Углеводороды | мини нпз налоговый маневр

мини нпз налоговый маневр

Правительство решило поддержать группу небольших НПЗ, которые могут закрыться из-за завершения налогового маневра в нефтяной отрасли. Такое решение было принято на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака 15 июня, рассказал РБК источник, близкий к одной из нефтяных компаний, и подтвердили три федеральных чиновника.

Речь идет об НПЗ мощностью от 600 тыс. т, которые не успели завершить модернизацию и пока не поставляют бензин Евро-5 на внутренний рынок, объясняют они, но названий конкретных НПЗ не приводят. Эти НПЗ смогут получать возвратный акциз еще в течение трех лет на более мягких условиях, чем другие, при поставке на внутренний рынок не только бензина и нафты, но и дизеля и т.д., объясняет один из собеседников РБК. Общая мощность заводов, которые получили отсрочку, составляет примерно 15 млн т, то есть около половины всех мощностей, которые должны были закрыться из-за маневра, оценивают два федеральных чиновника.

Минфин сейчас дорабатывает законопроект о налоговом маневре, сказал РБК представитель пресс-службы министерства, отказавшись от дополнительных комментариев. Представитель вице-премьера Дмитрия Козака Илья Джус сказал РБК, что решения будут приняты, когда законопроект будет рассмотрен в правительстве.

Заводов меньшей мощности, которые не смогут получить поддержку, в России примерно два десятка, оценивает аналитик Thomson Reuters Kortes Максим Назаров. В презентации Минфина от 15 мая говорилось, что при завершении маневра в 2019–2024 годах независимые НПЗ могут потерять 242 млрд руб., из них 66 млрд руб. — заводы крупнейшего частного нефтепереработчика в России группы «Новый поток» Дмитрия Мазурова и Игоря Макарова (Марийский НПЗ и Афипский НПЗ, где у дружественного «Новому потоку» трейдера 25%).

Представитель «Нового потока» отказался от комментариев.

Поддержка для поставщиков бензина и «санкционных» компаний

Налоговый маневр заключается в повышении НДПИ и пропорциональном обнулении пошлин на нефть и нефтепродукты в течение 2019–2024 годов. По замыслу Минфина маневр должен лишить российскую нефтепереработку исторической субсидии из бюджета (образуется за счет разницы в величине экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты), но те заводы, которые выпускают и поставляют на внутренний рынок бензин Евро-5 и сырье для нефтехимии, смогут вернуть эту субсидию в виде возвратного акциза на нефть.

Большинство крупных российских НПЗ находятся вдали от границ и поэтому не могут конкурировать с зарубежными игроками на мировых рынках из-за высоких транспортных затрат, и субсидия компенсировала эту проблему. За счет роста НДПИ и обнуления пошлин бюджет в 2019 году дополнительно заработал бы 237 млрд руб., из них 137 млрд руб. Минфин готов был вернуть нефтяникам в виде обратного акциза, следует из презентации министерства от 15 мая. Позднее Минфин расширил список заводов, которые могут получать возвратный акциз, включив туда НПЗ, владельцы которых попали под финансовые санкции.

С предложением поддержать небольшие НПЗ к Козаку обратилось Минэнерго. При этом обязательное условие для получения возвратного акциза для них — выполнение программы модернизации, подчеркивает источник РБК, близкий к одному из участников совещания у вице-премьера. У всех предприятий, которые получили отсрочку, модернизация запланирована, утверждает один из федеральных чиновников. По его оценкам, возвратный акциз для таких НПЗ составит 2,5–3 тыс. руб. на 1 т и за три года заводы смогут сохранить около 37–45 млрд руб. Эти оценки подтверждает другой источник, близкий к одному из федеральных министерств.

Поддержка небольших НПЗ — это также шаг навстречу банкам, которые выдавали кредиты на модернизацию заводам при более благоприятных налоговых условиях. «Практически все заводы реконструировались на наши деньги. У нас есть большой шанс стать владельцами большого количества нефтеперерабатывающих заводов», — предупреждал глава Сбербанка Герман Греф в апреле, когда министерства начали активно обсуждать налоговый маневр. «Первый маневр, который вы сделали, привел к тому, что у них рентабельность в два раза упала и все бизнес-планы, под которые брались деньги, улетели в тартарары», — говорил президент Сбербанка (цитаты по «Интерфаксу»).

21 июня правительство одобрило вариант налогового маневра в нефтяной отрасли. Суть его заключается в поэтапном снижении экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты до нуля к 2024 году и одновременном росте налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате таких изменений экспорт нефти станет более выгодным, а цена на нефть и нефтепродукты на внутреннем рынке вырастет.

Чтобы отчасти компенсировать рост цен на топливо, правительство собирается принять так называемый плавающий акциз. Повышать для НПЗ его будут в период низких цен на нефть, а в периоды высоких цен налоговая нагрузка на НПЗ будет наоборот снижаться.

Кроме этого, правительство планирует смягчить реформу обратным акцизом. Это налог, который предполагает возврат акцизов с объемов нефти, которые идут на переработку. Его размер зависит от корзины нефтепродуктов. Чтобы он был максимальным, НПЗ не должен выпускать темных нефтепродуктов.

Ранее им могли воспользоваться заводы, выпускающие бензин в объеме более 10% от первичной переработки и компании, попавшие под финансовые санкции. Теперь его решили предоставить компаниям, которые собираются модернизировать свои НПЗ. Также правительство хочет ввести повышающие коэффициенты к обратному акцизу для тех НПЗ, которые расположены далеко от границы и меньше зарабатывают на экспорте.

Министерство финансов предлагало обнулить экспортную пошлину на нефть с начала этого года, но против этого выступает Минэнерго, которое считает, что это может привести к падению объемов нефтепереработки на 20% и закрытию ряда НПЗ.

«Историю с нефтяным налоговым маневром изначально затевал Минфин для того, чтобы пополнить бюджет, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Раньше работала такая схема — есть две точки нефтяной отрасли, из которых изымают деньги. Когда вы из-под земли достали нефть, вы платите налог на добычу полезных ископаемых с объема, который вы извлекли. Например, добываем 547 млн тонн, 279 млн идет на внутреннюю переработку на НПЗ, а все остальное уходит на экспорт в сыром виде. С каждой тонны сырого экспорта платится экспортная пошлина. Получается, что на внутреннем рынке нефть дешевле, чем на внешнем. Получается, что у нас бензин и нефть дешевле, чем за рубежом. Налоговый маневр предполагает, что вы обнуляете экспортную пошлину и повышаете НДПИ. То есть всю нагрузку переносите на скважину. В результате получается, что нефть для НПЗ становится такой же дорогой, как и для внешних потребителей. Такая политика ведет к росту цен на бензин уже на внутреннем рынке. Поэтому правительство пытается придумать, как и налоговый маневр завершить, и цены удержать».

По словам эксперта, нефтяной налоговый маневр нужен в первую очередь для пополнения бюджета. «Если вы собираете только НДПИ, то получается, что сбор налогов идет со всех 547 млн тонн. Естественно, остается гораздо больше доходов в бюджет. Здесь каждое ведомство выполняет свою задачу. Минфин должен наполнять бюджет, чтобы не возникало дефицита. Вот для этого и придуман такой маневр, который имеет цель наполнить бюджет. Деньги нужны для выполнения майских указов, индексации пенсий и т.д.

Здесь каждый получается прав, но в итоге выходит не очень хорошо, потому что повышение цен на бензин является болезненным вопросом для населения, оно начинает бунтовать, проводить акции протеста. Поэтому стоит вопрос, а нужен ли на самом деле такой маневр, когда и так все работало, а теперь приходится придумывать какие-то инструменты, как регулировать цены на бензин и отрицательные акцизы, которые как ранее предполагалось будут запирать регионы и на них строить дороги. Если их уменьшать, то получается, что регионы опять будут недополучать, с бюджета им будут что-то компенсировать. Возникает вопрос — зачем пополнять бюджет, чтобы потом распределять из него средства по регионам. Страдает и переработка, потому что нефтяникам становится совсем не выгодно перерабатывать нефть на внутреннем рынке в больших мощностях», — говорит Юшков.

В правительстве заявляют, что за счет нефтяного налогового маневра российский бюджет получит за шесть лет около 1,5 триллиона рублей. Принять закон планируют в эту сессию, которая заканчивается в середине июля.

Налоговая система российской нефтяной отрасли нацелена на развитие исключительно вертикально интегрированных нефтяных компаний.

Как отмечает Ольга Орлова, старший аналитик компании WMT Consult, по мнению государства, вертикально интегрированная нефтяная компания (ВИНК) является наиболее эффективной формой собственности в сфере пользования природными ресурсами. Поэтому налоговый маневр предоставляет льготы и преференции только для ВИНКов, не учитывая интересы самостоятельных НПЗ и малых нефтяных компаний.

«Мы не считаем, что это прямая «ликвидация» небольших участников рынка. Но это своеобразный «намек» от государства: если хотите продолжать работать, то либо ищите новые способы повышения эффективности, либо не мешайте ВИНКам и в разных формах присоединяйтесь к ним. Грубо говоря, продавайте активы»,

Напомним, что, например, обратный акциз на нефть смогут получить только те НПЗ, что соответствуют определенным критериям. Основным условием является выполнение требования о производстве и поставке на рынок РФ автобензина класса Евро-5 в количестве более 10% от объема переработки нефти. Эти условия смогут выполнить только крупные компании, а многие мини-НПЗ потеряют маржу и фактически могут просто покинуть рынок.

«Если создается ситуация, когда самое выгодное – продавать нефть без переработки за границу, это означает, что обострится борьба за экспортные графики, которые курирует «Транснефть» и Минэнерго. Кто не сможет договориться, может продавать свои месторождения»,

По мнению Леонида Хазанова, промышленного эксперта, влияние налогового маневра на малые НПЗ в немалой степени будет зависеть от их технического состояния и глубины переработки нефти. Не секрет, что многие малые НПЗ представляют собой в буквальном смысле «самовары», ориентированные исключительно на выпуск мазута.

«Снижение вывозной пошлины на нефть при повышении НДПИ приведет к уменьшению рентабельности таких НПЗ. Налоговая нагрузка сместится с экспорта на внутренний рынок, лишив их существовавшей до сего момента «таможенной субсидии». Однако тогда повысится зависимость внутреннего рынка от волатильности мировых цен на нефть, поэтому предусматривается обратный акциз на нефть для НПЗ, производящих поставки внутри России. Он будет компенсировать часть разницы между экспортной и внутренней ценой, плюс к нему применят специальный коэффициент, учитывающий логистику. То есть чем дальше от рынка сбыта расположено предприятие, тем большую фискальную льготу оно получит», – комментирует Хазанов.

Как следствие, продолжает эксперт, НПЗ, работающие на интересы отечественного рынка и модернизирующие свои производства, получат субсидию примерно в том же объеме, что существовала раньше. А те, кто ставит на экспорт и обновлением мощностей заниматься не хочет, останутся без фискальной льготы. Именно они и могут покинуть рынок.

По словам Хазанова, на сегодняшний день доля малых компаний в структуре добычи нефти в России не превышает 5-6%, а в нефтепереработке и того меньше – 3-4%. Объясняется это процессами консолидации бизнеса, происходившими в российском ТЭК в последние 20 лет.

Поскольку не предусматривается льгот для малых компаний, налоговый маневр не может не отразиться на них.

На прошлой неделе Госдума приняла в окончательном третьем чтении пакет законопроектов о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли. Поправки предполагают постепенное уменьшение экспортной пошлины на нефть вплоть до обнуления за шесть лет – с 2019 до 2024 года. Для обеспечения постепенного обнуления пошлины на нефть вводится специальный корректирующий коэффициент, который будет уменьшаться год от года в течение 6 лет. Одновременно будет продолжено плановое постепенное повышение НДПИ.

Правительство поддержало позицию Минфина о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли в 2019–2024 годах. Бюджет уже в первый год завершения получит дополнительно около 80 млрд руб., всего изъятия из отрасли за шесть лет составят 1,6 трлн руб. Это покроет 20% от 8 трлн руб., необходимых для выполнения майских указов президента. Минэнерго предлагало начать сворачивание механизма и дать отрасли льготы, но источники говорят, что теперь на окончательное согласование маневра осталось около недели.

Минфин, настаивающий на завершении налогового маневра в нефтяной отрасли, почти смог преодолеть ее сопротивление и оппонентов в правительстве. По словам источников, знакомых с итогами совещания 30 мая у вице-премьера Дмитрия Козака, Белый дом согласовал ключевое решение — поэтапное снижение экспортной пошлины в течение шести лет уже с 2019 года, как и предлагал Минфин, а не ждать еще год, как хотели нефтяники. Продвижение по давно обсуждаемому вопросу случилось после того, как правительству было поручено найти 8 трлн руб. на выполнение майских указов Владимира Путина.

Большой налоговый маневр, инициированный Минфином, в частности, для балансирования доходов госбюджета в рамках ЕАЭС, предполагалось проводить с 2015 года. В его рамках должно было идти постепенное снижение экспортной пошлины на нефть с одновременным ростом налога на добычу полезных ископаемых. Но маневр сейчас приостановлен: в 2018 году пошлина сохранена на уровне 2017 года — 30%.

По недавним расчетам Минфина, в первый же год постепенного завершения маневра допдоходы бюджета составят 80 млрд руб. и будут расти ежегодно на 75–79 млрд руб., а в шестой год составят около 470 млрд руб. В целом за период доходы бюджета составят 1,6 трлн руб., нефтяники потеряют 597 млрд руб.

Так, «Роснефть» может выплатить около 112 млрд руб., НОВАТЭК — 87,5 млрд руб., ЛУКОЙЛ — около 48 млрд руб., «Газпром нефть» — 41,3 млрд руб., New Stream — около 67 млрд руб., «Сургутнефтегаз» — лишь 5,3 млрд руб. Существенный ущерб грозит и мини-НПЗ — 205 млрд руб.

В исходной концепции Минэнерго отрасль должна была получить доходы. Предлагалось через налоги компенсировать «логистическое отставание» для ориентированных на внутренний рынок НПЗ, удаленных от границы, ввести отрицательные акцизы, то есть выплаты из бюджета, на СУГ (сжиженные углеводородные газы), а также стимулы для модернизации НПЗ (идея «Роснефти»). Тогда бюджет в первый год завершения маневра получил бы 25 млрд руб., в последний — 123 млрд руб.

По словам собеседников, конкретные параметры будут 3 июня обсуждаться на совещании с нефтекомпаниями, до 6 июня предложения по поручению господина Козака должны уйти в правительство, окончательное решение ожидается в ближайшие недели. В Минфине заявили, что в правительстве все еще обсуждают параметры и сроки завершения маневра, в Минэнерго не ответили на запрос. В нефтекомпаниях это не комментируют.

Но, по информации источников, между Минфином и нефтяниками осталось много спорных вопросов. По словам собеседника “Ъ” в отрасли, компании хотели бы дополнительного отрицательного акциза примерно на 30 млрд руб. в год на «социально значимые» нефтепродукты — авиакеросин, судовое топливо и битум, но консенсуса нет. Кроме того, нефтяники и Минэнерго добиваются компенсации логистического отставания, но, по мнению собеседника, вряд ли Минфин согласится из-за существенных потерь бюджета.

Также не решен вопрос о том, каким НПЗ давать отрицательный акциз — тем, что выпускают топливо пятого класса, либо с определенным набором установок вторичной переработки, либо по уровню сложности процессов (как предлагает Минэнерго). По мнению собеседников, между первым и вторым вариантом на практике мало разницы, в этом случае небольшие НПЗ не получат акциза, чего Минэнерго хочет избежать. Кроме того, по словам источников, в правительстве будет обсуждаться предложение ФАС о введении гибких обратных акцизов в зависимости от цен на нефть: «Будет согласована базовая цена бензина и дизтоплива в рублях, если фактические цены выше, акцизы снижаются, в противном случае — растут».

По мнению Василия Тануркова из АКРА, отрасль может еще добиться послаблений, пока цены на нефть сравнительно высоки. Свободный денежный поток отрасли уже на рекордно низком уровне и стал отрицательным в 2017 году, отмечает он, в этих условиях рост налоговых изъятий может повредить инвестициям.

Добавить комментарий