Есть ли в россии нефтеперерабатывающие заводы

По многочисленным просьбам радиослушателей отвечаю на весьма часто задаваемый вопрос: «почему Россия продаёт сырую нефть вместо того, чтобы перерабатывать её и продавать за рубеж бензин и прочие нефтепродукты».

Ответ вы можете наблюдать на прикреплённой к статье диаграмме. Несложно заметить, что если в конце девяностых годов Россия экспортировала около 60 млн тонн нефтепродуктов, то к 2014 году мы увеличили эту цифру более чем в два с половиной раза, до 165 млн тонн:

Проще говоря, мы с каждым годом всё больше и больше нефти не гоним за рубеж в сыром виде, а перерабатываем в бензин и солярку. Европейцы, кстати, весьма недовольны этим обстоятельством – они привыкли паразитировать на нашей нефти, перерабатывая её у себя, а теперь их нефтеперерабатывающие заводы стремительно становятся ненужными:

Http://www. vedomosti. ru/business/articl es/2014/06/16/rost-eksporta-dizelya-iz-r ossii-bet-po-evropejskim-npz

Если темпы строительства новых НПЗ в России не замедлятся, то лет через 10-15 мы перестанем экспортировать сырую нефть вовсе, так как она будет целиком перерабатываться на территории России.

Извините, это вам не кроссовки шить. Современные добыча и переработка нефти – это не только очень высокие технологии, но и сотни миллиардов долларов инвестиций. Сейчас категорически недостаточно пробурить скважину, чтобы из неё забил фонтан чёрного золота. Для понимания масштабов: только начальный объём инвестиций только в Бованкенское месторождение превышает сумму, которая требуется для отправки космической миссии на другую планету Солнечной системы.

Оно и неудивительно. Очень недёшево обходятся приборы, которые могут забуриться на несколько километров вглубь, вынюхать там пузырь месторождения, а потом выкачать наверх жидкость из породы, больше всего напоминающей по консистенции смоченный в нефти кирпич. Также весьма недёшево обходятся приборы, которые отпугивают от поднятой на поверхность нефти носителей демократии с их крылатыми ракетами.

Таким образом, когда производство нефти сравнивают, скажем, с производством автомобилей, обычно имеет место некоторое недопонимание. Построить современный автомобильный завод на порядок проще, нежели освоить современное месторождение нефти и защитить его от наших американских партнёров.

Впрочем, все эти соображения не отменяют того обстоятельства, что продавать бензин и солярку выгоднее, нежели гнать за рубеж сырую нефть – да и цены на нефтепродукты скачут далеко не так хаотично, как открытые всем спекулятивным атакам нефтяные котировки.

В лихие девяностые о строительстве собственных НПЗ власть не думала: либералы видели Россию исключительно в качестве сырьевой колонии Запада, и вся нефтепереработка, по их мнению, должна была производиться не в варварской России, а в цивилизованной Европе.

Однако как только Владимир Владимирович принял власть из слабеющих рук уходящего на пенсию Бориса Ельцина, перед ним встал вопрос постройки нефтеперерабатывающих заводов. Вопрос этот был далеко не первоочередным, но всё же весьма важным: по причинам, которые я уже изложил выше.

После распада СССР многие НПЗ остались на Украине и в Белоруссии – Советская власть строила их поближе к границам, чтобы было удобнее экспортировать топливо в Европу и чтобы танки в случае необходимости имели удобные точки для заправки. С одной стороны, это было хорошо – так как оставшиеся в братских республиках НПЗ были оснащены отнюдь не самым новым оборудованием. С другой стороны, постройка новых заводов требовала больших, очень больших денег, которые взять на тот момент было неоткуда.

При Ельцине новые НПЗ не строились – если не считать установки по производству изобутилена на Тобольском нефтехимическом комбинате, которая была введена в строй в 1997 году.

В первый срок президента Путина с вводом новых мощностей также всё было довольно тускло. Серьёзную модернизацию провёл на своём Волгоградском заводе Лукойл и, пожалуй, на этом достижении перечень крупных проектов той четырёхлетки можно закрывать.

Во время второго срока был открыт Пуровский завод переработки газового конденсата. К началу 2014 года мощности этого завода были постепенно доведены до 11 млн тонн в год: это довольно серьёзный объём.

После 2008 года новые НПЗ вводились в строй ударными темпами – начали достраиваться заложенные во время второго срока Путина проекты. Открылось около десятка новых производств, самыми крупными из которых стали комплекс заводов «ТАНЕКО» в Нижнекамске и «Газпром нефтехим Салават» в Салавате:

Общая сумма инвестиций в построенные за эту четырёхлетку НПЗ подобралась к внушительной цифре в триллион рублей.

На третьем сроке Путина темпы строительства только ускорились – только за последние два с половиной года в строй введено около 15 крупных проектов. Ещё пара десятков нефтехимических производств строится прямо сейчас и, вероятно, большая их часть откроется до 2018 года:

Вчера в комментариях активно обсуждалось производство полиэтилена. Крупнейший в России завод по производству полиэтилена строится в Ямало-Ненецком АО, на начальном этапе он будет производить 400 тысяч тонн полиэтилена в год, позже – 1,2 млн тонн в год. (На всякий случай: полиэтилен делают из нефти).

В Смоленской области в следующем году должен заработать комплекс по производству сжиженного природного газа, он позволит обеспечить газом населённые пукты, до которых экономически нецелесообразно тянуть газопровод.

Целый выводок НПЗ начнёт в ближайшем будущем производить топливо по стандартам Евро-5 – вдобавок к тем, которые уже производят топливо по этому стандарту:

Также стратегически важным является строительство порта Сабетта на полуострове Ямал, который обеспечит отправку сжиженного природного газа по Северному морскому пути. Общая стоимость проекта – с учётом стоимости завода по сжижению газа – оценивается в 850 млрд рублей.

В общем, коллеги, мы активнейшим образом развиваем переработку нефти. Было бы неплохо, конечно, ещё сильнее ускорить этот процесс, но, увы, время кризисное, каждый миллиард сейчас на счету. Кроме НПЗ строятся ведь ещё порты, железные дороги, аэропорты и космодромы, атомные станции (12 штук) и очень много чего ещё:

Чтобы картина не казалась слишком радужной, расскажу и о проблемах. Хоть американцам и не удалось обрушить нашу финансовую систему в декабре 2014 года, они всё же довольно сильно подгадили нам, отключив наши крупные компании от долларовых кредитов. Многие новые НПЗ строились именно под эти кредиты, и необходимость искать деньги в других местах подтормозит строительство некоторых заводов.

Также наши НПЗ зависят от Запада в вопросах поставок катализаторов. Конечно, Запад пока что не накладывал эмбарго на катализаторы, и, конечно, даже если такое эмбарго будет наложено, мы сможем несколькими способами его обойти. Но всё же зависимость от Запада у нас тут есть, и эту зависимость мы устраним только в 2016 году, когда в Ангарске откроется завод по производству катализаторов:

Наконец, наш Минфин так крепко стиснул сейчас вымя нефтеперерабатывающим заводам, что у них могут начаться некоторые проблемы с рентабельностью, что может, в теории, привести к сокращению производства бензина. Впрочем, как показывает опыт, тут нефтяники с налоговиками какое-нибудь решение найдут: в Кремле отлично понимают, что свою нефтепереработку надо развивать невзирая ни на какие временные трудности.

В качестве подведения итога ещё раз напомню, что цены на нефтепродукты скачут далеко не так сильно, как цены на сырую нефть. Поэтому даже если к Новому году стоимость нефти временно опустится до 5 долларов за баррель – а при дефляционном сценарии развития финансового кризиса в США такие экстремумы вполне возможны – созданный за последние 10 лет мощный нефтеперерабатывающий контур позволит нам пройти период низких цен без критичных для бюджета потерь.

Опубликовано 16 Авг 2015 в 18:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.

Http://voprosik. net/zavisit-li-rossiya-ot-eksporta-nefti/

27 июля 2010 года оказалось не самым удачным днем для гособвинителей на судебном процессе по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в Хамовническом районном суде Москвы. Показания дали две рядовых сотрудницы бухгалтерии "ЮКОСа" – Наталья Губанова и Ирина Жидарева, а также бывший президент "Томскнефти" Леонид Филимонов. Все трое засвидетельствовали, что им ничего не известно о махинациях руководства НК. Между тем действия прокурора Лахтина председательствующий назвал "издевательством над судом" и объявил ему замечание с занесением в протокол судебного заседания.

Если следовать обвинительному заключению, то Леонид Филимонов должен быть пострадавшей стороной. Ведь именно у "Томскнефти" ВНК, по версии Генпрокуратуры, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев похитили в 1999 году всю добытую нефть в объеме 30 миллионов тонн.

Однако свидетель заявил, что не только похитить, но и добыть такой объем нефти с технологической и финансовой точек зрения было невозможно. "Даже если бы мы перевернули ось земную… это было невозможно", – в частности, сказал бывший президент ВНК.

Такие показания решительно не устроили Валерия Лахтина – прокурор назвал ответ свидетеля неправильным. По его мнению, Леонид Филимонов – проработавший в нефтяной отрасли почти полвека, в том числе в ранге министра советского правительства – не искушен в предмете судебного разбирательства.

Далее, как пояснил Леонид Филимонов, добытая нефть поступала в систему "Транснефть", а оттуда – на нефтеперерабатывающие заводы и другим получателям, при этом на узлах учета фиксировался каждый кубический сантиметр сырья.

Прокурора очень занимал вопрос о том, какие изменения произошли в "Томскнефти" после ее покупки "ЮКОСом". По словам Леонида Филимонова, была выстроена вертикально интегрированная система управления, которая была наиболее эффективной.

"А он [Михаил Ходорковский] больше внимания уделял производственными вопросами или вопросами реализации нефти? Он, который практически нисколько не работал в этой сфере… Практически случайный человек был в этой отрасли!" – то ли вопрошал, то ли утверждал Лахтин.

"Валерий Алексеевич! Я вам объявляю замечание! Занесите в протокол!" – не на шутку рассердился Виктор Данилкин.

Это замечание судьи Валерию Лахтину – первое с начала судебного процесса, хотя предупреждал прокурора о таких мерах он неоднократно.

"Говорить, что "ЮКОС" пришел и ни черта не понимал (я извиняюсь за это слово) – не надо. Специалистов у "ЮКОСа" было достаточно, чтобы решать вопросы очень грамотно", – раздражался и свидетель.

"Вы на веру восприняли, что он [Ходорковский] является легитимным и стоящим хозяином?" – продолжил наступление в прежнем ключе Валерий Лахтин.

"Я исхожу из того, что его компания выиграла тендер", – отвечал Леонид Филимонов.

"Вы же не знаете, как проводился тендер! На каких условиях! А мы знаем!" – обличающим тоном заявил Лахтин.

"Послушайте, Валерий Алексеевич! Я вам уже замечание сделал! Прекращайте давать показания! Вы давайте вопросы задавайте, а не рассуждайте! Сколько можно издеваться над судом?!" – снова взорвался Виктор Данилкин.

В ходе допроса Леонида Филимонова сторонами выяснился примечательный факт. По словам свидетеля, около трех месяцев назад его вызывали на допрос по делу "ЮКОСа". Едва адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева попытались выяснить какие-либо подробности этого допроса, как Валерий Лахтин вскочил с места и пригрозил экс-президенту ВНК уголовной ответственностью "за разглашение данных предварительного следствия".

Какое может быть предварительное следствие на втором годе судебного процесса, гособвинитель не уточнил.

"Я не знаю и не помню, где меня допрашивали", – отреагировал на предупреждение Лахтина Леонид Филимонов.

В конце концов Лахтин ходатайствовал об оглашении показаний свидетеля на предварительном следствии – в связи с их "противоречиями" теперешним показаниям Леонида Филимонова в суде.

Адвокаты высказались категорически против. По их мнению, никаких существенных противоречий прокурор не назвал, и следовало прекратить многочасовой допрос 75-летнего человека.

"Я говорю про девяносто второй год! Меня-то передергивать не надо! Я нормальный человек! И пока еще не обвиняемый!" – закричал на прокурора Леонид Филимонов.

В итоге Виктор Данилкин разрешил огласить показания свидетеля "только в части противоречий". Но несмотря на это решение суда, Гюльчехра Ибрагимова почему-то огласила их целиком. Ничего принципиально нового не прозвучало, а Леонид Филимонов подтвердил то, что было оглашено.

В свою очередь Наталья Губанова сообщила, что любые операции с нефтью фиксировались документально, а бухгалтерская отчетность была в полном порядке, что подтверждалось многочисленными аудиторскими и налоговыми проверками. Никаких преступных поручений ни от подсудимых, ни от кого-либо еще из "ЮКОСа" она не получала.

Аналогичные показания дала и Ирина Жидарева. Так, на вопрос защиты о том, существовала ли в "ЮКОСе" какая-либо неофициальная, параллельная структура, она ответила: "Извините, впервые слышу".

Следующее судебное заседание по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева состоится 28 июля. Начало в 10 часов.

Http://xn--80a0ah1d. xn--p1ai/article/199383

Электронное издание Belarus. AllBusiness. Ru – пресс-релизы, новости, мероприятия, предложения, аналитика, консультации

Одним из важнейших итогов 2006 г., по словам С. Белковского, стал отказ России от союзнических отношений с Белоруссией. «Белоруссия более не является территорией стратегических интересов РФ. Дополнительные доходы российского бюджета от новой схемы налогообложения поставок нефти составят в 2007 г. около 1 млрд долларов», – заявил он. Есть весомые основания полагать, что реальная цель у «антибелорусской» операции была лишь одна – стимулирование роста капитализации ОАО «Газпром» в связи с намеченной на 2007 год продажей некоторыми миноритарными акционерами корпорации подконтрольных им пакетов акций.

С. Белковский заметил, что Белоруссия находится в процессе смены национального проекта.

Неизбежен поворот в направлении концепции национального белорусского государства, а значит, уже в 2007 г. внутренняя политика и риторика режима президента РБ А. Лукашенко станут более националистическими. Политолог напомнил, что в 2006 г. президент Беларуси предпринял попытку установления особых отношений с некоторыми странами–потребителями российских энергоресурсов и заговорил о возможности булорусско-украинско-азербайджанского картеля транзитных стран, способного сдерживать Россию в энергетической сфере. Он пояснил, что эти вопросы, в частности, обсуждались в ходе визита в Минск президента Азербайджана Ильхама Алиева (17-18 октября), а 23 ноября А. Лукашенко на встрече с украинскими журналистами заявил о желании получать каспийскую нефть на белорусские нефтеперерабатывающие заводы через Украину.

По мнению С. Белковского, крах российско-белорусского стратегического союза неизбежно приведет к существенной интенсификации политического взаимодействия между Белоруссией и Евросоюзом. Он полагает, что в 2007-2011 гг. А. Лукашенко пойдет на некоторую демократизацию политического режима в стране. Также в ближайшие годы будет активизирована подготовка кандидатуры преемника нынешнего президента Белоруссии, в каковой роли пока выступает его сын Виктор.

С. Белковский особо отметил, что в 2006 г. Россия утратила также статус ведущей политической/геополитической силы в Закавказье. Российские войска в ускоренном режиме и без финансовой компенсации выведены из Грузии, провалилась экономическая «полублокада» Грузии, ОАО «Газпром» перестало быть монополистом на грузинском рынке энергоресурсов, (в настоящий момент ОАО контролирует только 35%. 30% перешли к Азербайджану, 25% к Турции), было объявлено о прекращении перекачки азербайджанской нефти через Новороссийск (с 8 января 2007 г.), Азербайджан принципиально отказался от закупок российского газа и не поддержал блокаду Грузии. «В 2006 г. Россия утратила рычаги влияния на Азербайджан и Грузию. Это является фактором угрозы для нашего последнего союзника в регионе – Армении», – заявил директор Института национальной стратегии.

Эксперт напомнил, что в июле был открыт нефтепровод «Баку – Тбилиси – Джейхан», в ближайшей перспективе снижающий значение российского маршрута транспортировки центральноазиатской нефти, отметив, что в результате ввода в эксплуатацию БТД Россия оказывается перед лицом растущего риска резкого ограничения Турцией судоходства в проливах Босфор и Дарданеллы.

С. Белковский рассказал, что сейчас активизированы работы по реализации проекта «Набукко», предусматривающего прокладку газопровода из района Каспийского моря через Турцию, Румынию и Венгрию, минуя территорию России. «Набукко» будет введен в эксплуатацию в 2001-2012 гг. «Украина рассчитывает на свою отдельную ветку «Набукко» и активно поддерживает проект – в лице как президента Ющенко, так и премьер-министра Януковича», – заметил он.

В свете вышесказанного, основным итогом 2006 г., по словам С. Белковского, стало крушение мифа о неизбывной критической зависимости стран постсоветского пространства от российских энергоресурсов. «Газовый шантаж оказался не настолько эффективным, как ожидалось, и результатом стало то, что Россия утратила союзнические отношения с Белоруссией и Украиной, потеряла статус геополитической силы в Закавказье», – заключил политолог.

Давая прогноз на 2007 г., С. Белковский выделил следующие моменты: Украина и Казахстан активизируются в роли субрегиональных держав; США, Евросоюз, КНР, Турция, Иран активизируют свое прямое вмешательство в ситуацию на евразийском хартленде.

По мнению С. Белковского, российская элита должна предложить качественно новую стратегию позиционирования РФ на постсоветском пространстве. «Но едва ли это случится прежде середины–второй половины 2008 года», – заключил эксперт.

Http://www. belorus. allbusiness. ru/NewsAM/NewsAMShow. asp? ID=2543

Два российских нефтепереработчика нашли возможность обойти заградительную таможенную пошлину на тёмные нефтепродукты и экспортировать их с нулевой ставкой, просто переименовав мазут и вакуумный газойль, показал анализ отраслевых данных и информация четырех источников.

Секрет успеха прост, как все гениальное: перевод мазута и других тёмных нефтепродуктов в группу товаров, для которых ставка пошлины составляет ноль процентов от нефтяной, а не 100 процентов, как для тёмных, позволил в 2017 году не платить в бюджет приблизительно 10 миллиардов рублей.

Согласно статданным и информации источников, Новошахтинский и Марийский НПЗ вывезли около 2 миллионов тонн таких “продуктов-оборотней” в январе-сентябре текущего года.

Новошахтинский ЗНП сообщил в письме Рейтер, что при производстве и реализации продукции он действует в полном соответствии с таможенным законодательством.

Собственник Марийского НПЗ, группа компаний New Stream, распространил заявление, в котором отрицает, что завод уклонялся от уплаты таможенных пошлин на нефтепродукты, указав, что предприятие работало в соответствии с таможенным законодательством.

Федеральная таможенная служба (ФТС) не стала комментировать перевод тёмных нефтепродуктов в льготную категорию. Российская ассоциация нефтепереработчиков и нефтехимиков также отказалась от комментариев.

Новые наименования, присвоенные темным нефтепродуктам Новошахтинского и Марийского НПЗ, имеют общую уточняющую оговорку – содержание ароматических углеводородов более 50 процентов.

Указанное словосочетание позволяет использовать для этих темных нефтепродуктов таможенный код для оформления на экспорт: вместо кодов группы ТН ВЭД 2710, которые применяются для мазута, код 2707-9999-00, для которого ставка экспортной пошлины равна нулю.

Экспортная пошлина на тёмные нефтепродукты в среднем за 2017 год составляет $86,7 за тонну, в том числе в ноябре – $96,1 за тонну.

Четыре источника – таможенный брокер, два источника на НПЗ и ещё один инженер по нефтепереработке – разговаривали с Рейтер на условиях анонимности из-за щекотливости темы. Пятый источник – в ФТС – подтвердил Рейтер, что тёмные нефтепродукты экспортировались с нулевой ставкой.

Уловка с переименованием уже приносила выгоду российским поставщикам мазута: до февраля 2017 года они экономили таким способом на железнодорожном тарифе, но затем монополия РЖД закрыла эту лазейку.

Кроме того производители мазута не одиноки в изобретении способов ухода от обязательных платежей государству: их коллеги, выпускающие дизельный суррогат, уже не один год успешно избегают уплаты акцизов.

Статданные по ряду небольших экспортноориентированных НПЗ, не располагающих вторичными мощностями для глубокой переработки сырья, с прошлого года отражают технологическое чудо, вряд ли возможное в реальности: прекращение выпуска тёмных – мазута или вакуумного газойля – при сохранении объема первичной переработки и доли выпуска светлых нефтепродуктов.

В ЦДУ ТЭК объяснили противоречия в статистике тем, что НПЗ изменили прежние традиционные наименования для темных нефтепродуктов на новые, не предусмотренные в формах стандартных отчетов ведомства.

Так, по данным ЦДУ ТЭК, Новошахтинский завод за январь-сентябрь 2017 года переработал 3,5 миллиона тонн нефти. Согласно статистике ЦДУ ТЭК, завод не производил мазут или ВГО в рассматриваемый период, однако завод не располагает процессами глубокой переработки, а значит, производство нефтяных остатков должно было составить не менее 1,5 миллиона тонн.

Примерно такой объем темных нефтепродуктов производства Новошахтинского завода задекларирован в текущем году на экспорт по беспошлинному коду 2707-9999-00, согласно таможенной статистике.

Еще один НПЗ – Марийский, переработавший 1,1 миллиона тонн нефти за январь-сентябрь, по данным статистики, также не выпускал топочный мазут и ВГО, однако, не имея установок глубокой переработки, должен был произвести 0,5 миллиона тонн темных нефтепродуктов.

Именно такой объем нефтепродуктов производства Марийского НПЗ с наименованием “остатки нефтяные тяжелые с содержанием ароматических углеводородов более 50 процентов” был экспортирован в рассматриваемый период с нулевой пошлиной по тому же коду.

Россия экспортировала за девять месяцев 2017 года около 30 миллионов тонн мазута, официально оформленного именно как мазут, согласно данным Минэнерго.

Российские власти провели так называемый налоговый маневр, который разрабатывался в период высоких мировых цен на нефть и был призван заставить НПЗ провести модернизацию для увеличения глубины переработки. Для этого пошлина на тёмные нефтепродукты, которые в основном экспортировались, постепенно повышалась, а с 2017 года была приравнена к нефтяной с одновременным понижением до 30 процентов ставки на вывоз светлых нефтепродуктов.

Рост мазутной пошлины шёл в противоход с резким падением мировых котировок углеводородов, заставившим нефтяные компании затягивать пояса, в том числе откладывая дорогостоящую модернизацию НПЗ. В итоге заводы, которые не могли переработать мазут, столкнулись с отрицательной рентабельностью при реализации этого продукта.

При этом НПЗ продолжают демонстрировать стремительное сокращение выпуска мазута, темпы которого возможны только на бумаге, так как они намного опережают реальные технологические возможности – прирост мощностей глубокой переработки. Так, за последние четыре года, согласно статистическим данным ЦДУ ТЭК, выпуск мазута упал на 25 миллионов тонн, при этом суммарная производительность установок по переработке нефтяных остатков, введенных на НПЗ в этот период, составила лишь около 14 миллионов тонн. (редактор Александр Ершов)

(Обновление текста от 28 ноября, добавлены комментарии Новошахтинского ЗНП и собственника Марийского НПЗ в абз. 45)

Http://fomag. ru/news-streem/kak_rossiyskie_npz_nashli_lazeyku_dlya_eksporta_tyemnykh_nefteproduktov/

Большинство нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) России появились в два послевоенных десятилетия. Глубина переработки нефти в России в 90 году составляла 58-59% по сравнению с 85-90% на Западе. Кроме того, распад СССР привел к тому, что значительные мощности нефтепереработки оказались за пределами России. Меры по переоборудованию нефтеперерабатывающих предприятий, подконтрольных крупнейшим нефтяным компаниям, создание специализированных нефтехимических компаний за последнее десятилетие привели к стабилизации производства и небольшому нефтепереработки. На предприятиях России показатель глубины переработки увеличились до 70% и лишь по трем заводам (топливно-масляного профиля) превышает 80%: это Омский НПЗ, «Волгограднефтепереработка» и «Пермнефтеоргсинтез» [4].

Сейчас работает около 500 нефтеперерабатывающих предприятий. А основу нефтеперерабатывающей отрасли в России составляет 26 НПЗ, суммарной мощностью по первичной переработке — 263,5 млн. т (из них 196,2 млн. т мощностей принадлежит нефтяным компаниям). Наиболее крупные мощности размещены в Приволжском (43%), Центральном и Сибирском федеральных округах. На три этих округа приходится более 70% общероссийских нефтеперерабатывающих мощностей. Среди субъектов Российской Федерации по мощностям первичной переработки нефти лидирует Башкирия — около 44 млн. т [24].

Размещение предприятий нефтеперерабатывающей промышленности зависит от размеров потребления нефтепродуктов в разных районах, техники переработки и транспортировки нефти, территориальных соотношений между ресурсами и местами потребления жидкого топлива.

Добытая из недр земли нефть содержит большое количество песка, солей и воды. Нефть нужно очистить, поэтому она сначала поступает на нефтеочистительные заводы, которые строят обычно в районах ее добычи. Затем очищенная нефть поступает на нефтеперерабатывающие заводы, которые строятся в районах потребления нефтепродуктов.

Нефтеперерабатывающая промышленность вырабатывает нефтепродукты (мазут, бензин, керосин, дизельное топливо, смазочные масла), которые непосредственно используются потребителями (рис. 1). Технический прогресс в транспортировке нефти привел к отрыву нефтеперерабатывающей промышленности от нефтедобывающей. Переработка нефти чаще сосредотачивается в районах массового потребления нефтепродуктов [20].

Рисунок 1 – Типичные корзины нефтепродуктов НПЗ в США, Европе и России

Между тем приближение нефтеперерабатывающей промышленности к местам потребления нефтепродуктов имеет ряд преимуществ, связанных с ее транспортировкой и хранением:

– транспортировка сырой нефти всегда экономичнее перевозки ее многочисленных производных;

– для транспортировки нефти могут быть широко использованы трубопроводы, которые, помимо сырой нефти, осуществляют перекачку светлых продуктов;

– потребитель получает возможность одновременно использовать сырую нефть, поступающую из разных районов [19].

Размещение переработки нефти приобретает повсеместный характер. В то же время экономический фактор становится лимитирующим.

Нефтепереработка в разных районах страны находится в зависимости не только от качества исходной сырой нефти, но и от того, какие виды топлива в местных условиях оказываются наиболее эффективными.

Нефтеперерабатывающие заводы разместились на трассах нефтепроводов (Нижний Новгород, Рязань, Москва, Кириши, Полоцк, Орск, Омск, Ангарск), на водных путях (Волгоград, Саратов, Сызрань, Самара, Ярославль, Хабаровск) и в морских портах (Туапсе), куда сейчас проложены трубопроводы. Поэтому удельных вес районов добычи нефти в ее переработке резко сокращается. В них сосредоточена еще значительная часть нефтеперерабатывающих заводов (Уфа, Салават, Ишимбай, Грозный), идет интенсивная их реконструкция и зачастую расширение. Новых заводов в районах добычи нефти уже не строят. Они сооружаются на трассах нефтепроводов идущих на восток (таблица 5).

Таблица 5 – Распределение нефтепереработки по экономическим районам России в % к итогу 2010 года

Эта тенденция территориального разрыва нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности еще больше усилилась в связи с превращением Западной Сибири в главную базу добычи нефти страны.

В 2010 году переработка нефти составила 5829,8 тыс. тонн. Нефтеперерабатывающие заводы Краснодарского края переработали 5810,9 тыс. тонн сырья. Основным опорным предприятием отрасли ОАО «НК «Роснефть-Туапсинский НПЗ» переработано 4036,6 тыс. тонн нефти, что составляет 102,2% [7].

Среди федеральных округов главным потребителем автомобильного бензина является Центральный округ (он сжигает 28% российского бензина), больше всего дизтоплива потребляет Приволжский (22%), а топочного мазута — Северо-Западный (33%). Разъезжающая на личных автомашинах Москва жжет немыслимое количество бензина. Поволжье, сохраняющее индустриальную специфику и в значительной мере перенимающее у Центра промышленное наследие, во всю пользуется грузовиками, и ему нужно дизельное топливо. Северо-запад, через который проходит мало газопроводов, где нет своего угля, в значительной мере базирует свою энергетику на привозном мазуте, топочный мазут используется и флотом (таблица 6).

Таблица 6 – Поставки нефтепродуктов различных фракций нефтеперерабатывающими предприятиями потребителям по федеральным округам России (тыс. т), 2010 г.

В каждом федеральном округе сформировались группы из 2—3 компаний, контролирующих большую часть рынка нефтепродуктов. В поставках бензина в целом по России лидируют «Роснефть» (18%), «Башнефтехим» (16,5%) и «ЛУКОЙЛ» (16%). Но в Центральном округе главными поставщиками бензина выступают Тюменская нефтяная компания (25%), Московский НПЗ (23%), «Славнефть» (15%); в Северо-Западном и Южном наряду с ЛУКОЙЛОМ – соответственно «Сургутнефтегаз» и «Газпром». В Уральском округе лидирует «Сибнефть», а в Дальневосточном — компания «Альянс», контролирующая Хабаровский НПЗ и вдвое обгоняющая «Роснефть» в своем регионе.

Объем производства автомобильного бензина в России в январе-сентябре 2011 года вырос на 2,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 27,4 миллиона тонн, говорится в сообщении Росстата.

Выпуск дизельного топлива возрос на 2,1% – до 53,3 миллиона тонн, топочного мазута – на 5,2% – до 53,7 миллиона тонн, прямогонного бензина – на 2% – до 9,1 миллиона тонн. Объем переработки нефти за девять месяцев составил 193 миллиона тонн (рост на 3,6%).

Между тем, в сентябре объем производства автобензина в РФ сократился на 1,8% к сентябрю минувшего года и на 10,4% к августу, дизельного топлива – на 6,7% и 12%, соответственно, сообщает агентство «Прайм».

Минэкономразвития ожидает, что выпуск автомобильного бензина в 2011 году составит 36,7 млн. тонн (рост на 1,9%), дизтоплива – 71,1 млн. тонн (рост на 1,7%), топочного мазута – 72,3 млн. тонн (рост на 4%) [16].

Как отмечается в исследовании компании РосБизнесКонсалтинг «Нефтеперерабатывающая отрасль России и рынок нефтепродуктов», динамика роста первичной переработки нефти в течение 2002-2007 годов была в пределах 3,05-6,44%. При этом в течение последних трех лет наблюдался более активный рост объемов переработки. Повышенный интерес нефтяных компаний к производству нефтепродуктов привел к тому, что в 2006 году впервые объем переработки нефти превысил уровень поставок, т. е. в производство пошли запасы сырья, оставшиеся с предыдущего года [16].

В исследовании отмечается, что ранее опережающими темпами росла добыча нефти, а в течение 2007-2009 годов объемы переработки увеличиваются более активно, чем добыча. Это объясняется, прежде всего, тем, что в рамках действующей в настоящее время фискальной политики экспорт нефтепродуктов оказался более выгодным для компаний по сравнению с вывозом из России сырой нефти. Таким образом, за прошедшие три года ситуация принципиально изменилась: если раньше компании, стремившиеся вывезти из России как можно больше сырой нефти, осуществляли поставки на НПЗ по остаточному принципу, то теперь они демонстрируют заинтересованность развивать сегмент переработки [16].

В кризисный 2009 год нефтепереработчики в России пострадали гораздо больше, чем нефтедобытчики. Однако, при посткризисном восстановлении отраслей в 2010 году темпы роста в отрасли нефтепереработки оказались выше, чем для нефтедобычи. В 2010 году объём нефтепереработки в России вырос на 5,7% год к году, в то время как рост добычи нефти в России – только на 2,4% [18].

По данным Минэнерго, в России, которая лидирует по добыче нефти в мировом масштабе, в 2010 году было переработано 249 млн. тонн. В то же время лишь незначительное количество производимого у нас топлива относится к классу евро-4 и евро-5 – 12% бензина и четверть дизельного топлива [17].

В состав нефтяной промышленности России входят нефтедобывающие предприятия, нефтеперерабатывающие заводы и предприятия по транспортировке и сбыту нефти и нефтепродуктов. В отрасли действуют 28 крупных нефтеперерабатывающих заводов (мощность от 1 млн. т/год), мини-НПЗ и заводы по производству масел.

Протяженность магистральных нефтепроводов составляет около 50 тыс. км и нефтепродуктопроводов – 19,3 тыс. км.

По итогам 2010 года объем экспорта нефти составил 246,8 млн. т (99,5% к 2009 году), однако доля экспорта нефти в общем объеме ее добычи снизилась до 48,9%, что обусловлено ростом переработки нефтяного сырья на российских НПЗ вследствие большей привлекательности рынка нефтепродуктов, а также экспорта темных нефтепродуктов из-за низкой экспортной пошлины на них. Состояние нефтепереработки в 2010 году можно охарактеризовать следующими позитивными факторами:

– наблюдалось увеличение переработки нефти на российских НПЗ на 105,5% к уровню 2009 года (248,8 млн. т);

– произведено 36,1 млн. т автомобильного бензина (100,8% к уровню 2009 года), 70,3 млн. т дизельного топлива (104,3%) и 69,9 млн. т топочного мазута (108,9%).

В 2010 году, как и в предыдущем периоде, отмечен рост объемов биржевой торговли нефтепродуктами. За период с 1 января по 30 декабря 2010 года с использованием биржевых технологий было реализовано 8279,1 тыс. т нефтепродуктов, в том числе на Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Бирже – 4888,01 тыс. т, на Межрегиональной Бирже Нефтегазового Комплекса – 3189,2 тыс. т, на бирже «Санкт-Петербург» – 201,88 тыс. т. Доля биржевых продаж нефтепродуктов за 2010 год составила 10,1% от общего объема их поставок на внутренний рынок (81942,15 тыс. т), что позволяет сделать вывод о выходе биржевых торгов на индикативный уровень [7].

В настоящее время география нефтедобывающей промышленности не всегда совпадает с районами ее переработки. Поэтому задачи транспортировки нефти привели к созданию большой сети нефтепроводов [3].

По размеру грузооборота нефтепроводный транспорт в 2,5 раза превзошел железнодорожный в части перевозок нефти и нефтепродуктов. Сейчас сеть магистральных нефтепроводов обеспечивает поставку свыше 95% всей добываемой нефти при средней дальности перекачки 2300 км.

На железной дороге основной поток нефти образуется в Западной Сибири и Поволжье. Из Западной Сибири нефть по железной дороге транспортируется на Дальний Восток, Южный Урал и страны центральной Азии. Из Урала нефть везут на Запад, Северный Кавказ и Новороссийск.

Транспортировка нефти водным путем обходится дешевле и экономичней других видов транспортировки, однако из-за географических особенностей нашей страны используется мало, в основном при перевозке нефти на экспорт, а также по внутренним бассейнам страны и северному морскому пути [5].

Порт Новороссийск на Черном море – крупнейший экспортный нефтяной терминал России. Всего за 12 месяцев 2011 года портом прокачено и перевалено на экспорт 75,1 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. Уже в ближайшем будущем его пропускная способность может быть увеличена. Хотя Новороссийск – незамерзающий порт, главная проблема здесь – частые и сильные штормы [11].

Важны для экспорта нефти из России и порты на Балтийском море. Главным нефтяным терминалом здесь традиционно был латвийский порт Вентспилс. Но его доминирующие позиции поколеблены ввиду быстрого развития Таллиннского порта, хотя к нему нефть нужно транспортировать по железной дороге, тогда как к Вентспилсу подходит трубопровод.

Приморск – самый крупный балтийский нефтяной терминал, находящийся на российской территории. Ориентирован на транспортировку сырой нефти с Тимано-Печорского месторождения, из Западной Сибири и Урало-Поволжья и дизельного топлива от Ярославского, Рязанского и Нижегородского НПЗ.

Приморск является самым крупным портом по экспорту нефти и нефтепродуктов в Северо-Западном регионе России. В 2010 году через порт было отгружено более 77 млн. тонн сырой нефти и нефтепродуктов, в том числе 71,731 млн. тонн сырой нефти и 5,835 млн. тонн дизельного топлива.

Также большое значение имеет Петербургский нефтяной терминал. Примерно 9 млн. т нефтепродуктов прошли через этот порт в 2010 г., его пропускная способность, как ожидается, вырастет, если порт будет также пропускать сырую нефть [13].

В ноябре 2000 г. «ЛУКойл» открыл нефтяной терминал в Калининграде. В 2001 г. компания построила еще один терминал в Калининграде с объявленной пропускной способностью 2,5 млн. т. Эти терминалы, по оценкам, способны перегружать до 3-5 млн. т нефти ежегодно.

На севере России есть четыре нефтяных порта – Варандей, Архангельск, Витино и Мурманск. Варандейский терминал с начальной пропускной способностью 1,5 млн. т был построен «ЛУКойлом» и вступил в строй в августе 2000 г. Компания надеется повысить ее до 10 млн. т. Она будет загружать здесь собственные танкеры водоизмещением 16-20 тыс. т и отправлять их в Мурманск, где сырая нефть будет перегружаться на тяжелые суда, которые станут использоваться для экспорта нефти в Европу и США [19].

«Роснефть» планирует инвестировать приблизительно 15 млн. долл. в модернизацию терминала в Архангельске с целью удвоения его пропускной способности (с 2,5 млн. до 4,5 млн. т в год). Но зимой этот терминал часто испытывает проблемы, так как не хватает ледоколов, чтобы освобождать арктический порт ото льда.

Порт Витино расположен на юго-западном побережье Кандалакшинского залива на Белом море. Пропускная способность порта – 4 млн. т. Сырая нефть поступает в Витино по железной дороге, откуда отправляется небольшими танкерами водоизмещением до 70 тыс. т в Мурманск, где перегружается на крупные танкеры и затем экспортируется в Европу или США. Объем перевалки светлых нефтепродуктов через порт «Витино» составит в 2010 году около 4,585 млн. тонн, что на 5,2% выше уровня 2009 года.

Мурманский порт будет иметь несколько преимуществ. Первое – огромная потенциальная пропускная способность в 60-120 млн. т. Второе – круглогодично свободное ото льда море в отличие от портов, расположенных на востоке Балтийского моря. Третье – защищенная гавань и уникальные глубины Кольского залива позволят загружать танкеры водоизмещением 300 тыс. т. Четвертое – самый экономный транспортный маршрут. Транспортировка тонны нефти этим маршрутом из Сибири в США будет стоить 24 долл., тогда как через нефтепровод «Дружба-Adria» – 29,5 долл., через каспийский трубопровод – 29,9 долл. Реализация проекта началась в 2004 г. и закончится в 2007 г. [30].

Россия продолжит сокращать зависимость от транзита нефти через страны Балтии: «Транснефть» стремится «отобрать» у балтийских операторов плату за транзит и портовые платежи. Нефтяной транзит через страны Балтии или любые другие государства будет действовать только как дополнительный маршрут для случаев, с которыми российские терминалы не смогут справиться самостоятельно. Роль балтийских портов в российской нефтяной экспортной логистике уменьшится, если будет построен Мурманский порт [17].

Http://geolike. ru/page/gl_4093.htm

Имея значительные сырьевые ресурсы, Россия не является лидером в нефтехимической отрасли. Чтобы вырваться из числа аутсайдеров, требуется реализовать ряд глобальных проектов по строительству трубопроводов для транспортировки продуктов переработки попутного и природного газа стоимостью в миллиарды долларов. До конца этого года правительству предстоит решить, какие суммы оно готово инвестировать в отрасль.

Осенью Белый дом должен определиться с тем, какую роль в российской экономике в ближайшие годы будет играть нефтехимическая отрасль. Президент Дмитрий Медведев распорядился до 2012 года перейти почти к полной переработке попутного нефтяного газа, получаемого при добыче нефтяной жидкости. Сейчас газ, содержащийся в добываемой нефти, не всегда идёт на переработку, порядка 20 млрд куб. метров в год просто сжигается. По этому показателю Россия находится на непочётном первом месте в мире, опережая даже такие страны, как Нигерия. Хотя из него можно производить массу полезных вещей, к примеру энергосберегающие стеклопакеты, шины или детали для автомобилей. Побочные продукты от нефти и газа, как известно, используют для производства полипропилена, полиэтилена, каучуков и других нефтехимических продуктов.

Россия является мировым лидером по добыче и экспорту нефти и газа. Однако по уровню нефтехимического производства она плетётся в конце списка стран, богатых углеводородным сырьём. Хотя нефтехимия является одной из базовых отраслей современной экономики. Для примера, Россия № 1 в мире по добыче газа, однако по производству карбамида она находится на пятом месте. Первенство в этой области прочно закрепил за собой Китай, хотя эта страна не входит даже в пятёрку стран — лидеров по добыче газа. Наша страна занимает второе место по добыче нефти. А по производству пластика из побочных продуктов нефтяной жидкости — лишь 13-я.

Лидером российской нефтехимической отрасли является компания «СИБУР». Она перерабатывает более половины попутного нефтяного газа и производит 23% пропилена, 23% полипропилена, 17% полиэтилена, от 30 до 49% различных каучуков, 34% шин, 16% азотных удобрений.

Одна из главных проблем российской нефтехимии, добыча углеродного сырья, в нашей стране происходит в удалённых труднодоступных районах. Там невозможно создать крупные нефтехимические мощности. Это в разы повышает капитальные и операционные затраты на транспортировку сырья к перерабатывающим заводам и продукции для конечных потребителей. Ещё одна сложность — невысокий уровень развития инфраструктуры для капитального строительства, обусловливающий высокую стоимость создания новых нефтехимических мощностей. Отсутствие транспортных систем затрудняет экспорт продуктов переработки попутного газа и других побочных продуктов, образующихся в процессе добычи нефти и газа.

По словам президента СИБУРа Дмитрия Конова, стоимость перевозки сырья в России в два раза дороже, чем, к примеру, в США. Ранее существовавшее преимущество по невысокой стоимости электроэнергии также потеряно. «Сырьё есть, но находится оно далеко от нефтехимических производств и рынков сбыта, это обстоятельство не создаёт конкурентных условий», — рассуждает Конов.

Между тем наша страна могла бы стать не только экспортёром нефти и газа, но и химических продуктов. Правда, для начала придётся создать инфраструктурную базу. Более того, неминуемое увеличение газопереработки в связи с повышением в общей структуре газодобычи так называемого жирного газа приведёт к необходимости создания экспортоориентированных нефтехимических производств.

— Ни о каком повышении благосостояния и улучшении качества жизни при сохранении сырьевой ориентации экономики речи идти не может. Для решения всех наших проблем нефти нам просто не хватит.

На прошлой неделе в Минэнерго обсуждались проекты, представленные компаниями — лидерами отрасли. К примеру, СИБУР в партнёрстве с «Газпромом» и нефтяными компаниями представил несколько глобальных проектов. В частности, проект «Хорда» направлен на транспортировку продуктов переработки природного и попутного нефтяного газов из Западной Сибири на берег Балтики. Чтобы пустить продукцию на экспорт в Западную Европу, целесообразно протянуть новый продуктопровод до Балтийского моря протяжённостью около 3300 км. Проект «Трансвалгаз» транспортировки газа валанжинских горизонтов для строительства нефтегазохимических комплексов также на Балтике. И проект «Якутия — Хабаровск — Владивосток» транспортировки газа Чаяндинского месторождения протяжённостью 3500 км. Его оценочная стоимость может достигать 5 млрд долларов.

Компания «СИБУР», как и любая другая нефтегазохимическая корпорация, не может взять на себя строительство продуктопровода, в этом случае у них не хватит ресурсов для строительства самих заводов по переработке побочных продуктов нефте – и газодобычи. «Ни одна компания не сможет реализовать ни один из таких проектов сама. Это можно сделать только с помощью государства», — уверяет Конов. Впрочем, оно пока своего весомого слова не сказало. У правительства есть запас времени — на последнем заседании в Нижнекамске, которое состоялось в конце 2009 года, премьер-министр поручил профильным ведомствам до конца этого года определить перечень стратегических проектов, которые могут изменить статус российской нефтехимической промышленности на мировом рынке. «Нам остаётся дождаться решения правительства», — заключил Конов.

Http://www. chaskor. ru/article/nuzhna_li_rossii_neftehimicheskaya_otrasl_17896

Нефтяная промышленность России является одной из самых приоритетных отраслей деятельности, а объясняется это тем, что в стране имеется большое количество месторождений нефти, которые эффективно разрабатываются современными и крупными компаниями. Получаемая продукция от деятельности направляется на экспорт, а также постоянно и эффективно применяется для внутреннего развития и потребления. При этом важно отметить, что нефтяная и газовая промышленность России являются схожими и очень близкими отраслями, а обусловлено это тем, что в обеих сферах деятельности необходимо заниматься разработкой месторождений, добычей нефти и газа, а также реализацией, как самих этих продуктов, так и побочных продуктов производства.

В нефтяной сфере деятельности страны занято огромное количество совершенно разных компаний, которые в большинстве своем являются крупными и стабильными, а при этом в этой сфере занято огромное количество людей и техники. Заключается нефтяная промышленность России в добыче нефти, для чего разрабатываются месторождения. Следует отметить, что данная разработка считается довольно сложной задачей, для которой необходимо пользоваться большим количеством современного и уникального оборудования, поэтому затраты на такую работу всегда являются очень высокими. Дополнительно данная промышленность занимается переработкой нефти и ее транспортировкой с помощью специальных трубопроводов или другого вида транспорта. Используется не только нефть, но и другие нефтепродукты, которые образуются в процессе переработки нефти. Дополнительно компании занимаются складированием и хранением данных продуктов, а при этом в их обязанности входит их сбыт, который сочетает в себе экспорт и продажу товаров отечественным компаниям, которые пользуются нефтью и нефтепродуктами в качестве сырья для производства других товаров.

Развитие отрасли происходит постоянно, поскольку в России имеется довольно много нефти, которая нуждается в добыче и переработке. При этом сама нефть и другие нефтепродукты являются востребованными и нужными товарами, причем как в России, так и в других странах, что объясняет очень хороший экспорт товаров. Важно отметить, что наравне с ростом нефтяной промышленности происходит развитие и других областей, к которым относится бурение, производство различного сложного оборудования, передразненного для быстрой и безопасной добычи нефти. Дополнительно развивается и геофизика, в результате чего имеются высокие и хорошие перспективы развития всех этих областей в целом.

История нефтяной промышленности начинается довольно давно, поскольку впервые нефть была получена в 1864 году, а при этом получен данный продукт был на Кубани Новосильцевым, который занимался бурением различных скважин, в результате чего получил нефть в чистом виде. Начиная с этого момента, начинается постоянное и беспрестанное развитие нефтяной промышленности, которая в настоящее время является одной из самых перспективных, важных, приоритетных и выгодных сфер деятельности. Именно Россия считается одним из лидеров среди всех остальных стран по добыче нефти и нефтепродуктов, поскольку на экспорт идет огромное количество данных товаров, пользующихся популярностью в других странах, где полностью отсутствуют месторождения нефти.

В отрасли функционирует очень много различных компаний, которые обычно занимаются полным циклом работы, связанной с нефтью. Это заключается в то, что такие организации являются в большинстве очень крупными, поэтому у них есть оборудование и возможности не только самостоятельно заниматься добычей нефти, для чего они разрабатывают месторождения, но и дополнительно они занимаются другими работами, к которыми относится переработка нефти, получение нефтепродуктов, отправка товаров в различные города и страны, а также их реализация конечным потребителям. Таким образом, такие компании занимаются полным циклом по добыче нефти, поэтому получают огромные прибыли от деятельности.

Также государство постоянно занимается поддержкой данных компаний, поскольку нефтяная промышленность приносит стране очень много денежных средств за счет хорошего экспорта. Продукты, которые получаются в результате использования нефти, знакомы каждому человеку, а сюда относится наиболее популярный бензин и дизель, а также битум, деготь, керосин и другие товары, которые незаменимы и обязательны в жизни каждого человека.

Проблемы в отрасли наблюдаются в последнее время, когда имеется нестабильная и сложная обстановка в Украине, в результате чего многие европейские страны настроены против России, поэтому стараются с помощью санкций подорвать ее экономику. Однако нефтяная промышленность страны производит огромное количество важных и значимых товаров, поэтому экспорт все равно остается на прежнем уровне за счет высокой значимости продукции.

Http://promrtech. ru/neftyanaya_promyishlennost_rossii. html

Самое позорное явление в стране – это, во-первых, дорогое топливо при низком его качестве, во-вторых, перебои со снабжением бензином автомобилей. Нефтеперерабатывающие заводы, построенные когда-то в Советском Союзе и почти бесплатно переданные новым хозяевам – олигархам (чьи имена красуются в списке Forbes из года в год), давно устарели. Они не обеспечивают потребности в качественном автомобильном бензине, маслах, других нужных фракциях. Давным-давно правительство должно было обязать богатые нефтяные компании обновить эти производства и построить несколько десятков новых нефтеперерабатывающих комплексов (у нас их всего 25 единиц, в Японии более 40, в Китае – более 350, и они стремительно вводят в строй новые; см. табл. ниже).

Сравнение нефтеперегонных заводов по индексу технического совершенства

Данные таблицы не нуждаются в комментариях – в стране предельно низкий технологический уровень всех действующих нефтеперегонных заводов; если в США, Японии индекс Нельсона – 9,57, в ЕС – 7,18, российская отрасль – на уровне от 1 до 7,4 (Уфимский завод, но это единственный случай); в целом он в 3,6 раза меньше, в сравнении со средним индексом в мировой отрасли нефтепереработки.

Главная причина состоит далеко не в налоговой политике государства (которая имеет здесь крупные изъяны), а в жадности нефтяных компаний – им выгодно «гнать» сырую нефть на мировой рынок; да и некачественная продукция с давно устаревших НПЗ также находит сбыт за границей – там ее «очищают» и получают высококачественные химические продукты. Нефтяники, опираясь на мощное политическое лобби, всеми силами противодействуют принятию такого законодательства и иных нормативных актов, которые формировали бы в отрасли политику в интересах создания в стране высокотехнологичных мощностей по переработке нефти. Некоторые эксперты «Стратегии-2020» уже высказываются в том смысле, что России вообще не следует их создавать – слишком они затратны. К концу апреля Минфин должен был сформировать новую модель налогообложения для российской нефтянки, которая кардинально изменит положение нефтепереработки. Правительство вроде бы пытается создать какие-то стимулы для модернизации устаревших нефтеперегонных заводов (НПЗ), которые давно уже работают во вред экономике, поскольку производимая ими продукция стоит дешевле исходного сырья. Но результатов все нет. Возможно, в силу того, что нет определенного четкого подхода даже в министерствах: в прессе появились сообщения о том, что Минфину и Минэнерго никак не удается согласовать вопросы налоговой реформы в нефтяной отрасли. Между тем в начале февраля премьер Владимир Путин предложил определиться с нефтяными налогами, не дожидаясь лета, чтобы ориентировать нефтяников на инвестиции. Дискуссия перешла в группы по разработке «Стратегии-2020», где склонны отстаивать интересы олигархата. Существующая система экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты делает более выгодным экспорт темных нефтепродуктов и, следовательно, сохранение низкого уровня переработки нефти на российских НПЗ. В результате дискуссий в конце прошлого года было принято решение поднять в ближайшие годы ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и, соответственно, на добычу нефти, но зато снизить ставку экспортной пошлины на бензин и приподнять на темные нефтепродукты, выровняв их, и сбалансировать прочие интересы с помощью экспортной пошлины на нефть. Если и удалось что-либо достигнуть, то это никак не повлияло на переработку. И, видимо, не это волновало власть.

Между тем спор о налогах, похоже, только разгорается. В частности, специалисты Экономической экспертной группы (ЭЭГ) в конце марта выступили буквально с сенсационным заявлением о том, что переработка нефти в России экономически бессмысленна и приносит стране колоссальные убытки. Тонна сырой нефти стоит сегодня гораздо больше, чем все продукты перегонки, которые получают из нее российские химики и нефтяники. По их логике, нефтепереработку в России нужно немедленно прекратить, предприятия – обанкротить, а потребителей перевести исключительно на импортное топливо, – вот их выводы, которые ложатся на благодатную почву в некоторых правительственных кругах. А правительственная политика налоговых льгот для нефтяников глубоко ошибочна, поскольку не стимулирует нефтяные компании к модернизации, а только субсидирует сохранение отсталых производств за счет бюджета и других налогоплательщиков. С другой стороны, Ассоциация нефтепереработчиков и нефтехимиков (АНН) не согласна с озвученными радикальными предложениями. «Как известно, доход, получаемый от единицы энергоресурсов нефти при использовании ее на предприятиях нашей страны и исчисленный в объеме внутреннего валового продукта, более чем в 10 раз превышает доход от продажи этой единицы энергоресурсов другим странам по международным ценам (кумулятивный эффект) и при этом обеспечивает создание дополнительных рабочих мест, что для нашей страны в последние годы стало весьма актуально», – указывает глава АНН Виктор Рябов. (НГ, 2011, 30 марта.)

Проблема в том, что существующие в стране НПЗ производят избыточные низкокачественные продукты, которые используются для производства низкокачественного мазута, из которого в Европе делают бензин и другие виды топлива. Поэтому и выходит, что гораздо логичнее гнать на экспорт сырую нефть. Соответственно, и видится выход из этой ситуации – сокращать количество отечественных НПЗ, оставив несколько тех из них, кто производит высококачественные сорта топлива с высокой степенью добавленной стоимости. Но в стране – всего 2–3 завода, которые могут обеспечить менее 10% потребностей. Другие специалисты и аналитики ставят вопрос следующим образом: «Для того чтобы определиться с налоговой системой, надо ответить на главный вопрос – чего мы хотим от нефтегазового комплекса? Использовать его как базу для модернизационного и технологического рывка или для решения задач бюджетного дефицита?» Вопрос-то, однако, простой: «Нужен стране, обществу высококачественный бензин или не нужен?» Этот вопрос запутывается нагромождениями других тем. Это – одна из иллюстрации беспомощности власти. Разве нельзя было потребовать от нефтяников-миллиардеров построить современные НПЗ? Дискуссий здесь, на мой взгляд, не должно было быть принципиально. «Не хотите строить – национализируем нефтедобычу и нефтепереработку!»

Http://history. wikireading. ru/120536

Нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) «Енисей» в Коми остановил работу из-за нерентабельности производства мазута, сообщает «Комиинформ» со ссылкой на министра промышленности региона Александра Гибежа.

«Мы пожинаем плоды так называемого налогового маневра. В связи с ситуацией на рынке нефтепродуктов в мировом контексте, выпуск и экспорт мазута становится экономически нерентабельным. В этом году компания платит акцизный сбор 75%, в 2016 году будет платить 100%. Возможности поставок внутри страны также ограничены. Ситуация доходит до абсурда, когда мазут стал стоить чуть ли не дешевле сырой нефти», – сказал министр.

По словам Гибежа, «Енисей» не работает второй месяц. По сравнению с прошлым годом объемы переработки нефти на заводе упали на 50%, добавил министр. В целом в регионе с января по сентябрь объем нефтепереработки сократился на 22,9 по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Глава Минфина РФ Антон Силуанов 13 октября заявил, что государству следует уделять больше внимания отрасли переработки сырья, а не нефтедобывающим компаниям, которые «и в условиях кризиса чувствуют себя неплохо».

В России с 1 января 2015 года действует налоговый маневр, предусматривающий рост НДПИ для нефтяников и снижение экспортной пошлины на нефть до 36% в 2016 году. В сентябре правительство отказалось от повышения НДПИ, а в октябре кабмин решил сохранить в следующем году пошлину на уровне 2015 года, то есть, 42%.

О создании НПЗ «Енисей» в 2006 году объявило одноименное дочернее ООО московского нефтетрейдера «Моснефть». Завод открылся в 2011 году. Он считается самым северным НПЗ в мире.

Http://republic. ru/posts/58155

Россия заметно отстает в развитии технологий нефтепереработки и нефтехимии, в первую очередь из-за слабого внедрения инноваций в нефтяной отрасли, однако в стране есть необходимые научные разработки и для более эффективной переработки нефти, и для внедрения альтернативных источников энергии.

Декларируемое в последние годы построение инновационного государства произвело определенный эффект. Уже сейчас можно сказать, что в промышленности произошел поворот к поиску отечественных инноваций, утратили приоритет покупки инноваций за рубежом.

В сентябре 2011 года на заседании правительства была одобрена стратегия «Инновационная Россия — 2020», разработанная на основе положений концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года в соответствии с Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике». Среди основных целей стратегии выделены проблемы увеличения удельного веса экспорта российской высокотехнологичной продукции на мировой рынок до 2% в 2020 году с 0,35% в 2008 году [1]. Стратегия задает долгосрочные ориентиры развития субъектам инновационной деятельности, а также ориентиры финансирования сектора фундаментальной и прикладной науки и поддержки коммерциализации разработок. Согласно проекту стратегии, реализо-вывать её предполагается в два этапа. На первом этапе (2011—2013 годы) должна быть решена задача повышения восприимчивости бизнеса и экономики к инновациям в целом. На втором этапе (2014—2020 годы) предполагается проведение масштабного перевооружения и модернизации промышленности, формирование работоспособной национальной инновационной системы. Результатом реализации стратегии должно стать создание эффективных материальных и моральных стимулов для притока наиболее квалифицированных специалистов, активных предпринимателей, творческой молодежи в сектора экономики, определяющие ее инновационное развитие, а также в обеспечивающие это развитие образование и науку. Кроме того, ставится задача адаптации всех ступеней системы образования для целей формирования у населения необходимых для инновационного общества и инновационной экономики знаний, компетенций, навыков и моделей поведения, повышение инновационной активности бизнеса. На этой основе будут обеспечены технологическая модернизация ключевых секторов, определяющих роль и место России в мировой экономике, и повышение производительности труда во всех секторах [2]. В конце октября 2011 года президент России Д. А. Медведев заявил, что затраты российских предприятий на разработку инновационных технологий выросли со 190 млрд. рублей в 2006 году до 350 млрд рублей в 2010 году [3].

В целом по уровню интенсивности инвестиций в технологические инновации Россия отстает от ведущих европейских стран (для сравнения: в Швеции он достигает 5,5%, в Германии — 4,7%), опережая лишь Болгарию, Исландию, Литву, Грецию и Турцию (0,4-1,3%) [4].

Многолетними лидерами по масштабам инвестиций в технологические инновации являются добывающие отрасли, а также среднетехнологичные сектора: металлургия, химия, нефтепереработка, автомобильное производство и др. Их суммарный вклад превышает три четверти общих затрат такого рода [4].

Россия представлена тремя участниками в рейтинге крупнейших по абсолютным затратам на НИОКР компаний мира, который ежегодно составляется Объединенным исследовательским центром ЕС. Это ОАО «Газпром» (83-е место), АвтоВАЗ (620-е) и «ЛУКойл» (632-е) [5].

Исследование «Инновационная активность крупного бизнеса в России», проведенное PWC среди заметных российских компаний, показало, что инновационными технологиями обладают 88% компаний с годовым оборотом свыше $1 млрд и 50% компаний с оборотом свыше $100 млн. Результаты опроса PWC подтверждают, что инновационная активность напрямую связана с конкурентной ситуацией на рынке. Инновационными технологиями обладают 58% российских компаний, работающих только на внутреннем рынке, и 85% компаний, действующих и на зарубежных рынках [6].

Особую ставку в планах развития инновационной деятельности российское государство делает на крупные госкомпании. Во-первых, госкомпании продолжают занимать командные высоты в целом ряде базовых отраслей: судостроении, авиастроении, энергетике, нефте – и газодобыче и т. д. Поэтому запуск инновационных процессов в них даст импульс к цепной реакции инновационных преобразований в данных отраслях и экономике в целом

В начале 2010 года Правительством Российской Федерации было поручено крупным госкомпаниям разработать программы инновационного развития и предусмотреть значительное расширение расходов на НИОКР. В 2011 году программы инновационного развития приняли все 46 компаний с госучастием, к которым правительство обратилось с таким поручением. «Газпром» планирует выделить на реализацию своей программы 2,7 трлн. рублей, «Ростехнологии» намерены потратить на инновационное развитие до 2020 года 1 трлн. рублей и создать венчурный фонд объемом до $1 млрд. В 2011—2015 годах инвестиции НК «Роснефть» в инновационную деятельность должны достигнуть 52 млрд. рублей [1].

Курс России на модернизацию промышленности требует от нефтепереработчиков и нефтехимиков России активных действий для удовлетворения потребностей внутреннего рынка и экспорта высококачественных, обладающих добавочной стоимостью нефтепродуктов, вместо экспорта сырой нефти. Основное направление развития современной экономики России — это высокоэффективная переработка собственных ресурсов.

К числу наиболее важных задач модернизации нефтепереработки и нефтехимии России относятся: переход от торговли сырой нефтью к торговле нефтепродуктами и продуктами нефтехимии; ввод в действие техрегламента на новые стандарты нефтепродуктов; выравнивание пошлин на светлые и темные нефтепродукты; коренная модернизация действующих предприятий с увеличением глубины и комплексности переработки сырья; строительство новых экспортно-ориентированных нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов; строительство системы для транспортировки углеводородного сырья и продуктов переработки; развитие отечественных технологий переработки газового и нефтяного сырья.

В связи с вводом в действие нового техрегламента на нефтепродукты, нефтяным компаниям необходимо осуществить реконструкцию действующих и строительство новых улучшающих качество топлив установок, включая установки гидроочистки топлив, изомеризации, алкилирования, каталитического риформинга.

Другим важным аспектом модернизации является углубление переработки нефти. Актуальность этой проблемы возрастает в связи с резким сокращением рыночной ниши в Европе для российских производителей мазута. Для достижения к 2020 г. глубины переработки

85% необходимо строительство новых установок по переработке нефтяных остатков, в т. ч. установок гидрокрекинга и замедленного коксования.

Несмотря на присутствие на российском рынке значительного объема иностранных технологий, можно выделить целый ряд новых передовых отечественных разработок в области переработки нефтяного сырья. Предлагаемые технологии имеют различные стадии готовности: от начальных стадий лабораторных исследований до промышленно внедренных технологий. Реализация инновационных технологий связана с проблемами подготовки высококвалифицированных кадров, отсутствием структуры инжиниринга и инвестиционных компаний, которые должны способствовать реализации разработок и доведению их до промышленного выхода.

Самой серьезной проблемой на пути инноваций является разрозненность участников. Основная масса ученых, разработчиков, творческих коллективов находится на грани выживания и даже не столько от отсутствия инвестиций, сколько от отсутствия заинтересованности российского производства и отечественных нефтяных компаний во внедрении их разработок. Гораздо проще взять импортную технологию, даже если есть аналогичная российская. Импортные разработки объединены компаниями-лицензиарами в единую базовую технологию, оформлены технологическим пакетом, не бюрократизированы.

На консолидацию различных сил направлен новый механизм взаимодействия различно ориентированных структур, который получил название «технологические платформы». Аналогичный механизм уже функционирует в ряде Европейских государств. Такая схема взаимодействия, как технологические платформы, позволит решить целый ряд проблем, существующих сегодня в России, как при разработке новых технологий и доведения их до промышленной реализации, так и при попытке привязать некоторые зарубежные технологии к российскому производству, преодолеть нежелание бизнеса финансировать научные исследования, уменьшить дублирование НИОКР и проектов в нефтяных компаниях, особенно финансируемых за счет государственных средств.

Рассмотрим состояние основных процессов переработки нефти с точки зрения возможности внедрения инновационных разработок. Самый основной процесс — атмосферно-вакуумная перегонка — никем в целом не лицензирован, есть патенты на разработки отдельных узлов, оборудования, разделительных устройств, в связи с чем можно перечислить большое количество компаний и институтов, которые проектируют и предлагают процесс атмосферно-вакуумной перегонки. Интересной разработкой ОАО «ВНИПИнефть» является технология перегонки под вакуумом, позволяющая отбирать вакуумный газойль с очень высокими концами кипениями и минимальным содержанием металлов в вакуумном газойле, что имеет существенное значение для дальнейшего использования продуктов процесса в качестве сырья каталитического и гидрокрекинга.

Все процессы нефтепереработки условно можно разделить на те, которые улучшают качество получаемых фракций и процессы, углубляющие переработку. Из 27 российских НПЗ уже на 18 заводах есть углубляющие процессы. 10 лет назад таких заводов было 11, к 2008 г. стало 16, а к 2011 г. — 18. Перейти рубеж в 75% по глубине переработки нефтяного сырья возможно только при наличии на всех НПЗ вторичных процессов. Основными процессами, углубляющими переработку нефти, являются деструктивные процессы, такие как коксование и все виды крекингов. Каталитический крекинг имеется на 13 заводах, из них только на 8 — современные процессы. На 5 заводах — настоящий гидрокрекинг, на 5 предприятиях — процесс коксования и на 9-процесс висбрекинга.

ОАО ВНИПИнефть совместно с ОАО «ВНИИНП» и ИНХС имени А. В.Топчиева РАН предложили оригинальный способ очистки сжиженных газов и бензина каталитического крекинга от сернистых соединений без потери октанового числа. По предлагаемой технологии (рис. 1), бензин каталитического крекинга разделяется на легкую (н. к. — 70°С) и тяжелую фракции 70-205°С. Далее тяжелая фракция поступает на гидроочистку с применением российских катализаторов ГО-70 (основной слой) и ТНК-2003 (защитный слой), что обеспечивает глубокое обессеривание при минимальном снижении октанового числа (не более 1,5 пункта). При этом срок службы катализатора составляет 8 лет, а межрегенерационный цикл работы составляет 2 года. В компоненте, полученном после смешения легкой и тяжелой фракции бензина, содержание остаточной серы составляет 30-50 ррм, что позволяет вовлекать его в состав товарных бензинов Евро-4,5. В реакторе предложена специальная схема размещения пакета высокоактивных катализаторов. Легкая фракция бензина каталитического крекинга вместе с фракциями сжиженного газа каталитического крекинга С3-С4 очищается от сероводорода посредством аминовой очистки и демеркаптанизации по технологии ДМД-2 («ВНИИУС»), основанной на процессе экстракции.

Интересную инновационную разработку конструкции струйного реактора процесса алкили-рования, превышающего по своим характеристикам зарубежные аналоги, предлагает группа РАН. Его преимуществом является компактность, повышенная безопасность, отсутствие внутреннего трубного пучка и мешалок, простота обслуживания и ремонта, использование гидроциклона. Данная конструкция реализована на ОАО «Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез».

В настоящее время в России разработаны конкурентоспособные технологии и катализаторы, в том числе наноструктурные каталитические системы для важнейших крупнотоннажных процессов переработки нефти, таких как каталитическая изомеризация, каталитический крекинг, гидро-генизационные технологии.

Однако даже в реализованных отечественных промышленных технологиях и процессах часто используют зарубежные каталитические системы. Это связано, с одной стороны, с проблемами внедрения отечественных разработанных катализаторов для нефтепереработки и нефтехимии, с другой — с невозможностью их производства в промышленном масштабе в связи с незначительным количеством катализаторных производств и устаревшим оборудованием.

Тем не менее, очень хорошо зарекомендовали себя отечественные катализаторы изомеризации СИ-2, разработка ОАО НПП «Нефтехим». В настоящее время катализатор используется для технологии «Изомалк-2» и успешно внедрен на 12 НПЗ.

Одним из немногих проектов, который соединил в себе исключительно российские инновации, стал проект по разработке технологии каталитического крекинга вакуумного газойля, реализованный на ОАО «ТАИФ-НК». Данная технология позволяет получать компонент бензина, выход которого составляет — 56%, ОЧИ – 94,2, расход свежего катализатора менее 0,5 кг/т сырья. Работа удостоена «Премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники» за 2009 г.

В настоящее время большое внимание во всем мире уделяется процессам переработки тяжелого нефтяного сырья и остаточных фракций. Оригинальная технология предложена ИНХС имени А. В.Топчиева РАН — процесс гидроконверсии тяжелых углеводородов на суспендированных на-норазмерных катализаторах. К отличительным характеристикам технологии следует отнести высокую гибкость процесса по выходу продуктов, среднее рабочее давление — 7—8 МПа и высокую глубину переработки гудрона — 90—92%.

Это конкурентоспособный процесс с большими перспективами, так как доля высоковязкого тяжелого сырья в переработке постоянно увеличивается, а необходимость повышения глубины переработки нефти постоянно усиливается. Аналогичные технологии предложены сегодня крупнейшими нефтяными компаниями: UOP – процесс «Uniflex», KBR, Axens и итальянской нефтяной и газовой компании Eni.

Среди отечественных технологий, углубляющих переработку нефти, следует отметить также технологию замедленного коксования ГУП «Институт нефтехимпереработки РБ». Основным достоинством данной технологии является минимизация затрат энергоносителей (на 25—30% в сравнении с действующими установками), увеличение межремонтного пробега до 2-х лет, сокращение выбросов. Технология успешно внедрена на 4-х НПЗ.

Группа компаний АТЭК предложила интересную технологию низкотемпературного коксования (LTC) с получением нефтяного пека. Нефтяной пек обладает широким температурным интервалом пластичности, обеспечивает идеальные условия спекания, формирования структуры и технологических параметров металлургического кокса, не требует прокалки и эффективен при производстве различного доменного кокса, крупного литейного кокса и специального кокса для цветной металлургии.

Переработка попутного газа в настоящее время является одной из важнейших проблем, сопутствующих добыче углеводородов. Одной из инновационных технологий является технология переработки попутного нефтяного газа в концентрат ароматических углеводородов с использованием каталитических наноматериалов, предложенная группой разработчиков (рис. 2): ОАО «ВНИПИнефть», Ассоциация делового сотрудничества в области передовых комплексных технологий «АСПЕКТ», Институт катализа СО РАН им. Г. К.Борескова, ОАО «НИПИГазопереработка», ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг», ОАО «Новосибирский завод химконцентратов», ЗАО «Самарский завод катализаторов», Институт проблем химической физики РАН. Работа выполнялась в рамках Государственного контракта «Разработка базовой ресурсо – и энергосберегающей технологии и конструкции реакторов с нанопористыми каталитическими мембранами для переработки легкого углеводородного сырья». Предложенная технология позволяет получить до 70% концентрата ароматических углеводородов.

Инновации в нефтепереработке и нефтехимии — это залог существования и выживания отрасли в ближайшие 10—15 лет. Для успешной реализации инновационной политики и реализации программы стратегического развития отрасли до 2020 г. необходимо в кратчайшие сроки осуществить крупные проекты модернизации предприятий с внедрением инновационных технологий переработки углеводородных ресурсов. Одним из направлений реализации и внедрения инновационных технологий может являться вариант закупки базовых технологических пакетов и разработки базовых проектов российскими научно-исследовательскими и проектными организациями.

Важной задачей также является повышение доли отечественного оборудования в проектах модернизации российской нефтепереработки. В настоящее время при строительстве новых и модернизации действующих производств большая часть оборудования поставляется из-за рубежа. Вместе с тем продукция российских машиностроительных заводов на 85-90% соответствует мировому уровню (за исключением уникальных компрессоров и систем автоматизации). Использование отечественных инжиниринговых компаний в качестве генеральных подрядчиков (ЕР-контракторов) позволит увеличить вклад российских производителей оборудования в модернизацию отрасли и снизить затраты на инвестиции.

4. Российский инновационный индекс // Под ред. Л. М. Гохберга. — М. : Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2011

Http://energoneftegazhim. ru/node/378

Добавить комментарий