Углеводороды | мини нпз г агидель

мини нпз г агидель

Министерство экономического развития Башкирии дополнило перечень региональных инвестпроектов четырьмя новыми объектами. В селе Нижняя Татья Краснокамского района в 2108 году планируется построит птицеводческий комплекс на 300 тыс голов кур-несушек на территории с. Нижняя Татья Краснокамского района Республики Башкортостан. ООО «Агро-Мен» инвестирует в сельскохозяйственное предприятие 612 млн. рублей и там появится порядка 70 новых рабочих мест.

Инвестор в лице ООО «Зуевское» (на 100% принадлежит медиамагнату и ранее оппозиционному политику Альберту Мухамедьярову) в Караидельском районе планирует развивать мясное скотоводство. Для этого в этом году будет закуплена новая техника для заготовки кормов, построены откормочные комплексы (фидлоты), приобретено племенное поголовье крупного рогатого скота герефордской породы. Проект предусматривает освоение 173 млн. рублей инвестиций и создание 24 новых рабочих мест.

Второй блок касается промышленной сферы. В городе Агидель ООО «СК СТАПЕЛЬ» вложит 721,7 млн. рублей в строительство мини нефтеперерабатывающего завода (мини-НПЗ) с использованием установки по выпуску продуктов из нефти и газового конденсата. В отличие от больших НПЗ, мини-НПЗ имеет гораздо меньшую мощность – от 5 тыс. до 1 млн. тонн сырья в год. И, как правило, такие заводы используют упрощённую технологию производства. После запуска производства на нем будут работать 52 человека. Сроки работы над проектом: 2018-2019 годы.

В пресс-службе регионального минэкономразвития пояснили, что главное преимущество мини-НПЗ заключается в упоре на небольшую номенклатуру нефтепродуктов, прежде всего, на дизельное топливо. В рамках данного проекта планируется выпуск маловязкого судового топлива, поскольку процесс производства более простой (одна из причин заключается в менее строгих требованиях), то и стоимость его значительно ниже, чем у дизеля. Доступная цена способствует все более широкому использованию СМТ в разных отраслях. Наличие собственного НПЗ в г. Агидель позволит обеспечить всю потребность Башкирского речного пароходства и транзитного флота дизельным топливом и дорожное строительство Башкирии битумом.

В перечень приоритетных проектов включен и инвестпроект по реконструкции и модернизации производственных мощностей АО «ИНМАН» (производство краноманипулятоных установок, принадлежит австрийской компании) в городе Ишимбай с общим объемом инвестиций 229,9 млн. рублей. Инвесторы обещают, что на предприятии в 2019 году в результате реализации проекта будет создано 20 новых рабочих мест.

По данным министерства экономического развития перечень приоритетных инвестиционных проектов Башкирии содержит 37 проектов общей стоимостью свыше 145 млрд. рублей. Количество новых рабочих мест составляет порядка 8,9 тысяч.

Строительство судоремонтно-судостроительного завода в Агидели может начаться уже в следующем месяце. Завод станет первым этапом в создании речного портового комплекса, в который войдут порт, цех по производству крупногабаритных металлоконструкций для РЖД и даже мини-НПЗ, сообщил «РБ» исполняющий обязанности гендиректора судоремонтного завода Башкирского речного пароходства Павел Юрченко.

Проект развития речного портового комплекса был представлен в начале июля президенту республики во время его посещения Агидели.

Сейчас, по словам П. Юрченко, изыскательские работы проведены, территория оформлена в аренду, готовятся общественные слушания, «и очень хочется в сентябре уже реально начать копать».

Сроки строительства филиала завода в Агидели установлены жесткие — к следующей навигации должны быть готовы слип (наклонная береговая площадка для подъема и спуска судов — ред.) и зона зимнего отстоя. За два года завод должен быть готов полностью. Его стоимость оценивается примерно в 1,5 — 2 млрд рублей.

Выход из тупика после прекращения строительства АЭС подсказывало само уникальное расположение города. На обещаниях сделать Агидель портом, которые звучали почти 15 лет, выросло и разъехалось по северным вахтам целое поколение горожан. Один из них, Ренат Хасанов, говорит, что люди устали работать вдали от дома и очень надеются на положительные перемены, пусть даже они произойдут не сразу.

— Сейчас я вынужден работать вахтовым методом в Сибири. Да, зарплата неплохая — но дело не только в деньгах: постоянно жить в отрыве от семьи, работать в тяжелых условиях очень нелегко не только физически. «Северные» деньги ведь даются не просто так, ценой здоровья, прежде всего. Мы с женой решили так: дети у нас уже взрослые, поэтому, если появится работа в Агидели, даже менее оплачиваемая — раздумывать не буду. Знаю, что у многих такие настроения, — рассказал Ренат.

Авторы проекта утверждают, что судоремонтный завод обеспечит 250 рабочих мест, а полностью готовый портовый комплекс даст работу для 2 — 2,5 тыс. человек. При этом потребность в кадрах будет возникать с каждым этапом. Причем искать их надо будет не только в Агидели, но и в Нефтекамске и соседних районах. «Сварщик — это универсальная профессия в судоремонте, правда, они должны проходить сертификацию в речном регистре. Портовые работники — это обучаемые люди», — говорит П. Юрченко.

Одно производство, по задумке, потянет за собой другое, а вместе они выходят на глобальные проекты, как, например, производство металлоконструкций для строительства высокоскоростной магистрали Москва — Казань — Екатеринбург (ВСМ-2). Поскольку для РЖД металл должен быть оцинкованным, соответственно будет и линия по горячему цинкованию.

— Планируем задействовать уже имеющийся терминал темных нефтепродуктов,— поясняет Павел Юрченко, — тепло с печи цинкования будет утилизироваться на мини-НПЗ. То есть мазут или нефть мы перегоняем в топливо для судов пароходства и в битум для дорожного строительства. Соответственно, замыкаем энергетический цикл сами на себя, будет фактически безотходное производство.

По его оценке, проблем с загрузкой судостроительно-судоремонтного завода не возникнет, ведь фактически новое предприятие окажется в нужное время и в нужном месте. «Если будет построен слип для максимально больших судов, проходящих по Волгобалту, то в радиусе трех тысяч километров это будет второй такой завод. «Волготанкер» гарантированно готов загрузить агидельское предприятие текущим ремонтом и ставить на зимний отстой свои суда. Его собственная производственная площадка не справляется с объемом, потому что с будущего года на внутренних водах запрещается эксплуатировать однокорпусные наливные суда, они должны быть только с двойным дном и двойными бортами. Соответственно весь флот «Волготанкера» должен пройти модернизацию. Это больная тема вообще для всего речного фонда», — поясняет и. о. гендиректора.

Кроме того, после трагедии с «Булгарией», с прошлого года начали действовать новые правила сертификации пассажирских судов старше 35 лет. Поэтому более 84 процентов пассажирских судов должны пройти через серьезный ремонт. То есть фактически нужно построить новые суда. Тут и будут востребованы судостроительные возможности агидельского завода.

По утверждению авторов проекта, из бюджета республики комплекс финансироваться не будет, однако и найти прямого инвестора крайне проблематично. «Здесь возможно опосредованное использование денег, допустим, Дорожного фонда на закупку вынимаемого песка, ПГС для дорожного строительства в республике, соответственно у нас покупают этот песок, мы за эти деньги строим», — поясняет П. Юрченко. «В то же время найти инвестора, допустим, на крановое хозяйство в порту гораздо проще, потому что люди знают: с каждой тонны переваливаемого груза идет какая-то прибыль. То же самое со складским хозяйством, с оборудованием завода. Соответственно, исходя из того, кто во что готов вложиться, будет уже и вопрос о долевом участии, то есть получается государственно-частное партнерство», — считает он.

— Это будет порт финишный, тупиковый, он должен аккумулировать груз и входящий, и исходящий, то есть у него должна быть очень большая складская инфраструктура, а раз складировать, то одновременно надо и перерабатывать то, что складируешь, чтобы не простаивать зимой впустую.

Мы фактически начинаем двигаться по альтернативному пути развития города Агидель, по пути создания новых производств. И у нас нет другого выбора. Это все должны понимать абсолютно точно. Если все вместе начнем действовать согласованно — мы эту проблему решим.

  • Географическая близость к Уральскому промышленному району с его крупными предприятиями. Сейчас их обслуживают поволжские порты.
  • Агидель может быть задействована при реализации стратегического проекта «Урал промышленный – Урал Полярный».
  • Удобный транспортный узел. Суда класса «река — море» могут связать порт с Балтийским, Черным, Азовским, Каспийским и Белым морями, а существующая железная дорога выводит на магистральные пути Горьковской железной дороги. Агидель также имеет выход на федеральные трассы М5 и М7. Кроме того, поблизости пролегают магистральные нефтепроводы и нефтепродуктопроводы. Практически готов к работе аэропорт Нефтекамск.
  • Наличие квалифицированных свободных кадров и возможность их дополнительного привлечения.
  • Высокая экологическая безопасность порта.

Как сообщил «РБ» председатель Госкомитета по транспорту и дорожному хозяйству Ильяс Муниров, республика уже направила в федеральное правительство письмо с предложением о включении Агидели в реестр российских портов. Это последняя точка в России, куда могут заходить суда класса «река — море», до 10 тысяч тонн.

Отсюда мы выходим на Балтийское море, можем выходить на Черное море и на Каспий, пояснил глава ведомства. Пока документ рассматривается, ничто не мешает заниматься созданием портовой инфраструктуры, в частности, строительством завода.

Ильяс Муниров напомнил, что из-за мелководья все суда в Уфу заходить не могут, даже пассажирские производят посадку-высадку в Дюртюлях. Поэтому малотоннажные суда будут из Уфы перевозить грузы до Агидели с последующей перевалкой там на крупнотоннажные.

Между тем с Росатомом ведутся переговоры о передаче республике имущества недостроенной АЭС. По предварительным данным, балансовая стоимость недостроя оценивается в 24 млрд рублей.

С разными настроениями, но с живым интересом отслеживают ситуацию жители города. Вот лишь несколько мнений.

Олег Каюмов, слесарь-сборщик Нефтекамского автозавода:

— Скажу честно, буду очень рад, если все получится. Но сомнений у меня лично масса. Знаете, много в душе накопилось за годы, когда было прекращено строительство АЭС. Как приходилось нам с семьей — вспоминать не хочется. Отсюда и сомнения. Мне-то уже до пенсии недалеко, но надо думать о молодых, о том, чтобы не уезжали они из города.

— То, что наметились какие-то перспективы, обнадеживает, конечно. Но мне вот о чем хочется сказать. Появится порт, откроются предприятия. Но ведь опять там будут востребованы в основном мужчины, тогда как большинство безработных в городе — женщины. И еще вопрос, захотят ли мужчины, работающие кто где, переходить на открывшиеся предприятия. У меня вот муж сейчас работает в Татарстане, кормит семью. Предложат ли ему такие деньги здесь? Мне перед ним тоже как-то неудобно, что без работы сижу, хотя ни слова претензий не слышала. Но что-то делать необходимо, создавать рабочие места надо. Иначе городу просто не выжить.

— А что будет с судостроительным заводом в Уфе?

— Можно сказать, что в Уфе остался лишь судоремонтный завод, — отвечает и. о. гендиректора предприятия Павел Юрченко. — Ситуация печальная, но не безнадежная. Завод находился до последнего времени в предбанкротном состоянии, но сейчас мы его практически вывели из него. У предприятия есть заказы, но нет рабочей силы, потому что все разбежались. Мы готовы брать сварщиков на зарплату, допустим, от 30 тысяч рублей и выше, но чтобы они реально работали. Предприятие даже в нынешнем режиме полностью обслуживает текущие платежи.

Отмечу, что агидельский филиал станет «внучкой» Башкирского речного пароходства, в котором республика владеет 63 процентами собственности. Поэтому речь идет не только о судьбе целого города, но и об увеличении доходов в башкирский бюджет. Проект курируют Госкомитет по транспорту и лично президент Рустэм Хамитов.

Перечень приоритетных инвестиционных проектов Башкортостана дополнен четырьмя новыми объектами, сообщает пресс-служба Правительства РБ .

Первый блок включает инвестиционные проекты в сельском хозяйстве. Речь идет о строительстве птицеводческого комплекса на 300 тысяч голов кур-несушек на территории села Нижняя Татья Краснокамского района. Инициатор – ООО «Агро-Мен». В рамках реализации проекта с общим объемом инвестиций 612 млн рублей появятся порядка 70 новых рабочих мест. Комплекс будет включать в себя: корпус ремонтного молодняка, 3 корпуса несушки, склад товарного яйца, транспортный парк, санпропускники и отделение котельной. Построить новый комплекс планируется в 2018 году.

Еще один объект связан с развитием мясного скотоводства в Караидельском районе. Данный проект, инвестором которого является ООО «Зуевское», осуществляется в рамках реализации Среднесрочной комплексной программы социально-экономического развития северо-восточных районов Республики Башкортостан. Срок реализации проекта – 2018 год. Основные усилия инвестора будут направлены на наращивание производства. В частности, планируется провести строительно-монтажные работы, расширить транспортный парк для заготовки кормов и обслуживания территории откормочных комплексов (фидлотов), а также они планируют приобрести племенное поголовье крупного рогатого скота Герефордской породы. Проект предусматривает освоение 173 млн рублей инвестиций и создание 24 новых рабочих мест.

ООО «Агро-Мен» претендует на получение субсидии на приобретение оборудования, компенсацию затрат на инженерные коммуникации, инфраструктуру, благоустройство и строительство.

ООО «Зуевское» – субсидирование части затрат на реализацию инвестиционного проекта.

Второй блок касается промышленной сферы. Это инвестиционный проект по организации производства цеха по утилизации и переработке нефтяных шламов и смывов судостроительного-судоремонтного завода на территории города Агидель. Инициатор – ООО « СК СТАПЕЛЬ ». Общий объем инвестиций – 721,7 млн рублей, количество новых рабочих мест – 52. Сроки реализации проекта: 2018 – 2019 годы.

Проект предполагает строительство мини нефтеперерабатывающего завода (мини- НПЗ ) с использованием установки по выпуску продуктов из нефти и газового конденсата. В отличие от больших НПЗ , мини- НПЗ имеет гораздо меньшую мощность – от 5 тыс. до 1 млн. тонн сырья в год. И, как правило, такие заводы используют упрощённую технологию производства.

Главное преимущество мини- НПЗ заключается в упоре на небольшую номенклатуру нефтепродуктов, прежде всего, на дизельное топливо. В рамках данного проекта планируется выпуск маловязкого судового топлива, поскольку процесс производства более простой (одна из причин заключается в менее строгих требованиях), то и стоимость его значительно ниже, чем у дизеля. Доступная цена способствует все более широкому использованию СМТ в разных отраслях.

Наличие собственного НПЗ в городе Агидель позволит обеспечить всю потребность Башкирского речного пароходства и транзитного флота дизельным топливом и дорожное строительство Республики Башкортостан битумом.

Три вышеобозначенных инвестиционных проекта находятся на сопровождении АО «Корпорация развития Республики Башкортостан».

Также в Перечень приоритетных проектов Республики Башкортостан включен инвестпроект по реконструкции и модернизации производственных мощностей АО « ИНМАН » в городе Ишимбай.

На сегодняшний день произведены проектные работы, модернизация открытого склада, сборочного производства, модуля ОРСК , АБК , частично приобретено оборудование, начато строительство 2-ой очереди склада.

Проект с общим объемом инвестиций 229,9 млн рублей позволит создать 20 новых рабочих мест. Срок реализации проекта: 2017 – 2019 годы. Предприятия ООО « СК СТАПЕЛЬ » и АО « ИНМАН » претендуют на получение государственной поддержки в виде налоговых льгот.

Справочно:
В итоге на сегодняшний день Перечень приоритетных инвестиционных проектов Республики Башкортостан содержит 37 проектов общей стоимостью свыше 145 млрд рублей. Количество новых рабочих мест составляет порядка 8,9 тысяч.

Откровенно, а, главное, вовремя. Директор строящегося порта Агидель рассказал, что в Башкирии уплыли в неизвестном направлении инвестиционные миллиарды рублей

Павел Юрченко, приглашенный в Башкирию заняться проектом строительства порта в Агидели, рассказал Proufu.ru о том, что с этим проектом происходит.

История этого человека почему-то не вызывает удивления. Вначале в 2013 Павла Юрченко пригласили в Башкирию заняться проектом создания порта в Агидели, назначили директором Уфимского судоремонтно-судостроительного завода, а потом – и генеральным директором Башкирского речного пароходства. В декабре 2014 года Павел Юрченко на «круглом столе» в одной из газет рассказал о том, почему все масштабные планы по инвестициям в порт в Агидели могут быть провалены. Тут же последовали оргвыводы. Павел Юрченко откровенно рассказал, что же произошло.

– Через два дня после «круглого стола» меня турнули из пароходства, и в апреле 2015 – с судоремонтного завода.

– Вы связываете это именно с «круглым столом»?

– Нет. Причины другие. Если посмотреть в том же Яндексе программу развития микрорайона Затон в Уфе, то в 2012 году можно найти слова вице-премьера Афонина о том, что «Росатом» решил передать республике имущество недостроенной атомной станции в Агидели, и в связи с этим туда переедет судостроительный завод из Уфы, а вместо завода на этой территории будет построено 300 тыс. кв м жилья. В Башкирии две элиты – строители и нефтяники. Что такое 300 тысяч «квадратов» в Уфе – все понимают. Задача была такая: чтобы все это провернуть, нужен был человек «не из нашего района».

– Я сам питерский. Весной 2013 года мне позвонили знакомые, сказали: «приезжай, тут будет прикольно». Меня привезли в Агидель, показали недостроенный технический причал для доставки реакторов и турбин и сказали, что раз я имею дело с судами и портами, «напиши, что здесь можно из этого развить». Приставили заместителя из местных, знающего здешнюю специфику и в июле 2013 года на выездном совещании в Агидели с участием Хамитова я уже докладывал концепцию порта.
Через день меня вызвали в Белый дом к Нугуманову и сказали: «Президенту понравился ваш доклад. Вы придумали – вы и стройте».

– В августе 2013 года вас назначили директором судоремонтно-судостроительного завода?

– Я этого не ожидал, но отказываться не стал. Потому что поднимать лежащее предприятие – это мой профиль. Но как выяснилось, основная задача всего этого была такая: чтобы человек сказал, что это бесперспективное предприятие и его нужно закрывать и переезжать в Агидель. Построят в Агидели завод и порт, или не построят – это уже дело было десятое. Ведь основным критерием всей работы было – не использовать никаких бюджетных денег. Главное, как постепенно выяснилось, было – освободить площадку в Уфе, хотя бы по частям.

– Когда начал заниматься заводом, стало понятно, что «черная дыра» всего этого дела – это пароходство. Структура такая: акционерное общество «Башкирское речное пароходство» (БРП) на 66% принадлежит минимуществу, по профилю деятельности подчиняется госкомтрансу. И у него 100-процентные дочерние общества – судоремонтный завод, порт «Уфа», порт «Бирск» и узел связи. Вместо того чтобы все это постепенно прикрывать и распродавать, я стал развивать. К моменту моего увольнения с завода у нас на 260% увеличились обороты, мы впервые за 20 лет возобновили судостроение, в ноябре спустили новое судно, вдвое подняли зарплаты и получили лицензию Морского регистра на судостроение. Готовили и лицензию минобороны по импортозамещению.

– А что именно с пароходством было не так?

– В 2006 году было обанкрочено Бельское речное пароходство. Грубо говоря, кинули кредиторов, вывели активы, создали Башкирское речное пароходство. При этом ничего не поменялось: ни собственник, ни отношение к флоту, ни способы управления. Я говорил Мунирову (председателю госкомтранса – прим. ред.), давайте отработаем навигацию, а дальше посмотрим. В навигацию удалось на 160% поднять объем перевезенных грузов. Но из-за изношенности флота просто рост перевозок ничего не дает. Получается, что чем больше ты возишь, тем больше ты в убытке. 160 судов на балансе, из них только 24 – в работе. Я предложил избавиться от старых судов, продать реально неиспользуемые активы и объединить все речные предприятия в единый холдинг, чтобы сократить управленческий аппарат. В ответ получил полное игнорирование предложений. Полагаю, что к тому времени уважаемые люди начали спрашивать, где же их будущие квартиры в Затоне. Ведь разговор шел не о том, чтобы поднимать судостроение, а совсем о другом.

– Поскольку я уперся рогом, что не буду участвовать в развале завода, то стал персоной неудобной, и меня «попросили». Даже завели на меня дело о якобы растрате, с указанием, как неофициально говорят следователи: «накопайте ему хотя бы на условный срок, чтобы знал, кто в доме – хозяин».
Проект порта в Агидели

– Хорошо, а как обстояло дело с проектом порта в Агидели?

– Еще в 2006 году был небольшой проект порта местного значения для перевозки силикатного кирпича, который там производят. Мы выяснили, что главное, чего там не хватает – это железной дороги.
Если смотреть на карту, то Южноуральская дорога проходит под республикой, Куйбышевская – по центру, и Горьковская – над республикой. От Южноуральской через Салават и Стерлитамак ветка доходит до Уфы, а с севера есть только технологическая ветка от Нефтекамска до Агидели (на время строительства атомной станции).

На севере Башкирии можно выращивать до 2 млн тонн зерна, но везти его некуда и хранить негде, а спрос на зерно у того же Ирана есть. Мы предложили в составе порта «Агидель» построить зерновой порт на 2 млн тонн и провести железнодорожную ветку до Уфы., т.е. Уфа-Благовещенск-Бирск-Агидель-Нефтекамск-Амзя. Тогда мы получаем не только глубоководный порт, но и всесезонный транспортно-логистический центр с промышленной зоной. Самые большие суда, которые идут от Петербурга до Черного моря и Каспия, они все заходят сюда. Проект был рассчитан на это. Мы получили бы самый близкий к Уралу порт класса «река-море».

Если мы проводим железную дорогу, то мы завозим в пустой порт всю башкирскую нефтехимию. Китайцы, оценивая проект, увидели, что этот отрезок в 200 км новой железной дороги сокращает транзит из северного Китая в Европу на 1500-2000 км. Были плотные контакты с китайской корпорацией AVIC, и они приедут к инвестору в июле специально по железной дороге.

– Насколько я понял, все эти планы под большим вопросом теперь?

– Мы уже готовили документы, в котором Внешэкономбанк выступал гарантом по этим сделкам. Но весной 2014 года Рустэм Хамитов внезапно подписывает указ о приватизации пароходства. Во Внешэкономбанке нам говорят: «Раз вы не знаете, что вас продают собственники, то какие вопросы?» Таким образом, все, что было наработано по линии банковского кредитования – накрылось.

– Но вы нашли другие способы финансирования?

– Да. Завели на судостроение турок и голландцев. Они были готовы вложиться в строительство судоремонтного завода и мини-НПЗ. Основной заказчик на судоремонт в регионе «БашВолгоТанкер», а у них основная проблема, когда они заходят на докование – промывка танкеров. Получается большое количество нефтеотходов, для переработки которых и для утилизации в том числе и ставится мини-НПЗ.

Кроме того весной 2014 в кабинете у Мунирова я познакомился с компанией «Всеобщий мир». С ними пароходство в августе 2014 подписало инвестиционный договор на 50 млрд рублей на строительство этого порта.

«Всеобщий мир» учрежден на базе ВНИИ геологии зарубежных стран, который обладает активами, доставшимися в наследство от СССР. Государство, за свою помощь странам Африки получившее в залог месторождения, в том числе редкоземельных металлов, передало их на баланс этому НИИ.

У этого инвестора два условия – чтобы проект был инфраструктурным и чтобы заказчиком была компания с госучастием. Мы вполне подходили по этим условиям. Но когда я готовил к подписанию допсоглашение, по которому деньги уже должны были поступить к нам, минимущество не стало его согласовывать ( а все сделки свыше 100 тыс руб должны проходить через них). Дословно мне было сказано следующее: «Вам разреши, вы тут такого наворотите…». В течение полутора лет мы не получили от республиканских чиновников ни одного согласования по проекту. В коридорах мне говорили:
«Ты не понимаешь особенностей башкирского бизнеса, тут так не работают, ты должен жить в приемных».

– Получается, инвестора нашли, а он оказался не нужен?

– 4 и 5 декабря 2014 года в правительстве проходило совещание, был Нагорный, Шаронов, Маврин, Карпухин, Васильев, из минтранса – Калимуллин, из минимущества – Газизов. Был и представитель инвестора. Все сказали, что порт и железная дорога нам интересны. Со стороны чиновников были вопросы к инвестору, откуда, мол, у вас столько денег. В итоге договорились до 20 декабря создать рабочую группу, инвестор попросил сформулировать все вопросы и готов был на них ответить. Но 26 декабря меня увольняют с пароходства. Муниров тогда сказал, что остаешься на заводе и продолжаешь заниматься проектом «Агидель», а в апреле меня и с завода поперли. Инвестор в апреле расторг договор.

– Мы постарались вывести этот вопрос на федеральный уровень. Объясню, почему.
1 – У инвестора уставной капитал в размере 879 млрд руб в качестве гарантий под инвестпроекты.
2 – Инвестор от лица России задействован в очень серьезно финансируемых международных программах по линии ООН, часть объектов порта будет задействована и в них. В том числе, находящийся в 30 км от Агидели порт Камбарка, некоторыми закрытыми предприятиями, работающими по линиям МО и МЧС РФ.
3 – База по техническому обслуживанию флота, задействованного в этой работе, войдет в закрытую часть проекта «Агидель».

Уникальность этого порта в том, что у него есть 1400 га припортовой территории, тыла порта. То есть помимо перевалки грузов с воды на берег и обратно, есть еще большие площади под переработку. Речной порт – штука сезонная, а мы в Агидели сформируем мультимодальный логистически-промышленный комплекс с таможенной обработкой грузов. Например, зерно. На него есть потребности у Ирана. А у Северной Африки по линии ООН есть потребность в муке. В Агидели предлагается построить элеватор, мукомольный и комбикормовый завод. Если это лес, то нужны мощности по его переработке, т.к. круглый лес запрещено вывозить, а те же финны, например, готовы брать сушенную лиственницу в любых объемах. Голландцам интересно строить в Агидели модульные суда, причем они готовы продавать их по лизингу по европейским ставкам (5-7% годовых на 10-15-25 лет).
Проект порта в Агидели

– Получается, что вы теперь стараетесь реализовать проект «Агидель», но уже без помощи башкирского правительства?

– Да. Мы переподписали инвестиционный договор с одной из уфимских компаний федерального подчинения, сейчас создаем ГЧП для начала работ по проекту. При этом порт уходит от площадки, переданной Росатомом в сторону реки Белая, т.е. задействуется как территория Башкирии, так и прилегающая территория Татарстана.

При этом мы не отказываемся работать ни с Гострансом РБ, ни с Минимущества, но они делают вид, что нас не существует.

Да и особых перспектив сотрудничества с ними после всех событий последних двух лет я не вижу, т.к. ничего в подходах к работе не изменилось.

Послесловие. Мы отправили запрос в госкомтранс Башкирии, ответа пока не дождались, но готовы предоставить и правительству возможность высказаться об этой ситуации. Вчера инвестор проекта «Агидель» должен был снова приехать в Уфу. Мы следим за развитием событий.

Добавить комментарий