Туркменбаши нефтеперерабатывающий завод

Туркменбашинский нефтеперерабатывающий завод является одним из наиболее крупных НПЗ в Центральной Азии и Прикаспийском регионе. Туркменская пресса о нем пишет в самой превосходной степени: «визитная карточка», «лидер отрасли» и так далее. Разумеется, при таком расхваливании ни слова не говорится о присущих заводу определенных проблемах, дабы не испортить светлый облик «лидера отрасли».

Туркменбашинский НПЗ появился в 1942 году, во время войны, когда в Красноводск (Туркменбаши) было эвакуировано оборудование Туапсинского НПЗ. Это было самое тяжелое время войны, когда немцы рвались на Кавказ, чтобы захватить грозненскую и бакинскую нефть. Красная Армия также остро нуждалась в топливе для танков, автомобилей и самолетов. Наскоро созданный НПЗ стал поставлять топливо фронту уже во время Сталинградской битвы и битвы на Курской дуге. Это не единственный НПЗ, созданный в военное время с большой поспешностью и часто непродуманными техническими решениями. Аналогичная история у другого прикаспийского НПЗ — в Атырау, построенного несколько позже Туркменбашинского; его оборудование было поставлено по ленд-лизу из США. Характерной особенностью этих военных заводов было то, что отходы не подвергались очистке и сбрасывались в ближайшее подходящее место, возле Красноводска (Туркменбаши) это был залив Соймонова. После войны НПЗ были реконструированы и расширены, но эти их экологические недостатки преодолены не были.

Вообще, Красноводский НПЗ в советские годы был предприятием, сочетавшим старое и сильно изношенное оборудование, закупленное еще в годы первой пятилетки и перешедшее по наследству от Туапсинского НПЗ, и некоторые новые технологии, вроде освоения в 1977 году производства нефтяного кокса для нужд цветной металлургии. Завод ориентировался на производство битумов, мазутов, масел, автомобильного бензина, причем большая часть продукции вывозилась за пределы республики.

С объявлением независимости Туркменистана Красноводский НПЗ быстро стал ключевым предприятием, поскольку располагался рядом с крупным портом и железной дорогой, что делало возможным экспорт продукции и получение валютных доходов. В 1998 году началась реконструкция завода с целью модернизировать переработку нефти и производство различных нефтепродуктов и полимеров. Об этой реконструкции также часто пишут в самой превосходной степени, однако, если посмотреть даже на официальные описания, то очевидно, что дело обстояло вовсе не столь простым образом. В реконструкции участвовал целый ряд фирм: Technip, Groupe Schneider (Франция), Edelianu Geselshaft MBN, Technip, Maschinen und Anlagenbau Grimma Gmbh (Германия), NIOEC (Иран), Chiyoda Сorp., JGC Сorp., Itochy Сorp., Nisso Iwai, Nichmen Сorp., Marubeni Сorp. (Япония), Gama, Alarko Constructing Group (Турция), UOP, Foxboro (США), Merhav mnf. Ltd. Management and finance, Baran Energies-int’l. Ltd. (Израиль), Emerol Ltd. (Ирландия), Basell (Италия), MBNS (Чехия), Gent Oil (Великобритания). Только в этом списке 20 компаний, и еще не упомянуты многие поставщики и подрядчики. Вся эта разношерстная команда построила установки каталитического реформинга и каталитического крекинга, улучшившие первичную переработку нефти, оборудование для производства смазочных масел, полипропилена, модернизировано оборудование по производству автобензина и дизтоплива. Но при этом завод превратился в некую совокупность производств, размещенных на одной площадке, что и было признано его переименованием в Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ).

Хоть об этом и не пишут, но очевидно, что когда 20 или около того подрядчиков строят завод, то получается не единое предприятие, с единым циклом, обеспеченное общей системой инженерных сетей, канализации, очистных сооружений и другим оборудованием, а несколько небольших заводов, которые работают врозь, мешают друг другу и, скорее всего, не обеспечены очистными сооружениями. Построить их потом, для уже работающего производства, — крайне тяжелая задача, которая мало у кого получалась. Реконструкция завода в таком же стиле продолжается и сейчас, ТКНПЗ время от времени проводит тендеры на создание новых установок. В марте 2013 года началось строительство еще четырех установок вакуумной перегонки мазута, алкилирования легких олефинов, смешения бензинов и изомеризации легких бензинов, которые поставляют южнокорейские компании LG International и Hyundai Engineering. Индонезийская компания «PT Istana Karang Laut» ведет строительство на ТКНПЗ установки по производству упаковочной пленки мощностью 21 тысяча тонн в год, в рамках задачи расширения производства полипропилена с 90 до 250 тысяч тонн.

Обычно строительство или реконструкция крупного предприятия начинается с составления проекта, расчета его проектной мощности, проектирования необходимой инфраструктуры. Но в Туркменистане, похоже, от этого подхода совершенно отказались и принялись за реконструкцию завода методом, широко распространенным до революции у заводчиков: цех, еще цех, еще цех, до тех пор, пока завод не вырастал в большой конгломерат различных цехов и производств, обычно очень слабо связанных между собой. Вот и Туркменбашинский НПЗ стал таким же конгломератом установок и производств, которых все прибавляется. Завод уже увеличил общую мощность переработки с трех до девяти миллионов тонн нефти в год, но при этом трудно сказать, где находится предел этого роста. Учитывая темпы строительства новых установок и общие планы по увеличению переработки нефти в республике, мощность ТКНПЗ может вырасти до 15 и даже 20 млн. тонн.

В сообщениях то тут, то там попадаются свидетельства сложной ситуации в этом «комплексе». Например, на десятом году реконструкции в ТКНПЗ осознали, что у них нет общей системы учета и контроля за поступлением нефти и нефтепродуктов, хотя каждое производство имеет свою систему контроля и учета (зримое доказательство, что ТКНПЗ никакой не комплекс, а совокупность установок на общей площадке, причем не имеющая даже реального единого руководства). И вот в марте 2013 года завод объявил тендер на создание автоматизированной системы учета нефти и продукции. Другая немаловажная проблема — у «комплекса» отсутствует система промышленной канализации и оборотного водоснабжения. Каждое производство имело свою канализацию, как правило, сбрасывающую стоки в залив Соймонова, и собственные установки по водоснабжению, обычно опреснительные. Эта проблема решалась на самом высоком уровне. Постановление о строительстве этой системы президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал на заседании Кабинета министров Туркменистана 24 января 2013 года. Строить будет британская компания Petro Gas LLP, и есть планы сдать систему в августе 2015 года. Посмотрим, но есть основания полагать, что результат будет далек от желательного.

Вот такой получается «комплекс», который больше десяти лет своего существования не имел ни единой системы учета сырья и продукции, ни единой канализации и системы оборотного водоснабжения. Это только верхушка большого айсберга, которая видна из сообщений, по-туркменски кратких и лаконичных. Но она позволяет поставить под сомнение, что Туркменбашинский КНПЗ является достаточно безопасным с точки зрения охраны окружающей среды и промышленной безопасности. Если уж не удосужились сразу установить единую систему учета поступающей нефти, то конечно, и все остальное делается так же. Например, если руководство ТКНПЗ не знает, сколько сырья было переработано и сколько продукции произведено, то оно не может сказать, какие общие выбросы предприятия в атмосферу и в море. Учитывая разномастное оборудование и различные технологии, от современных до весьма почтенных, даже необходимые расчеты сделать не так-то просто. Соответственно, нельзя сказать, какое воздействие на окружающую среду оказывает предприятие и как это воздействие изменится, если построить еще несколько установок. Даже если руководство ТКНПЗ захочет, то далеко не сразу сможет наладить нормальный мониторинг воздействия на окружающую среду.

Есть вопрос и по промышленной безопасности. Если даже сырье учитывают врозь, то есть ли вообще сколько-нибудь надежный контроль над производством и предотвращение аварийных ситуаций? И вообще, строительство столь крупного нефтеперерабатывающего производства с его последующим расширением буквально бок о бок с городом и туристической зоной — это серьезная угроза. По советским нормативам, крупные НПЗ должны были строиться не ближе 25 км к ближайшим населенным пунктам. Страшно представить себе, что будет, если ТКНПЗ загорится или взорвется. Город и порт вряд ли успеют эвакуировать, будут большие жертвы. Наконец, во всем этом совершенно не просматривается никаких попыток решить проблему загрязнения в заливе Соймонова, где скопилось около 16 млн. кубометров высокотоксичных отходов. Все внимание на реконструкцию нефтеперерабатывающего завода и порта, на выпуск экспортной продукции, на прибыль, а ликвидация старых загрязнений не прибыльна и инвесторов не привлекает.

С точки зрения каспийской экологии, подобная реконструкция ТКНПЗ представляет собой весьма опасное дело. Это ведь строительство на берегу морского залива, вблизи Хазарского заповедника, рядом с курортной зоной Аваза, в секторе моря, который и без того загрязнен утечками нефти с морских платформ. Причем строительство, по существу, бесплановое, без выработки общего проекта, без комплексной оценки воздействия на окружающую среду, без детальных и комплексных мероприятий по очистке выбросов и стоков всех производств, даже без выставления каких-то ориентиров по конечной мощности ТКНПЗ. С учетом туркменских планов по увеличению объемов переработки нефти и экспорта нефтепродуктов, строительства новых платформ, нефтепроводов и нефтеперерабатывающих предприятий вблизи побережья Каспия, в частности на полуострове Челекен, можно поставить вопрос — не слишком ли большие мощности нефтепереработки Туркменистан сосредотачивает на побережье Каспийского моря? И как эта безудержная стройка соотносится с заявлениями туркменского правительства по поводу каспийской экологии?

Http://krasnovodsk. net/publ/statja/neftepererabotka_v_turkmenbashi_ni_edinoj_sistemy_ni_obshhego_kontrolja/21-1-0-224

Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов — одно из крупнейших нефтеперерабатывающих предприятий Туркменистана.

Туркменбашинский нефтеперерабатывающий завод был построен в исключительно короткий срок, с осени 1942, по весну 1943 года, на базе оборудования эвакуированного в годы Великой Отечественной войны Туапсинского нефтеперерабатывающего завода. 5-го июня 1943 года были получены и отправлены на фронт первые тонны туркменского автомобильного бензина.

ТКНПЗ — ТНКПЗ Туркменбашинский КНПЗ Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов Туркмения, энерг. ТКНПЗ Источник: http://www. oilcapital. ru/news print. asp? IDR=2&IDNEWS=57838 … Словарь сокращений и аббревиатур

ТНКПЗ — ТКНПЗ ТНКПЗ Туркменбашинский КНПЗ Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов Туркмения, энерг. ТКНПЗ Источник: http://www. oilcapital. ru/news print. asp? IDR=2&IDNEWS=57838 … Словарь сокращений и аббревиатур

Туркменбашинский КНПЗ — ТКНПЗ ТНКПЗ Туркменбашинский КНПЗ Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов Туркмения, энерг. ТКНПЗ Источник: http://www. oilcapital. ru/news print. asp? IDR=2&IDNEWS=57838 … Словарь сокращений и аббревиатур

Чемпионат Туркмении по футболу — Высшая лига Туркменистана Türkmenistanyň ýokary ligany Страна … Википедия

Чемпионат Туркмении по футболу 2012 — Türkmenistanyň 20 nji milli çempionaty Подробности чемпионата Время проведения 10 апреля 2012 года ноябрь 2012 года Число участников 9       Города 6       Стадионы 9 … Википедия

Http://dic. academic. ru/dic. nsf/ruwiki/1644891

АШХАБАД /Trend/ – На состоявшемся расширенном заседании Кабинета Министров Туркменистана был заслушан отчет генеральной прокуратуры, выявившей некоторые недочеты, допущенные в работе топливно-энергетического комплекса, пишет в субботу газета "Нейтральный Туркменистан".

Согласно информации, за неудовлетворительное исполнение должностных обязанностей и недостатки, допущенные в работе, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов объявил строгий выговор председателю госконцерна "Туркменнефть" Тачдурды Бегджанову и гендиректору Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов Батыру Алымову.

Глава Туркменистана акцентировал внимание и на задачах ТЭК по комплексной индустриализации регионов, наращиванию объёмов производства конкурентоспособной и востребованной на мировых рынках продукции.

"Лидер нации потребовал самым тщательным образом проанализировать положение дел в структурных подразделениях топливно-энергетического комплекса и принять необходимые меры в целях практического воплощения в жизнь "Программы развития нефтегазовой промышленности Туркменистана на период до 2030 года", – сказано в статье.

"Нейтральный Туркменистан" отмечает, что план по освоению инвестиций предприятиями нефтегазового комплекса за десять месяцев текущего года был выполнен на 132,5 процента.

"Прозвучала информация о показателях, достигнутых в сфере добычи нефти и газового конденсата, природного и попутного газа, а также в области переработки углеводородного сырья, производства автомобильного бензина, дизельного топлива, полипропилена, смазочных масел, других нефтепродуктов и сжиженного газа, экспорта "голубого топлива" в зарубежные страны и бурения скважин", – сказано в статье.

Туркменистан планирует довести к 2020 году мощности нефтеперерабатывающей отрасли до 20 миллионов тонн нефти, в 2025 году до 22 миллионов тонн, в 2030 году до 30 миллионов тонн.

Вместе с тем, согласно Программе развития нефтегазовой промышленности страны к 2030 году намечено довести производство газа до 230 миллиардов кубометров, большая часть которого предназначена для экспорта.

Http://www. trend. az/business/energy/2681453.html

На Сейдинском НПЗ проведена реконструкция установки по переработке нефти для производства бензина с высоким октановым числом. Напомним, предприятие входит в состав Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов. Генподрядчиком, ответственным за выполнение работ по модернизации является фирма Westport Trading Europe Limited».

«Отличительные преимущества этого топлива – Высокооктанового бензина, – заключаются в пониженном содержании серы и полициклических ароматических углеводородов, – говорит представитель генерального подрядчика компании «Westport Trading Europe Limited» доктор технических наук, заместитель директора филиала компании в Туркменистане Аллаберды Ильясов. – Новый бензин в несколько раз понижает выброс продуктов сгорания двигателя, таких как твёрдые частицы, окиси углерода, оксиды азота и несгоревшие углеводороды в атмосферу. Двигатели, работающие на нём, осуществляют свою деятельность тише, уменьшается вибрация, понижается удельный расход топлива, облегчается их запуск, предотвращаются коррозионные процессы».

Установка оснащена системой автоматизированного управления, заменена пневматика на электронику, а также произведена смена оборудования с отработанным ресурсом. В схему реконструкции был также включён процесс гидроизомеризации и риформирования бензина.

Технологическая схема и аппаратурное оформление реконструируемых узлов установки соответствуют современным зарубежным аналогам, законодательству Туркменистана в области промышленной безопасности, постановлениям и руководящим документам технадзора, государственным и отраслевым стандартам и требованиям действующих норм и правил.

Сегодня в республике производство топлива для автотранспорта (бензинов и дизельных топлив) характеризуется постоянным улучшением экологических показателей их качества, что способствует рос­ту эксплуатационных свойств горюче-смазочных материалов в целом и повышению надёжности в эксплуатации автомобильной техники. Эта тенденция вызвана в основном двумя причинами: необходимостью повышения конкурентоспособности отечественных ГСМ на международном рынке, а также растущими требованиями к экологической безопасности автотранспорта. Применение современных решений при реконструкции установки позволило существенно снизить энергозатраты при эксплуатации и повысить выход и качество продуктов по сравнению с ранее проектированными типовыми установками.

Реализация масштабных инвестиционных проектов, в том числе с участием Иностранных инвесторов, нацеленных на производство продукции, способной конкурировать на мировых рынках – одна из стратегических задач развития нефтегазовой отрасли национальной экономики. Сегодня в стране созданы благоприятные условия для иностранных инвесторов, основанные на законодательно-правовой базе. Деятельность инвесторов стимулируют такие законы Туркменистана, как «О внешнеэкономической деятельности», «Об иностранных инвестициях», «Об инвестиционной деятельности в Туркменистане» и другие.

Современные производства, оснащённые передовыми ресурсосберегающими экологичными технологиями и оборудованием, сооружены на ТКНПЗ с участием ведущих компаний Японии, Германии, США, Франции, Турции, Ирана, Израиля и Ирландии. В новейшей истории Туркменистана здесь был введён в эксплуатацию ряд новых установок – по гидроочистке и каталитическому риформингу с непрерывной регенерацией катализатора, миллисекундного жидкого каталитического крекинга, смазочных дизельных и универсальных масел и так далее.

«В начале 2015 года была введена в строй технологическая установка по производству дорожного битума, – говорит главный инженер Сейдинского НПЗ Наргулы Аширов. – Проект строительства, как и реконструкция установки по производству бензина, был также осуществлён компанией «Westport Trading Europe Limited» (США). Высокий уровень автоматизации объекта, контроль и управление технологическими процессами осуществляются с помощью компьютеров со специальным программным обеспечением. Проектная мощность производства рассчитана на переработку 118 тысяч тонн мазута в год, из которого ежегодно производится 37,2 тысячи тонн высококачественного нефтяного дорожного битума – одного из основных материалов при строительстве автомагистралей».

«Использование опыта иностранных специалистов по применению современных технологий позволяет повысить эффективность работы нефтегазового сектора экономики Туркменистана, – продолжает разговор Аллаберды Ильясов. – Например, в нашем исследовательском центре было проведено детальное изучение вопроса производства битума из туркменской нефти с высоким процентом содержания парафина. В итоге разработана новейшая технология – она позволяет получать дорожные битумы, по своему качеству полностью соответствующие международным стандартам».

Кстати, компания «Westport Trading Europe Limited» уже долгие годы работает в Туркменистане. В 2003 году первым проектом, успешно реализованным зарубежными специалистами по собственной запатентованной технологии, стала модернизация установки замедленного коксования (УЗК-3). В 2008–2009 годах были выполнены исследования возможности получения нефтяного кокса, после чего организовано производство этого востребованного на рынках мира продукта.

Сейчас технологи компании разрабатывают проекты для совершенно новых видов продукции из углеводородного сырья на ТКНПЗ. Это, прежде всего, производство игольчатого кокса – дорогостоящий на внешнем рынке продукт, получаемый путём переработки нефти и используемый для изготовления графитированных электродов. Графит, его производные активно применяются в атомной, металлургической, химической, космической отраслях. Потребность в нём создаёт благоприятное условие для организации выпуска данного вида продукции в Туркменистане.

Ещё одним предложением компании для Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов является проект производства полистирольной продукции в Туркменистане. Для этого основными компонентами в получении полистирола являются бензол и этилен – компоненты, в больших количествах вырабатываемые на ТКНПЗ. Полистирол – многофункциональный полимер, являющийся основой для производства изоляционных строительных материалов, транспортной тары для мебели, корпусов холодильников, телевизоров и компьютеров и так далее.

Сейдинский НПЗ – градообразующее предприятие. Конечно, есть в городе и другие организации – трест «Туркменгундогарнебитгурлушык», хлопкопрядильная фабрика, организация «Сейдитеплоэнергоцентрал» и другие. Но нефтеперерабатывающий завод – первое предприятие, построенное ещё в прошлом веке, вокруг которого стал образовываться современный город Сейди.

Общая территория Сейдинского НПЗ – около 213 гектаров. Инфраструктуру предприятия составляют такие подразделения, как цех первичной переработки нефти, товарно-сырьевой цех, в хозяйстве которого более 40 резервуаров объёмом от 700 до 50 тысяч тонн. Цеха парогазовоздухоснабжения, электро-и водоснабжения непрерывно обеспечивают цикл жизнедеятельности предприятия.

На территории также расположены ремонтно-механический и строительный цеха, ремонтные мастерские, лаборатория и другие. Здесь работают более 2 тысяч человек – это инженерно-технические работники, операторы технологических установок, машинисты насосных и компрессорных установок, машинисты тепловоза, электромонтёры. Они трудятся здесь по многу лет. Один из них – машинист тепловоза Джумамурад Перманкулов. Двадцать лет он водит составы от завода до станции Сейди и обратно с продукцией завода или сырьём для производства нефтепродуктов. Или его коллега Бабаджан Ровшенов, имеющий огромный опыт, уже 26 лет работает здесь. Но есть и молодые дипломированные специалисты, выпускники туркменских или зарубежных вузов – Украины, Беларуси и России. Например, Сабина Реимкулова из Фарабского этрапа уже год как работает на заводе, окончив в своё время факультет нефти и газа Казанского государственного университета.

Для полноценного отдыха трудящихся созданы все условия. Например, Дворец спорта на территории завода, где есть секции по баскетболу и волейболу, футзалу и настольному теннису, шахматам и шашкам, а также тренажёрный зал. Руководит всем этим спортивным хозяйством дипломированный специалист Наргулы Джорагулыев.

Напомним, что в Национальной турзоне «Аваза» функционирует оздоровительный центр «Арзув» Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов. «Арзув» – центр отдыха санаторного типа, рассчитанный на приём 900 детей и взрослых. Стоит отметить, что часть стоимости путёвки, предусматривающей трёхразовое питание, оплачивается из фондов социального развития указанного выше предприятия.

Людям, которые отдыхают и поправляют здоровье, доступен огромный спектр услуг многопрофильных медицинских кабинетов с диагностической и физиотерапевтической аппаратурой от лучших мировых производителей. По своему желанию или по совету врачей клиенты отеля принимают с профилактической целью целебные процедуры восстанавливающей и укрепляющей терапии в тренажёрных залах, СПА-салонах, саунах и плавательных бассейнах.

Финансовые вложения в Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов позволили наладить производство высококачественной нефтехимической продукции, которая пользуется спросом не только внутри страны, но и за рубежом. Предприятие вносит большой вклад в стабильность и развитие экономики.

Таким образом, в соответствии с «Программой развития нефтегазовой промышленности до 2030 года», инициированной Президентом Гурбангулы Бердымухамедовым осуществляется работа по рациональному использованию углеводородных ресурсов, углублению переработки нефти, производству конкурентоспособных, экологически чистых нефтепродуктов.

Http://sng. today/ashkhabad/3473-seydinskiy-npz-odna-iz-osnov-moschi-i-stabilnosti-turkmenskoy-ekonomiki. html

За пять месяцев с начала 2017 года при выполнении плана поставок на 103,5 процента на заводы Туркменбашинского нефтеперерабатывающего комплекса в городах Туркменбаши и Сейди доставлено нефти более 2,7 млн. тонн. Это больше планового объёма поставок за отчетный период на 92 тыс. тонн.

За этот период на заводах в Туркменбаши и Сейди выработано бензинов всех марок около 842 тыс. тонн, дизельного топлива около 835 тыс. тонн, сжиженного газа 67,4 тыс. тонн. Все показатели выше ожидаемого уровня производства, запланированного в отчетном периоде.

В частности, с января по май месяц включительно на головном заводе ТКНПЗ в городе Туркменбаши выработано автобензинов более 762 тыс. тонн. Это больше, чем в прошлом году за то же время на 2,7 тыс. тонн. Темп роста производства автобензина марки А-95 составил 116,7 процента, марки А-92 – 140,2 процента.

Отгружено за рубеж и на внутренний рынок автобензина марки А-95 326,3 тыс. тонн, из них в экспортном варианте 6,7 тыс. тонн. Это больше, чем за такой же период 2016 года, на 24,3 тыс. тонн.

По состоянию на 1 июня с начала 2017 года с головного завода ТКНПЗ в городе Туркменбаши отгружено за рубеж керосина авиационного 81,7 тыс. тонн. При этом общая стоимость экспортных партий авиационного топлива возросла по сравнению с базисным показателем прошлого года на 12,4 процента.

Керосинов отгружено около 207 тыс. тонн. Из них более 136 тыс. тонн – экспортные партии, стоимость которых возросла на 10,9 процента.

За первые пять месяцев 2017 года общая стоимость экспортных партий дизельного топлива всех марок, отгруженных с головного завода ТКНПЗ, возросла по сравнению с тем же периодом 2016 года в 2,8 раза, увеличившись на 178,5 процента. При этом доля экспорта дизельных топлив в общей отгрузке нефтепродуктов ТКНПЗ повысилась с 6,5 до 15,5 процента.

При темпе роста объёмов отгрузки 207,7 процента отправлено на внутренний рынок более 8 тыс. тонн полипропилена. Это больше прошлогодней отгрузки за тот же период на 4,2 тыс. тонн.

Http://turkmenportal. com/blog/10944/neftepererabatyvayushchie-zavody-turkmenistana-narashchivayut-obemy-proizvodstva-i-eksportnyh-postavok

25 июня АНТ сообщали, что на Туркменбашинском комплексе нефтеперерабатывающих заводов произошел взрыв наземного танкера (резервуара) с бензином. По поступающим сведениям, ЧП произошло вечером 24 июня, а пожар тушили всю ночь.

Стали известны некоторые подробности происшествия. Вечером того дня руководство отправило молодую девушку 22 лет произвести забор топлива для последующего лабораторного исследования. Она пошла, но из-за загазованности пробы брать не стала. Вернувшись, девушка доложила об этом руководству. Те же вновь послали ее, сказав, что пробы все равно нужны. Девушка открыла люк резервуара, после чего произошел взрыв, начался пожар.

Девушку с многочисленными ожогами отправили в реанимацию в Ашхабад, но спасти ее не удалось.

Источник АНТ сообщил, что при длительном отсутствии промывки резервуаров системы вытяжной вентиляции просто забиваются. При нагреве резервуара начинается термальное испарение, и в результате газы собираются в свободном пространстве резервуара. В таком случае любое неосторожное открытие или искра рядом просто детонирует. По сути это бомба замедленного действия.

Собеседник АНТ отметил, что других жертв среди работников нефтеперерабатывающего завода не было, хотя в городе ходят слухи о смерти семи человек.

По сообщениям источников, причиной взрыва стало нарушение правил техники безопасности.

«Девушка обязана была оповестить о загазованности службу охраны труда, промышленной и экологической безопасности (от англ. Health, Safety, Environment – здоровье, безопасность, окружающая среда), если, конечно, такая на ТКНПЗ вообще существует: полноценная служба стоит дорого, поэтому местные государственные и частные фирмы на нее совсем не тратятся», — отметил источник АНТ в Туркменбаши.

После происшествия в Туркменбаши и в ряде других населенных пунктов Балканского велаята был отключен интернет. Мобильная связь работает с перебоями. Местное население напрямую связывает это со взрывом – чтоб информация не попала в интернет.

Http://www. azatturkmenistan. org/news/turkmenbashi-chto-proizoshlo-na-neftepererabatyvayushhem-zavode. html

Они связаны со строительством современных заводов, реконструкцией действующих и вводом в строй новых технологических установок. На ТКНПЗ широко используются интенсивные технологии глубокой переработки нефти, в несколько раз возросли мощности действующих заводов. Малейший сбой в работе высокотехнологического оборудования чреват непредсказуемыми последствиями. Контроль над ним осуществляется с помощью системы электронного контроля, основанной на самых современных цифровых технологиях. В нее входят десятки приборов – надежных помощников операторов, лаборантов и технологов комплекса. Электронные контролеры отслеживают ситуацию в работе силовых машин и недрах ректификационных колонн и реакторных блоков, где совершается чудо химических превращений и появляется новый продукт. Подобно навигационным маякам, они указывают специалистам правильный курс в работе заводских установок. Применяемые на комплексе передовые операционные системы электронного управления и контроля обладают быстротой действия и уникальными возможностями. В любое время суток автоматические устройства надежно гарантируют на уровне лучших мировых образцов стабильную работу сложнейшего оборудования.

Полипропиленовый завод – один из первенцев золотого века. Операторная, где установлен пульт управления комбинированной установкой, похожа на командирскую рубку океанского лайнера. На экранах мониторов – развернутая картина непрерывного технологического цикла получения товарного полипропилена из смеси тяжелых газовых фракций. Их подают на полипропиленовый комплекс с установки миллисекундного каталитического крекинга – MSCC. С помощью электронных датчиков операторы ежесекундно регистрируют параметрические данные сложного производства.

– На устройствах визуального контроля, – говорит старший оператор Маммедмурат Йоллыев,- отображается подробная информация о поэтапном выпуске готовой продукции, начиная с 40-го блока рекупирации, где исходная сырьевая газовая смесь разделяется на составные компоненты. По окончании процесса контрольные приборы включают нужные механизмы и в автоматическом режиме отведут восстановленные бутан и пропан в газохранилища, а пропилен – в реакторный блок. Смотрите! – Маммедмурат подходит к пульту наблюдения за 50-м блоком полимеризации, которым управляют операторы Рамиль Ибрагимов и Валерий Свитецкий, и комментирует вспыхнувшее табло с таблицами, схемами и изменяющимися числами. – Здесь все как на ладони. Реакция полимеризации на исходе. Пропилен в присутствии катализатора с ингредиентами превращается в полипропиленовые шарики. Скоро эстафету от нас примут операторы экструдера. Это самостоятельный инженерный узел. Он – завершающее звено в производстве полипропилена. На экструдере происходит гранулирование полипропилена и его подготовка к отгрузке на склад готовой продукции. Все процессы на экструдере автоматизированы и находятся под четким наблюдением контрольно-измерительной аппаратуры последнего поколения.

– Система оповещения у нас работает отлично,- говорит слесарь-наладчик складских механизмов и оборудования Ваник Давидян.- Киповцы внимательно следят за своим хозяйством и тщательно его проверяют во время профилактических осмотров. Приборы действуют безотказно. Они очень надежны, потому что сделаны с большим резервом прочности.

В цехе действительно немало увлеченных людей. Один из них Ростислав Алексеевич Левкевич – кадровый работник, мастер участка сигнализации и блокировки. Вместе со своими товарищами Владимиром Васильевым, Рустамом Башировым, Сергеем Носуровым и другими киповцами Ростислав Алексеевич с помощью чутких приборов обеспечивает надежную безопасность нефтеперерабатывающего производства. В задачу возглавляемой им группы слесарей КИПиА входят ревизия, ремонт, сборка, настройка звуковых, световых и иных сигнализаторов регулятивного типа. В критический момент эти устройства автоматически отключат любой объект с неустойчивыми параметрами работы. Однако на практике оперативный персонал технологических установок моментально обращает внимание на предупредительные сигналы о малейших изменениях технологических параметров и принимает ответные меры стабилизации и оптимизации.

Участок новой техники и пирометрии является вторым после участка сигнализации и блокировки структурным подразделением цеха, созданным не по территориальному, а по функциональному признаку. Это отличие от других участков полевых бригад слесарей КИПиА, “привязанных” к адресному обслуживанию промышленных объектов, временно исполняющий обязанности начальника УНТиП Степан Александрович Смирнов объясняет так:

– Задача создания здоровых и безопасных условий труда на нефтеперерабатывающих предприятиях носит приоритетный, многоплановый и всеобъемлющий характер. Линии автоматической защиты и сигнализации контролируют каждый квадратный метр промзоны. Столь же универсальны в повсеместном употреблении и приборы для измерения температуры, или, как их еще называют, пирометрические устройства – милливольтметры, термопары, манометрические, технические, лабораторные, промышленные и другие термометры. Принцип их работы основан на изменениях самых разнообразных свойств тела – объема, электрического сопротивления, излучения и так далее. Производство нефтепродуктов – это царство высоких (свыше 600 градусов Цельсия) температур. По этим главным критериям идет технологический процесс. С другой стороны, мы обслуживаем новую часть нефтеперерабатывающего комплекса. Там установлены средства измерения современного класса. Эти анализаторы представляют по отдельности компактные аналитические станции. Они регистрируют не только физические величины (температуру, давление, кислотность, щелочность) и агрегатные состояния (твердость, текучесть, газообразность) вступивших в реакцию веществ, но и процентное соотношение ингредиентов, гранулометрический состав и другие товарные индексы вырабатываемой продукции, различной по консистенции и назначению. Данные от этих портативных станций через систему контурных блоков поступают в операторные технологических установок – на дисплеи визуального отображения информации. Она должна быть предельно точной. В связи с чем в задачу нашего участка, кроме прямого обслуживания пирометрических датчиков на технологических установках, площадках коммерческой отгрузки товарной продукции, в лабораториях входит изучение паспортов, инструкций новейшего оборудования, освоение методов работы с ним и обучение приборометристов и эксплуатационников. Эти ответственные задания на высоком качественном уровне выполняют лучшие слесари нашего участка: Шамиль Джапбаров, Владимир Ивайловский, Альберт Фаталиев, Владимир Белкин, Радик Гасанов и другие.

Начатое по инициативе Президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши глубокое реформирование производственной базы ТКНПЗ вовлекло метрологов в бурный процесс обновления заводов, модернизации контрольно-измерительного оборудования и замены устройств устаревших типов на приборы интеллектуальной серии. Показательна в этом отношении активная производственная деятельность 8-го участка цеха № 11. Работники этого подразделения обслуживают обширное хозяйство общезаводского товарно-сырьевого цеха № 8. На его территории развернулись строительно-монтажные работы по коренной реконструкции насосных станций, сырьевых, промежуточных и товарных резервуарных парков для хранения нефти и нефтепродуктов. Новые емкости укомплектовываются комбинированной аппаратурой измерения уровня жидкости (УД) от лучших зарубежных производителей. На 39 резервуарах уже стоят шведские параболические антенны RTG-3930 и конусные установки RTG-3940. В них используется принцип эхолота – отраженный ультразвук. От них к аналитическим коммутаторам проложен волоконно-оптический кабель. На экраны визуального контроля пультов управления в диспетчерской товарно-сырьевого цеха № 8 передаются с резервуарных парков данные не только об уровне нефтепродуктов и сырья, но и их качественные показатели. По степени плотности, вязкости, жесткости, цветности можно определить даже месторождение поступившей на переработку нефти: из Котурдепе, Окарема, Небитдага, Камышлыджа, Барсагельмеса и других мест. Примечательно, что в парковом хозяйстве товарно-сырьевого цеха №8, как в музее, четко прослеживается история технического перевооружения нефтеперерабатывающего комплекса контрольно-измерительными приборами от линейных уровнемеров (рейка с отметками), поплавковых, гидростатических и других простейших “удушек” (уровня датчики) до пришедших им на смену в годы независимости Туркменистана радарных мультиустановок.

О реализации на предприятии крупных контрактов нефтепереработчики говорят много и с гордостью. Видеть, как точно, красиво, быстро и с твоим участием воплощаются в жизнь судьбоносные для страны проекты – здорово. С огоньком работают киповцы на установках первичной перегонки нефти, маслозаводе, электростанции, опреснителях, в коксовом и битумном производствах.

На установке гидроочистки и каталитического риформинга – CCR и суперсовременном комплексе миллисекундного каталитического крекинга – MSCC, кажется, собран цвет заводских приборометристов: так сильно отличается их работа от привычных представлений о ней, которые бытовали всего-то два-три года назад.

– Ну, не все кануло в прошлое, – объясняет перемены начальник участка № 7 цеха № 11 Григорий Андреевич Багдасарян. – Изменились элементная база приборов, методика контроля, более совершенными стали инструменты проверки, возросло число датчиков. Только на установке MSCC насчитывается порядка 3000 различных анализаторов. По старинке двум слесарям на вахте обслужить такое количество приборов невозможно. С помощью новейшей техники это делается легко и просто. Правда, при одном условии: технику необходимо изучить досконально и уметь с ней обращаться. Как, например, это делают наши профессионалы, слесари высших разрядов Виталий Истратенков, Владимир Васильев, Сергей Амбарцумов, Эльгар Гусейнов, Юрий Кокушев, Артур Гозоян, Виталий Сапаров, Радик Гасанов и многие другие. Сейчас, прямо из операторной, не залезая на головокружительную высоту колонн, можно изменить диапазон любого датчика. Скажем, случись неполадки с пневматикой: клапан там, мембранный, засорился или еще что-нибудь. Тогда мы в авторежиме отключим подозрительный регулятор из цепи и вместо него задействуем на время ремонта и без риска для технологического процесса нормально работающий, предварительно раскрыв в нем с помощью электроники дистанционного управления резервные блоки. Компьютерные коммуникаторы, которыми оснащены операторные, позволяют нам читать информацию на расстоянии с любого датчика, где бы он ни находился, и иметь четкое представление о его техническом состоянии. Эту возможность нам предоставляют работники элитного подразделения цеха КИПиА – инженеры-конфигураторы.

“Мозговой центр” цеха № 11 КИПиА – участок инженеров обосновался в здании управления установкой миллисекундного каталитического крекинга. Место это во всех отношениях удобное для оперативного контроля за работой промышленных объектов. Рядом расположились CCR, Lube Oil (маслозавод), полипропиленовое производство, опреснители и другие такие же, как и MSCC, современные технологические установки.

Их опорным пунктом стала небольшая светлая комната. С порога обращают на себя внимание офисный столик под ЭВМ с монитором и стеллажи вдоль стен, снизу доверху заполненные папками с туго набитыми документами. Несколько стульев и ничего лишнего. Обстановка и атмосфера читального зала. Так оно и есть. Это библиотека. Но особая. В огромных фолиантах с застежками – компьютерные программы. Вокруг стола – люди разного возраста, но большинство молодежь. Это инженеры-конфигураторы, или, как их здесь называют с уважением, дирижеры технологических процессов.

– К сооружению модернизированных промышленных объектов Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов, – говорит ведущий инженер-конфигуратор Владислав Мамедов,- причастны десятки больших и малых зарубежных и отечественных компаний. Каждая из фирм передала предприятию вместе с технологической документацией программное обеспечение на разных исходных “компьютерных языках”. Одна из наших задач – с помощью универсальной технологии открытых систем (интерфейс) сделать их понятными друг для друга в унифицированном компьютерном пространстве нефтеперерабатывающих заводов. Эта библиотека программ, – Владислав показывает на стеллажи,- используется в качестве информационно-справочной картотеки. Основная наша работа проходит в операторных. Она заключается в обслуживании различных программных схем. Они объединяют в многополярном измерении и “прослушивании” промышленные блоки, их элементы, измерительные приборы и сам технологический процесс. В наши прямые обязанности входит также создание для конкретных узлов производства удобных однотипных контурных программ. Стандартизированное программное обеспечение облегчает операторам поддержание на заданном уровне технологических параметров и предупреждает о допустимости пределов. Если вдруг где-то возникнут какие-то серьезные проблемы, требующие нашего вмешательства,- нас вызовут. На месте мы разберемся с возникшей ситуацией и приведем вышедшие из-под контроля контурного управления приборы в равновесие с заданными параметрами работы. Наши возможности входа и выхода в виртуальный обзор безграничны в отличие от операторской среды, суженной рамками строгого регламентируемого наблюдения. Только опытный инженер может отследить все связи приборов с пультом управления операторов и устранить выявленные неполадки.

К слову сказать, высокий профессионализм, умение быстро и точно выполнять сложные задания, перенимая опыт зарубежных проектировщиков и наладчиков уникального оборудования, присущи всем киповцам нефтеперерабатывающего комплекса. Большинство из них имеют высшее и среднее специальное образование. Они – высококлассные специалисты. Обращают на себя внимание стремление приборометристов к обстоятельному изучению технической документации перед сборкой и пуском оборудования и их способность к импровизации, нешаблонному решению возникающих по ходу работы проблем. Недавно на ряде технологических установок ТКНПЗ силами заводских специалистов успешно осуществлен сложный по исполнению и объемам ремонт насыщенных электроникой промышленных систем кондиционирования воздуха. Возглавили его начальник цеха № 11 Реджеп Нурыев и его заместитель по АСУ Тувак Байрыев. Ничуть не преувеличивая значения данного события в жизни нефтеперерабатывающего комплекса, следует, однако, отметить его как удачное начало смелого освоения сервисного обслуживания высокотехнологичной импортной техники.

Http://www. centrasia. ru/newsA. php? st=1126420260

Туркменбашинский нефтеперерабатывающий завод является одним из наиболее крупных НПЗ вЦентральной Азии и Прикаспийском регионе. Туркменская пресса о нем пишет в самой превосходной степени: «визитная карточка», «лидер отрасли» и так далее. Разумеется, при таком расхваливании ни слова не говорится о присущих заводу определенных проблемах, дабы не испортить светлый облик «лидера отрасли».

Туркменбашинский НПЗ появился в 1942 году, во время войны, когда в Красноводск (Туркменбаши) было эвакуировано оборудование Туапсинского НПЗ. Это было самое тяжелое время войны, когда немцы рвались на Кавказ, чтобы захватить грозненскую и бакинскую нефть. Красная Армия также остро нуждалась в топливе для танков, автомобилей и самолетов. Наскоро созданный НПЗ стал поставлять топливо фронту уже во время Сталинградской битвы и битвы на Курской дуге. Это не единственный НПЗ, созданный в военное время с большой поспешностью и часто непродуманными техническими решениями. Аналогичная история у другого прикаспийского НПЗ – в Атырау, построенного несколько позже Туркменбашинского; его оборудование было поставлено по ленд-лизу из США. Характерной особенностью этих военных заводов было то, что отходы не подвергались очистке и сбрасывались в ближайшее подходящее место, возле Красноводска (Туркменбаши) это был залив Соймонова. После войны НПЗ были реконструированы и расширены, но эти их экологические недостатки преодолены не были.

Вообще, Красноводский НПЗ в советские годы был предприятием, сочетавшим старое и сильно изношенное оборудование, закупленное еще в годы первой пятилетки и перешедшее по наследству от Туапсинского НПЗ, и некоторые новые технологии, вроде освоения в 1977 году производства нефтяного кокса для нужд цветной металлургии. Завод ориентировался на производство битумов, мазутов, масел, автомобильного бензина, причем большая часть продукции вывозилась за пределы республики.

С объявлением независимости Туркменистана Красноводский НПЗ быстро стал ключевым предприятием, поскольку располагался рядом с крупным портом и железной дорогой, что делало возможным экспорт продукции и получение валютных доходов. В 1998 году началась реконструкция завода с целью модернизировать переработку нефти и производство различных нефтепродуктов и полимеров. Об этой реконструкции также часто пишут в самой превосходной степени, однако, если посмотреть даже на официальные описания, то очевидно, что дело обстояло вовсе не столь простым образом. В реконструкции участвовал целый ряд фирм: Technip, Groupe Schneider (Франция), Edelianu Geselshaft MBN, Technip, Maschinen und Anlagenbau Grimma Gmbh (Германия), NIOEC (Иран), Chiyoda Сorp., JGC Сorp., Itochy Сorp., Nisso Iwai, Nichmen Сorp., Marubeni Сorp. (Япония), Gama, Alarko Constructing Group (Турция), UOP, Foxboro (США), Merhav mnf. Ltd. Management and finance, Baran Energies-int’l. Ltd. (Израиль), Emerol Ltd. (Ирландия), Basell (Италия), MBNS (Чехия), Gent Oil (Великобритания). Только в этом списке 20 компаний, и еще не упомянуты многие поставщики и подрядчики. Вся эта разношерстная команда построила установки каталитического реформинга и каталитического крекинга, улучшившие первичную переработку нефти, оборудование для производства смазочных масел, полипропилена, модернизировано оборудование по производству автобензина и дизтоплива. Но при этом завод превратился в некую совокупность производств, размещенных на одной площадке, что и было признано его переименованием в Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ).

Хоть об этом и не пишут, но очевидно, что когда 20 или около того подрядчиков строят завод, то получается не единое предприятие, с единым циклом, обеспеченное общей системой инженерных сетей, канализации, очистных сооружений и другим оборудованием, а несколько небольших заводов, которые работают врозь, мешают друг другу и, скорее всего, не обеспечены очистными сооружениями. Построить их потом, для уже работающего производства, – крайне тяжелая задача, которая мало у кого получалась. Реконструкция завода в таком же стиле продолжается и сейчас, ТКНПЗ время от времени проводит тендеры на создание новых установок. В марте 2013 года началось строительство еще четырех установок вакуумной перегонки мазута, алкилирования легких олефинов, смешения бензинов и изомеризации легких бензинов, которые поставляют южнокорейские компании LG International и Hyundai Engineering. Индонезийская компания «PT Istana Karang Laut» ведет строительство на ТКНПЗ установки по производству упаковочной пленки мощностью 21 тысяча тонн в год, в рамках задачи расширения производства полипропилена с 90 до 250 тысяч тонн.

Обычно строительство или реконструкция крупного предприятия начинается с составления проекта, расчета его проектной мощности, проектирования необходимой инфраструктуры. Но в Туркменистане, похоже, от этого подхода совершенно отказались и принялись за реконструкцию завода методом, широко распространенным до революции у заводчиков: цех, еще цех, еще цех, до тех пор, пока завод не вырастал в большой конгломерат различных цехов и производств, обычно очень слабо связанных между собой. Вот и Туркменбашинский НПЗ стал таким же конгломератом установок и производств, которых все прибавляется. Завод уже увеличил общую мощность переработки с трех до девяти миллионов тонн нефти в год, но при этом трудно сказать, где находится предел этого роста. Учитывая темпы строительства новых установок и общие планы по увеличению переработки нефти в республике, мощность ТКНПЗ может вырасти до 15 и даже 20 млн. тонн.

В сообщениях то тут, то там попадаются свидетельства сложной ситуации в этом «комплексе». Например, на десятом году реконструкции в ТКНПЗ осознали, что у них нет общей системы учета и контроля за поступлением нефти и нефтепродуктов, хотя каждое производство имеет свою систему контроля и учета (зримое доказательство, что ТКНПЗ никакой не комплекс, а совокупность установок на общей площадке, причем не имеющая даже реального единого руководства). И вот в марте 2013 года завод объявил тендер на создание автоматизированной системы учета нефти и продукции. Другая немаловажная проблема – у «комплекса» отсутствует система промышленной канализации и оборотного водоснабжения. Каждое производство имело свою канализацию, как правило, сбрасывающую стоки в залив Соймонова, и собственные установки по водоснабжению, обычно опреснительные. Эта проблема решалась на самом высоком уровне. Постановление о строительстве этой системы президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовподписал на заседании Кабинета министров Туркменистана 24 января 2013 года. Строить будет британская компания Petro Gas LLP, и есть планы сдать систему в августе 2015 года. Посмотрим, но есть основания полагать, что результат будет далек от желательного.

Вот такой получается «комплекс», который больше десяти лет своего существования не имел ни единой системы учета сырья и продукции, ни единой канализации и системы оборотного водоснабжения. Это только верхушка большого айсберга, которая видна из сообщений, по-туркменски кратких и лаконичных. Но она позволяет поставить под сомнение, что Туркменбашинский КНПЗ является достаточно безопасным с точки зрения охраны окружающей среды и промышленной безопасности. Если уж не удосужились сразу установить единую систему учета поступающей нефти, то конечно, и все остальное делается так же. Например, если руководство ТКНПЗ не знает, сколько сырья было переработано и сколько продукции произведено, то оно не может сказать, какие общие выбросы предприятия в атмосферу и в море. Учитывая разномастное оборудование и различные технологии, от современных до весьма почтенных, даже необходимые расчеты сделать не так-то просто. Соответственно, нельзя сказать, какое воздействие на окружающую среду оказывает предприятие и как это воздействие изменится, если построить еще несколько установок. Даже если руководство ТКНПЗ захочет, то далеко не сразу сможет наладить нормальный мониторинг воздействия на окружающую среду.

Есть вопрос и по промышленной безопасности. Если даже сырье учитывают врозь, то есть ли вообще сколько-нибудь надежный контроль над производством и предотвращение аварийных ситуаций? И вообще, строительство столь крупного нефтеперерабатывающего производства с его последующим расширением буквально бок о бок с городом и туристической зоной – это серьезная угроза. По советским нормативам, крупные НПЗ должны были строиться не ближе 25 км к ближайшим населенным пунктам. Страшно представить себе, что будет, если ТКНПЗ загорится или взорвется. Город и порт вряд ли успеют эвакуировать, будут большие жертвы. Наконец, во всем этом совершенно не просматривается никаких попыток решить проблему загрязнения в заливе Соймонова, где скопилось около 16 млн. кубометров высокотоксичных отходов. Все внимание на реконструкцию нефтеперерабатывающего завода и порта, на выпуск экспортной продукции, на прибыль, а ликвидация старых загрязнений не прибыльна и инвесторов не привлекает.

С точки зрения каспийской экологии, подобная реконструкция ТКНПЗ представляет собой весьма опасное дело. Это ведь строительство на берегу морского залива, вблизи Хазарского заповедника, рядом с курортной зоной Аваза, в секторе моря, который и без того загрязнен утечками нефти с морских платформ. Причем строительство, по существу, бесплановое, без выработки общего проекта, без комплексной оценки воздействия на окружающую среду, без детальных и комплексных мероприятий по очистке выбросов и стоков всех производств, даже без выставления каких-то ориентиров по конечной мощности ТКНПЗ. С учетом туркменских планов по увеличению объемов переработки нефти и экспорта нефтепродуктов, строительства новых платформ, нефтепроводов и нефтеперерабатывающих предприятий вблизи побережья Каспия, в частности на полуострове Челекен, можно поставить вопрос – не слишком ли большие мощности нефтепереработки Туркменистан сосредотачивает на побережье Каспийского моря? И как эта безудержная стройка соотносится с заявлениями туркменского правительства по поводу каспийской экологии?

Http://www. stanradar. com/news/full/3350-neftepererabotka-v-turkmenbashi-ni-edinoj-sistemy-ni-obschego-kontrolja. html

Туркменбашинский нефтеперерабатывающий завод является одним из наиболее крупных НПЗ в Центральной Азии и Прикаспийском регионе. Туркменская пресса о нем пишет в самой превосходной степени: «визитная карточка», «лидер отрасли» и так далее. Разумеется, при таком расхваливании ни слова не говорится о присущих заводу определенных проблемах, дабы не испортить светлый облик «лидера отрасли».

Туркменбашинский НПЗ появился в 1942 году, во время войны, когда в Красноводск (Туркменбаши) было эвакуировано оборудование Туапсинского НПЗ. Это было самое тяжелое время войны, когда немцы рвались на Кавказ, чтобы захватить грозненскую и бакинскую нефть. Красная Армия также остро нуждалась в топливе для танков, автомобилей и самолетов. Наскоро созданный НПЗ стал поставлять топливо фронту уже во время Сталинградской битвы и битвы на Курской дуге. Это не единственный НПЗ, созданный в военное время с большой поспешностью и часто непродуманными техническими решениями. Аналогичная история у другого прикаспийского НПЗ — в Атырау, построенного несколько позже Туркменбашинского; его оборудование было поставлено по ленд-лизу из США. Характерной особенностью этих военных заводов было то, что отходы не подвергались очистке и сбрасывались в ближайшее подходящее место, возле Красноводска (Туркменбаши) это был залив Соймонова. После войны НПЗ были реконструированы и расширены, но эти их экологические недостатки преодолены не были.

Вообще, Красноводский НПЗ в советские годы был предприятием, сочетавшим старое и сильно изношенное оборудование, закупленное еще в годы первой пятилетки и перешедшее по наследству от Туапсинского НПЗ, и некоторые новые технологии, вроде освоения в 1977 году производства нефтяного кокса для нужд цветной металлургии. Завод ориентировался на производство битумов, мазутов, масел, автомобильного бензина, причем большая часть продукции вывозилась за пределы республики.

С объявлением независимости Туркменистана Красноводский НПЗ быстро стал ключевым предприятием, поскольку располагался рядом с крупным портом и железной дорогой, что делало возможным экспорт продукции и получение валютных доходов. В 1998 году началась реконструкция завода с целью модернизировать переработку нефти и производство различных нефтепродуктов и полимеров. Об этой реконструкции также часто пишут в самой превосходной степени, однако, если посмотреть даже на официальные описания, то очевидно, что дело обстояло вовсе не столь простым образом. В реконструкции участвовал целый ряд фирм: Technip, Groupe Schneider (Франция), Edelianu Geselshaft MBN, Technip, Maschinen und Anlagenbau Grimma Gmbh (Германия), NIOEC (Иран), Chiyoda Сorp., JGC Сorp., Itochy Сorp., Nisso Iwai, Nichmen Сorp., Marubeni Сorp. (Япония), Gama, Alarko Constructing Group (Турция), UOP, Foxboro (США), Merhav mnf. Ltd. Management and finance, Baran Energies-int’l. Ltd. (Израиль), Emerol Ltd. (Ирландия), Basell (Италия), MBNS (Чехия), Gent Oil (Великобритания). Только в этом списке 20 компаний, и еще не упомянуты многие поставщики и подрядчики. Вся эта разношерстная команда построила установки каталитического реформинга и каталитического крекинга, улучшившие первичную переработку нефти, оборудование для производства смазочных масел, полипропилена, модернизировано оборудование по производству автобензина и дизтоплива. Но при этом завод превратился в некую совокупность производств, размещенных на одной площадке, что и было признано его переименованием в Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ).

Хоть об этом и не пишут, но очевидно, что когда 20 или около того подрядчиков строят завод, то получается не единое предприятие, с единым циклом, обеспеченное общей системой инженерных сетей, канализации, очистных сооружений и другим оборудованием, а несколько небольших заводов, которые работают врозь, мешают друг другу и, скорее всего, не обеспечены очистными сооружениями. Построить их потом, для уже работающего производства, — крайне тяжелая задача, которая мало у кого получалась. Реконструкция завода в таком же стиле продолжается и сейчас, ТКНПЗ время от времени проводит тендеры на создание новых установок. В марте 2013 года началось строительство еще четырех установок вакуумной перегонки мазута, алкилирования легких олефинов, смешения бензинов и изомеризации легких бензинов, которые поставляют южнокорейские компании LG International и Hyundai Engineering. Индонезийская компания «PT Istana Karang Laut» ведет строительство на ТКНПЗ установки по производству упаковочной пленки мощностью 21 тысяча тонн в год, в рамках задачи расширения производства полипропилена с 90 до 250 тысяч тонн.

Обычно строительство или реконструкция крупного предприятия начинается с составления проекта, расчета его проектной мощности, проектирования необходимой инфраструктуры. Но в Туркменистане, похоже, от этого подхода совершенно отказались и принялись за реконструкцию завода методом, широко распространенным до революции у заводчиков: цех, еще цех, еще цех, до тех пор, пока завод не вырастал в большой конгломерат различных цехов и производств, обычно очень слабо связанных между собой. Вот и Туркменбашинский НПЗ стал таким же конгломератом установок и производств, которых все прибавляется. Завод уже увеличил общую мощность переработки с трех до девяти миллионов тонн нефти в год, но при этом трудно сказать, где находится предел этого роста. Учитывая темпы строительства новых установок и общие планы по увеличению переработки нефти в республике, мощность ТКНПЗ может вырасти до 15 и даже 20 млн. тонн.

В сообщениях то тут, то там попадаются свидетельства сложной ситуации в этом «комплексе». Например, на десятом году реконструкции в ТКНПЗ осознали, что у них нет общей системы учета и контроля за поступлением нефти и нефтепродуктов, хотя каждое производство имеет свою систему контроля и учета (зримое доказательство, что ТКНПЗ никакой не комплекс, а совокупность установок на общей площадке, причем не имеющая даже реального единого руководства). И вот в марте 2013 года завод объявил тендер на создание автоматизированной системы учета нефти и продукции. Другая немаловажная проблема — у «комплекса» отсутствует система промышленной канализации и оборотного водоснабжения. Каждое производство имело свою канализацию, как правило, сбрасывающую стоки в залив Соймонова, и собственные установки по водоснабжению, обычно опреснительные. Эта проблема решалась на самом высоком уровне. Постановление о строительстве этой системы президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал на заседании Кабинета министров Туркменистана 24 января 2013 года. Строить будет британская компания Petro Gas LLP, и есть планы сдать систему в августе 2015 года. Посмотрим, но есть основания полагать, что результат будет далек от желательного.

Вот такой получается «комплекс», который больше десяти лет своего существования не имел ни единой системы учета сырья и продукции, ни единой канализации и системы оборотного водоснабжения. Это только верхушка большого айсберга, которая видна из сообщений, по-туркменски кратких и лаконичных. Но она позволяет поставить под сомнение, что Туркменбашинский КНПЗ является достаточно безопасным с точки зрения охраны окружающей среды и промышленной безопасности. Если уж не удосужились сразу установить единую систему учета поступающей нефти, то конечно, и все остальное делается так же. Например, если руководство ТКНПЗ не знает, сколько сырья было переработано и сколько продукции произведено, то оно не может сказать, какие общие выбросы предприятия в атмосферу и в море. Учитывая разномастное оборудование и различные технологии, от современных до весьма почтенных, даже необходимые расчеты сделать не так-то просто. Соответственно, нельзя сказать, какое воздействие на окружающую среду оказывает предприятие и как это воздействие изменится, если построить еще несколько установок. Даже если руководство ТКНПЗ захочет, то далеко не сразу сможет наладить нормальный мониторинг воздействия на окружающую среду.

Есть вопрос и по промышленной безопасности. Если даже сырье учитывают врозь, то есть ли вообще сколько-нибудь надежный контроль над производством и предотвращение аварийных ситуаций? И вообще, строительство столь крупного нефтеперерабатывающего производства с его последующим расширением буквально бок о бок с городом и туристической зоной — это серьезная угроза. По советским нормативам, крупные НПЗ должны были строиться не ближе 25 км к ближайшим населенным пунктам. Страшно представить себе, что будет, если ТКНПЗ загорится или взорвется. Город и порт вряд ли успеют эвакуировать, будут большие жертвы. Наконец, во всем этом совершенно не просматривается никаких попыток решить проблему загрязнения в заливе Соймонова, где скопилось около 16 млн. кубометров высокотоксичных отходов. Все внимание на реконструкцию нефтеперерабатывающего завода и порта, на выпуск экспортной продукции, на прибыль, а ликвидация старых загрязнений не прибыльна и инвесторов не привлекает.

С точки зрения каспийской экологии, подобная реконструкция ТКНПЗ представляет собой весьма опасное дело. Это ведь строительство на берегу морского залива, вблизи Хазарского заповедника, рядом с курортной зоной Аваза, в секторе моря, который и без того загрязнен утечками нефти с морских платформ. Причем строительство, по существу, бесплановое, без выработки общего проекта, без комплексной оценки воздействия на окружающую среду, без детальных и комплексных мероприятий по очистке выбросов и стоков всех производств, даже без выставления каких-то ориентиров по конечной мощности ТКНПЗ. С учетом туркменских планов по увеличению объемов переработки нефти и экспорта нефтепродуктов, строительства новых платформ, нефтепроводов и нефтеперерабатывающих предприятий вблизи побережья Каспия, в частности на полуострове Челекен, можно поставить вопрос — не слишком ли большие мощности нефтепереработки Туркменистан сосредотачивает на побережье Каспийского моря? И как эта безудержная стройка соотносится с заявлениями туркменского правительства по поводу каспийской экологии?

Http://www. hronikatm. com/2013/07/neftepererabotka-v-turkmenbashi-ni-edinoy-sistemyi-ni-obshhego-kontrolya/

На Туркменбашинском комплексе нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ) успешно претворяются в жизнь инициированные Президентом Туркменистана программы общегосударственного значения и отраслевого уровня, направленные на модернизацию и развитие промышленного потенциала предприятия, увеличение массы и глубины переработки углеводородного сырья, расширение выпуска конкурентоспособной экспортной продукции.

Врамках решения этой задачи в городе Туркменбаши на Кенарском предприятии хранения и отгрузки нефтепродуктов, входящем в производственную структуру ТКНПЗ, реализован крупномасштабный проект по строительству современных хранилищ для светлых нефтепродуктов общей ёмкостью 100 тысяч м3, что продиктовано масштабным техническим перевооружением ТКНПЗ.

Проект стоимостью более 33 миллионов евро осуществляется совместно с компанией «Нефтегаз Трейдинг Лтд.» с привлечением турецкой строительной фирмы «Экол». Благодаря системе «SCADA», которую по заказу ТКНПЗ готовят к сдаче в эксплуатацию зарубежные партнеры, а также беспроводной связи «MOTOROLA», получена возможность осуществлять дистанционное управление всеми объектами перевалочной нефтебазы. Электронная технология обработки движения нефтепродуктов, помимо высокой точности замеров объемов поступления и реализации топлива, даст возможность существенно упростить и в десятки раз сократить время оформления производственной и коммерческой документации.

Целям развития нефтегазовой отрасли Туркменистана посвящена одна из самых популярных выставок 15-я Международная выставка “Нефть и Газ Туркменистана 2010”, которая состоится 17-19 ноября 2010 года.

Нефть и Газ Туркменистана 2010 – http://www. expoclub. ru/db/exhibition/view/7677/

Http://www. vmost. ru/news1.asp? num=29385

Добавить комментарий