Казахстанский нефтеперерабатывающий завод

В целом на сегодня на Атырауском НПЗ ведется планомерная работа по снижению выбросов, есть конкретные результаты. Работы будут продолжены и все последующие годы. Атырауский НПЗ имеет экономию по защищенным лимитам выбросов. Платежи за загрязнение окружающей среды в текущем году составили около 20 млн тенге против 109 млн тенге в 2008 году. В прошлом году Казахстан импортировал около 12 процентов высокооктанового бензина. В этом году эта цифра удвоилась. Нельзя забывать и об экологических требованиях, предъявляемых к автомобильному топливу.

Как известно, в скором времени наша республика должна внедрить бензиновый стандарт “Евро-4”. Следовательно, уже сегодня должна проводиться планомерная работа по очистке бензина, дабы не завозить его извне. Именно этим занялись инвесторы на крупнейшем казахстанском нефтеперерабатывающем заводе в Атырауской области. АНПЗ работает согласно требованиям технологического регламента и на сегодняшний день является единственным в Казахстане способным выпускать моторные топлива, отвечающие стандарту “Евро-2”. Это стало возможным благодаря недавней реконструкции завода. В свое время было много противников реконструкции, проведенной во взаимодействии с японскими компаниями.

Реализованный в 2006 году первый этап этой работы позволил заменить морально и физически изношенное оборудование, провести коренную модернизацию производственных мощностей с их выведением на современный уровень и производить нефтепродукты с низким содержанием серы. Также это позволило улучшить качество моторного топлива за счет расширения ассортимента нефтепродуктов. Компания стала выпускать автомобильные бензины марок “Регуляр-92”, “Премиум-95”, “Супер-98” соответствующих требованиям “Евро-2” и имеющим запас качества по основным показателям для продукции “Евро”.

Кроме того, стало возможным производить также дизельное топливо в соответствии с требованиями “Евро-2,3,4” (зимнее и летнее экологически чистое топливо), низкозастывающее дизельное топливо с температурой застывания минус 35 без применения присадок.

В 2009–2010 годах на заводе стали выпускать промышленными партиями автомобильный бензин марок “Премиум-95” и “Супер-98”. Дизельное топливо соответствует уровню “Евро-3” и “Евро-4”, автомобильный бензин отвечает по своим характеристикам уровню “Евро-2” и имеет улучшенные экологические показатели. В этих нефтепродуктах содержание серы составляет менее 0,1 процента. А это, как могут подтвердить специалисты, очень хороший показатель, – рассказывает генеральный директор Атырауского НПЗ Талгат Байтазиев.

Сейчас завод работает над дальнейшим улучшением качества производимой продукции. Заводчане с гордостью констатируют, что доля выработки высокооктанового бензина в общем производстве бензина составляет более 37 процентов. Для предприятия, построенного в 1945 году, это хороший показатель. На заводе успешно действует сертифицированная лаборатория, оснащенная всем необходимым оборудованием для проведения испытаний по качеству топлива уровня “Евро”.

С целью обеспечения объема производства топлива для реактивных двигателей марки ТС-1 до 200 тысяч тонн в год дополнительно к объему выпускаемого прямогонного реактивного топлива марки ТС-1 освоено производство смесевого топлива с вовлечением керосина с комбинированной установки гидроочистки бензина и дизельного топлива. Атыраускому НПЗ несвойственно жить только настоящим. Как любят здесь говорить, завод работает на перспективу. С августа 2008 года на предприятии начата реализация инвестиционного проекта “Реконструкция вакуумного блока установки ЭЛОУ-АВТ-3 и установки замедленного коксования на Атырауском НПЗ”, который завершится в ближайшее время. Этот важный не только для завода, но и всего Казахстана проект направлен на увеличение производства нефтепродуктов с одновременным решением экологических вопросов.

После реконструкции установки замедленного коксования глубина переработки нефти на предприятии впервые со дня его существования достигнет 68 процентов.

– До 2015 года на предприятии будут реализованы два крупнейших проекта: строительство комплекса ароматических углеводородов, в основу которого входит установка каталитического риформинга с непрерывной регенерацией катализатора мощностью 1 миллион тонн нефти в год, а также возведение комплекса глубокой переработки нефти путем переработки вакуумного газойля, тяжелого газойля и не менее 40 процента мазута атмосферной перегонки, – говорит Талгат Байтазиев.

Остается добавить, что Атырауский нефтеперерабатывающий завод работает согласно выработанной концепции развития. Все разработанные программы по улучшению деятельности предприятия реализуются строго в обусловленные сроки. На автоматизированные системы управления технологическими процессами (без непосредственного контакта операторов с оборудованием) переведены 8 из 11 технологических установок. Установка первичной переработки нефти ЭЛОУ-АВТ-3 переведена на автоматизированную систему управления. Произошло это в этом году и, что особенно приятно отметить, все работы проведены руками казахстанских специалистов.

Перевод установок замедленного коксования и прокалки нефтяного кокса запланирован на следующий год. Сейчас на заводе завершается капитальный ремонт технологических установок, большинство из которых уже переведены на двухгодичный ремонтный цикл с сокращением затрат на производство (больше средств будет направляться на модернизацию). Одновременно сократится объем повторной переработки и вынужденных технологических потерь. Экономятся энергоресурсы на повторную переработку некондиционных продуктов, достигается значительный эффект по экологии. В планах – запустить попутное производство, которое способствовало бы переработке отходов очистки топлива.

На Атырауском нефтеперерабатывающем заводе начато строительство комплекса по производству ароматических углеводородов, то есть бензола и параксиола. Практическая реализация инвестпроекта “Строительство комплекса по производству ароматических углеводородов” началась 1 октября 2010 года. Сейчас специалисты занимаются проектно-изыскательскими работами. На недавно проведенном совещании с участием АО “НК “КазМунайГаз” было подписано соглашение о переуступке лицензионных прав, заключенное между ТОО “АНПЗ” и компанией Sinopec Engineering, уже вступившее в силу.

Французская компания-лицензиар Axens подтвердила переуступку лицензионных прав от ТОО “АНПЗ” к компании Sinopec Engineering. Стоимость контракта составила 1 млрд 40 млн долларов США. Между Банком развития Казахстана и Атырауским нефтеперерабатывающим заводом было подписано кредитное соглашение. Комплекс по производству ароматических углеводородов – это в дополнение к решению основной задачи еще и экологический проект, эффект от которого очень быстро почувствует весь западный регион. Уже первая фаза реализации проекта позволит сократить выбросы от автотранспорта бензольных соединений на 36 тысяч тонн в год.

Через четыре года АНПЗ будет покрывать 35 процентов потребности страны в “чистом” высокооктановом бензине. И тут, как говорят специалисты завода, тоже все логично. Время диктует новые требования: завод должен перестать заниматься устаревшим и примитивным производством и перейти в разряд высокотехнологичных компаний, встав в один ряд с аналогичными предприятиями всего мира.

Параксилол – это ароматический углеводород, относится к ряду производных бензола. Он используется в качестве сырья для выпуска огромного ассортимента нефтехимической продукции. В частности, для получения капронов, параксилолов с последующим получением пластмасс, красителей, сельскохозяйственных ядохимикатов и так далее. Мировые объемы производства параксилола составляют более 26 млн тонн в год. Основная часть специализированных предприятий расположена в странах Азии (Япония, Южная Корея, Сингапур). В сравнительно небольших объемах параксилол также производится в США, Канаде, Западной Европе. То есть в высокоразвитых странах мира, где действуют жесткие стандарты по качеству автомобильного топлива.

Главные производители ароматических углеводородов в мире – крупнейшие компании, в их числе: British Petroleum, Exxon Mobil Chemical, Chevron Philips Chemical, Mitsubishi Chemical, Polimeri Europa, Reliance Industries, Shanghai Petrochemical, Teijin. В элиту производителей ароматических углеводородов попасть не так просто – технологии очень дорогие и не всем доступны.

Планируется строительство установки риформинга бензинов с блоком извлечения бензола и установок по производству ароматических углеводородов и в Атырау. Схема очень гибкая и позволяет получать либо максимально высокооктановый бензин (по стандартам не ниже “Евро-4”), либо получать дополнительно до 136 тысяч тонн бензола и до 496 тысяч тонн параксилолов. Другими словами, те канцерогенные вещества, которые мы сегодня вдыхаем вместе с выхлопными газами автомобилей, будут выделены отдельно в виде сырья нефтехимии. Для производства ароматических углеводородов выбран портфель технологий ParamaX.

Компании Axens и Exxon Mobil Chemical образовали альянс для предоставления технологий производства параксилола на новых комплексах по всему миру. Технология Morphylane компании Uhde также входит в этот портфель. Первоначально для реализации данного проекта, что называется, по старой памяти обратились к японцам. Однако японская сторона слишком высоко оценила риски собственных инвестиций в период кризиса и запросила сильно завышенную цену. Поэтому в качестве альтернативы выступила хорошо известная многим казахстанцам китайская компания “Синопек инжиниринг”.

Кроме ценового преимущества, получился существенный выигрыш в сроках – 39 против 54 месяцев.

Реализация инвестиционного проекта “Строительство комплекса по производству ароматических углеводородов на базе Атырауского НПЗ” необходима для создания в Республике Казахстан первого нефтехимического производства по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью. Внедрение высоких технологий мирового уровня приведет к развитию научно-технического и экономического потенциала Казахстана.

Http://rcc. ru/article/stareyshiy-kazahstanskiy-neftepererabatyvayuschiy-zavod-budet-pervym-iz-obnovlennyh-10118

Затянувшаяся модернизация нефтеперерабатывающих производств приводит к выводу о незаинтересованности ни профильных ведомств, ни самой национальной компании «КазМунайГаз» в скорейшем доведении отечественных НПЗ до современного технологического уровня. В условиях бензинового дефицита можно легко повышать цены и практически без проблем ловить рыбку «сверхдоходов». Ситуацию усугубляет отпуск тенге в свободное плавание и ставший отчетливым тренд снижения объемов нефтедобычи. Это может привести к тому, что обещаемое к 2017 году бензиновое изобилие так и не случится.

О планах по реконструкции и модернизации действующих в стране НПЗ неоднократно заявлялось и правительством Казахстана, и руководством этих заводов, но запустить инновационный механизм и залить страну качественным бензином никак не удается. Очевидно, что крупный бизнес заинтересован лишь в получении прибыли, а не в инвестировании в модернизацию производства.

В стране действует три находящихся под управлением АО «КазМунайГаз – Переработка и маркетинг» завода: Атырауский НПЗ (1945), Павлодарский НХЗ (1978) и Чимкентский PKOP (1985). Низкое технологическое состояние этих НПЗ, неспособных удовлетворить потребности Казахстана в ГСМ ни по количеству, ни по качеству, по-прежнему порождает дефицит нефтепродуктов и высокий объем их импорта.

Установленное на заводах оборудование имеет высокую степень физического и морального износа и если в 1991 году на них перерабатывалось 18 млн тонн сырья, то сегодня немногим более 14 млн тонн. При этом выход моторного топлива, соответствующего лишь классу «Евро-2» (см. «Производство бензина»), почти втрое ниже, чем на их современных зарубежных аналогах, а дефицит топлива, превышающий 30%, восполняется за счет импорта как из России, так и других стран.

Источник: АО «Информационно-аналитический центр нефти и газа» (ИАЦНГ)

С целью полного удовлетворения внутренней потребности в основных видах нефтепродуктов в мае 2009 года правительством был утвержден «Комплексный план развития НПЗ РК на 2009-2015 гг.». Его реализация должна довести суммарную мощность НПЗ до 18,5 млн тонн, увеличить глубину переработки нефти до 90%, удвоить выход светлых нефтепродуктов и не только полностью обеспечить страну ГСМ, соответствующими стандартам Евро-4 и Евро-5, но и экспортировать излишки.

Ожидалось, что экспортные объемы топлива составят по бензину 2,2 млн тонн, дизелю – 1,1 млн тонн, авиакеросину – 0,15 млн тонн. Достичь показателей планировалось увеличением числа технологических установок: на Атырауском НПЗ – с 10 до 20, на Чимкентском РКОР – с 9 до 15, на Павлодарском НХЗ – с 13 до 18.

При этом на Атырауском НПЗ должно быть реализовано два проекта – комплекс производства ароматических углеводородов (КПА) и комплекс глубокой переработки нефти (КГПН). КПА будет работать в нефтехимическом (производиться бензол и параксилол) или топливном варианте (на 20% увеличив производство бензина). Проект КГПН позволил бы увеличить выпуск высокооктанового бензина, авиационного и дизельного топлива.

Предполагалось, что реализация этих проектов, увеличив выход готовой продукции с 50% до 87%, решит проблему дефицита бензина в западных регионах Казахстана. Завершиться первый проект должен был во II-ом квартале 2013 года, второй – в начале текущего года.

Реконструкция НПЗ в Чимкенте также была запланирована в два этапа. Первый этап направлен на выработку моторного топлива по экологическим стандартам Евро-4 и 5. Второй этап – на доведение глубины переработки нефти до 90%, а проектной мощности по переработке нефти до 6 млн тонн в год.

Модернизация Павлодарского НХЗ, ориентированного пока на западносибирскую нефть, предусматривает не только увеличение мощности по переработке сырья до 7 млн тонн в год, но и возможность переработки казахстанской (кумкольской и актюбинской) нефти. Нововведения позволили бы существенно увеличить выработку высокооктанового бензина, авиатоплива и дизтоплива, сократить производство мазута.

Заканчивается 2015 год, но и спустя 6 лет после принятия масштабной программы наблюдаем всю ту же картину: бензиновый дефицит, зависимость от российского рынка ГСМ и увеличение сырьевой направленности экономики. Тем не менее, в июне текущего года менеджер Минэнергетики РК Алишер Аргимбаев, заявил, что с 2016 года вопрос дефицита бензина и дизельного топлива в Казахстане будет решен. Но насколько это бравурное заявление соответствует фактам? Ведь подобные обещания чиновников страна слышит постоянно.

Сегодня амбициозные проекты по строительству новых производственных мощностей ни на одном из заводов не завершены. Все сроки сорваны. На АНПЗ идут пусконаладочные работы лишь на КПА, на заводе в Чимкенте в начале октября введена в эксплуатацию с годовым опозданием только установка гидроочистки дизтоплива.

В Павлодаре, вместо пуска первых двух комплексов к 1 января 2016 года, завершили лишь разработку проектно-сметной документации и приступили к строительно-монтажным работам.

Таким образом, в 2016 году республика не сможет избавиться от иностранной зависимости на топливном рынке страны. Тем более, что после модернизации заводам потребуется дополнительно еще около 5 млн тонн сырой нефти. А где их взять, если нефть качают с уже прошедших пик добычи месторождений? Вопрос «за счет каких ресурсов будет обеспечиваться полная загрузка расширенных мощностей заводов?» остается открытым.

Другая крупная проблема – финансирование: проекты модернизации реализуются практически на заемные средства. И это понятно. У нацкомпании «КазМунайГаз» накопившиеся долги оцениваются в не менее чем $18 млрд и у самих НПЗ ситуация не лучше. В частности, осуществивший в 2012 году заем у банков (с возвратом в 2025 году) Атырауский НПЗ по итогам 2014 года получил убыток до налогообложения в размере 1,65 млрд тенге.

Низкое технологическое состояние этих НПЗ, неспособных удовлетворить потребности Казахстана в ГСМ ни по количеству, ни по качеству

Найдутся ли в такой ситуации инвесторы, желающие вкладывать необходимые средства, причем с долгим сроком окупаемости? Тем более что если первоначально стоимость модернизации оценивалась в $3,5 млрд, то теперь около $6 млрд.

Амбициозные проекты по строительству новых производственных мощностей ни на одном из заводов не завершены, все сроки сорваны

Отпуск курса тенге в свободное плавание усугубит ситуацию с модернизацией. По результатам 10 месяцев девальвация тенге по отношению к евро выросла до уровня порядка 38%, к российскому рублю – 36,3%. Официальный обменный курс национальной валюты в среднем за октябрь повысился до 275,5 тенге за доллар, 310 тенге за евро и 4,4 тенге за рубль. Падение тенге продолжается и это говорит об очень серьезных проблемах в экономике страны.

Обесценение тенге ведет к удорожанию себестоимости производства топлива и его возможной неконкурентоспособности, прежде всего, с бензином поставляемом из России. В этих условиях возрастает риск затоваривания отечественных НПЗ собственной продукцией, что уже не однократно происходило.

Необходимость очередного сдвига сроков завершения модернизации НПЗ очевидна. И если ранее в правительстве обещали завершить реконструкцию и модернизацию трех отечественных НПЗ до конца 2016 года, то теперь на 2016 год оставлен только Атырауский НПЗ.

После модернизации заводам потребуется дополнительно еще около 5 млн тонн сырой нефти. А где их взять?

Сроки для заводов в Чимкенте и Павлодаре сдвинуты на 2017 год. Но, учитывая сложность экономической ситуации, вряд ли это последняя подвижка сроков.

Другая крупная проблема – финансирование: проекты модернизации реализуются за счет заемных средств

Поэтому все заявления и обещания властей о скором насыщении топливного рынка не вызывают доверия и их следует считать не более чем ритуальными песнопениями.

С целью не допустить дефицита моторного топлива на внутреннем рынке, с 4 сентября было отменено регулирование розничных цен на бензин Аи-92, на очереди отмена регулирования на дизтопливо. Однако цену на АИ-92 отпустили весьма условно: у розничных продавцов есть предел рентабельности, который не должен превышать 17-19% от оптовой цены. Таким образом, зависимость АЗС от крупных оптовых компаний никуда не делась.

Необходимость очередного сдвига сроков модернизации НПЗ очевидна, а обещания властей о скором насыщении рынка качественным топливом не вызывают доверия

В итоге по всему Казахстану цена на ставшую нерегулируемой марку бензина АИ-92 оказалась не только вполне регулируемой, но и практически идентичной – в сентябре она подскочила со 108 до 125 тенге. В октябре на заправках «КазМунайГаза» она установилась в размере 130 тенге за литр, на остальных заправках пока 126-128 тенге. Глава энергетического ведомства В. Школьник как всегда предложил «оригинальный» выход: не покупать бензин на АЗС с высокими ценами. Но ведь и сегодняшние цены это не предел.

В условиях, когда более 80% оптового рынка нефтепродуктов принадлежит пяти крупным компаниям, которые и определяют ситуацию на рынке, рыночные механизмы действовать не могут. Так, цены на нефть уже упали почти вдвое, но рынок ГСМ на это отреагировал повышением стоимости бензина. Возникающий дефицит топлива в стране гасится одним способом – повышением цен. Другой способ борьбы с дефицитом – увеличение объемов производства, видимо, не по силам. За более чем 20 лет независимости не построено но одного нового НПЗ, ни модернизированы старые.

Абсурдность сложившейся ситуации кроется в сырьевом лоббировании, которое в Парламенте РК проводят не заинтересованные в развитии внутреннего рынка нефтепродуктов сторонники свободных оптовых цен на топливо. Так, представители Минэнерго заявляют о невозможности их регулирования в связи с… их различной себестоимостью на трех отечественных НПЗ. Но у более трех тысяч АЗС также различная себестоимость, тем не менее, для всех розничных реализаторов устанавливались предельные цены.

Правительство, вроде бы отменив регулирование на бензин АИ 92, только усугубило ситуацию с развитием внутреннего рынка нефтепродуктов и показало нежелание отказаться от сырьевой зависимости в экономике.

Изначально обсуждался другой вариант: предлагалось не регулировать цену только российских нефтепродуктов, доля которых на нашем рынке составляет 30-40%. Во-первых, они лучше по качеству (Евро-4 и Евро-5), поэтому казахстанский бензин стандарта Евро-2 нельзя уравнивать с российским по цене, тем самым увеличивая доходы реализаторов бензина низкого качества.

Казахстанские владельцы сети крупных АЗС при установлении ценовой разницы даже предлагали бесплатно проверять качество местного и российского бензина в своих лабораториях. При таком варианте российские нефтепродукты конкурировали бы с казахстанскими и местным переработчикам пришлось бы заняться модернизацией НПЗ, а соперничество в итоге привело бы к установлению более-менее реальной цены.

Постоянное затягивание модернизации отечественных НПЗ привело к тому, что в свое время не использованы высокие цены на сырье, чтобы переориентировать денежные потоки в нефтепереработку. Теперь, в поисках новых источников поступлений в бюджет, в правительстве заговорили о возможности проведения новой масштабной приватизации принадлежащих республике активов с целью доведения доли государства в экономике до 15% ВВП к 2020 году.

В списке предприятий, чьи госпакеты акций могут быть реализованы, числятся и НПЗ. Власти, вероятно, надеются переложить бремя модернизации на их новых владельцев. Однако в текущей ситуации, во-первых, эти стратегические предприятия придется вновь продавать за бесценок. Во-вторых, при уровне цен за баррель нефти в $45 и ниже вряд ли можно рассчитывать на форсированное финансирование модернизации.

Кто же может стать покупателем в это кризисное время? Если ранее в числе претендентов на покупку акций, к примеру, Павлодарского НХЗ были российские компании («Роснефть», ЛУКОЙЛ), то сегодня, полагают аналитики, они вряд ли пойдут на такую сделку. Ведь все проблемы с обеспечением Казахстана нефтепродуктами в Астане объясняют негативным влиянием России. Поэтому наиболее вероятным участником этой сделки может стать Китай, уже владеющий долей НПЗ в Чимкенте и контролирующий по официальным дынным 25% (а по экспертным оценкам, свыше 30%) нефтедобычи в республике.

Http://cc-sauran. kz/rubriki/economika/152-kazahstanskie-npz-itogi-stagnacii. html

Очередной топливный кризис еще не разрешился, затянувшаяся модернизация нефтеперерабатывающих заводов не вывела их на проектные объемы, а преисполненные оптимизма чиновники уже бодро рапортуют о предстоящем переизбытке топлива. Так, в конце октября на встрече с общественностью в Мангистауской области премьер-министр Бакытжан Сагинтаев заявил, что вопрос о строительстве четвертого НПЗ продолжает обсуждаться: «Сейчас временно топлива не хватает, но после завершения модернизации 2 млн тонн будут лишними… если строить дополнительный нефтеперерабатывающий завод, к этим двум добавится еще 3 млн тонн топлива, куда мы эти 5 млн тонн потом денем?» По словам главы правительства, «сегодня нужно думать о том, куда их продавать».

Казалось бы, надо радоваться столь радужным перспективам, но радости по поводу грядущего бензинового изобилия нет. По оценке министерства энергетики, профицит на топливном рынке страны сохранится до 2022-2023 гг., а что дальше? Вновь дефицит и продолжение реконструкции уже реконструированных НПЗ?

Спрос на горючее растет. Автопарк Казахстана только за последние пять лет вырос в полтора раза (до 4 млн легковых машин) и качественно изменился. Количество проданных новых автомобилей, к примеру, с 2010 по 2015 г. выросло в 10 раз – с 16,4 тыс. до 163,5 тыс. – и этот процесс продолжается. Таким образом, четвертый НПЗ стране жизненно необходим, и вопрос о его строительстве не снимается с повестки дня, но затягивается, подобно проводимой с 2009 г. модернизации. Чиновники в очередной раз «взяли паузу на более детальное изучение данного вопроса». Их вновь озаботило то, что должно быть сделано еще много лет назад.

Все остается в рамках проводимой в стране «диверсификации» экономики: чиновники на всех уровнях вещают о ее необходимости, даже утверждаются различные стратегии и программы по импортозамещению, реиндустриализации, но они не выполняются и экономика по-прежнему остается ориентированной на экспорт сырья и продукции низких переделов.

Напомним, что постановление о строительстве НПЗ в Мангистауской области было принято Кабмином тогда еще КазССР в 1991 году, когда при добыче 25 млн тонн нефти три имевшихся в республике НПЗ перерабатывали 18 млн тонн сырья. С тех пор добыча нефти более чем утроилась, но объемы переработки упали до 15 млн тонн. Периодически обостряющийся дефицит – до 40% – бензина компенсируется поставками из России. Тем не менее обсуждение необходимости строительства четвертого НПЗ уже в независимом Казахстане идет более 10 лет, но его мощности, месторасположение, срок начала строительства реальны не более миражей в пустыне. Ситуация напоминает гадание на ромашке: любит – не любит, будет – не будет…

В частности, в апреле 2009 г. Китай предлагал построить НПЗ на территории Казахстана там, где заканчивается нефтепровод Казахстан–Китай. Однако чиновники это предложение отклонили. В октябре 2011 г., будучи министром нефти и газа, Сауат Мынбаев обещал к 2019 г. построить новый НПЗ, рассчитанный «на нашу нефть». В апреле 2013-го он же заявил, что строительство нового НПЗ планируется начать в 2016 г., поскольку «к 2023 году вырастет спрос на горюче-смазочные материалы и возникнет их нехватка».

Затем задача строительства нового НПЗ была поставлена в послании президента от 17 января 2014 г. Предварительное ТЭО проекта должно было быть разработано к апрелю того же года. Но и вмешательство президента Н. Назарбаева ничего не изменило: проекта как не было, так и нет.

В 2016 г. новый поворот: к осени должно быть разработано ТЭО четвертого НПЗ. И вновь тишина: чиновники «взяли паузу на более детальное изучение данного вопроса» с целью определиться с рынками сбыта излишков продукции этого НПЗ, но, как видим, до сих пор не могут найти эти рынки. А ведь, учитывая растущую потребность республики в нефтепродуктах, принимать решение нужно было еще вчера. Сколько времени займет проектирование и строительство нового НПЗ, если завершение выполнения «Комплексного плана развития нефтеперерабатывающих заводов Республики Казахстан на 2009-2015 годы» ожидается во второй половине 2018 г.?

Пока власти проводят затянувшиеся на годы исследования по поиску рынков сбыта, в соседнем Узбекистане, имеющем три НПЗ общей мощностью 11,2 млн тонн, решено строить новый нефтеперерабатывающий комплекс в Джизакской области мощностью 5 млн тонн, который планируют сдать в 2022 г. Предприятие будет выпускать 3,7 млн тонн моторного топлива стандарта «Евро-5», более 700 тыс. тонн авиатоплива и 300 тыс. тонн сопутствующих нефтепродуктов.

Складывается впечатление, что власти Казахстана не заинтересованы в четвертом НПЗ и просто тянут время, проявляя активность лишь в наращивании поставок сырой нефти для переработки за рубежом. В частности, приобретя проблемную румынскую компанию The Rompetrol Group N. V., «КазМунайГаз» быстро провел модернизацию входящего в нее НПЗ Petromidia. Объем переработки сырья был увеличен с 3,8 до 5 млн тонн и совершен переход на производство топлива класса Евро 5.

Для национальной компании это оказалось важнее решения задачи обеспечения качественным топливом собственного рынка. И это понятно. Будучи министром нефти и газа Сауат Мынбаев заявил, что «если мы уменьшим наш экспорт на 7 млн тонн и отправим их на внутренний рынок, то наш бюджет недополучит 1,8 млрд долларов в год». По логике властей производство отечественного горючего уменьшит экспортную выручку страны. Потеря в 1,8 млрд долларов действительно весомая, а во сколько обходится экономике страны хронический дефицит топлива? Этого в профильных ведомствах подсчитать, видимо, не могут.

Но сырья для четвертого НПЗ будет вполне достаточно, если его спроектировать под переработку низкооцениваемой на мировом рынке (на 30-40% дешевле марки Brent) высоковязкой нефти с месторождений Бузачи, Каражанбас, Каламкас, Жетыбай. Тем более что рассчитывать на Кашаган, Тенгиз, Карачаганак (и еще с десяток месторождений) не приходится: они работают по соглашениям о разделе продукции и ориентированы на экспорт.

Что же касается рынков сбыта излишков нефтепродуктов, то, сколько лет их ни изучай, они остаются прежними. Это в первую очередь Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Афганистан. Понятно, что эти рынки заняты другими странами, но для проникновения на них есть конкуренция и удобная логистика. Вместе с тем, застыв в многолетних раздумьях «строить – не строить», страна рискует их потерять, как уже практически потерял активно развивающий свою нефтепереработку Узбекистан.

Кому-то очень хочется, чтобы не иссякали направляемые на модернизацию старых заводов денежные потоки и сохранялся мутный омут дефицита нефтепродуктов?

Http://www. ritmeurasia. org/news–2017-12-29–chetvertyj-npz-v-kazahstane.-tam-za-gorizontom-34300

История с новым НПЗ в Казахстане – это как гадание на ромашке: любит – не любит, будет – не будет… Вот еще один лепесток: не будет. 2015 год. Министерство энергетики РК распространяет информацию, что четвертый НПЗ не будут строить в Казахстане. Обоснование железобетонное: вместо строительства нового НПЗ будет увеличен потенциал Шымкентского НПЗ, который наиболее выгодно расположен к потенциальному экспортному рынку в Центральной Азии. Еще один, последний, лепесток: будет! 2016 год. К осени должно быть разработано ТЭО четвертого НПЗ.

Впрочем, радоваться рано. Есть в этой плоскости некий конфликт интересов, который, понятное дело, не обязательно выльется в открытое противостояние, но делу навредит немало…

Итак, 2015 год. Правительству РК дано поручение «решить вопросы по размещению, источникам инвестиций и срокам строительства четвертого нефтеперерабатывающего завода». Однако профильное министерство не торопится. По его расчетам, модернизация всех действующих НПЗ в стране, которая будет окончена в 2016 году, позволит ликвидировать дефицит бензина. В результате, в период с 2017 до 2022 годы будет полностью обеспечена потребность страны в светлых нефтепродуктах, отвечающих стандартам качества Евро-4 и Евро-5, уверены чиновники.

Проблемы, по их расчетам, начнутся только в 2021 году – сначала будет дисбаланс по дизтопливу – спрос будет превышать предложение. Затем, с 2025 года, в стране опять будет наблюдаться дефицит различных марок бензина.

В таких условиях Минэнерго считает рациональным решением «дальнейшее поэтапное увеличение перерабатывающих мощностей Шымкентского НПЗ (который изначально проектировался с возможностью модернизации для достижения переработки 12 млн. тонн нефти в год), по мере роста потребностей внутреннего рынка».

Дескать, если увеличить мощности с нынешних 6 млн. тонн лишь на 3 млн. тонн, то после 2024 года ШНПЗ обеспечит потребности Казахстана в светлых нефтепродуктах уже до 2035 года.

Как тогда сообщали в профильном ведомстве, расширение Шымкентского НПЗ имеет ряд преимуществ, по сравнению со строительством нового НПЗ. Но из всего обещанного ряда привели только два, да и то сомнительного свойства: расположение в самом густонаселенном регионе РК и близость к Центральной Азии как единственному потенциальному рынку экспорта. То есть, как только возникает вопрос строительства нового НПЗ, сразу находятся другие – «лучшие» варианты развития внутреннего нефтеперерабатывающего рынка, который вряд ли можно назвать сбалансированным и зрелым.

Во-первых, казахстанские НПЗ не покрывают потребность внутреннего рынка нефтепродуктов. Как заявил на днях Вице-министр энергетики РК Асет Магауов, В настоящий момент порядка 30-35% казахстанского рынка по бензину (!) составляют поставки из России. Соответственно, казахстанский рынок полностью зависит от конъюнктуры, которая складывается в России – это и уровень цен, и сезонный дефицит.

Во-вторых, Казахстан нуждается в современном производстве, с широкой линейкой продуктов – существующие НПЗ, модернизация которых ведется в настоящее время, по оценкам экспертов, вряд ли будут модернизированы до тех параметров, которые заявляются. Так, по замечанию эксперта нефтегазового рынка Казахстана Сергея Смирнова, «Атырауский НПЗ уже дважды модернизировали, но заявленные тогда параметры производства до сих пор не достигнуты».

Реконструкция трех существующих производств равна стоимости одного суперсовременного завода (свыше $6 млрд.), который мог бы полностью обеспечить спрос казахстанских потребителей на бензин высоких переделов – он сегодня вообще не производится в Казахстане. Но в тот момент, когда принималось решение – привычное дело – стоимость реконструкций была занижена в два раза, чтобы, видимо, обоснование модернизации перевесило предложение по строительству нового завода.

Теперь вот последний лепесток: будет! Впервые об этом заявил министр Владимир Школьник, пообещав, что к концу 2015 года будут определены место и сроки строительства нового НПЗ. Но ясности в этом вопросе нет до сих пор.

На днях вице-министр энергетики Асет Магауов сообщил, что на разработку предварительного технико-экономического обоснования (ТЭО) по строительству четвертого нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) потребуется восемь месяцев.

Еще летом прошлого года при Минэнерго была создана рабочая группа, поручившая разработку ТЭО компании "Казмунайгаз — переработка и маркетинг" (КМГ ПМ). И вот полгода спустя (!) специалисты говорят, что им понадобится 8 месяцев для разработки пред-ТЭО. Сроки конкретные не поставлены: «примерно к лету-осени этого года».

Министерство никуда не спешит. Это очевидно. В то время как Казахстану действительно требуется современный завод, который будет наконец технологические сориентирован на переработку казахстанской нефти (действующие заводы приспособлены преимущественно к переработке более легкой российской нефти).

Понимая, что ситуация на нефтеперерабатывающем рынке Казахстана с каждым годом только ухудшается и требуется принципиально новое решение, инвесторы из Китая предлагают построить четвертый завод в Мангыстау. Аким региона Алик Айдарбаев обрадовался было: инвесторы сами приходят, все на себя берут, разрабатывают маркетинговые планы, говорят об экспорте готовой нефтехимической продукции в Иран и далее. Но, как признался недавно на пресс-конференции, – «никто меня не поддерживает». Именно поэтому вместе с китайскими компаниями было решено сделать ТЭО и представить в профильное министерство.

Вице-министр Магауов в курсе этих событий, но воспринимает их без энтузиазма. На брифинге он говорил, что аналогичная работа по созданию ТЭО проводится по инициативе акимата Мангистауской области с участием компаний CITIC и CNPC: «Они также готовят ТЭО, но уже с привязкой к Мангистаускому региону. Думаю, результаты данного ТЭО тоже будут рассматривать на рабгруппе».

…Вопрос со строительством нового НПЗ в Казахстане решается уже больше десяти лет. И, как видим, пока безуспешно. Нет никакой гарантии, что этот завод будет построен в обозримом будущем. Лоббирование старых отсталых производств ведется мастерски – то ли потому, что кому-то не хочется, чтобы иссякали эти потоки капитала, то ли по какой-то другой причине. Но в любом случае завод, который жизненно необходим экономике страны, не нужен министерским чиновникам. У них свои, неведомые нам интересы.

P.S. Пока мы занимаемся развлечениями с ромашкой, в Кыргызстане построен новый НПЗ, который был введен в строй осенью 2015 года. Пришли китайские инвесторы, вложились и возвели предприятие, пусть с небольшой мощностью – всего 400 тыс. тонн продукции в год, но зато завод современный и свой. Одним потенциальным экспортным рынком для Казахстана стало меньше…

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Http://zonakz. net/2016/02/26/chetvertyjj-npz-zavod-razdora/

Сегодня президент Казахстана Нурсултан Назарбаев завершает свой двухдневный визит в Киев. Последние несколько часов в украинской столице лидер Казахстана и его украинский коллега Виктор Янукович проведут в обществе представителей украинских и казахстанских бизнесменов и топ-менеджеров. Накануне президентам двух стран удалось договориться о развитии сотрудничества в топливно-энергетической и торгово-экономической сферах, сельскохозяйственном машиностроении, в космических технологиях. Нурсултан Назарбаев отметил, что его страна готова проявить особое внимание к украинским энергетикам. Он также пригласил украинские компании участвовать в реализации Индустриальной программы Казахстана, рассчитанной на период до 2020 г. “Индустриальная программа, которую осуществляет Казахстан до 2020 г., предполагает строительство 270 предприятий, которые поднимут экономику нашей страны в два раза. Вкладывается $50 млрд., и мы приглашаем компании Украины принять участие в этих больших вопросах — и в строительстве, и в поставке металла, стройматериалов”,— сказал господин Назарбаев.

А президент Виктор Янукович подтвердил желание украинской стороны участвовать в разработке месторождений нефти и газа на территории Казахстана. “Мы бы, конечно, хотели, чтобы вы такие условия для нас создали, и мы на современных тендерных условиях готовы эти вопросы решать”,— сказал он. По его словам, Киев также заинтересован в создании совместных украинско-казахских предприятий по производству самолетов, возобновлении совместных исследований в космической отрасли. Президент Украины обратил внимание на перспективы сотрудничества в создании транспортных коридоров. “Мы с вами можем создать программу — для нас очень важным партнером является еще и Россия — и это проект может объединить Европу и Азию”,— подчеркнул Виктор Янукович. Он также вспомнил о предложении казахской стороны по объединению водных транспортных путей между Каспийским и Черным морями.

Впрочем, реальным главным и самым конкретным достижением встречи на высшем уровне стала договоренность об увеличении транзита казахстанской нефти через территорию Украины на 8 млн. т. Напомним, что в конце января с. г. государственная компания “КазТрансОйл” отказалась от транзита нефти в Восточную Европу по южной ветке нефтепровода “Дружба”, переориентировав поставки на Польшу через Беларусь. Руководители “КазТрансОйл” заявили, что это было сделано в связи с повышением без предупреждения тарифов на транзит: “Укртранснефть” перевела тарифы на прокачку нефти из доллара в евро, увеличив их почти на четверть. Уход казахстанской нефти из украинских нефтепроводов усугубил ситуацию в отрасли: по итогам семи месяцев этого года транспортировка нефти через территорию Украины уменьшилась на 23,9% и составила 17,2 млн. т. Во время апрельского визита Виктора Януковича в Казахстан тема возобновления казахстанского нефтяного транзита была одной из главных. Тогда первый вице-премьер-министр Андрей Клюев подчеркнул, что Украина урегулировала тарифную политику.

Эксперты считают, что возможности двустороннего сотрудничества в некоторых сферах безвозвратно утрачены. Президент Киевского международного энергетического клуба Q-club Александр Тодийчук вспоминает о перспективах модернизации Херсонского НПЗ, которые открывались еще в период президентства Леонида Кучмы с приходом на завод казахских инвесторов. Эксперт также напомнил о планах казахов создать свою сеть АЗС в нашей стране, которые так и остались нереализованными. Инерция украинских бюрократов подтолкнула казахстанскую компанию “КазМунайГаз” к покупке НПЗ в Румынии. Такое решение позволило выйти на европейский рынок нефтепродуктов в обход Украины, отметил эксперт. По его мнению, участие казахов в реализации аверса “Одесса — Броды” могло бы радикально повлиять на судьбу этого проекта. “Наша внутриклановая борьба заставила казахов уйти с энергетического рынка. И сегодня нефтетранспортная система Украины находится на пределе выживания. Первый шаг уже сделан — это 8 млн. т нефти, и надо найти возможности реализовать этот объем”,— сказал “Экономическим известиям” господин Тодийчук.

Казахстан свою международную политику традиционно согласовывает с Кремлем. Поэтому напряженные отношения Киева и Москвы в период президентства Виктора Ющенко отразились и на украинско-казахстанских отношениях. Заместитель директора НТЦ “Психея” Геннадий Рябцев отмечает важность хороших личных отношений украинского президента с лидерами центральноазиатских государств. При этом эксперт прогнозирует, что Россия сохранит свое влияние на украинско-казахстанские отношения в энергетической сфере. “Поскольку все нефтегазопроводы идут через территорию России, будет ощущаться опосредованное присутствие россиян в связанных с транзитом энергетических проектах. Но если увеличение транзита казахстанской нефти в Украину будет угрожать российским интересам, можно ожидать противодействия”,— сказал “Экономическим известиям” господин Рябцев.

Киеву и Астане не обойтись без России в проектах по производству топлива для атомных электростанций. На встрече Виктора Януковича и Нурсултана Назарбаева было решено, что Украина совместно с Россией и Казахстаном будет производить ядерное топливо. Хотя украинско-российско-казахстанское предприятие УкрТВС существует с 2001 г. и до сих пор не смогло выполнить задачу по созданию совместного производства топлива для реакторов ВВЭР-1000, украинские власти не теряют надежду. Слова Виктора Януковича свидетельствуют, что на переговорах с господином Назарбаевым речь шла о принципиально новом проекте. “Эта база уже много лет совместно развивается с Россией. Украина не имела к этому до сегодняшнего дня никакого отношения. Но есть предложение и предварительные договоренности с президентом России Дмитрием Медведевым. Каждая сторона будет иметь по 33% в этом проекте. Будут строиться заводы, в том числе и на территории Украины”,— отметил Виктор Янукович.

Http://www. ukrrudprom. com/digest/Kazahstanskaya_neft_vozvrashchaetsya. html? print

Выступая с поздравительной речью перед присутствующими, Глава государства подчеркнул, что с момента подписания соглашения о проекте «Тенгизшевройл» прошла ровно четверть века.

«За 25 лет Тенгизшевройл занял лидирующие позиции на нефтегазовом рынке. Добыча нефти с момента запуска возросла в 30 раз и достигла исторического рубежа – трёх миллиардов баррелей», – констатировал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана, отмечая значительный вклад предприятия в экономику страны, акцентировал внимание на том, что более трети общего объёма добычи нефти в стране приходится на компанию «Тенгизшевройл».

«Тенгизшевройл» вдохнул жизнь в тысячи казахстанских предприятий в самых различных отраслях экономики: машиностроении, нефтегазовом сервисе, транспорте и строительстве. Это – налоги, дивиденды, закупки товаров и услуг у казахстанских компаний. На сегодняшний день в рамках проекта трудоустроено уже более 30 тысяч наших граждан, а доля казахстанских товаров и услуг превышает 32% всех затрат по проекту», – отметил Глава государства.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул необходимость успешного применения современных цифровых технологий, повышающих производительность и эффективность производства в условиях Третьей модернизации страны, а также внедрения элементов Четвертой промышленной революции.

«В связи с волатильностью цен на нефть и газ и развитием альтернативных технологий возникает необходимость глубокой переработки нефти и газа. Казахстан также заинтересован в этом. Правительству совместно с компанией необходимо проработать вопросы строительства предприятий по переработке и доложить об этом. На первом месте в сфере переработки стоит строительство нового нефтеперерабатывающего завода. Уверен, что «Шеврон», как всегда, поддержит эту работу», – сказал Президент Казахстана.

Глава государства отметил, что нынешние достижения компании «Тенгизшевройл» являются заслугой его работников, которые внесли большой вклад, опираясь на свои опыт и знания.

Http://kngp. kz/ru/news/779-tengizshevrojl_zanal_lidirujushhije_pozicii_na_neftegazovom_rynke___prezident_kazahstana/

Нефтеперерабатывающие заводы в Казахстане, построенные еще в советское время, не отвечают современным стандартам. Отсутствие высокотехнологичных производств получения нефтехимических продуктов после глубокой очистки углеводородного сырья не позволяет наладить выпуск достаточных объемов качественной товарной продукции с высокой добавленной стоимостью. Нефтеперерабатывающая промышленность Казахстана значительно отстает от развитых стран мира по глубине переработки нефти. По оценкам экспертов, средняя глубина переработки нефти на республиканских НПЗ составляет 68%. Для сравнения, в США, Канаде и Великобритании данный показатель приближается к 86-92%. В Казахстане также весьма высок объем производства мазута, значительная часть которого вместо дальнейшей глубокой переработки сжигается в топках электро – и теплостанций для выработки тепла и электроэнергии. Между тем мазут является основным видом сырья для производства широкого ассортимента топлива, масел и других важнейших синтетических нефтехимических продуктов.

В то же время, несмотря на низкий уровень глубины переработки нефти, постоянно ощущается недозагруженность заводских мощностей. Как известно, Павлодарский нефтехимический завод полностью работает на западносибирской нефти. Шымкентский НПЗ («ПетроКазахстан Ойл Продактс», ПКОП) на 30% зависит от поставок нефти из России, которые не отличаются стабильностью. Из года в год сохраняются проблемы недопоставок российской нефти на Павлодарский нефтехимический завод: его мощности позволяют перерабатывать около 7 млн. тонн сырой нефти в год, однако на ПНХЗ ежегодно поставляется лишь около 4 млн. тонн российской нефти. Производительность Шымкентского нефтеперерабатывающего завода составляет 6,5 млн. тонн сырой нефти в год, но ежегодные поставки сырья на ПКОП не превышают 2 млн. тонн. Все это в конечном итоге негативно отражается на объемах производства нефтепродуктов. Кроме того, низкая загруженность казахстанских заводов увеличивает удельные затраты на переработку. По оценкам экспертов, стоимость переработки нефти достигает 30% от стоимости конечного продукта (в развитых странах эти затраты вдвое меньше).

Газ, добываемый нефтегазовым комплексом республики, в основном является попутным, поэтому требуется его переработка на газоперерабатывающих заводах до состояния товарного газа. В республике реализуется программа по утилизации газа, которая способствовала сокращению объемов сжигаемого на факелах газа. Так, за период с 2006 по 2009 годы сокращение объемов сжигаемого газа составило 1,4 млрд. куб. м (с 3,1 до 1,7 млрд. куб. м). При этом за недропользователями республики осуществляется постоянный мониторинг в этой сфере. Благодаря такой работе, а также за счет прироста добычи объем утилизированного газа за указанные три года увеличился с 23,9 до 34,3 млрд. куб. м, то есть на 10,4 млрд. куб. м.

Всего в рамках программы по утилизации газа выработка сжиженного газа осуществляется на трех газоперерабатывающих заводах (тенгизский, казахский, жанажолский) и трех нефтеперерабатывающих заводах в Шымкенте, Павлодаре и в Атырау.

Если обратиться к экспортным вопросам, транспортировка газа производится основными магистральными газопроводами, такими как Средняя Азия – Центр (САЦ), Бухарский газоносный регион – Ташкент – Бишкек – Алматы (БГР – ТБА), 1-й участок газопровода Казахстан – Китай для транспортировки среднеазиатского газа, а также Оренбург – Новопсков и Бухара – Урал для транспортировки российского газа.

Газопровод САЦ предназначен для транзита среднеазиатского газа и транспортировки казахстанского газа на экспорт, Оренбург – Новопсков осуществляют транзит российского и экспорт казахстанского газа. Бухара – Урал предназначен для транзита среднеазиатского газа, а БГР – ТБА обеспечивает импорт природного газа из Узбекистана.

Первый участок газопровода Казахстан – Китай осуществляет транзит среднеазиатского газа в китайском направлении по маршруту Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай и в настоящее время эксплуатируется в двухниточном режиме. Ввод в эксплуатацию 1-й нитки газопровода Казахстан – Китай осуществлен в конце 2009 года, 2-й нитки – в октябре 2010 года. Доведение мощности 1-го участка газопровода Казахстан-Китай до 30 млрд. куб. м в год планируется до конца 2012 года с последующим расширением до 40 млрд. куб. м в год.

В связи с отсутствием газопроводов для поставки газа из западных регионов Казахстана сохраняется высокий уровень зависимости от импорта природного газа из Узбекистана и России. Поэтому важнейшим приоритетом развития нефтегазовой отрасли Казахстана на современном этапе являются модернизация существующей нефтегазотранспортной инфраструктуры и строительство новых трубопроводов.

Строительства первого этапа газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент является частью крупного международного соглашения, и в этом заключается определенная гарантия его успешного и обязательного воплощения. Потому отметим, что прежде чем начать строительство, был ратифицирован протокол о внесении изменений и дополнений в соглашение между правительствами РК и КНР о сотрудничестве в строительстве и эксплуатации газопровода Казахстан – Китай от 18 августа 2007 года, где Бейнеу – Шымкент рассматривается как второй участок газопровода. В подобных случаях важно и то, что была официально определена схема финансирования казахстанско-китайской проектной компании и утверждена проектная документация. 21 декабря 2010 года президент страны Н. А. Назарбаев дал старт реализации проекта путем закладки камня на компрессорной станции Бозой.

Трасса газопровода будет проходить по Мангистауской, Актюбинской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областям. Газопровод Бейнеу – Шымкент соединит все основные магистральные газопроводы (Средняя Азия – Центр, Бухара – Урал, Бухарский газоносный район – Ташкент – Бишкек – Алматы, Казахстан – Китай), что будет способствовать развитию транзитного потенциала республики и улучшению социально-экономического положения регионов Казахстана, расположенных вдоль трассы газопровода.

Проведенный анализ современного состояния нефтегазовой отрасли Казахстана позволил сделать следующие выводы.

Нефтегазовый сектор республики имеет большие возможности роста. Благоприятный инвестиционный климат в стране, богатые природные минерально-сырьевые ресурсы, наличие интегрированной нефтегазотранспортной инфраструктуры будут способствовать динамичному развитию отрасли в перспективе.

Вместе с тем прогнозируемый бурный рост добычи углеводородов в Казахстане довольно скоро потребует пополнения ресурсной базы за счет разработки новых месторождений, а это, как известно, требует привлечения значительных инвестиционных ресурсов. Между тем современное состояние мировой экономики вызывает вполне понятные опасения, что в среднесрочной перспективе будет наблюдаться определенный дефицит «длинных денег». В связи с этим, сегодня весьма актуальным является расширение возможностей для привлечения в эту сферу казахстанского капитала и активизации интеграционного сотрудничества со странами-партнерами по Таможенному союзу, а с 1 января 2012 года – и ЕЭП.

Что касается транспортировки углеводородов, то в республике принимаются активные меры по модернизации нефтегазотранспортной инфраструктуры. Вместе с тем пока еще сохраняется достаточно высокий уровень зависимости Казахстана от импортных поставок газа из Узбекистана и России. Строительство газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент решит проблему газоснабжения энергодефицитных регионов. В частности, ввод в эксплуатацию в 2013 году первого этапа данного газопровода (Бозой – Шымкент) позволит исключить зависимость отдельных южных регионов Казахстана от импортного газа.

В области нефтегазопереработки основной проблемой является низкий уровень конкурентоспособности производств. Весьма низким остается уровень выхода высокооктанового бензина при переработке нефти на отечественных НПЗ. В связи с этим ежегодно около 40% потребности внутреннего рынка Казахстана покрывается за счет поставок из России. Новый уровень сотрудничества – уже в рамках одного союза –позволит быстрее и эффективнее разрешать прежние проблемные вопросы.

В стране сохраняется дефицит газоперерабатывающих мощностей. К примеру, как известно, из-за отсутствия собственных мощностей переработка карачаганакского газа осуществляется на Оренбургском газоперерабатывающем заводе. Недостаточно высокий уровень технологичности существующих перерабатывающих производств является сдерживающим фактором для развития нефтехимической промышленности в республике. Решить эти проблемы Казахстан пытается через реконструкцию имеющихся НПЗ, в частности, сейчас полным ходом идет реализация проекта строительства интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области, главной целью которого станет организация производства базовой нефтехимической продукции. Достижение сбалансированности внутреннего рынка нефтепродуктов в Казахстане представляется через развитие собственного производства ГСМ в республике и повышение его конкурентоспособности.

В разряд актуальных для отрасли должны выйти и вопросы дальнейшего развития нефтегазового машиностроения в республике. Реализация этого направления очень важна в связи с принятием в рамках ЕЭП соглашения о государственных (муниципальных) закупках и вводом с 1 января 2014 года национального режима между Республикой Казахстан, Республикой Беларусь и Российской Федерацией.

И конечно, сейчас необходимо проделать огромный объем кропотливой, но очень важной работы по проведению странами ЕЭП согласованной тарифной политики, недискриминационному доступу в нефтегазотранспортную систему государств-участников, что предполагает принятие государствами мер по унификации национальных законодательств, созданию условий для свободного перемещения углеводородов и эффективному использованию транспортной инфраструктуры.

13 октября, представляя в Мажилисе законопроект «О республиканском бюджете на 2012-2014 годы», министр финансов Болат Жамишев сообщил, что в 2010 году Казахстан получил на 42 млрд. тенге больше таможенных платежей за счет роста импорта в России и Беларуси. План по таможенным сборам РК за январь-сентябрь перевыполнил на 4%, в то же время российские аналитики посчитали, что только за полгода Россия могла недополучить 18,5 млрд. тенге. По мнению российских аналитиков, это связано с тем, что российский импорт в страны ТС на 4% выше, чем предусмотренные 87,97%. Ввозные пошлины же распределяются по бюджетам стран ТС на основе заранее выведенной формулы, а не на основании данных о реальном импорте.

Напомним, вопрос распределения таможенных пошлин был одним из основных при формировании Таможенного союза. Единая таможенная территория предполагает единые границы, и, следовательно, введение единых ставок на ввозимый товар (за исключением ряда изъятий, обговариваемых отдельно и на ограниченный срок). Наиболее логичным путем объединения стало распределение получаемых платежей в соответствие с компромиссными долями стран-участниц. Изначально Беларусь настаивала на перечислении себе 5,3% от общего объема ввозных пошлин, а Казахстан – 8,5%. Таким образом, на долю России приходилось 86,2%. Однако, в результате длительных переговоров республики поумерили свои аппетиты, и согласились на доли в размере 4,7% и 7,33% соответственно. Формула выглядит вполне справедливой: к примеру, доля России в 12 раз больше доли Казахстана. В то же время, российский ВВП больше казахстанского в 11,4 раз в соответствии с данными Международного валютного фонда, и в 13,2 раза по данным Всемирного банка. Это, вкупе со схожими структурами экономик, и более быстрым ростом экономики РК позволяет считать распределение равномерным.

Формула 2010 года были принята в соответствии с реалиями того времени. Однако, в 2011 году ситуация изменилась. В сентябре 2010 года по июнь 2011 года российская сторона получила от Беларуси $587 млн. по распределению, от Казахстана – $745 млн. В то же время в РБ россиянами было отправлено $778 млн. а в РК – $1,213 млрд. Таким образом, российский бюджет отправил странам партнерам на $659 млн. больше, чем получил. Больше всего в данной ситуации выиграл Казахстан. Отправив в Беларусь $39 млн. официальная Астана получила взамен $48 млн. таможенных платежей. Общий выигрыш отечественного бюджета достиг $470 млн. или порядка 70 млрд. тенге. 40 млрд. из них получены в 2010 году, остальное накапливается в 2011 году.

Объясняется складывающаяся ситуация просто. За прошедший год рост импорта в Беларуси составил 34%, в России – 36,1%. В Казахстане же, реализующем программу индустриализации, и активно продвигающем импортозамещение, рост ввоза иностранного товара составил 22%. Эту информацию подтверждает Болат Жамишев, отмечая, что такая динамика не будет постоянной – с ростом импорта в Казахстан ситуация будет выравниваться.

Между тем, ряд российских чиновников не согласны с полученными результатами работы ТС. «Антисоюзный ястреб», глава Федеральной таможенной службы России Андрей Бельянинов, тот самый, что просил в 2009 году Владимира Путина отсрочить запуск объединения, обвиняет коллег из Казахстана и Беларуси в халатности. По его словам «неудовлетворительное администрирование» со стороны таможенных органов стран-партнеров приводит к тому, они не доплачивают России сотни миллионов долларов. Андрей Бельянинов считает, что интересы России ущемляются, требует от Казахстана и Беларуси «вернуть », и предлагает пересмотреть формулу распределения импортных пошлин.

Заявления главы ФТС выглядят странными на фоне заявления Комиссии Таможенного Союза, заявившей, что с сентября 2010 года по май 2011 года нарушений, связанных с распределением и перечислением импортных пошлин, выявлено не было. Более того, согласно отчету Всемирного банка, Казахстан и Беларусь улучшили работу своих таможенных служб за счет внедрения системы управления рисками и автоматизации большинства процессов, и заняли 59 и 68 места соответственно в рейтинге DoingBussiness – 2011. Российские же реформы не затронули таможню, оставив РФ в рейтинге на 123 месте. Представители таможенных служб Казахстан и Беларуси квалифицировали заявления Андрея Бельянинова как «некорректные», и отметили, что никаких сбоев в работе их ведомств нет.

Разница в $659 млн. перечисленная российским бюджетом Казахстану и Беларуси при распределении ввозных пошлин, составляет лишь 4% от общей полученной Россией суммы. «Это маленькая сумма, вполне оправданная за увеличение политического влияния», – прокомментировал «Къ» ситуацию российский аналитик Эрик Найман.

Данные таможенной статистики АО «Центр развития торговой политики» свидетельствуют об увеличении товарооборота Казахстана со странами ТС. Так, с Российской Федерацией в 2009 году товарооборот составил $12,4 млрд., в 2010 году – $17,4 млрд. С Республикой Беларусь в 2009 году товарооборот составил $421,8 млн., в 2010 году – $725,8 млн.

Таможенный союз (ТС) де-юре функционирует уже практически второй год – с 1 января 2010 года. Границы открыты, товары из Казахстана в Россию, Белоруссию и обратно свободно перемещаются по общим правилам. С 2012 года начнет действовать Единое экономическое пространство. Однако де-факто внутри ТС интеграции, по сути, нет. Причина в том, что Казахстан, Россия и Белоруссия до сих пор не наладили между собой общее техническое регулирование и контроль, а также не приняли единые технические регламенты. Хотя соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования членами ТС подписано еще в ноябре прошлого года.

Тем временем отдельные члены бизнес-сообщества Казахстана с нетерпением ждут новых технических правил, пока рисуя страшные картины скорого будущего. В котором они, например, не могут конкурировать с российскими или белорусскими производителями или вынуждены обанкротиться из-за того, что не соответствуют новым требованиям. Некоторые предприниматели в кулуарах конференций и "круглых столов" с участием госчиновников шепотом предлагают казахстанским властям разрабатывать такие техрегламенты, которые бы защищали их от конкурентов.

По словам управляющего директора департамента технического регулирования НЭП Казахстана "Атамекен" Сергея Радаева, разработка техрегламентов трудоемкий и достаточно долговременный процесс, требующий соблюдения утвержденных процедур. Разработка единых техрегламентов сейчас идет ускоренными темпами. В график первоочередных на 2011 год включено сорок семь проектов, два выпали. Из них 8 разрабатывает Беларусь, 13 – Казахстан, 25 – Россия. Эти документы будут приниматься Комиссией ТС и иметь прямое действие. При этом национальные нормы и требования к продукции постепенно уйдут в небытие. Появится общий знак доступа на рынки трех стран, которым производители станут маркировать продукцию. Пока, в переходный период, действует Единый перечень продукции, подлежащей обязательной оценке соответствия с выдачей единых документов, который дает изготовителям право выбора. На продукцию, которая в него включена (свыше 200 видов) уже можно получить не национальные, а "транзитные" сертификат или декларацию о соответствии, признаваемые во всех трех странах-союзницах. Более 160 таких сертификатов и деклараций уже выдаются. Единый перечень постоянно расширяется, и интерес производителей к нему растет.

Техрегламенты ТС принимаются на основе консенсуса. В ходе переговоров, по словам г-на Радаева, между представителями союза возникают разногласия, которые препятствует соблюдению сроков. "Зачастую принятие техрегламентов задерживается из-за отсутствия инструментов регламентации – в том числе испытательной базы, необходимой для соблюдения процедур подтверждения соответствия требованиям техрегламентов", – отмечает он.

Как утверждает заместитель директора департамента по развитию перерабатывающей промышленности и агропродовольственных рынков Минсельхоза РК Шаймерден Ахметов, по большинству техрегламентов график выдерживается, за исключением тех, по которым имеются принципиальные разногласия на этапе обсуждения экспертов сторон и еще не найден консенсус. "Из тринадцати техрегламентов четыре Казахстан разрабатывает на продукцию АПК – по зерну, мясу, мясопродуктам, кормам и рыбе. Техрегламент по зерну прошел публичное обсуждение, причем в рамках ЕврАзЭС, и находится на внутригосударственном согласовании. В Казахстане, кстати, оно завершено. Были на первоначальном этапе разногласия по количеству клещей, радионуклеидов, но на сегодня в целом они преодолены", – рассказывает он "ЭК".

Принятие техрегламентов, по словам управляющего директора департамента технического регулирования "Атамекена", задерживается по ряду причин. В частности, возникают разногласия по определению тех или иных показателей безопасности, перечня объектов обязательной регламентации и так далее. "Все эти вопросы требуют урегулирования до вынесения стандартов на публичное обсуждение. Да и на других стадиях разработки возможны замечания, которые требуют обсуждения, что занимает определенное время. Техрегламенты могут также быть сняты с разработки ввиду утраты их актуальности либо невозможности выработки консенсуса по принятию единых для стран-участниц требований", – рассказывает он.

По словам Шаймердена Ахметова, кроме длительности процедур на введение единых техрегламентов влияют и различия в законодательной базе, да и, по большому счету, экономическое развитие стран. "Поэтому привести уже сложившиеся исторические различия к одному знаменателю не просто. Найти консенсус помогают в ряде случаев ориентиры на европейские нормативы", – подтверждает он.

На сегодня Комиссией ТС принято девять техрегламентов. По информации заведующего отделом по решению комплекса вопросов технического регулирования Всероссийского научно-исследовательского института сертификации (ВНИИС) Иосифа Аронова, работа над разработкой техрегламентов в активной фазе. По его данным, на данный момент два техрегламента направлены на принятие Комиссией ТС, десять – на внутригосударственное согласование, один подготавливается для внутригосударственного согласования. По двадцати одному техрегламенту идет публичное обсуждение, по пяти – внутреннее согласование перед публичным обсуждением. Два регламента не разрабатываются, один – по выбросам транспортных средств, так как будет учтен в техрегламенте по колесным транспортным средствам, второй – по изделиям медицинской техники. "Здесь есть принципиальные разногласия между Минздравами и техрегуляторами, – поясняет г-н Аронов. – До конца года, по сути, нужно принять 45 регламентов. Это колоссальная работа, поскольку попутно разрабатывается огромное количество документов, схемы, типовые правила вступления регламентов и так далее", – рассказывает он ЭК. По каждому регламенту возникают свои проблемы, своя история. "Одни идут легче, например по низковольтному оборудованию, где высокая степень гармонизации с европейским стандартом, другие, где нет европейской основы, – тяжелее", – отмечает Иосиф Аронов. В настоящее время, по его словам, постепенно формируется единый взгляд на техническое регулирование в рамках ТС. Появляются единые регламенты, реестр органов по сертификации, испытательных лабораторий, процедуры подтверждения соответствия.

Тем временем бизнес ждет главного – единых техрегламентов. Пока же предприниматели беспокоятся, что во время утверждения техрегламентов будут приняты российские варианты, которым не смогут соответствовать отечественные производители. Такие фобии, в частности, у пищевиков приграничных территорий. Как заметил в беседе один из них: "Если примут российские техрегламенты, отечественные производители проиграют в конкурентной борьбе. В итоге завтра омские колбасники закидают нас своей продукцией. Какой смысл принимать в "пищевке" европейские техрегламенты? Я свою колбасу в Европу не повезу, максимум – в Россию. Так зачем же усложнять нам жизнь", – недоумевает предприниматель.

За основу большинства разрабатываемых техрегламентов ТС, по словам г-на Радаева, приняты национальные техрегламенты РФ, гармонизированные (по заверениям разработчиков) с требованиями директив Европейского сообщества. "По транзитивности мы считаем, что за основу техрегламентов ТС взяты европейские нормы. Их использование должно привести к повышению конкурентоспособности отечественной продукции и продвижению ее на европейские и другие рынки. При условии полного технического перевооружения отраслей промышленности, соответствующего обучения специалистов, внедрения взаимосвязанных с техрегламентами стандартов, также гармонизированных с европейскими и вообще мировыми требованиями", – подчеркивает он.

По словам Иосифа Аронова, в некоторых регламентах действительно за основу берутся европейские нормы, по некоторым это невозможно сделать, так как у них нет таковых. Все же, по его мнению, пока не удается полностью гармонизировать техрегламенты ТС с европейскими. Причины разные. "Основная, видимо, состоит в том, что состояние стран, ментальность разные. Нам, в частности, не удалось перейти на типовые европейские схемы подтверждения соответствия. В каких-то вопросах мы сохранили сертификацию. Пока трудно сказать, являются ли эти расхождения с европейскими техрегламентами принципиальными. Ответ на этот вопрос даст лишь правоприменительная практика", – считает он.

Складывается впечатление, что за разработкой единых техрегламентов идет подковерная борьба, цель которой лоббирование своих интересов. Ярким примером служит последний скандал, который разгорелся вокруг техрегламента на табачную продукцию. Как сообщает российское издание "РБК daily", Казахстан сорвал согласование базового текста этого документа. "Казахстанская сторона отказалась даже обсуждать вариант текста, согласованного представителями России и Белоруссии, поскольку настаивает на безоговорочном принятии собственного варианта", – пишет издание. Российская и белорусская стороны еще в июне выработали единую позицию по тексту техрегламента, одобрив все основные положения. В этом варианте, в частности, предусматривается введение двусторонних "устрашающих картинок", иллюстрирующих вред курения. При этом подобные картинки должны занимать не менее 50% площади пачек сигарет на каждой из сторон. Сегодня в России производители могут ограничиться лишь надписями о вреде курения, при этом площадь надписи с лицевой стороны должна быть не меньше 30% площади, с оборотной – 50%.

Казахстанский вариант табачного техрегламента содержит более жесткие положения. В частности, нанесение на пачку сведений о системных ядах, канцерогенных и мутагенных веществах. Это требование смущает представителей табачных компаний. "Возможно, в табачном дыме и содержатся эти вещества, однако на настоящий момент в мире не существует методов их определения и, соответственно, нормативов", – рассказали "РБК daily" в одной из табачных компаний. По мнению производителей сигарет, принятие обязательных требований, сопряженных с физической невозможностью их соблюдения, может привести к остановке производства. Еще одним пунктом, по которым позиция Казахстана разошлась с мнением России и Белоруссии, стали "устрашающие картинки". Россия и Белоруссия считают, что на пачках должны быть размещены картинки, используемые в странах ЕС, Казахстан подготовил собственные изображения, сделанные на основе тех, что приняты в странах Юго-Восточной Азии, в частности в Таиланде. Также Казахстан настаивает на запрете так называемых дескриптеров – надписей типа "легкие", Lights, Mild и других подобных. Большинство российских табачных компаний уже отказались от их использования, заменив обозначения различий между сортами одной марки цветовыми решениями. Однако ряд брендов сохранил дескрипторы, которые нивелируются уточняющей формулировкой "Lights – не означает менее вредный". Особенно этот вопрос принципиален для компании JTI. У нее в портфеле есть марка Mild Seven, которая может оказаться под запретом из-за наличия "нелегального" слова в названии.

Между тем, как сообщил информированный источник агентству КазТАГ, в плане работ вопрос рассмотрения данного техрегламента не значился, однако российская сторона стала настаивать на немедленном принятии своего варианта. "Мы были удивлены настойчивости российской стороны", – отметил собеседник информагентства. По его словам, россияне "выполняли указание сверху". Специалисты не исключают, что РФ и Белоруссия в итоге пойдут на уступку Казахстану и примут регламент в соответствии с его требованиями, потому что в противном случае ЕЭП не вступит в силу, а единственный техрегламент на табачную продукцию не может являться принципиальным вопросом для трех государств.

Http://refdb. ru/look/1166259-p4.html

17 апреля 2018 года в Национальной туристической зоне «Аваза» состоялся бизнес-форум, в котором приняли участие представители государственных структур, промышленных и деловых кругов, деятели культуры Балканского велаята Туркменистана и Мангистауской области Республики Казахстан. На повестку дня форума были вынесены вопросы дальнейшего расширения торгово-экономического, научно-технического и культурно-гуманитарного сотрудничества.

Для участия в форуме, организованном в рамках реализации соответствующего Соглашения, подписанного в 2014 году между администрациями прикаспийских регионов двух государств, в город Туркменбаши прибыла представительная делегация во главе с акимом Мангистауской области Е. Тугжановым.

В её состав вошли руководители и ведущие специалисты различных управлений и департаментов – индустриально-инновационного развития, государственных доходов, предпринимательства и торговли, туризма, физической культуры и спорта, культуры, главы администраций города Актау и Каракиянского района, а также депутаты областного маслихата, представители более 30 крупных предприятий и компаний, предпринимательских структур, средств массовой информации.

В ходе нынешней встречи казахстанским партнёрам были представлены перспективы быстро развивающегося рынка Туркменистана, располагающего богатыми природными ресурсами и огромным экономическим потенциалом, а также масштабные проекты, в том числе в области индустриализации, импортозамещения и наращивания объёмов производства востребованной на мировых рынках продукции.

Казахстанские бизнесмены, представляя свои компании, подчёркивали готовность к активному участию в совместных проектах национального и регионального значения, благоприятные условия для которых создаёт взаимодополняемость экономик Балканского велаята и Мангистауской области.

Достижения товаропроизводителей Туркменистана и Казахстана наглядно продемонстрировала совместная выставка, в экспозиции которой была представлена продукция частных и государственных строительных, агроперерабатывающих, швейных, кондитерских и других предприятий.

Более конкретное обсуждение интересных совместных проектов и дальнейших направлений взаимодействия состоялось в ходе двусторонних встреч гостей с представителями хякимлика города Туркменбаши, отраслевых министерств и ведомств, предпринимателями Туркменистана.

Поблагодарив туркменскую сторону за оказанный радушный приём и прекрасную организацию деловой встречи, члены казахстанской делегации выразили уверенность, что достигнутые договорённости послужат углублению и укреплению конструктивного межгосударственного диалога.

Вечером в культурно-спортивном комплексе нефтеперерабатывающего завода состоялся большой совместный концерт фольклорных коллективов, эстрадных артистов, исполнителей народной музыки и песен Туркменистана и Казахстана. Здесь же была организована выставка народно-прикладного искусства народов двух дружественных стран.

Http://www. mfa. gov. tm/ru/news/733

Атырауский нефтеперерабатывающий завод или АНПЗ (до 1991 года Гурьевский) — один из трёх ведущих нефтеперерабатывающих заводов Казахстана. Построен в годы Великой Отечественной войны в течение двух лет, на базе комплектации оборудования, поставляемого из США по «ленд-лизу», введен в эксплуатацию в сентябре 1945 года. Владельцем нефтеперерабатывающего завода является АО «КазМунайГаз — переработка и маркетинг» (99,53%) [6] .

К проектированию завода приступили в 1943 году на основании планового задания Наркомата нефтяной промышленности СССР. Строительство завода шло в нелегких условиях военного времени. Технический проект завода был разработан американской фирмой «Баджер и сыновья». Корректировка осуществлялась проектной организацией государственного треста № 1 Наркомата нефтяной промышленности СССР. Привязка к местным условиям осуществлялась местными проектировщиками «Эмбанефтьпроект».

Первоначальная мощность завода составляла 800 тысяч тонн переработки нефти в год и базировалась на нефти Эмбинского месторождения, привозном Бакинском дистилляте. С самого начала завод развивался по топливному варианту, с выпуском авиационных и автомобильных бензинов, различных моторных и котельных топлив.

С развитием Западно-Казахстанского региона, увеличением добычи нефти с 1965 года, завод путём реконструкции стал рассматривать вопрос по замене дорогостоящего привозного дистиллята на дистиллят собственной выработки.

В 60-е годы XX столетия был взят курс на увеличение объёма переработки нефти путём строительства новых технологических установок.

С 1969 года по 2006 год на заводе были построены и пущены в эксплуатацию установки Переработка первичной переработки нефти ЭЛОУ-АВТ-3, каталитического риформинга ЛГ-35-11/300, замедленного коксования, прокалки нефтяного кокса, по производству технического азота, гидроочистки и изомеризации бензина, гидроочистки и депарафинизации дизельного топлива, очистки и производства водорода, производства серы с блоком кристаллизации.

За более 60 лет работы завод превратился в современное предприятие по выпуску нефтепродуктов топливного назначения. Осуществлено большое техническое перевооружение всех технологических установок по переработке нефти, что позволило увеличить мощность до 5 млн тонн в год.

С середины 1999 года держателем контрольного пакета акций (86,7 %) завода стало ЗАО ННК «Казахойл», впоследствии АО «НК „КазМунайГаз“». Владельцем доли — 99,17 % является с 2005 года АО «КазМунайГаз — переработка и маркетинг».

Атырауский НПЗ впервые осуществил переработку Тенгизской нефти — нефти нового типа со значительно большим содержанием светлых фракций и, одновременно, с высоким содержанием в ней метил-этилмеркаптанов, что потребовало для её переработки тщательной подготовки и решения как технологических, так и экологических проблем. Доля переработки Тенгизской нефти составляет 12 %. Несмотря на недостаточность вторичных процессов, заводом достигнута глубина переработки 65 %. При этом отбор светлых нефтепродуктов от нефти представляет в среднем 45,9 %.

Http://org-wikipediya. ru/wiki/%D0%90%D1%82%D1%8B%D1%80%D0%B0%D1%83%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B9_%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B4

«Нефть России», 18.10.11, Москва, 10:42 На Атырауском НПЗ реализуется инвестиционный и важный проект не только для завода, но и для всего Казахстана. Он направлен на увеличение производства нефтепродуктов с одновременным решением экологических вопросов.

Плюсов от этого огромное множество. Уже тот факт, что в период мирового кризиса под атырауский проект выделены средства, говорит о том, что проект высокорентабелен. К слову, к этому приложены немалые усилия со стороны главы государства, правительства и местных властей, поскольку тем самым решается немало вопросов, касающихся привлечения инвестиций. Но самое главное – будет налажен выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, а казахстанцы получат собственный высокооктановый бензин в рамках программы по импортозамещению. В целом на сегодня на Атырауском НПЗ ведется планомерная работа по снижению выбросов, есть конкретные результаты. Работы будут продолжены и все последующие годы. Атырауский НПЗ имеет экономию по защищенным лимитам выбросов. Платежи за загрязнение окружающей среды в текущем году составили около 20 млн тенге против 109 млн тенге в 2008 году.

АНПЗ работает согласно требованиям технологического регламента и на сегодняшний день является единственным в Казахстане способным выпускать моторные топлива, отвечающие стандарту “Евро-2”. Это стало возможным благодаря недавней реконструкции завода.

Также это позволило улучшить качество моторного топлива за счет расширения ассортимента нефтепродуктов. Компания стала выпускать автомобильные бензины марок “Регуляр-92”, “Премиум-95”, “Супер-98” соответствующих требованиям “Евро-2” и имеющим запас качества по основным показателям для продукции “Евро”. Кроме того, стало возможным производить также дизельное топливо в соответствии с требованиями “Евро-2,3,4” (зимнее и летнее экологически чистое топливо), низкозастывающее дизельное топливо с температурой застывания минус 35 без применения присадок.

В планах – запустить попутное производство, которое способствовало бы переработке отходов очистки топлива. На Атырауском нефтеперерабатывающем заводе начато строительство комплекса по производству ароматических углеводородов, то есть бензола и параксиола. Практическая реализация инвестпроекта “Строительство комплекса по производству ароматических углеводородов” началась 1 октября 2010 года. Сейчас специалисты занимаются проектно-изыскательскими работами. На недавно проведенном совещании с участием АО “НК “КазМунайГаз” было подписано соглашение о переуступке лицензионных прав, заключенное между ТОО “АНПЗ” и компанией Sinopec Engineering, уже вступившее в силу. Французская компания-лицензиар Axens подтвердила переуступку лицензионных прав от ТОО “АНПЗ” к компании Sinopec Engineering.

Первоначально для реализации данного проекта, что называется, по старой памяти обратились к японцам. Однако японская сторона слишком высоко оценила риски собственных инвестиций в период кризиса и запросила сильно завышенную цену. Поэтому в качестве альтернативы выступила хорошо известная многим казахстанцам китайская компания “Синопек инжиниринг”. Кроме ценового преимущества, получился существенный выигрыш в сроках – 39 против 54 месяцев.

Надо сказать, что у большинства казахстанцев сложилось превратное отношение ко всему китайскому. Неудивительно на этом фоне, что атыраусцы резко отрицательно отреагировали на то, что проектом займутся специалисты из КНР. А между тем плюсов от такого сотрудничества огромное множество. Во-первых, строитель одновременно выступает и в качестве клиента. Китайская сторона заинтересована в закупке целевой продукции на долгосрочной основе. Во-вторых, то, что в период мирового кризиса под атырауский проект выделены средства, говорит о том, что проект высокорентабелен.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928

Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544

Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.

При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www. oilru. com/) обязательна.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru. com, может не совпадать с мнением редакции.

«Нефть России», 18.10.11, Москва, 10:42 На Атырауском НПЗ реализуется инвестиционный и важный проект не только для завода, но и для всего Казахстана. Он направлен на увеличение производства нефтепродуктов с одновременным решением экологических вопросов.

Плюсов от этого огромное множество. Уже тот факт, что в период мирового кризиса под атырауский проект выделены средства, говорит о том, что проект высокорентабелен. К слову, к этому приложены немалые усилия со стороны главы государства, правительства и местных властей, поскольку тем самым решается немало вопросов, касающихся привлечения инвестиций. Но самое главное – будет налажен выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, а казахстанцы получат собственный высокооктановый бензин в рамках программы по импортозамещению. В целом на сегодня на Атырауском НПЗ ведется планомерная работа по снижению выбросов, есть конкретные результаты. Работы будут продолжены и все последующие годы. Атырауский НПЗ имеет экономию по защищенным лимитам выбросов. Платежи за загрязнение окружающей среды в текущем году составили около 20 млн тенге против 109 млн тенге в 2008 году.

АНПЗ работает согласно требованиям технологического регламента и на сегодняшний день является единственным в Казахстане способным выпускать моторные топлива, отвечающие стандарту “Евро-2”. Это стало возможным благодаря недавней реконструкции завода.

Также это позволило улучшить качество моторного топлива за счет расширения ассортимента нефтепродуктов. Компания стала выпускать автомобильные бензины марок “Регуляр-92”, “Премиум-95”, “Супер-98” соответствующих требованиям “Евро-2” и имеющим запас качества по основным показателям для продукции “Евро”. Кроме того, стало возможным производить также дизельное топливо в соответствии с требованиями “Евро-2,3,4” (зимнее и летнее экологически чистое топливо), низкозастывающее дизельное топливо с температурой застывания минус 35 без применения присадок.

В планах – запустить попутное производство, которое способствовало бы переработке отходов очистки топлива. На Атырауском нефтеперерабатывающем заводе начато строительство комплекса по производству ароматических углеводородов, то есть бензола и параксиола. Практическая реализация инвестпроекта “Строительство комплекса по производству ароматических углеводородов” началась 1 октября 2010 года. Сейчас специалисты занимаются проектно-изыскательскими работами. На недавно проведенном совещании с участием АО “НК “КазМунайГаз” было подписано соглашение о переуступке лицензионных прав, заключенное между ТОО “АНПЗ” и компанией Sinopec Engineering, уже вступившее в силу. Французская компания-лицензиар Axens подтвердила переуступку лицензионных прав от ТОО “АНПЗ” к компании Sinopec Engineering.

Первоначально для реализации данного проекта, что называется, по старой памяти обратились к японцам. Однако японская сторона слишком высоко оценила риски собственных инвестиций в период кризиса и запросила сильно завышенную цену. Поэтому в качестве альтернативы выступила хорошо известная многим казахстанцам китайская компания “Синопек инжиниринг”. Кроме ценового преимущества, получился существенный выигрыш в сроках – 39 против 54 месяцев.

Надо сказать, что у большинства казахстанцев сложилось превратное отношение ко всему китайскому. Неудивительно на этом фоне, что атыраусцы резко отрицательно отреагировали на то, что проектом займутся специалисты из КНР. А между тем плюсов от такого сотрудничества огромное множество. Во-первых, строитель одновременно выступает и в качестве клиента. Китайская сторона заинтересована в закупке целевой продукции на долгосрочной основе. Во-вторых, то, что в период мирового кризиса под атырауский проект выделены средства, говорит о том, что проект высокорентабелен.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928

Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815

Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.

Http://www. oilru. com/news/284185/

Добавить комментарий