонском месторождении в Иркутской области, на котором работает ТНК-ВР. А в 2007 году скупила все восточные активы «ЮКОСа».

В текущем десятилетии возрос интерес и к континентальному шельфу. В соответствии с Законом «О внесении изменений в Федеральный закон № 120-ФЗ „О континентальном шельфе Российской Федерации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 18 июля 2008 года шельф был отдан на откуп «Газпрому» и «Роснефти». Теперь госкомпании могут получать лицензии на шельфовые месторождения без конкурса. Хотя эксперты полагают, что у российских нефтяников пока не хватает опыта, денег и технологий для реализации крупных шельфовых проектов, и без помощи иностранцев им все равно не обойтись.

А в сентябре 2008 года Дмитрий Медведев провел в Кремле первое в качестве главы государства расширенное заседание Совета безопасности, на котором были утверждены «Основы государственной политики России в Арктике до 2020 года». По мнению президента, Арктика должна стать «главной ресурсной базой России XXI века», поскольку там находится около четверти мировых запасов углеводородов[83].

«Славнефть». Дела в компании с самого начала шли не блестяще: перерабатывающие мощности (более 20 млн тонн в год) значительно превышали объем добычи, при этом добыча падала, а сбыт контролировали многочисленные посредники.

В январе 2000 года президентом «Славнефти» стал Михаил Гуцериев, возглавлявший БИН-банк и офшорную зону «Ингушетия». Он привел в компанию топ-менеджеров из «Сибнефти». При нем «Славнефть» расцвела. К концу 2001 года она удвоила запасы, приобретя несколько независимых производителей, а ее добыча нефти достигла 14 млн тонн в год. Продажи нефтепродуктов выросли в 2001 году на 40%, количество фирменных АЗС увеличилось в 4 раза[84]. Началась модернизация нефтеперерабатывающих заводов.

Судя по всему, Гуцериев готовил компанию к приватизации в пользу «Сибнефти» – тогда планировалось продать 19,68% ее акций. Даже экспорт госкомпании был переведен на трейдера «Сибнефти» – Runicom. «Сибнефть» и дружественные БИН-банку структуры стали приобретать ценные бумаги «Славнефти». Но «Славнефтью» интересовалась и ТНК, которая стала скупать на вторичном рынке акции самой компании и ее «дочек». К концу 2000 года ТНК контролировала 13% акций «Славнефти», 27% – «Мегионнефтегаза», более 40% – «Ярославнефтеоргсинтеза» и 9% – НПЗ имени Менделеева. Владея такими пакетами, она по праву рассчитывала получить места в их советах директоров. Но право оказалось чисто теоретическим. Воспользовавшись тонкостью в законе, Гуцериев убрал людей ТНК из совета директоров «Ярославнефтеоргсинтеза». ТНК в поисках справедливости обратилась в суд, но безуспешно[85].

ТНК столкнулась с опасным противником. Гуцериев скупил долги дочерних предприятий «Славнефти», обезопасив компанию от возбуждения банкротства конкурентами – любимого метода ТНК. «Славнефть» также стала приобретать акции добывающих компаний ТНК, взяв под контроль от 5 до 10% ее основных «дочек». Взаимная скупка шла под громкие скандалы в средствах массовой информации. Аукцион тогда не состоялся, и в конце 2001 года противники заключили перемирие: ТНК передала свои доли в «Славнефти» и ее «дочках» в траст, где она и «Сибнефть» получили по 25%, а остальное – структуры, близкие Олегу Дерипаске и Михаилу Гуцериеву.

В 2002 году на ключевые посты в «Славнефть» пришли специалисты из Межпромбанка Сергея Пугачева, связанного с «питерцами». Тогда же состоялись выборы главы Ингушетии, на которых брат Михаила Гуцериева конкурировал с Муратом Зязиковым, ставленником Кремля. Летом 2002 года вокруг «Славнефти» разгорелись бурные страсти. 13 мая правительство провело собрание акционеров, которое отправило в отставку Михаила Гуцериева. «Семейные» среагировали оперативно, сделав президентом «Славнефти» Юрия Суханова. «Питерцы» бросились создавать условия, которые позволили бы в нужный момент Суханова снять. МВД возбудило против него уголовное дело, а уфимский суд по иску некоего миноритария отменил решение собрания акционеров.

Анатолий Барановский, первый вице-президент «Славнефти», которому незадолго до собрания акционеров передал полномочия ушедший в отпуск Михаил Гуцериев, покинул «Славнефть» и вернулся в «Роснефть», где был вице-президентом. К удивлению сотрудников «Славнефти», 24 мая они снова увидели Барановского в компании представителей Межпромбанка. Сопровождаемые телохранителями, те беспрепятственно проникли в офис. На помощь Барановскому подтянулись вневедомственная охрана и милиция. Барановский предъявил права на управление «Славнефтью», заявив, что избрание президентом Юрия Суханова незаконно. Но тут в МВД сообщили о заложенной в офисе бомбе. Сотрудников спешно эвакуировали, а здание оцепила милиция. Бомбу, понятно, не нашли. На следующий день Суханов появился в «Славнефти»[86].

Второй вооруженный захват компании состоялся вечером 27 июня 2002 года. Вход в здание опечатали. Приехал Гуцериев в сопровождении трех автобусов с бойцами ОМОНа. После короткого штурма он поднялся в свой бывший кабинет. В офисе начались обыски и выемка документов в рамках уголовного дела на Юрия Суханова[87].

Когда летние страсти поутихли, аукцион по продаже 74,95% акций «Славнефти» назначили на декабрь 2002 года. Рассчитывали выгодно продать пакет за счет острой борьбы между «ЛУКОЙЛом», «Сургутнефтегазом» и основными претендентами. Но борьбы не получилось. «ЛУКОЙЛ» всерьез не планировал покупать «Славнефть». «Сургутнефтегаз» предпочел не ввязываться в драку с превосходящим по силе противником. Неожиданно (после визита Владимира Путина в Пекин) в аукционе решила участвовать китайская CNPC. Против нее бросили административный ресурс. Вначале депутаты Госдумы заклеймили участие иностранцев в конкурсе. Потом правительство заявило, что приватизация одной государственной компании в пользу другой – просто нонсенс.

В преддверии аукциона «Сибнефть» приобрела у Белоруссии ее пакет акций «Славнефти» (10,83% акций) и совместно с ТНК – долю Гуцериева в трасте. В итоге перед торгами альянс «Сибнефти» и ТНК имел 24% акций «Славнефти», и исход борьбы был предрешен. За 74,95% акций «Славнефти» альянс заплатил 1,86 млрд долларов[88].

Теперь «Газпромнефть», в прошлом «Сибнефть», и ТНК-ВР контролируют 99% «Славнефти». Они долго не могли решить, как поделить компанию. Потом придумали: с 2005 года всю нефть «Мегионнефтегаза», идущую на экспорт, и нефтепродукты пополам реализуют трейдеры «Сибнефти» и ТНК-BP. Но смена владельцев не пошла «Славнефти» на пользу: ее добыча неуклонно падает – с 24 млн в 2005 году до 21 млн в 2007 году и 19 млн тонн в 2009 году.

«Русснефть». Изгнанный из «Славнефти» Михаил Гуцериев в 2002 году создал «Русснефть». Но прежде он преподнес неприятный сюрприз ТНК и «Сибнефти», заблокировав деятельность траста. За выход Гуцериева из траста акционеры «Славнефти» продали ему в начале 2003 года «Варьеганнефть». Она стала первым и самым ценным активом его новой нефтяной империи. В 2005 году «Русснефть» приобрела заправочные сети «Гранд» и «Корус», купила у «ЮКОСа» 50% акций СП «Западно-Малобалыкское» , а у ТНК-ВР – «Саратовнефтегаз», «Орскнефтеоргсинтез» и «Оренбургнефтепродукт». Деньгами ей помогал международный трейдер Glencore. В начале 2006 года «Русснефть» договаривалась о выкупе 49% акций Transpetrol у «ЮКОСа».

В 2006 году Гуцериев объявил о заветной цели – довести добычу до 100 млн тонн в год, из них только 25 млн тонн в России[89]. И успешно к ней двигался: к 2007 году компания добывала 14 млн тонн и перерабатывала 7 млн тонн.

Но в ноябре 2006 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело против руководителей дочерних компаний «Русснефти», обвинив их в сверхлимитной добыче. В начале 2007 года в компании прошли обыски. Затем Гуцериеву предъявили обвинение по статье «Незаконное предпринимательство, совершенное организованной группой в особо крупном размере». Считалось, что «Русснефть» покупала нефть с наценкой у трейдеров, из-за чего несла необоснованные расходы, на которые уменьшала налогооблагаемую прибыль. Летом 2007 года Михаил Гуцериев объявил, что продает свой бизнес и займется наукой. Причина – «беспрецедентная травля», которой подверглись он, его родственники и «Русснефть»[90]. В июле Гуцериев договорился о продаже «Русснефти» Олегу Дерипаске и сразу покинул страну. Вскоре на 100% акций «Русснефти» был наложен арест и выдан ордер на арест Гуцериева. Он несколько лет прожил в Лондоне, находясь в международном розыске.

Но в начале 2010 года Гуцериев снова стал полновластным хозяином «Русснефти» и вернулся на родину. С него сняли все обвинения – по мнению аналитиков, «у Гуцериева огромный авторитет в Ингушетии, он слишком нужен сейчас правительству России»[91].

ТНК-ВР. В новом тысячелетии ТНК продолжала экспансию – приобрела за 1,08 млрд долларов 85% акций «ОНАКО», в которую входили «Оренбургнефть», «Орскнефтеоргсинтез» и «Оренбургнефтепродукт»[92]. В 2000 году ТНК купила самый современный на Украине Лисичанский НПЗ.

ТНК долго боролась с «ЮКОСом» за компанию «Роспан», созданную в 1991 году и владеющую лицензиями на разработку ачимовских залежей Ново-Уренгойского и Восточно-Уренгойского месторождений. В 1999 году «Газпром» продал контрольный пакет «Роспана» структурам, близким к «Итере». В 2001 году «ЮКОС» приобрел этот пакет у «Итеры» и к началу 2002 года собрал уже 100% акций «Роспана». Но тут кредиторскую задолженность предприятий в своей обычной манере скупила ТНК. Между компаниями начались судебные разбирательства и силовые конфликты. «Конфликт был настолько острый, что на стороне одного участника стояли внутренние войска, а другая готовила к подрыву цистерны с газовым конденсатом», – вспоминает глава Комитета по собственности Госдумы Виктор Плескачевский[93]. В итоге ТНК приобрела у «ЮКОСа» 44% акций «Роспана», «ЮКОС» оставил себе 56% акций. Летом 2004 года ТНК-ВР после начала «дела «ЮКОСа» выкупила у партнера 56% акций «Роспана» за 357 млн долларов[94].

В 2003 году прежние противники – ТНК и ВР, объединив активы, создали третью по величине в России компанию ТНК-ВР : ее владельцами стали ВР (50% акций) и ее российский партнер ААР – консорциум «Альфа-групп» (25%), Access Industries (12,5%) и «Ренова» (12,5%). Эта сделка побила рекорды по объему средств, затраченных иностранцами на нефтяные активы в России. За половину акций в новой компании ВР выплатила акционерам ТНК 2,6 млрд долларов наличными и еще три года перечисляла по 1,25 млрд долларов в своих акциях, перевела им 1,4 млрд долларов за включение в ТНК-ВР 50% акций «Славнефти»[95].

Но у мощного альянса возникли серьезные проблемы. Министерство природных ресурсов грозилось отозвать ряд лицензий ТНК-ВР из-за самой высокой среди российских компаний доли простаивавших скважин. Осенью 2006 года компания заплатила 1,5 млрд долларов, чтобы погасить налоговую задолженность за 2002–2003 годы[96]. Генеральная прокуратура занялась «Роспаном». Жаркие баталии с «Газпромом» велись вокруг гигантского газоконденсатного месторождения Ковыкта с 2,2 трлн куб. м газа в Иркутской области, ради которого ВР и пришла в Россию.

А в 2008 году возникли проблемы внутри самой компании. Сказались кардинальные различия двух корпоративных культур. Официально конфликт между акционерами вызвали разногласия по стратегии развития. Российские акционеры считали, что многие выгодные сделки не были реализованы по вине ВР, и наблюдалась дискриминация россиян по сравнению с иностранцами, в том числе по зарплате. Конфликт нарастал стремительно. В апреле 2008 года 150 зарубежных сотрудников лишились права работать в России из-за проблем с визами. В мае «Тетлис» (миноритарий ТНК-BP ) потребовал через суд разорвать контракт со 148 специалистами BP[97]. В июне–июле BP подала иск против ААР в суд Лондона. «ААР» через российский суд настаивала на отставке президента ТНК-ВР Роберта Дадли, возглавлявшего ее с 2003 года. Дадли, у которого возникли проблемы с Федеральной миграционной службой, покинул Россию.

В сентябре заключили перемирие. Совет директоров утвердил отставку Роберта Дадли и вернул полномочия Виктору Вексельбергу и Герману Хану, которые временно были отстранены от управления. В совет директоров вошли три независимых руководителя, в том числе бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Поиски нового главы компании продолжались долго, но особым успехом не увенчались. Пока ТНК-ВР руководит Михаил Фридман, исполнительный председатель совета директоров.

«ЛУКОЙЛ». В новом десятилетии концерн шел тем же путем, что и в 1990-е годы, хотя и перестал быть флагманом отрасли. Он продолжал наращивать добычу, в 2003 году обменялся активами с «Роснефтью» и стал полновластным хозяином «Архангельскгеолдобычи». В 2004 году начал эксплуатационное бурение на месторождении Кравцовское в Балтийском море. Этот проект – первый чисто российский на нашем шельфе, вступивший в фазу промышленного освоения.

В сентябре 2004 года ConocoPhillips приобрела 7,6% акций «ЛУКОЙЛа» за 1,9 млрд долларов, а затем увеличила долю до 20%. Глава ConocoPhillips Джеймс Малва в июле 2004 года встречался с Владимиром Путиным и Вагитом Алекперовым. Когда Джеймс Малва выразил надежду, что «приверженность и поддержка» президента страны позволят американской компании «сделать долгосрочными инвестиции в российскую экономику», Владимир Путин ответил: «Можете рассчитывать не только на мою поддержку в этом деле»[98]. Так был дан сигнал: иностранцы могут приобретать крупные доли в российских нефтегазовых компаниях только с благословения лидера страны.

В 2005 году ConocoPhillips создала с «ЛУКОЙЛом» совместное предприятие «Нарьянмарнефтегаз» для разработки севера Тимано-Печоры, в том числе крупного месторождения Южно-Хыльчуюское. Первая нефть пошла с него 20 июня 2008 года. Нефть поставляется по трубе на новый терминал «ЛУКОЙЛа» «Варандей» в Баренцевом море, оттуда танкерами – на мировые рынки.

В новом веке «ЛУКОЙЛ» усилил позиции в нефтепереработке, приобретя за 26 млн долларов Нижегородский НПЗ компании «НОРСИ-ойл» , который к концу 2001 года фактически обанкротился. Эта покупка обеспечила ему баланс добычи и переработки.

«ЛУКОЙЛ» активно модернизирует свои нефтеперерабатывающие заводы. В 2003 году закончился первый этап реконструкции Ухтинского НПЗ: теперь он выпускает дизельное топливо по стандартам Евро-3 и Евро-4 , глубина переработки выросла с 47 до 76%. В 2005 году «Пермнефтеоргсинтез» стал лидером в России по глубине переработки (85%).

Концерн занимается разведкой и добычей нефти в Колумбии, Венесуэле, Кот-д ’Ивуаре, Гане, Египте, Казахстане, Узбекистане и Азербайджане. А 26 января 2004 года произошло уникальное событие: компания «ЛУКОЙЛ Оверсиз» победила в тендере на разработку газовых месторождений в Саудовской Аравии. В декабре 2009 года «ЛУКОЙЛ» в тандеме с норвежской Statoil выиграл контракт на освоение иракского месторождения Западная Курна-2 .

«ЛУКОЙЛ», как и раньше, помогает России устанавливать стратегические партнерства за рубежом. Сейчас российское правительство крепит дружбу с Венесуэлой – новым политическим союзником. Соответственно 8 октября 2008 года «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», ТНК-BP, «Сургутнефтегаз» и «Газпром нефть» учредили Национальный нефтяной консорциум. В 2009 году в ходе визита в Москву Уго Чавеса был подписан меморандум о создании СП между консорциумом и венесуэльской PDVSA, которое займется разработкой блока Хунин-6 .

Концерн по-прежнему развивает нефтяные отношения России с другими странами СНГ. Так, в ходе официального визита Владимира Путина в Казахстан в январе 2004 года «ЛУКОЙЛ» заключил два крупных контракта – на разведку и добычу на блоке Тюб-Караган и на разведку блока Аташский. Сегодня «ЛУКОЙЛ» – единственная компания, которая работает в российском, казахстанском и азербайджанском секторах Северного Каспия, и очень удачно: в начале 2006 года было открыто шестое месторождение с вероятными запасами в 77 млн тонн нефти и 34 млрд куб. м газа.

«ЛУКОЙЛ» – единственная из российских нефтяных компаний, кто проник на рынок США. Сначала в 2000 году он приобрел у Getty Petroleum 1300 АЗС на северо-востоке США, в 2004 году сделал второй заход, купив 795 заправок у ConocoPhillips. Правда, в этой стране он присутствует скорее для престижа, чем для выгоды, – у концерна там пока нет своей переработки. Его продвижению на североамериканский континент может помешать принятое в 2010 году решение ConocoPhillips продать свою долю в российском партнере из-за неблагоприятного для иностранцев инвестиционного климата в России[99].

«ЛУКОЙЛ» продолжал экспансию и в европейскую нефтепереработку, но не очень успешно: ему не удалось купить Гданьский НПЗ в Польше, литовский «Mazeikiu nafta», греческий «Hellenic Petroleum» и НПЗ «Europoort» в Роттердаме. Приход российских компаний в нефтепереработку Европы экономически ей выгоден (благодаря сравнительно дешевому российскому сырью уменьшается себестоимость нефтепродуктов), но российские компании, приобретая европейские НПЗ, укрепляют свою глобальную конкурентоспособность и влияние на европейском пространстве. ЕС это категорически не устраивает. В результате лишь в 2008 году «ЛУКОЙЛ» смог выкупить 49% акций нефтеперерабатывающего комплекса ISAB на Сицилии у итальянской ERG. А в 2009 – 45% НПЗ Vlissingen в Нидерландах у французской Total.

До недавнего времени «ЛУКОЙЛ» сам диктовал правила игры на региональном и федеральном уровнях. Вагит Алекперов не нуждался в стратегическом партнерстве ни с одним из кланов. Теперь же положение сильного, но одинокого игрока недостаточно для защиты его бизнеса. Поэтому «ЛУКОЙЛ» ищет союзников среди всесильных государственных компаний, в частности подписал с «Газпромом» Генеральное соглашение о стратегическом партнерстве на 2005–2014 годы, которое обеспечило «ЛУКОЙЛу» сбыт газа с Находкинского месторождения в Ямало-Ненецком АО, запущенного 5 апреля 2005 года.

«Транснефть». До 2007 года трубопроводной компанией руководил Семен Вайншток, которого сменил Николай Токарев. При Вайнштоке она пережила строительный ренессанс. Начало ему положил обходной нефтепровод вокруг Чечни. Затем «Транснефть» проложила нефтепровод Суходольная – Родионовка в обход Украины, резко повысивший тариф по прокачке российской нефти в Новороссийск.

В конце 2002 года нефтяники стали продвигать идею нефтепровода Западная Сибирь – Мурманск мощностью 80 млн тонн в год, который облегчил бы российским компаниям выход на рынок США. «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», «Сургутнефтегаз», ТНК и «Сибнефть» готовы были вложить в проект до 4,5 млрд долларов. Но тогдашний премьер-министр Михаил Касьянов четко заявил, что частным трубопроводам в России не бывать[100]. И после этого «Транснефть» начала с мая 2003 года разрабатывать технико-экономическое обоснование государственного нефтепровода к Баренцеву морю с конечной точкой в Индиге (Ненецкий АО).

«Транснефть» стала мощным внешнеполитическим оружием. Например, благодаря Балтийской трубопроводной системе (БТС) Россия выстраивала отношения с государствами Балтии, зависевшими от российского транзита. Строительство БТС финансировали оригинально. Еще в 1990-х годах была введена инвестиционная составляющая в экспортном тарифе «Транснефти». Оброком обложили даже тех нефтяников, которые чисто технически не могли воспользоваться новой трубой. Собранные средства пошли на оплату первой очереди БТС. Строить начали в середине 2000 года, а уже в декабре 2001 года были пущены трубопровод Кириши – Приморск мощностью 12 млн тонн в год и терминал в Приморске. В феврале 2004 года вторая нитка БТС достигла плановой пропускной способности 30 млн тонн в год, а совокупная мощность системы – 42 млн тонн. В августе «Транснефть» объявила о выходе на 47,5 млн тонн. По перевалке российской нефти на экспорт Приморск почти догнал Новороссийск[101]. 7 апреля 2006 года на терминале БТС была торжественно открыта третья очередь системы, которая достигла мощности 65 млн тонн в год. На создание БТС ушло 6 лет и 2,5 млрд долларов[102].

Но история БТС имела политическое продолжение. В начале 2007 года Европа стала заложницей конфликта между Москвой и Минском. Когда Россия ввела экспортную пошлину на поставляемую в Белоруссию нефть, а та в ответ установила транзитную пошлину на российское сырье, перекачка по белорусскому участку нефтепровода «Дружба» в Западную Европу была ненадолго прервана. Россия впервые назвала Белоруссию ненадежным транзитером. После подписания межправительственного соглашения транзит возобновился, но конфликт полностью не был исчерпан.

Решение о строительстве БТС-2 в обход Белоруссии приняли в мае 2007 года. Мощность нефтепровода от города Унеча на границе с Белоруссией до Приморска должна составить 50 млн тонн в год[103].

Уже 28 августа 2007 года Главгосэкспертиза дала положительное заключение по проекту, но процесс затормозился из-за смены руководства «Транснефти» и изменения маршрута БТС-2 . Его конечная точка по распоряжению премьер-министра Владимира Путина будет перенесена в порт Усть-Луга. Там по генеральной схеме развития порта, утвержденной правительством в начале 2008 года, группа Gunvor[104] построит экспортный терминал. БТС-2 планируется запустить в 2013 году.

Важнейшим новым проектом «Транснефти» стал трубопровод Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Этот суперпроект «Транснефти» был утвержден в декабре 2004 года. Сначала собирались строить нефтепровод длиной 4188 км и мощностью 80 млн тонн в год на участке Тайшет – Сковородино и 50 млн тонн на участке Сковородино – Перевозная[105]. Нефть для первого этапа трубопровода должна была идти из Западной и Восточной Сибири. Но Восточная Сибирь стала полигоном для испытания «экологического оружия». Государственная экологическая экспертиза дважды отвергала проект, по которому нефтепровод проходил в 800 метрах от Байкала в зоне с сейсмичностью до 10 баллов. Митинги под лозунгом «Байкал дороже нефти» шли по стране почти ежедневно. Под требованием изменить маршрут ВСТО подписались 100 тыс. россиян[106].

Однако «Транснефть» упорно проталкивала байкальскую трассу, заверяя, что будут приняты беспрецедентные меры безопасности: стальные трубы толщиной 27 мм вместо стандартных 9 мм, технология «труба в трубе» при переходе через реки и т. п. Семен Вайншток объяснял демонстрации протеста интригами зарубежных «кукловодов», опасавшихся усиления международного влияния России, или российских структур, продвигавших свои корпоративные интересы[107]. В результате в апреле 2006 года Владимир Путин велел перенести трубопровод на 400 км к северу от Байкала: теперь он заканчивается в бухте Козьмино и проходит близ месторождений Якутии и Иркутской области. Перенос оказался однозначно выгоден «Роснефти», «Сургутнефтегазу» и ТНК-ВР.

Но у суперпроекта возникли и суперпроблемы прежде всего с ресурсной базой: было не ясно, хватит ли в Восточной Сибири доказанных запасов нефти и насколько оперативно нефтяники смогут вводить восточные месторождения в эксплуатацию[108]. Прокладка первой очереди трубопровода от Тайшета до Сковородина задержалась на год из-за экстремальных условий строительства и изменения маршрута. Срок завершения второй очереди пока не определен и зависит от темпов освоения месторождений нефтяниками. Из-за удлинения трассы затраты на первую очередь выросли с 6,6 млрд до 11 млрд долларов. Тариф на прокачку установили в 38,8 доллара – с ним трубопровод окупится только через 22–24 года[109].

«ЮКОС». В новый век компания вступила победоносно. В 2000 году вместе с «Сибнефтью» она занялась интенсификацией добычи с использованием самых современных технологий и высококвалифицированных кадров. «ЮКОС» работал на небольшом количестве высокопродуктивных скважин, то есть «снимал сливки». В результате его добыча нефти выросла почти на 82%: с 44 млн тонн в 1998 году до 80 млн тонн в 2003 году. Этот прорыв обеспечило гигантское Приобское месторождение: в 1999 году оно дало 1,5 млн тонн, а в 2003 году – уже 17 млн. Добыча в России в целом за тот же период увеличилась лишь на 38%. Резко сократились производственные издержки «ЮКОСа». К 2003 году они стали самыми низкими в отрасли – 1,5 доллара на баррель. А когда Михаил Ходорковский пришел в «ЮКОС», они составляли примерно 12 долларов на баррель[110].

«ЮКОС» сотрудничал с компанией Schlumberger, которая обеспечивала новейшей технологией его «дочки» и помогала внедрять передовые программы обучения сотрудников. Поглотив два подразделения Kvaerner Engineering and Construction в 2001 году, «ЮКОС» резко усилил свой инженерный потенциал. Для подготовки специалистов мирового класса в Томском политехническом институте был создан центр переподготовки кадров.

В 1990-х годах «ЮКОС» балансировал на грани банкротства, в 1996 году понес убыток в 477 млн долларов, в 1997 году вышел на безубыточность, в 1998 году потерял 815 млн долларов. А в новом веке добился радикального перелома в финансовом положении благодаря успехам в управлении, высоким ценам на нефть, использованию внутренних офшоров и трансфертных цен. В 1999 году компания заработала 1,1 млрд долларов прибыли, в 2000 году – 3,7 млрд, в 2001 году – 3,1 млрд, в 2002 году – 2,9 млрд долларов[111].

В новом веке «ЮКОС» начал работать над улучшением своего имиджа, став самой прозрачной компанией в отрасли. Беспрецедентное для России событие произошло в 2002 году, когда «МЕНАТЕП» раскрыл доли Михаила Ходорковского, Леонида Невзлина, Платона Лебедева, Владимира Дубова, Михаила Брудно и Василия Шахновского в капитале «ЮКОСа».

«ЮКОС» первой среди российских нефтяных компанией начала активно нанимать иностранцев. В 2003 году в ней работал десяток высших менеджеров-экспатов ; на новую должность главного операционного директора пришел американец Стивен Тиди. Несколько иностранцев вошли в совет директоров.

Михаил Ходорковский превратил компанию в фаворита инвесторов. С лета 1999 года до весны 2003 года ее рыночная капитализация выросла с 320 млн до 21 млрд долларов. Мировые рейтинговые агентства присудили «ЮКОСу» наивысший долгосрочный кредитный рейтинг в России[112].

«ЮКОС» рос за счет агрессивных поглощений. Только в 2002 году он совершил 12 сделок на 1,2 млрд долларов, приобретя «Арктикгаз», «Уренгойл», «Роспан», «Томск Петролеум» и др.[113] Купив Восточную нефтяную компанию и Восточно-Сибирскую нефтегазовую компанию, а также контрольный пакет в «Саханефтегазе», «ЮКОС» стал ключевым игроком на востоке страны.

Компания быстро наращивала переработку и сбыт. К трем НПЗ в Самарской области, полученным при приватизации, докупила Ачинский и Стрежевой НПЗ Восточной нефтяной компании, а затем – Ангарскую нефтехимическую компанию. К 2003 году «ЮКОС» владел 1100 АЗС – одна из крупнейших сетей в России. Летом 2002 года «ЮКОС» получил контроль над литовским нефтеперерабатывающим комплексом Mazeikiu Nafta. Уже за 2003 год комплекс отчитался о прибыли в 72 млн долларов – и это после 10 лет убытков![114]

В 2001 году «ЮКОС» приобрел 49% акций словацкой компании Transpetrol. Ее трубопроводы облегчили транспортировку нефти в Словакию, Чехию и на юг Германии. Компания продвигала проект по модернизации и реверсу трубопровода Adria, соединявшего хорватский порт Омишаль и Венгрию[115].

«ЮКОС» стал пионером в налаживании нефтяного сотрудничества с Китаем. Еще в 1999 году он планировал построить нефтепровод Ангарск – Дацин стоимостью 2,5 млрд долларов. В ответ «Транснефть» предложила трубу Ангарск – Находка за 5,2 млрд долларов. Более короткий и дешевый вариант «ЮКОСа» привязывал бы Россию к монопольному покупателю – Китаю. Но он был бы рентабелен при загрузке трубопровода 20 млн тонн в год, а Ангарск – Находка – 50 млн тонн в год. В тот момент выбор между двумя конкурирующими маршрутами определялся политическими соображениями[116]. Весной 2003 года правительство предложило соломоново решение: строить нефтепровод Ангарск – Находка с ответвлением на Дацин. Правда, вскоре Министерство природных ресурсов забраковало оба проекта по экологическим мотивам.

«ЮКОС» рассматривал США как потенциальный рынок сбыта и планировал экспортировать туда до 35 млн тонн нефти в год. В июле 2002 года супертанкер Astro Lupus доставил в Техас первый в истории груз в 1,7 млн баррелей российской нефти[117].

Самой грандиозной инициативой «ЮКОСа» стало слияние с «Сибнефтью». В 2003 году «ЮКОС» выкупил у акционеров «Сибнефти» 20% акций за 3 млрд долларов, еще 72% плюс одна акция «Сибнефти» было обменено на 26,0% акций «ЮКОСа». Суммарная добыча обеих компаний в 2002 году составляла 103 млн тонн – четвертый в мире результат, а по запасам «ЮкосСибнефть» из мировых негосударственных компаний уступала бы только ExxonMobil. Более того, Михаил Ходорковский планировал продать от 25 до 40% акций «ЮкосСибнефти» либо Chevron, либо ExxonMobil[118].

Параллельно с укреплением производственных позиций «ЮКОС» активно развивал сферу образования: снабжал сельские библиотеки книгами и компьютерами, в апреле 2003 года начал спонсировать Российский государственный гуманитарный университет. Компания финансировала различные политические партии и общественные движения, в том числе оппозиционные («Яблоко», СПС, КПРФ). Михаил Ходорковский открыто заявлял о своих политических амбициях, говоря о желании уйти из бизнеса к 2007 году, то есть накануне новых президентских выборов[119].

Но весной 2003 года у Ходорковского начались неприятности. Совет по национальной стратегии опубликовал доклад о заговоре олигархов, где утверждалось, что Ходорковский хочет отстранить Путина от управления страной. 2 июля Генпрокуратура арестовала Платона Лебедева, совладельца «ЮКОСа», за незаконную приватизацию «МЕНАТЕПом» ОАО «Апатиты» в 1994 году. Потом пошли обыски в «ЮКОСе». 25 октября 2003 года Михаил Ходорковский был арестован в сибирском аэропорту по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах. 30 мая 2005 года Мещанский суд города Москвы приговорил Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к девяти годам в колонии общего режима; затем срок наказания был снижен до восьми лет.

А летом 2008 года Генпрокуратура предъявила Ходорковскому и Лебедеву новые обвинения – в краже и легализации акций ВНК на сумму 3,6 млрд рублей, а также в хищении всей нефти «ЮКОСа», проданной через внутренние офшоры по трансфертным ценам. В целом подсудимые, по версии прокурора, своровали 892,4 млрд рублей и отмыли 487,4 млрд рублей[120]. «Второе дело» грозит им сроком заключения более 20 лет.

«Роснефть». Переломным для нее стал 2000 год. Новому президенту Владимиру Путину была нужна мощная государственная нефтяная компания как противовес олигархам. Когда Сергея Богданчикова назначили главой «Роснефти», мало кто думал, что он удержится на посту – не политический тяжеловес, не ставленник финансовых магнатов. Богданчиков не мог примкнуть к «семейным», поскольку сменил Юрия Беспалова (человека «семьи»). Оставалось одно – сближение с «питерскими». Поначалу основной опасностью для Богданчикова было поглощение «Роснефти» олигархами. Чтобы обезопасить компанию, он обзавелся влиятельными «патронами» (сначала Евгением Примаковым, затем Владимиром Путиным) и стал возрождать «Роснефть».

Богданчиков ввел жесткий контроль дочерних компаний, направив экспорт их нефти через холдинг. В марте 2000 года правительство разрешило «Роснефти» увеличить долю в дочерних структурах до 75%, и она начала скупать их акции. Проходило это в «лучших» российских традициях. Самые ожесточенные бои велись за «Краснодарнефтегаз», который с 1997 года реально контролировал Александр Путилов. «Роснефть» даже не имела большинства в совете директоров. Акционеры блокировали все инициативы «Роснефти» по восстановлению контроля. Лишь в 2000 году холдинг смог докупить нужные акции, чтобы обеспечить большинство в совете директоров. При Путине Богданчиков получил административный ресурс, позволявший приструнить непокорную «дочку». В июле 2000 года на заседании правительства вопрос контрольного пакета в «Краснодарнефтегазе» обсуждался с участием Генпрокуратуры, МВД и ФСБ[121].

Новый конфликт с миноритариями возник, когда «Роснефть» стала покупать нефть у «Краснодарнефтегаза» по заниженным трансфертным ценам. Выручка дочерней компании упала, акционеры остались без щедрых дивидендов. Пошли иски и письма наверх, организованные Ассоциацией защиты миноритарных акционеров «Роснефти». Ассоциация была создана «Сибнефтью», которая имела виды на госкомпанию. «Роснефть» пережила нервные времена в начале 2002 года – вплоть до вооруженного захвата офиса «Краснодарнефтегаза» судебными приставами и миноритариями.

В новом веке «Роснефть» начала отвоевывать и утраченные производственные позиции. Прежде всего «Роснефть» закрепилась в Арктике. В 2001 году для освоения пяти северных месторождений, в том числе Приразломного и Штокмановского, «Роснефть» через «Пурнефтегаз» и «Газпром» через «Росшельф» создали СП «Севморнефтегаз». Благодаря «Роснефти» долго буксовавший проект по освоению Приразломного месторождения обрел второе дыхание[122].

Важной вехой в возрождении «Роснефти» оказалась покупка в 2003 году «Северной нефти», которая была основана в 1994 году и владеет 15 лицензиями в Тимано-Печоре. В 1998 году ее хозяином стал бывший заместитель министра финансов Андрей Вавилов. «Северная нефть» скандально прославилась в 2001 году, когда выиграла лицензию на месторождения «Вала Гамбурцева», обойдя «ЛУКОЙЛ» и «Сургутнефтегаз». «Северная нефть» предложила бонус в 7 млн долларов, а бонусы «грандов» составляли 100–140 млн долларов[123]. «ЛУКОЙЛ» обвинил компанию в сговоре с губернатором Ненецкого АО Владимиром Бутовым и обратился в суды с многочисленными исками. Борьбу за справедливость он прекратил лишь когда «Северную нефть» приобрела «Роснефть».

Однако, несмотря на победы на всех фронтах, «Роснефть» не сумела нарастить добычу на молодых, но сложных месторождениях «Пурнефтегаза», за который она так упорно боролась в 1990-х годах. Этот провал особенно бросался в глаза на фоне динамичного роста «ЮКОСа» и «Сибнефти».

В новом веке «Роснефть» стала настоящей национальной нефтяной компанией, которая выполняет политические и социальные поручения государства и имеет за это дополнительные льготы. В 2001 году ее снова назначили уполномоченной организацией правительства по СРП. Но здесь она потерпела сокрушительное поражение от «ЮКОСа». Путин на словах поддерживал соглашения о разделе продукции, а на деле не оказал «Роснефти» нужной помощи, и Богданчиков проиграл Ходорковскому – ярому их противнику, который доказывал, что они наносят ущерб государственному бюджету, порождают преференции для отдельных компаний и усугубляют коррупцию. Эксперты в этой связи полагают, что победа Михаила Ходорковского над СРП «перекрыла кислород» таким компаниям, как «Роснефть», которые планировали запуск крупных добычных проектов[124].

К тому же «Роснефть» поставляет нефтепродукты для государственных нужд. Тут возникают конфликты между социальными обязательствами и коммерческими интересами компании. В 2001 году «Роснефть», главный поставщик топлива на Камчатку, предупредила, что прекратит снабжение мазутом с 1 апреля из-за неплатежей «Камчатскэнерго», с которым не рассчитывались потребители. Губернатор объявил, что полуостров находится на грани энергетической катастрофы. Чтобы повлиять на должников, «Камчатскэнерго» стало отключать даже больницы и школы. В апреле в хранилищах двух ТЭЦ Петропавловска-Камчатского мазута было всего на пару дней. А тем временем танкер с 15 тыс. тонн мазута «Роснефти» стоял в порту. «Роснефть» не позволяла его разгружать, пока «Камчатскэнерго» не заплатит долги [125]. Конфликт разрешился только благодаря вмешательству вице-премьера Виктора Христенко.

«Роснефть» также участвует в нефтяных проектах с «политическим подтекстом» в ближнем и дальнем зарубежье. В Казахстане она работает на структуре Курмангазы в Каспийском море вместе с «КазМунайГаз» и на Адайском блоке вместе с китайской Sinopec. В марте 2001 года «Роснефть» пришла в Алжир, как уверяет Богданчиков, по чисто экономическим соображениям. Но именно тогда началось возрождение политического диалога между Россией и этой страной.

«Роснефть» как проводник государственной политики укрепляет связи с новыми союзниками России – Индией[126], Южной Кореей[127] и Китаем. Глобальным же «мейджорам» она отводит роль младших партнеров, к примеру, пустив ВР с 49% акций в проекты «Сахалин-4» и «Сахалин-5» .

Громкий сигнал о новом статусе «Роснефти» был дан на встрече президента Путина с бизнесменами в Российском союзе промышленников и предпринимателей в феврале 2003 года. Ходорковский критиковал покупку «Роснефтью» «Северной нефти» за 600 млн долларов, что вдвое выше ее справедливой цены, и клеймил сделку как пример коррупции государственных чиновников. Путин отреагировал жестко: «Это государственная компания, которой нужно увеличить свои недостаточные запасы», тогда как у других нефтяных компаний излишки запасов, и «мы еще должны проверить», как они их получили[128].

А 27 июля 2004 года заместитель главы президентской администрации Игорь Сечин был назначен председателем совета директоров «Роснефти». С ним компания стала непобедимой.

Продажа «Юганскнефтегаза». Осенью 2004 года «Юганскнефтегазу» выставили налоговый счет за 1999–2003 годы на 5 млрд долларов. Федеральная налоговая служба обвиняла «Юганскнефтегаз» в уклонении от уплаты налогов через подставные структуры, зарегистрированные во внутренних офшорах. Тогда же произошли два взаимосвязанных события. В сентябре 2004 года Владимир Путин одобрил предложение правительства включить «Роснефть» в структуру «Газпрома» в обмен на 10,74% его акций, которыми владели «дочки» концерна. Это позволило бы государству увеличить долю в «Газпроме» с 38,37% акций до контрольного пакета и либерализовать рынок его акций. А в ноябре советник «Газпрома» Deutsche Bank порекомендовал ему приобрести «Юганскнефтегаз», «Сургутнефтегаз» и «Сибнефть». Идея пришлась по душе менеджменту газовой монополии[129].

Но «ЮКОС» во главе со Стивеном Тиди неожиданно оказал сопротивление: он обратился в суд Хьюстона в поисках защиты в рамках закона США о банкротстве. Сначала суд наложил временное вето на аукцион по «Юганскнефтегазу» и запретил «Газпрому» и шести иностранным банкам, которые должны были его финансировать, участвовать в торгах. Банки повиновались, и «Газпром» лишился иностранных кредитов. Если бы он купил «Юганскнефтегаз», ему грозили бы экономические санкции.

Несмотря на непредвиденную задержку, аукцион все-таки состоялся. 19 декабря 2004 года «Юганскнефтегаз» приобрела за 9,35 млрд долларов неизвестная фирма «БайкалФинансГруп», накануне зарегистрированная в Твери. Владимир Путин сказал, что сделка была проведена в соответствии с рыночными принципами и российским законодательством, и добавил, что, «насколько мне известно, акционерами „БайкалФинансГруп“ являются исключительно физические лица, которые многие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики»[130]. Через три дня «Роснефть» выкупила «БайкалФинансГруп» за 10 тыс. рублей. 30 декабря «БайкалФинансГруп» перевела в бюджет деньги за «Юганскнефтегаз».

Руководство «Роснефти» долго не сообщало, откуда взялись 9,35 млрд долларов на приобретение «Юганскнефтегаза». Только в отчете за 2005 год «Роснефть» призналась, что 6,1 млрд долларов выручено за продажу краткосрочных векселей и еще 1,8 млрд долларов получено в качестве кредита Сбербанка. Большую часть векселей – на сумму 5,3 млрд долларов – купил Внешэкономбанк на деньги Министерства финансов, предназначенные для оплаты внешнего долга России. А в начале 2005 года Внешэкономбанк привлек для «Роснефти» 6 млрд долларов от китайских банков. За это «Роснефть» обязалась поставить CNPC 48,4 млн тонн нефти до 2010 года[131].

Теперь слияние «Роснефти» и «Газпрома» стало проблематичным: с «Юганскнефтегазом» ценность «Роснефти» резко возросла. Дальше события развивались в стиле фарса. 2 марта 2005 года центральные каналы телевидения показали мирно соседствующих Сергея Богданчикова и Алексея Миллера, когда последний описывал схему присоединения «Роснефти» к «Газпрому». По словам Миллера, «Газпром» получит «Роснефть» без «Юганскнефтегаза» и у государства окажется в собственности контрольный пакет его акций, а «Юганскнефтегаз» станет самостоятельной госкомпанией, которую возглавит Богданчиков. 3 марта «Роснефть» выпустила пресс-релиз, в котором опровергла все сказанное Миллером. Затем пресс-служба «Роснефти» заявила, что пресс-релиз был «технической ошибкой»[132]. После этих скандалов «Газпром» понял, что риски, связанные с поглощением «Роснефти», неоправданно высоки.

В результате правительство изменило схему: передало 100% акций «Роснефти», оцененных в 26 млрд долларов, в новую государственную компанию «Роснефтегаз», которая должна была привлечь кредиты, чтобы приобрести у дочерних компаний «Газпрома» 10,74% акций. После этого «Роснефтегаз» должен был провести первоначальное публичное предложение акций «Роснефти», чтобы погасить кредиты.

История несостоявшегося слияния «Газпрома» и «Роснефти» выявила раскол в путинском окружении. Ведь реально это была борьба не между «Роснефтью» и «Газпромом», а между двумя кланами новой политической элиты – «силовиками», возглавляемыми Игорем Сечиным, и «гражданскими» под руководством Дмитрия Медведева.

Купив «Юганскнефтегаз», «Роснефть» превратилась из середняка с 21 млн тонн нефтедобычи во вторую по размеру российскую нефтяную компанию, добывшую 74,4 млн тонн нефти и 13,0 млрд куб. м газа в 2005 году. Но из-за этой сделки «Роснефть» понесла не только моральные, но и материальные потери. Ей пришлось продать долю в «Севморнефтегазе» за 1,7 млрд долларов «Газпрому», чтобы погасить часть кредита. Правда, под крылом «Роснефти» «Юганскнефтегазу» стал сопутствовать успех в тяжбах с налоговиками. Приобретя «Юганскнефтегаз» с грузом налоговых долгов, государственная «Роснефть» сумела уменьшить его задолженность в шесть раз: в апреле 2006 года Арбитражный суд Москвы снизил сумму фискальных претензий к «Юганску» с 4,767 млрд долларов до 760 млн, включая пени и штрафы[133].

В результате вместо «Роснефти» «Газпром» приобрел в конце сентября 2005 года 72,6% акций «Сибнефти» за 13 млрд долларов[134].

IPO «Роснефти». Первоначальное публичное размещение акций (IPO) с блеском прошло летом 2006 года. «Роснефть» продала 14,8% акций за 10,4 млрд долларов, при этом оставшись под государственным контролем. IPO оказалось самым крупным в России и пятым по размеру в мире. Свой вклад в успех внесли Роман Абрамович, Олег Дерипаска и Владимир Лисин, вложив в «Роснефть» 1 млрд долларов и сделав важные «политические инвестиции». Среди покупателей были и зарубежные компании: ВР (1 млрд долларов), малазийская Petronas (1,1 млрд долларов) и китайская CNPC (500 млн долларов)[135].

Потом акции «Роснефти» стали падать в цене. Но в сентябре 2006 года Renaissance Capital опубликовал отчет, где говорилось, что «Роснефть» приобретет все оставшиеся активы «ЮКОСа». После этого курс акций взлетел, и к ноябрю капитализация компании составила 100 млрд долларов. В октябре Владимир Путин лично поздравил руководство «Роснефти», инвестиционных банкиров – организаторов IPO и крупнейших акционеров с успехом. Такое внимание главы государства помогло компании в переговорах с иностранными банками, у которых она заняла 22 млрд долларов на покупку остатков «ЮКОСа»[136].

Банкротство «ЮКОСа». «ЮКОС» оказалось не просто уничтожить. Он уже покрыл 21,5 млрд долларов налоговых долгов и мог бы заплатить остальные благодаря высоким ценам на нефть. Напрямую банкротить компанию было нельзя, поскольку Путин публично заявил, что государство не заинтересовано в ее банкротстве. Но российскому правительству помогли западные банки. В марте 2006 года они продали «Роснефти» долги «ЮКОСа» на 455 млн долларов[137]. После этого на долю «Роснефти» и налоговых органов стало приходиться более половины задолженности «ЮКОСа». Теперь госкомпания могла приступать к его банкротству.

Борьба за остатки «ЮКОСа» была организована четко. Государственные компании получили все что хотели («Роснефть» – нефтяные активы, «Газпром» – газовые), иногда сознательно уступая сопернику. Так, 4 апреля 2007 года 20% акций «Газпромнефти», 100% акций «Арктикгаза», 100% акций «Уренгойла» и еще 19 мелких активов ушли за пять минут. Победило СП «Энинефтегаз», созданное итальянскими ENI (60% акций) и Enel (40%). У «Газпрома» был опцион на выкуп у них нужного ему пакета. В аукционе также участвовали «Роснефть» и «Новатэк». Аналитики полагали, что «Роснефти» посоветовали уступить газовый лот «Газпрому» после разговора Владимира Путина с итальянским премьер-министром Романо Проди[138].

Но и в отлаженном процессе возникали сбои. Таинственная компания «Прана» победила «Роснефть» в трехчасовой битве за торговый дом и штаб-квартиру «ЮКОСа» в Москве. Потом «Роснефть» заявила, что выкупит у «Праны» некоторые активы и, чтобы заплатить, готова продать Внешэкономбанку половину акций своей новой дочерней структуры – компании «Томскнефть». Банк собирался приобрести эту долю для «Газпромнефти». «Роснефть» объявила, что летом 2007 года сделка состоялась. Но тут разразился скандал: члены наблюдательного совета банка заявили, что сделку не рассматривали[139]. Скандал замяли, и «Газпромнефть» купила половину «Томскнефти» за 3,6 млрд долларов в декабре 2007 года[140].

Из-за покупки «ЮКОСа» долг «Роснефти» достиг 36 млрд долларов, и правительство в 2007 году внесло ее в список стратегических предприятий, которые можно обанкротить только по специальной процедуре[141]. При этом компания стала безусловным лидером российской нефтяной отрасли и обещала догнать ExxonMobil и BP к 2010 году.

«Роснефть», наследница по прямой основных активов «ЮКОСа», переняла и его стратегическое видение, в том числе в плане отношений с Китаем. После аукциона по «Юганскнефтегазу» китайские компании с ее помощью проникли в российскую нефтяную промышленность. В 2005 году «Роснефть» пригласила китайскую Sinopec с 25,1% акций на Венинский блок «Сахалина-3» , а в 2006 году через нее приобрела у ТНК-ВР «Удмуртнефть», в которой была заинтересована «Газпромнефть». «Газпрому» оставалось только жаловаться на это «политическое решение»[142]. В ходе официального визита Путина в Пекин в 2006 году «Роснефть» и CNPC подписали соглашение о сотрудничестве. И уже в середине 2006 года они создали СП «Восток энерджи» для геологоразведки и добычи в России. Еще одно российско-китайское СП займется нефтепереработкой и сбытом в Китае.

А в феврале 2009 года после долгих переговоров с китайцами, которые вел новый вице-премьер Игорь Сечин, курирующий энергетику, «Роснефть» получила от Китая кредит на 15 млрд долларов. В счет его погашения она будет поставлять CNPC в течение 20 лет по 15 млн тонн нефти в год. Одновременно 10 млрд долларов было выделено «Транснефти» в основном на строительство ВСТО, в том числе ответвления на Китай (Сковородино – Мохэ). В результате «Роснефть» получила монопольное право качать свою нефть в Китай по будущему трубопроводу. Это сразу дало государственной компании неоспоримые конкурентные преимущества над ее частными соперниками, работающими на востоке страны. Тем придется пользоваться более протяженным маршрутом до Находки, соответственно их затраты будут намного выше.

Весной 2008 года президентом России был избран Дмитрий Медведев. На первый взгляд ему повезло больше, чем предшественнику. Цены на нефть стремились ввысь. Деньги текли рекой. Российские частные и иностранные нефтяные компании были «поставлены на место». Укрепились международные позиции России, завоевывавшей статус мировой энергетической державы. Наступила политическая стабильность в стране, ВВП рос впечатляющими темпами. Глобальный кризис, казалось, обошел Россию стороной. Летом, когда цены взлетели до 147 долларов за баррель, будущее виделось исключительно в розовых тонах.

Правда, при этом настойчиво звучали тревожные сигналы: в секторе, где в последние годы увеличивается доля государства и ограничивается роль иностранных инвесторов, несмотря на благоприятную ценовую конъюнктуру и экономический рост в стране, геологоразведка стагнирует, ресурсная база ухудшается, нефтепереработка модернизируется крайне медленно, нефтехимия по-прежнему в упадке, эффективность не повышается. На инновационный путь развития никак не удается перейти, и все отчетливее проявляются симптомы «ресурсного проклятия». Передел активов в пользу новой элиты усиливает неопределенность и ухудшает инвестиционный климат, постоянно усиливается давление чиновников на частные компании. Высокие цены на нефть создают иллюзию, будто можно обойтись без радикальных реформ, о необходимости которых давно говорят эксперты. Самое главное – взрывной рост нефтедобычи, наблюдавшийся в начале десятилетия, лидерами которого были «ЮКОС» и «Сибнефть», начал затухать, невзирая на неуклонно ползущие вверх мировые цены на нефть. А в 2008 году, в разгар «ценового бума», добыча впервые за почти десятилетие снизилась по сравнению с 2007 годом.

И тут, выйдя на пик, цены на нефть рухнули. Доходы нефтяных компаний начали падать, их рыночная капитализация обвалилась, экспорт снижался и становился убыточным. Стабилизационный фонд таял. Нефтяники бросились урезать инвестиционные программы.

Кризис стал суровым испытанием на прочность российской нефтяной промышленности. Но она его выдержала достойно. Самым провальным для нефтяников был IV квартал 2008 года, но к середине 2009 года почти все восстановили прошлогоднюю рентабельность. В 2009 году добыча нефти выросла на 1,5% по сравнению с 2008 годом – до 494,2 млн тонн[143]. Похоже, что суровые внешние условия заставили нефтяников мобилизовать силы и ресурсы. Компании, запустившие новые добычные проекты, несмотря на кризис, наращивали добычу. Примерно половину прироста обеспечило Ванкорское месторождение «Роснефти», заработавшее летом 2009 года. Отрасль, закалившаяся в жарких боях последних двух десятилетий, на деле доказала свою жизнеспособность.

[2] Подробнее см.: Gustafson Thane. Crisis Amid Plenty. The Politics of Soviet Energy under Brezhnev and Gorbachev. Princeton University Press, 1989.

[3] Подробнее см.: Tchurilov L., Gorst I., Poussenkova N. Lifeblood of the Empire: The Personal History of the Rise and Decline of the Soviet Oil Industry. PIW Publications, 1996.

[4] Алекперов В. Ю. Вертикально – интегрированные нефтяные компании России. Москва, 1996. С. 13.

[5] Hudson J., Poussenkova N. Russian Oil: Industry Background and Status. London: Salomon Brothers publications, 1996. P. 16.

[6] Нефтепереработка в России: состояние и перспективы развития // БДО Юникон. Июнь 2007. С. 3.

[10] Подробнее см.: Энергетическая политика России. Обзор 2002 года. Париж: Международное энергетическое агентство, 2002. С. 93.

[30] После 2005 года Генпрокуратура предъявила обвинение в организации убийства мэра Нефтеюганска и его охранника бывшему сотруднику службы безопасности «ЮКОСа» Алексею Пичугину, уже приговоренному в марте того же года к 20 годам лишения свободы за другие преступления, якобы совершенные в интересах компании. В августе 2006 года Пичугин был признан виновным по всем пунктам обвинения и осужден на 24 года лишения свободы. – http://www. lenta. ru/lib/14161673

[37] Подробнее.: Landes A. YUKOS: Enjoying Growth. Renaissance Capital. March 2003.

[40] 24 мая 2002 года прошел аукцион по продаже 36,8% акций Восточной нефтяной компании. Победителем аукциона был признан «ЮКОС», предложивший 225,4 млн долларов при стартовой цене 225 млн. С учетом ранее приобретенных бумаг «ЮКОС» консолидировал около 90% акций ВНК. (См.: Ведомости. 27 мая 2002 года).

[43] Ситуация, когда пакет акции компании покупает враждебное юридическое лицо и заставляет ее выкупить у него свои акции по завышенной цене, чтобы избежать поглощения захватчиком.

[45] Зия Бажаев создал трейдерскую компанию «Лиа Ойл» в Женеве, а, вернувшись на родину, начал налаживать работу разгромленной чеченской войной «ЮНКО».

[49] Зия Бажаев погиб 9 марта 2000 года в авиакатастрофе вместе с известным журналистом Артемом Боровиком. Дело Зии продолжил его брат Муса Бажаев, возглавивший «Группу Альянс».

[55] В 2007 году Палий получил семилетний срок за легализацию 40 млн долларов, якобы похищенных в 1993–1995 годах у «Нижневартовскнефтегаза» при строительстве дома отдыха.

[56] Джоббер – независимый владелец автозаправочной станции, который по договору коммерческой субконцессии продает нефтепродукты под торговой маркой компании-производителя.

[58] В марте 1998 года Бажаев покинул «СИДАНКО» и образовал «Группу Альянс».

[66] Если в 1986–1990 годах по Западной Сибири прирост запасов составлял 4,9 млрд тонн, то в 1991–1995 годах из-за снижения разведочного бурения – 2,8 млрд тонн. (См.: Алекперов В. Ю. Указ. соч. С. 13).

[67] Подробнее см.: Милов В., Селивахин И. Проблемы энергетической политики. Рабочие материалы Московского центра Карнеги. Вып. 4. 2005.

[74] В конце 1990-х годов слились компании Exxon и Mobil, образовав ExxonMobil, а также компании Chevron и Texaco, образовав Chevron.

[78] По оценкам, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке находится 13% запасов российской нефти и 19% газа. (См.: Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 17. С. 35).

[104] Эта группа, вывозя нефть в основном «Роснефти» и «Сургутнефтегаза», вышла на третье место среди мировых нефтетрейдеров.

[108] Энергетический вектор восточной геополитики России. М.: Экономика, 2006. С. 129.

[126] В 2001 году «Роснефть» продала индийской ONGC половину своей доли в «Сахалине-1» .

[127] «Роснефть» конкурировала с «ЮКОСом» за 5-летнюю лицензию на геологическое изучение Западно-Камчатского шельфа. В августе 2003 года государственная компания ее получила, а в сентябре 2004 года пригласила в проект южнокорейскую нефтяную компанию KNOC. Но летом 2008 года Роснедра не продлили «Камчатнефтегазу» (СП «Роснефти» и KNOC) лицензию на участок Западно-Камчатского шельфа, которую потом получил «Газпром».

Http://www. ru-90.ru/node/1319

Нефтяная промышленность является составной частью ТЭК – многоотраслевой системы, включающей добычу и производство топлива, производство энергии (электрической и тепловой), распределение и транспорт энергии и топлива.

Нефтяная промышленность – отрасль тяжелой индустрии, включающая разведку нефтяных и нефтегазовых месторождений, бурение скважин, добычу нефти и попутного газа, трубопроводный транспорт нефти.

Цель нефтеразведки – выявление, геолого – экономическая оценка и подготовка к работе промышленных залежей. Нефтеразведка производиться с помощью геологических, геофизических, геохимических и буровых работ. Процесс геологоразведочных работ подразделяется на два этапа: поисковый и разведочный. Первый включает три стадии: региональные геолого-геофизические работы, подготовка площадей к глубокому поисковому бурению и поиски месторождений. Второй завершается подготовкой месторождения к разработке.

На сегодняшний день главная проблема геологоразведчиков – недостаточное финансирование, поэтому сейчас разведка новых месторождений частично приостановлена. Потенциально, по прогнозам экспертов, геологоразведка может давать Российской Федерации прирост запасов от 700 млн. до 1 млрд. т в год, что перекрывает их расход вследствие добычи (в 1993 году было добыто 342 млн. т ).

Однако в действительности дело обстоит иначе. Мы уже извлекли 41 процент, содержащийся в разрабатываемых месторождениях. В Западной Сибири извлечено 26,6 процента. Причем нефть извлечена из лучших месторождений, требующих минимальных издержек при добыче. Средний дебит скважин непрерывно снижается: 1986 год – 14,1/ сутки. 1987 – 13.2, 1988 – 12,3, 1989 – 11,3, 1990 – 10,2. Темпы выработки запасов нефти на территории России в 3-5 раз превышают соответствующий показатель Саудовской Аравии, ОАЭ, Венесуэлы, Кувейта. Такие темпы добычи обусловили резкое сокращение разведанных запасов (см. приложение 6). И проблема здесь не столько в медленной разведке новых месторождений, сколько в нерациональной эксплуатации имеющихся. Большие потери при добыче и транспортировке, старение технологий вызвали целый комплекс проблем в нефтяной промышленности.

По разведанным запасам нефти в 1992 году Россия занимала второе место в мире вслед за Саудовской Аравией, на территории которой сосредоточена треть мировых запасов. Запасы бывшего СССР на 1991 год составляли 23,5 млрд. тонн. Из них запасы России – 20,2 млрд. т.

Если учесть низкую степень подтверждаемости прогнозных запасов и еще большую долю месторождений с высокими издержками освоения (из всех запасов нефти только 55% имеют высокую продуктивность), то общую обеспеченность России нефтяными ресурсами нельзя назвать безоблачной.

Даже в Западной Сибири, где предполагается основной прирост запасов, около 40% этого прироста будет приходиться на долю низкопродуктивных месторождения с дебитом новых скважин менее 10 т в сутки, что в настоящее время является пределом рентабильности для данного региона.

Глубокий экономический кризис, охвативший Россию, не обошел и отрасли топливно-энергетического комплекса, особенно нефтяную промышленность. Это выразилось прежде всего в ускоряющемся сокращении объемов добычи нефти начиная с 1989 года. При этом только на месторождениях Тюменской области – основного нефтедобывающего региона – добыча нефти снизилась с 394 млн. тонн в 1988 году до 307 млн. тонн в 1991 году. [11. Стр. 63-65]

Нынешнее состояние нефтяной промышленности России характеризуется сокращением объемов прироста промышленных запасов нефти, снижением качества и темпов их ввода; сокращение объемов разведочного и эксплуатационного бурения и увеличением количества бездействующих скважин; повсеместном переходе на механизированный способ добычи при резком сокращении фонтанизирующих скважин; отсутствием сколь-либо значительного резерва крупных месторождений; необходимостью вовлечения в промышленную эксплуатацию месторождений; расположенных в необустроенных и труднодоступных районах; прогрессирующим техническим и технологическим отставанием отрасли; недостаточным вниманием к вопросам социального развития и экологии.

Добыча нефти ведется человечеством с древних времен. Сначала применялись примитивные способы: сбор нефти с поверхности водоемов, обработка песчаника или известняка, пропитанного нефтью, при помощи колодцев. Первый способ применялся еще в 1 веке в Мидии и Сирии, второй – в 15 веке в Италии. Но началом развития нефтяной промышленности принято считать время появления механического бурения скважин на нефть в 1859 году в США, и сейчас практически вся добываемая в мире нефть извлекается посредством буровых скважин. За сотню с лишним лет развития истощились одни месторождения, были открыты другие, повысилась эффективность добычи нефти, увеличилась нефтеотдача, т. е. полнота извлечения нефти из пласта. Но изменилась структура добычи топлива. Долгое время находившуюся на первом месте нефтяную промышленность обгоняет перспективная газовая. (Сейчас на уголь приходиться только 15% тонн условного топлива, газ – 45%, нефть – 40%). У сходящей с лидирующих позиций нефтяной промышленности возникли проблемы.

В России первые скважины были пробурены на Кубани в 1864 г. и в 1866 г. одна из них дала нефтяной фонтан с дебитом более 190 т в сутки. Тогда добыча нефти велась в основном монополиями, зависевшими от иностранного капитала. Механизация добычи была слабая, поэтому с целью получения максимальной прибыли разрабатывались наиболее перспективные в экономическом плане залежи. В начале 20 века Россия занимала первое место по добычи нефти. В 1901 – 1913 г. г. страна добывала приблизительно 11 млн. тонн нефти. Сильный спад произошел во время Гражданской войны. Но после национализации нефтяной промышленности были приняты чрезвычайные меры по восстановлению 20 разрушенных предприятий ввиду стратегического значения отрасли. К 1928 году добыча нефти была снова доведена до 11,6 млн. тонн. [1. Стр. 177-180]

В первые годы советской власти основными районами нефтедобычи были Бакинский и Северного Кавказа (Грозный, Майкоп). Также велась добыча на Западной Украине в Голиции. Закавказье и Северный Кавказ давали в 1940 г. около 87% нефти в Советском Союзе. Однако вскоре истощающиеся запасы старейших районов перестали удовлетворять запросы развивающейся промышленности. Назрела необходимость в поисках нефти на других территориях страны. Были открыты и введены в строй месторождения Пермской и Куйбышевской областей, Башкирии, что обусловило создание крупнейшей Волго-Уральской базы. Обнаружены новые месторождения в Средней Азии Казахстане, добыча нефти достигла 31,1 млн. тонн. Война 1941 – 1945 г. г. нанесла сильный ущерб районам Северного Кавказа, что существенно сократило объем добываемой нефти. Однако в послевоенный период с параллельным восстановлением нефтедобывающих комплексов Грозного и Майкопа были введены в разработку крупнейшие месторождения Волго-Уральской нефтяной базы. И в 1960 году она уже давала около 71% нефти страны. Применялись и технические новшества (поддержание пластового давления), что позволило значительно увеличить добычу. В 50 годах добывали 38 млн. тонн, в 60-ых же цифра возросла на порядок – 148 млн. тонн. Конец 60-ых годов ознаменовался оснащением отрасли новейшими техническими изобретениями и усовершенствованием технологий.

В 1972 году производительность труда возросла в 2 раза. СССР занимал второе место по добыче нефти в мире после США, где большая часть месторождений была зарезервирована с целью создания стратегических запасов для будущего развития экономики. Поэтому темпы добычи в США ежегодно в течение 1951 – 1982 годов увеличивались на 4,6 млн. тонн, тогда как добыча нефти в Советском Союзе – на 18,8 млн. тонн, т. е., начиная с 1958 года прирост добычи фактически составлял более 100 млн. тонн за каждые 5 лет, что позволило стране выйти на первое место в мире. За период с 1961 по 1972 годы было добыто свыше 3,3 млр. тонн нефти. Такой быстрый рост изменения соотношения между потенциальными запасами (размер перспективных нефтегазоносных площадей превышает 11 млн. км и разведанными, которые особенно сократились в старых районах. В тоже время рост обеспечивали новые освоенные месторождения в Западной Сибири (Средне – Обский район и Шатиский районы), Белоруссии, Западном Казахстане, Оренбургской области и Удмуртии, на континентальном шельфе Каспийского моря. Еще в 1970 году Волго-Уральский район давал около 61% нефти, однако уже в 1974 году на лидирующие позиции стал выдвигаться уникальный Западно-Сибирский нефтегазоносный бассейн, обогнав по уровню добычи нефти Татарию, являвшуюся крупным поставщиком в 60-ые годы.

Промышленная добыча в районе развивалась быстрыми темпами. В 70-ые годы – 31 млн. тонн, а в 80-ые – 312 млн. тонн (свыше половины добычи нефти в стране), что позволило стать Западной Сибири ведущим нефтедобывающим районом страны. Восточные регионы превратились в главные по добыче нефти. Это Западная Сибирь, Казахстан, полуостров Мангышлак, Средняя Азия и Дальний Восток (Сахалин). Добыча же в 80-ых годах в старых районах либо стабилизировалась, как в Волго-Уральском, либо падала, как в Баку, Грозном и на Западной Украине. Новые перспективные месторождения были открыты в начале 70-ых годов в Коми и Архангельской области (Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция), а также ряд незначительных в Прибалтике и других районах. [1. Стр. 180-183]

За время развития совершенствовались технические способы добычи. Однако этот процесс был значительно замедлен из-за экстенсивного пути, по которому пошла советская нефтяная промышленность, когда увеличение объемов добычи достигалась в основном не автоматизацией производства и внедрения современных эффективных методов, а разработкой новых месторождений. Такое развитие обусловило старение технологий, что стало одной из причин настоящего спада.

До 50-ых годов наращивание объемов добычи шло низкими темпами, т. к. развитию нефтяной промышленности препятствовали разруха после Гражданской войны и ущерб, понесенный во время Великой Отечественной в 1941 – 1945 годах. Затем следовал резкий скачок, связанный с приоритетным развитием отрасли и открытием крупнейших нефтегазоносных районов. С конца 80-ых годов мы наблюдаем спад (за 1988 – 1991 годы объем добычи сократился более чем на 20%), главные причины которого заключаются в следующем:

– крупные и высокодебитные месторождения эксплуатируемого фонда, составляющие основу ресурсной базы, в значительной степени выработаны;

– резко ухудшились по своим кондициям и вновь приращиваемые запасы. За последнее время практически не открыто ни одного крупного высокопродуктивного месторождения;

– сократилось финансирование геологоразведочных работ. Так в Западной Сибири, где степень освоения прогнозных ресурсов составляет около 35 процентов, финансирование геологических работ начиная с 1989 года сократилось на 30 процентов. На столько же уменьшились объемы разведочного бурения;

– остро не хватает высокопроизводительной техники и оборудования для добычи и бурения. Основная часть технических средств имеет износ более 50 процентов, только 14 процентов машин и оборудования соответствует мировым стандартам, 70 процентов парка буровых установок морально устарело и требует замены. С распадом СССР усугубилось положение с поставками нефтепромыслового оборудования из стран СНГ.

– низкие внутренние цены на нефть не обеспечивают самофинансирования нефтедобывающих предприятий (эта ситуация сохраняется и сегодня после серии повышений цен на нефть). В итоге произошло серьезное ухудшение материально – технического и финансового обеспечения отрасли;

– нехватка эффективного и экологичного оборудования с особой остротой создает в отрасли проблему загрязнения окружающей среды (авария в Коми). На решение этой проблемы отвлекаются значительные материальные и финансовые ресурсы, которые не участвуют непосредственно в увеличении добычи нефти;

– не определен единообразный собственник месторождений нефти и газа, с которым следует иметь дело отечественным и зарубежным организациям, а также частным лицам;

– задолженность республик за поставленную нефть и нарастающий кризис неплатежей (см. приложение 3; [11. Стр. 71]).

Итак упадок нефтедобывающей промышленности обусловлен наличием комплекса взаимосвязанных причин. Выход из настоящего положения затруднен глобальным характером стоящих проблем, поэтому если продолжится экономический кризис в стране и усилится процесс политического раздробления в бывшем Советском Союзе, то добыча нефти, по всей вероятности, будет и впредь сокращаться. [11. Стр. 70-74]

На территории Российской Федерации находятся три крупных нефтяные бызы:

Основная из них – Западно-Сибирская. Это крупнейший нефтегазоносный бассейн мира, расположенный в пределах Западно-Сибирской равнины на территории Тюменской, Омской, Курганской, Томской и частично Свердловской, Челябинской, Новосибирской областей, Красноярского и Алтайского краев, площадью около 3,5 млн. км. Нефтегазоносность бассейна связана с отложениями юрского и мелового возраста. Большая часть нефтяных залежей находиться на глубине 2000-3000 метров. Нефть Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна характеризуется низким содержанием серы (до 1,1%), и парафина (менее 0,5%), содержание бензиновых фракций высокое (40-60%), повышенное количество летучих веществ.

Сейчас на территории Западной Сибири добывается 70% российской нефти. Так, в 1993 году добыча нефти без газового конденсата составила 231.397.192 тонны, из которых фонтанным способом – 26.512.060 тонн, а насосным 193.130.104 тонны. Из данных следует, что добыча насосным способом превышает фонтанную на порядок. Это заставляет задуматься над важной проблемой топливной промышленности – старением месторождений. Вывод подтверждается и данными по стране в целом. В 1993 году в Российской Федерации из старых скважин добывалось 318.272.101 тонна нефти (без газового конденсата), в том числе из скважин, перешедших с прошлого года – 303.872.124 тонны, в то время как из новых скважин нефтедобыча составила лишь 12.511.827 тонн (см. приложение 4).

В Западной Сибири находятся несколько десятков крупных месторождений. Среди них такие известные, как Самотлор, Мегион, Усть-Балык, Шаим, Стрежевой (см. карту). Большая часть из них расположена в Тюменской области – своеобразном ядре района.

Тюменская область, занимающая площадь 1435,2 тысячи квадратных километров (59 процентов площади Западной Сибири, 8,4 процента – Российской Федерации), относится к наиболее крупным (после Якутии и Красноярского края) административным образованиям России и включает Ямало – Ненецкий и Ханты – Мансийский автономные округа. В Российской Федерации Тюменская область занимает первое место по объему инвестиций, стоимости основных промышленно-производственных фондов, по вводу в действие основных фондов, пятое по объему промышленной продукции. В республиканском разделении труда она выделяется как главная база России по снабжению ее народнохозяйственного комплекса нефтью и природным газом. Область обеспечивает 70,8 процента российской добычи нефти, а общие запасы нефти и газа составляют 3/4 геологических запасов СНГ. В Тюмени добывается 219.818.161 тонна нефти без годового конденсата (фонтанным способом – 24.281.270 тонн, насосным – 1.837.818.63 тонны), что составляет более 90% всей добычи Западной Сибири. Анализируя данную информацию, нельзя не сделать следующий вывод: нефтедобывающей промышленности Российской Федерации свойственна чрезвычайно высокая концентрация в ведущем районе.

Теперь коснемся структур, занимающихся нефтедобычей в Тюмени (см. приложение 5; [6. Стр. 9]). На сегодняшний день почти 80 процентов добычи в области обеспечивается пятью управлениями (в порядке убывания веса – Юганскнефтегаз, Сургутнефтегаз, Нижневартовскнефтегаз, Ноябрьскнефтегаз, Когалымнефтегаз). Однако в недалеком времени абсолютные объемы добычи сократятся в Нижневартовске на 60%, в Юганске на 44%, что выведет первое за пределы ведущей пятерки управлений. Тогда (по объемам добычи) первая пятерка будет включать (в порядке убывания) Сургут, Когалым, Юганск, Ноябрьск и Лангепас (вместе – около 70% объемов добычи области) .

Статус также определяется объемами ресурсов, используемых для обеспечения добычи. Частично показателем общей динамики может служить доля различных управлений в общем объеме ввода новых скважин. По этому показателю к октябрю 1992 года на первом месте находится СургутНГ, затем идут НоябрьскНГ, КогалымНГ, ЮганскНГ и КрасноленинскНГ. Однако в ближайшие 2-3 года из первой пятерки исчезает ЮганскНГ (появляется НижневартовскНГ). Показатель ввода новых скважин на освоенных полях необходимо рассматривать в сочетании с показателем ввода в разработку новых месторождений. По этому критерию пятерка лидирующих управлений (около 65 вводимых до 2000 года месторождений, включает НоябрьскНГ, ПурНГ, СургутНГ, ТюменьНГ и ЮганскНГ. Причем именно эти управления лидируют как по доле месторождений, предполагаемых к вводу в 1995 году, так и по доле включаемых в разработку извлекаемых запасов нефти (в порядке убывания доли – ТюьеньНГ, НоябрьскНГ, ПугНГ и СургутНГ).

Новым фактором упорядочивания является доля иностранного капитала, привлекаемого в первую очередь для разработки новых месторождений.

В зоне действия НоябрьскНГ таких месторождений находится около 70, ПурНГ и ЮганскНГ около 20.

Таким образом, сегодня в добывающей промышленности основного нефтяного района России мы наблюдаем сложную систему взаимодействия практически независимых управлений, несогласованно определяющих свою политику. Среди них нет признанного лидера, хотя можно предполагать сохранение ведущих позиций за Сургут, НоябрьскНГ и Юганск, не существует и настоящей конкурентной борьбы. Такая разобщенность создает немало проблем, но интеграция откладывается на неопределенную перспективу из-за большой динамичности отрасли: снижение статуса ПурНГ, КогальимНГ и ТюменьНГ вкупе с одновременным уменьшением влияния Нижневартовскнефтегаза способно уже сейчас дисбалансировать сложившуюся структуру отношений.

Без сомнения, эти выводы, сделанные на основе взаимоотношений в ведущем районе, можно распространить и на всю систему нефтедобычи в целом, что даст определенное объяснение сложной ситуации в данной отрасли. Для нефтяной промышленности Тюмени характерно снижение объемов добычи. Достигнув максимума в 1988 году 415.1 млн. тонн, к 1990 году нефтедобыча снизилась до 358,4 млн. тонн, то есть на 13.7 процента, причем тенденция падения добычи сохраняется и в 1994 году.

Переработка попутного нефтяного газа Тюмени осуществляется на Сургутских, Нижневартовских, Белозерном, Локосовском и Южно-Балыкском газоперерабатывающих заводах. На них, однако, используется лишь около 60% добываемого с нефтью ценнейшего нефтехимического сырья, остальное количество сжигается в факелах, что объясняется отставнием ввода мощностей газоперерабатывающих заводов, недостаточными темпами строительства газокомпрессорных станций и газосборных сетей на нефтепромыслах. Следовательно, выделяется еще одна проблема – разбалансированность внутреотраслевой структуры нефтяной промышленности. [5. Стр. 56-58]

Вторая по значению нефтяная база – Волго-Уральская. Она расположена в восточной части Европейской территории Российской Федерации, в пределах республик Татарстан, Башкортостан, Удмуртия, а также Пермской, Оренбургской, Куйбышевской, Саратовской, Волгоградской Кировской и Ульяновской областей. Нефтяные залежи находятся на глубине от 1600 до 3000 м, т. е. ближе к поверхности по сравнению с Западной Сибирью, что несколько снижает затраты на бурение. Волгл-Уральский район дает 24% нефтедобычи страны.

Подавляющую часть нефти и попутного газа (более 4/5) области дают Татария, Башкирия Куйбышевская область. Значительная часть нефти, добываемая на промыслах Волго-Уральской нефтегазоносной области, поступает по нефтепроводам на местные нефтеперерабатывающие заводы, расположенные главным образом в Башкирии и Куйбышевской области, а также в других областях (Пермской, Саратовской, Волгоградской, Оренбургской).

Нефть Восточной Сибири отличается большим разнообразием свойств и состав вследствие многопластовой структуры месторождений. Но в целом она хуже нефти Западной Сибири, т. к. характеризуется большим содержанием парафина и серы, которая приводит к повышенной амортизации оборудования. Если коснуться особенностей в качестве, то следует выделить республику Коми, где ведется добыча тяжелой нефти шахтным способом, а также нефть Дагесстана, Чечни и Ингушетии с крупным содержанием смол, но незначительным серы. В Ставропольской нефти много легких фракций, чем она ценна, хорошая нефть и на Дальнем Востоке.

Итак, почти каждое месторождение, а тем более каждый из нефтегазоносных районов отличаются своими особенностями в составе нефти, поэтому вести переработку, используя какую-либо "стандартную" технологию нецелесообразно. Нужно учитывать уникальную структуру для достижения максимальной эффективности переработки, по этой причине приходиться сооружать заводы под конкретные нефтегазоносные области. Существует тесная взаимосвязь между нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленностью. Однако развал Советского Союза обусловил появление новой проблемы – разрыв внешних хозяйственных связей нефтяной промышленности. Россия оказалась в крайне невыгодном положении, т. к. вынуждена экспортировать сырую нефть ввиду дисбаланса нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности (максимальный объем переработки – 240 млн. тонн в год), в то время как цены на сырую нефть гораздо ниже, чем на нефтепродукты. Кроме того, низкая приспособляемость российских заводов, при переходе на нефть, ранее транспортировавшуюся на заводы республик, вызывает некачественную переработку и большие потери продукта.

Третья нефтяная база – Тимано – Печерская. Она расположена в пределах Коми, Ненецкого автономного округа Архангельской области и частично на прилегающих территориях, граничит с северной частью Волго-Уральского нефтегазоносного района. Вместе с остальными Тимано-Печерская нефтяная область дает лишь 6% нефти в Российской Федерации (Западная Сибирь и Уралоповолжье – 94%). Добыча нефти ведется на месторождениях Усинское, Верхнегруьеторское, Памгня, Ярега, Нижняя Омра, Водейское и другие. Тимано – Печорский район, как Волгоградская и Саратовская области, считается достаточно перспективным. Добыча нефти в Западной Сибири сокращается, а в Ненецком автономном округе уже разведаны запасы углеводородного сырья, соизмеримые с западносибирскими. По оценке американских специалистов, недра арктической тундры хранят 2,5 миллиарда тонн нефти. Сегодня различные компании уже инвестировали в его нефтяную промышленность 80 млрд. долларов с целью извлечь 730 млн. тонн нефти, что составляет два годовых объема добычи Российской Федерации. Ведутся совместные разработки месторождений. Например, СП "Полярное сияние" с участием американской компании "Конако", которое разрабатывает Ардалинское месторождение с запасами нефти более 16 миллионов тонн. В проект инвестировано 375 миллионов долларов, из которых 80 миллионов получили 160 российских компаний – поставщиков и подрядчиков. 71 процент всех доходов "Полярного сияния" остается в России, что делает контракт выгодным не только для иностранцев, но и для жителей Ненецкого автономного округа, получивших дополнительные рабочие места, и в целом всей Российской Федерации. [6. Стр. 9]

Теперь, обобщив сказанное в данной главе, выделим главную особенность, проблему размещения нефтедобывающей промышленности России. Частично она уже была рассмотрена – это сверхвысокая концентрация нефтедобычи в ведущей нефтяной базе. Она имеет как раз преимущество для организации самой структуры промышленности, так создает целый комплекс проблем, среди которых, например, сложная экологическая обстановка в регионе. Особенно выделяется из них проблема дальней и сверхдальней транспортировки нефти и попутного газа, обусловленная объективной необходимостью в перевозке сырья от главного поставщика, восточных районов Российской Федерации, к главному потребителю – западной ее части. [8. Стр. 2]

Нефть не используется в первоначальном виде, поэтому нефтеперерабатывающие заводы – основной ее потребитель. Они располагаются во всех районах страны, т. к. выгоднее транспортировать сырую нефть, чем продукты ее переработки, которые необходимы во всех отраслях народного хозяйства. В прошлом она из мест добычи в места потребления перевозилась по железным дорогам в цистернах. В настоящее время большая часть нефти перекачивается по нефтепроводам и их доля в транспортировке продолжает расти. В состав нефтепроводов входят трубопроводы, насосные станции и нефтехранилища. Скорость движения нефти – 10-12 км/ч. Стандартный диаметр – 12 тыс. мм. Производительность в год – 90 млн. тонн нефти. По эффективности с нефтепроводами могут соперничать только морские перевозки танкерами. Кроме того, они менее опасны в пожарном отношении и резко снижают потери при транспортировке (доставке).

Стоимость строительства магистрального нефтепровода обычно окупается за 2-3 года.

Первый нефтепровод длиной в 6 км был сооружен в США в 1865 году. Нефтепроводы большей длины начали строить в 1875 году. Первый нефтепровод в России проложен в 1878 году в Баку от промыслов до нефтеперерабатывающего завода, а в 1897 – 1907 году был построен самый большой в то время в мире по протяженности магистральный трубопровод Баку – Батуми диаметром 200 мм и длиной 835 км, который продолжает эксплуатироваться и по сей день. [3. Стр. 175]

Развитие нефтепроводного транспорта в Союзе было связано с освоением нефтяных месторождений в Башкирии, Татарии и Куйбышевской области. К 1941 году в эксплуатации находилось 4100 км магистральных трубопроводов для перекачки нефти и нефтепродуктов с суммарной годовой производительностью 7,9 млн. тонн. Максимальный диаметр составлял 300 мм. Общая протяженность магистральных нефтепроводов к 1956 году возросла до 11,5 тыс. км, а через 10 лет достигла уже 29 тыс. км. А в 1992 году в СНГ – 275 тысяч км. Сеть магистральных нефтепроводов развивалась в трех основных направлениях: урало-сибирское (Альметьевск – Уфа – Омск – Новосибирск – Иркутск) длиной 8527 км; северо-западное (Альметьевск – Горький – Ярославль – Кириши с ответвлениями на Рязань и Москву) длиной более 17700 км; юго-западное от Альметьевска до Куйбышева и далее нефтепроводом "Дружба" с ответвлением на Полоцк и Вентспилс) протяженностью более 3500 км. Таким образом, наибольшей длиной обладали нефтепроводы урало-сибирского направления, т. к. связывали основного добытчика (Сибирь) с главным потребителем (западными районами Российской Федерации. Важность этого направления сохраняется и в настоящее время.

С открытием новых нефтяных месторождений на Южном Мангышлаке и в Тюменской области сооружены следующие нефтепроводы: Узень – Гурьев – Куйбышев диаметром 1020 мм, длиной около 1000 км; Шаим – Тюмень, Александровское – Анжеро – Суджинск диаметром 1220 мм и протяженностью 840 км; Усть – Балык – Курган – Уфа – Альметьевск диаметром 1220 мм и протяженностью 1844 км, второй нефтепровод "Дружба". Общая протяженность нефтепроводов в СССР в 1973 году составила 42,9 тысяч км, а к 1987 году уже превысила 82 тыс. км.

Характерной особенностью развития нефтепроводного транспорта России является увеличение удельного веса трубопроводов большого диаметра, что объясняется их высокой рентабельностью. [3. Стр. 176-177]

Развитие нефтепроводного транспорта определяется общим состоянием дел в нефтяной промышленности, т. к. между ними существует неразрывная связь. Например, во время благоприятной ситуации в отрасли с 1940 по 1980 годы протяженность нефтепроводов увеличилась с 4 до 69,7 тыс. км, а грузооборот – с 4 до 1197 млрд. ткм, т. е. на 29825%.

Так, в прошлом формирование нефтяной базы между Волгой и Уралом, намного улучшив снабжение нефтью центральных и восточных районов страны, обусловило появление целой системы магистральных нефтепроводов:

1) на запад – нефтепровод "Дружба" от Альметьевска через Куйбышев – Брянск до Мозыря (Белорусия), откуда в Полшу, Венгрию и Чехословакию с ответвлением в Беларуссию, Латвию и Литву; Куйбышев – Пенза – Брянск (нефтепродукты); Альметьевск – Горький – Рязань – Москва с ответвлением Горький – Ярославль – Кириши;

3) на восток – Туймазы – Омск – Новосибирск – Красноярск – Ангарск; Туймазы – Омск; Уфа – Омск – Новосибирск (нефтепродукты).

Формирование Западно-Сибирской нефтяной базы изменило ориентацию основных потоков нефти: Волго-Уральский район целиком переориентировался на западное направление.

Важнейшие функции дальнейшего развития сети магистральных нефтепроводов перешли к Западной Сибири, откуда трубопроводы идут: [6. Стр. 9-10]

1) на запад – Усть – Балык – Курган – Альметьевск; Нижневартовск – Куйбышев; Куйбышев – Лисичанск – Кременчук – Херсон – Одесса; Сургут – Новополоцк;

2) на юг – Шаим – Тюмень; Усть – Балык – Омск; Омск – Павлодар – Чимкент;

Для транспортировки нефти на запад используются, кроме того, трубопроводы Волго – Уральского района восточного направления.

Из трубопроводов выделяются: Гурьев – Орск; Мангышлак – Самара; Ухта – Ярославль (Тимано – Печерская нефтегазоносная область); Орск – Комсомольск-на-Амуре (Сахалин). [3. Стр. 180-182]

За границу нефть экспортируется также при помощи трубопроводов (например, "Дружба"). Экспорт нефти сегодня составляет 105-110 млн. т, нефтепродуктов – 35 млн. тонн. Средняя цена нефти на мировом рынке – приблизительно 107 долларов за тонну, а мазута – 86 долларов. Треть экспорта сырой нефти приходиться на страны СНГ (на Украину, Белоруссию и Казахстан вместе более 90%).

Остальная часть нефти направляется в дальнее зарубежье, т. е. в Западную Европу, где Германия, Италия, Великобритания и Ирландия вкупе потребляют 60% этого объема. Сегодня экспорт за границу в основном выгоден, однако есть уже указанные проблемы с оплатой при поставке нефти в страны ближнего зарубежья.

В самой же России в будущем предусмотрено создание региональных систем магистральных нефтепродуктопроводов с разводящей сетью к нефтебазам, однако сейчас трубопроводный транспорт переживает тяжелые времена в связи с общим спадом в нефтяной промышленности.

Http://geolike. ru/page/gl_3675.htm

Добавить комментарий