Кержаков нефтеперерабатывающий завод

Одна из самых известных в России тяжб с участием футболистов близка к развязке? Нет, до развязки ещё далеко, но дело идёт. Напомним, как всё начиналось.

В 2011 году Кержаков узнал о перспективном проекте, в котором он мог стать инвестором. В Воронежской области строился нефтеперерабатывающий завод. Как Кержаков о нём узнал?

Вот что говорит Александр: «Суть в том, что меня обманули. Начиная с такого футболиста Ивана Саенко, который меня познакомил с людьми, которые в итоге меня кинули на деньги. Порассказывали очень много интересного, я поверил. Ну а как? Человек меня знакомит с ними, говорит, что это близкие люди. Тот, кого я знаю несколько лет, мы с ним играли вместе. А потом получается, что эти люди кидают. Я узнал, что он не только меня качнул на неплохие суммы». Саенко ответил. «Я слышал, посмеялся. Что было на самом деле? Эта ситуация вообще не для телевидения. Я скажу одну вещь: бумеранг, который он запустил и в котором многие люди страдают, возвращается. Я надеюсь, он знает, что такое бумеранг».

Кержаков обратился в суд. Тут выяснилось, что бывший депутат Руслан Лесных исчез, а Михаил Сурин и сотрудник Газпромбанка Багаев отрицали поделку подписи Кержакова и то, что он не знал о платежах.

Напомним, в начале статьи мы уже отметили, что Кержакову обещали, что он станет совладельцем завода, в строительство которого вложит больше 100 млн рублей. Это является главным нерешённым вопросом сейчас.

Суд постановил взыскать с Сурина 222 млн рублей. Которых у того нет. Зато у него была доля в компании, владеющей заводом – 50%. Представители Кержакова претендовали на эту долю, но суд отказал. Почему? Вмешался второй владелец. Евгений Ванин, которому принадлежала вторая половина завода, доказал в суде, что в своё время продал 50% Сурину, но денег так и не получил. Сделка недействительна, и именно он сейчас является единственным владельцем нефтеперерабатывающего завода, строительство которого подходит к концу. Поэтому Кержаков смог добиться в суде только взыскания денег с Сурина, а не его доли. «Всё, что он смог сделать с этой победой, это распечатать решение суда и повесить его на стену в рамочке. Денег и имущества у Сурина нет, и появления их не предвидится»,— сообщил человек из окружения Сурина.

Http://www. championat. com/football/article-3321423-aleksandr-kerzhakov-otsudil-222-mln-rublej-kak-eto-bylo. html

Футболист петербургского «Зенита» Александр Кержаков в скором времени может стать владельцем половины недостроенного нефтеперерабатывающего предприятия, расположенного в Панинском районе Воронежской области.

ГСУ СКР завершило расследование по делу о мошенничестве в особо крупном размере, проводимому в отношении предпринимателя Михаила Сурина. В ходе следствия было установлено, что в период с февраля 2011 по октябрь 2012 года предприниматель обманным путем завладел принадлежащими нападающему российской сборной денежными средствами, в размере 320 миллионов рублей.

В начале 2011 года во время отдыха в ОАЭ Кержаков познакомился с депутатом Воронежской облдумы Русланом Лесных, который и свел его с Суриным. Обвиняемый предложил спортсмену стать партнером в новом проекте по строительству нефтеперерабатывающего завода, реализацией которого занималось зарегистрированное в Карелии ООО «Модуль».

Нападающий «Зенита» заинтересовался предложением и передал Сурину в качестве партнерского взноса 100 миллионов рублей. Позже выяснилось, что оставшиеся у Кержакова сбережения были также переданы якобы на реализацию данного проекта, но уже без его ведома. Подделав подписи спортсмена деньги передал Владимир Багаев – персональный менеджер Кержакова в Газпромбанке.

Изначально расследованием дела о мошенничестве занимались петербургские следователи, но потом оно было передано в ГСУ СКР. Весной прошлого года Сурина задержали, а вскоре был взят под стражу и Багаев. Но месяц назад бывшего менеджера футболиста освободили. Следователи посчитали, что он не является соучастником в деле по мошенничеству и переквалифицировали его дело согласно статье 327 УК РФ (подделка документов). А в деле о мошенничестве появился новый фигурант – воронежский депутат, познакомивший футболиста с Суриным, оказался причастным к преступной мошеннической схеме. Руслан Лесных был объявлен в розыск.

26 января бизнесмену Сурину было предъявлено обвинение и теперь решается судьба недостроенного завода. Адвокат футболиста Игорь Решетников сообщил, что накануне в Санкт-Петербург для личной встречи с Кержаковым приезжали генеральный директор ООО «Модуль» Александр Махиня и фактический владелец компании Евгений Ванин. Он утверждает, что представители «Модуля» согласились передать нападающему «Зенита» право собственности на половину недостроенного нефтеперерабатывающего предприятия. В качестве подтверждения своих слов Решетников продемонстрировал сделанный в ходе этой встречи фотоснимок, на котором он запечатлен во время рукопожатия с Ваниным.

Http://qostanay. tv/sport/futbolist-kerzhakov-mozhet-stat-sovladelcem-neftepererabatyvayushchego-zavoda

Ленинский райсуд Воронежа оценил обстоятельства исчезновения у футболиста Кержакова 300 млн рублей при вынесении приговора бизнесмену Михаилу Сурину в четверг, 28 апреля. Судья Игорь Федотов, выслушав все версии, показания свидетелей и рассмотрев доказательства, изложил хронику событий похищения денег у бывшего форварда питерского «Зенита».

Как футболист стал инвестором, куда пропали его миллионы и какова судьба Михаила Сурина и завода, узнала журналист РИА «Воронеж».

Как установил суд, футболист Александр Кержаков позволил ввести себя в заблуждение на отдыхе в Объединенных Арабских Эмиратах. Там Кержаков через воронежского футболиста Ивана Саенко в январе 2011 года познакомился с депутатом Воронежской облдумы Русланом Лесных. От Лесных форвард узнал о строительстве нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Панинском районе Воронежской области. Изначально Саенко жил в Воронеже по соседству с Евгением Ваниным, учредителем предприятия, поэтому знал о заводе. Согласно показаниям Ванина, он хотел построить НПЗ только на свои средства, но случился кризис 2008 года, и их не хватило. Поэтому потребовалось подключать инвесторов.

Футболиста заинтересовал проект НПЗ в Воронежской области, и Лесных познакомил его с директором ООО «Модуль» Михаилом Суриным. Фирма была владельцем строящегося предприятия. На тот момент Сурин лишь номинально участвовал ООО «Модуль», так как владел 50% долей компании.

– Не позднее 1 февраля 2011 года Сурин разработал план, как обмануть Кержакова. Он позиционировал себя в глазах Кержакова как владельца НПЗ. При вложении 100 млн рублей пообещал ввести Кержакова в состав учредителей и стабильный доход от инвестиций. Кержаков был введен в заблуждение. Желая получать стабильный доход от вложений, он отдал распоряжение руководителю филиала ООО «Газпромбанк», где был вип-клиентом, переводить средства Михаилу Сурину, – зачитал судья.

При знакомстве Сурин показал Кержакову на ноутбуке проект НПЗ и представился человеком, который управляет стройкой. Летом 2011 года после начала инвестиций футболист приезжал в Панинский район и посетил стройку, которая как раз шла полным ходом. У него на глазах Михаил Сурин отдавал распоряжения рабочим, поэтому Кержаков стал полностью доверять бизнесмену.

По версии Сурина, футболист сам предложил инвестировать в предприятие. Воронежский бизнесмен настаивал, что в тот момент Кержаков хотел вывести деньги со своих счетов, так как вскоре должен был начаться бракоразводный процесс. Однако эту версию опровергла бывшая жена форварда Мария Кержакова. Она пояснила, что у них с супругом был составлен брачный договор, по которому Мария не могла претендовать на деньги мужа при разделе имущества.

– Сурин имел несколько версий защиты. Он менял их в зависимости от получения новых доказательств. Многие из доводов Сурина не нашли подтверждения по делу, – такую оценку Игорь Федотов дал некоторым показаниям бизнесмена.

Александр Кержаков начал переводить деньги из «Газпромбанка» на счета Михаила Сурина со 2 февраля 2011 года. За первые два платежа – на общую сумму 110 млн рублей – директор ООО «Модуль» пообещал ввести футболиста в учредители. Вскоре после получения денег Сурин стал убеждать Кержакова, что вложений недостаточно и для высокого дохода в будущем нужно больше инвестиций. Кержаков по-прежнему просил сотрудников «Газпромбанка» переводить деньги на счета Сурина. Платежи возобновились с апреля 2011 года – Сурин получил еще 30 млн рублей – и после этого шли постоянно. С 5 апреля 2011 по 10 декабря 2012 года Кержаков перевел Сурину 282,5 млн рублей. Еще 21 млн рублей футболист передал наличными. Часть денег Сурин возвращал футболисту. Сумма хищений составила 300 млн 569 тыс. рублей, посчитал суд.

Михаил Сурин снимал деньги со счета и складывал в банковскую ячейку. Из них бизнесмен брал средства для покупки техники или стройматериалов. При вложениях доля Сурина в ООО «Модуль» росла. После инвестиций денег Кержакова в НПЗ он стал владеть 85% долей, первоначальный владелец фирмы Евгений Ванин имел только 15%.

Мошенничество Михаила Сурина заключалось в том, что он вкладывал деньги Кержакова в строительство завода как свои – вместо того, чтобы сделать совладельцем футболиста, решил суд. Документов после перевода средств Сурин для Кержакова не оформлял, если не считать один договор займа на 105 млн рублей до 2026 года.

По словам футболиста, Михаил Сурин назвал документ «формальностью» и снова обещал большие доходы – с 2012 года, когда завершится строительство НПЗ. Позже в деле появились еще три договора займа на остальные средства футболиста. Кержаков заявил, что не знает, откуда они взялись, и уверил суд, что не подписывал эти документы.

В начале 2013 года у Сурина начались проблемы в отношениях с Кержаковым, и бизнесмен продал свою долю в 85% Евгению Ванину. В договоре была указана сумма в 42,5 млн рублей. Не исключено, что фактически никаких денег Сурин не передавал: сделка была нужна, чтобы лишить возможности настоящего инвестора – Александра Кержакова – потребовать свои деньги обратно. Сурин признал это во время судебного процесса, назвав договор купли-продажи с Ваниным своей ошибкой.

Александр Кержаков, поняв, что его обманули, когда пообещали «сделать истинным магнатом», обратился в правоохранительные органы. Петербургские силовики разбирались в запутанных схемах воронежской фирмы «Модуль» почти год. По итогам проверки следователи возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. В апреле 2014 года Сурина арестовали и отправили в петербургское СИЗО. Там бизнесмен провел два года, категорически отказавшись признавать вину.

Когда расследование завершилось, дело передали в воронежский суд – по месту юридического адреса ООО «Модуль». В суде Михаил Сурин изменил тактику и признал вину частично. В последнем слове бизнесмен рассказал о череде «ошибок», из-за которых Александр Кержаков лишился возможности вернуть деньги. Сурин убеждал суд, что решения принимал не он, а реальное руководство фирмы.

– Когда Кержаков попросил документы об оформлении доли, я должен был самостоятельно собрать их и передать вместе с правами требования. Моя вина заключается в том, что я этого не сделал из-за того, что возможность диалога с футболистом была полностью утрачена. В то время Лесных убеждал меня, что сам разберется в ситуации, если я передам долю Ванину. Безусловно, я не должен был передавать эту долю в основном капитале Ванину. На тот момент можно было рассчитывать, что Ванин сам передаст долю. Я сделал еще большую ошибку, подписав соглашение о новации (соглашение сторон о замене одного обязательства другим – РИА «Воронеж»). В результате его подписания срок возврата по договорам займа был отложен на 8-10 лет, – объяснил Михаил Сурин в последнем слове.

Суд учел частичное признание вины Суриным и тот факт, что бизнесмен подписал с Кержаковым к концу судебного процесса договор уступки права требования с ООО «Модуль» на 70 млн рублей. Долг перед футболистом теперь составляет 220,5 млн рублей. Ущерб представители Кержакова будут взыскивать с Михаила Сурина в гражданском порядке, постановил суд.

Судья Игорь Федотов назвал смягчающими обстоятельствами отсутствие судимостей у Сурина, его прекрасные характеристики, наличие двух детей 10 и 12 лет. У бизнесмена три высших образования, одно из которых медицинское. Сам подсудимый после освобождения пообещал заниматься тем, что хорошо умеет – лечить людей, пойти работать в клинику, где его уже ждут.

Завод к апрелю 2016 года построен на 40-45%. Стройку фактически остановили в 2013 году. После возбуждения дела о мошенничестве проект НПЗ заморозили. Предприятие арестовали. Ленинский райсуд продлил арест на имущество «Модуля» до 8 июня 2016 года.

– Еще года два завод простоит под арестом, и его можно списывать, – прокомментировал это решение в суде его владелец Евгений Ванин. – Мало того, что он приходит в упадок, так ведь каждый месяц приходят счета по 700 тыс. рублей – налоги, коммуналка, охрана. У нас была задолженность по охране – 5 млн рублей! Судебные приставы в качестве оплаты забрали автомобили.

Руководство фирмы считает, что защита Кержакова хочет обанкротить предприятие – его стоимость оценивается в 600 млн рублей, – потому что Кержаков не стал ждать, когда вернутся его инвестиции, а захотел вернуть деньги немедленно.

Статья о мошенничестве в особо крупном размере, которую вменили Сурину следователи, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. Гособвинитель Денис Гриценко предложил смягчить его – до 5 лет в колонии общего режима.

Судья Игорь Федотов определил в наказание Михаилу Сурину 4 года колонии общего режима. К моменту вынесения приговора Сурин отсидел два года – половину своего срока. Обычно в таких случаях осужденные могут просить об условно-досрочном освобождении. Однако за Суриным остается невозмещенный ущерб Кержакову в 220 млн рублей. Несмотря на долг, шанс освободиться условно-досрочно у бизнесмена есть, отметил адвокат Сурина Николай Алимкин.

Михаил Сурин отреагировал на приговор спокойно. Хотя бизнесмен и просил суд об условном сроке, вряд ли надеялся на такой исход дела всерьез. От комментариев Сурин отказался, сосредоточившись на общении с родными, которые подошли в зале к клетке.

Http://riavrn. ru/news/sudebnaya-khronika-kak-voronezhskiy-sud-otsenil-delo-o-millionakh-kerzhakova/

Из-за бывшей сожительницы футболист может потерять 329 миллионов рублей и сына?

Знаменитый нападающий «Зенита» Александр Кержаков — вновь в центре скандала. Заподозрив бывшую возлюбленную в пристрастии к наркотикам, футболист затеял судебный спор за малолетнего сына. Экс-сожительница обороняется — недавно Екатерина Сафронова через адвоката обвинила Александра в том, что он «пытается посадить в тюрьму невиновного человека».

Сафронова имеет в виду воронежского бизнесмена Михаила Сурина, которого питерское следствие сейчас обвиняет в мошенничестве в отношении Кержакова. Эта «информационная война» между некогда горячо любящими друг друга гражданскими супругами вывела конфликт за рамки семейного. Ведь выходит, что «бывшая» обвиняет форварда в уголовном преступлении и ее показания могут лишить Кержакова надежды вернуть свои 329 (!) миллионов рублей.

События этого уголовного дела относятся к 2011 году. В это время Кержаков находился на стадии развода с первой супругой Марией Головой. Вместе с тем 29-летний футболист задумывался о своей «старости» — размышлял над тем, куда бы ему вложить свободные деньги. Как и многие его коллеги по «Зениту», Кержаков искал подходящий бизнес. Разговорился он об этом и на отдыхе в Арабских Эмиратах. Судя по публичным заявлениям адвоката Кержакова, история его обмана началась именно на элитном курорте в далекой восточной стране, где, должно быть, особенно часто грезится о сказочном богатстве.

Итак, знакомый футболиста, депутат Воронежской областной думы Руслан Лесных, свел его с бизнесменом Михаилом Суриным: тот стал рассказывать Кержакову про свой небольшой нефтяной завод, который он строит в Воронеже. И нападающий живо заинтересовался. Мужчины подружились. Впоследствии Сурин постоянно поддерживал связь с футболистом. По данным «МК» в Питере», он не давал забыть о себе, регулярно писал Александру эсэмэски и мог обращаться к нему по-приятельски просто, например, написать: «братиш, как дела?»

Кержаков к такой дружбе относился без должной осторожности. Уже через пару месяцев после знакомства Александр по приглашению нового знакомца полетел в Воронеж. В феврале 2011 года вместе с Cуриным он осмотрел строительство будущего нефтеперерабатывающего завода. Рабочие там активно что-то возводили — и Кержаков в «братише» уже не сомневался. Судя по публичным заявлениям адвокатов футболиста, Сурин заверил, что за три года, к 2014-му, завод достроят, он будет приносить прибыль. И якобы предложил Кержакову стать соинвестором проекта — вложить 100 миллионов рублей. Александр решился войти в прибыльное дело. В надежде стать в будущем нефтяным магнатом, он в течение года перевел Сурину не 100, а около 329 миллионов рублей, вероятно, рассчитывая на увеличение своей доли в бизнесе. По данным «МК» в Питере», платежи были «по чуть-чуть» каждый месяц — по 60, 50 миллионов рублей, видимо, Кержаков переводил «братишу» часть своей зарплаты.

Как заявил футболист, все строилось на дружбе и доверии, потому как никаких документов от Сурина он не получал. И все это время компаньоны, по нашим сведениям, дружили семьями, ходили в рестораны, на футбол и даже друг к другу в гости.

Александр был воодушевлен. Вероятно, чтобы не сглазить амбициозный проект, будущий владелец нефтезавода Кержаков особо не распространялся среди друзей о своей затее. Товарищи футболиста потом рассказывали, что он упоминал и о каком-то заводе, и о нефти, но в детали их не посвящал.

Спустя два года, когда сумма вложений футболиста превысила 250 миллионов рублей, Кержаков, по информации «МК» в Питере», стал просить оформить бумаги, но неожиданно столкнулся с отказом Сурина. В итоге в конце 2012 года футболист перестал выплачивать ему деньги. Между тем последние 70 миллионов рублей со счета Кержакова были переведены без его ведома, как заявил адвокат футболиста Игорь Решетников.

Все переводы осуществлялись через «Газпромбанк», где у Кержакова был открыт счет. Его делами занимался личный менеджер Владимир Багаев — клиент-футболист мог по телефону попросить перевести нужную сумму, затем подъехать и подписать платежные документы постфактум. Сейчас Багаев — обвиняемый по уголовному делу. Следствие считает, что, начав общаться с Суриным, Багаев не избежал соблазна и примкнул к плану по одурачиванию Кержакова.

Дескать, он, уже без ведома футболиста, перевел с его счета Сурину еще более 70 миллионов рублей, а затем подделал подпись ВИП-клиента на «платежке». Кержаков же не чуял подвоха, искренне веря, что в столь авторитетном и престижном банке к нему проявят должное уважение. Почерковедческая экспертиза в уголовном деле подтвердила: подпись на последних платежных документах о переводе более 70 миллионов рублей не принадлежит футболисту.

Постепенно с именитым спортсменом стали обращаться, как с обыкновенным одураченным лохом. Тон его «дружбы» с Суриным резко изменился: футболист якобы требовал оформления своей доли в заводе — а в ответ получал оскорбительные «отклоненные вызовы» на телефоне. В ноябре 2012 года Александр Кержаков написал заявление в полицию.

Многие уверены, что у знаменитостей больше шансов на справедливое и оперативное расследование. Но потерпевший Кержаков в полиции не нашел должной поддержки. Уголовное дело по факту тайного хищения миллионов у спортивной звезды целый год (!) пролежало в полицейском следствии без заметного движения. Бизнесмен Сурин спокойно строил свой нефтеперерабатывающий завод. Менеджер «Газпромбанка» продолжал нести службу. А Кержаков молча сглатывал обиду.

Все изменилось, когда дело передали в Главное следственное управление по Петербургу. Уже через пару месяцев Михаила Сурина задержали в Воронеже. Его обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. Однако он вину не признал и выдвинул свою версию случившегося. Как публично заявлял Сурин, он действительно познакомился с Кержаковым через Лесных, подтвердил их приятельские отношения. Дескать, да, футболист ездил к нему в Воронеж, но исключительно в развлекательных целях.

В своей защитной версии Сурин использовал семейные проблемы Кержакова: обвиняемый заявил, что Александр не вкладывался в завод, а давал ему деньги в долг, чтобы скрыть их от бывшей жены и не делиться с ней при разводе. Ведь как раз в период создания своей «нефтяной империи» Кержаков разводился с первой женой Марией Головой (тогда он еще только начинал встречаться с Екатериной Сафроновой, с которой теперь судится). Сурин заявил, что на одной из встреч Кержаков рассказал о проблемах с супругой и своих опасениях, дескать, после развода она будет претендовать на половину его сбережений. И якобы тогда Сурин согласился помочь Кержакову — «подержать деньги у себя» до 2026 года. Уговор оформили в виде договора на беспроцентный заем футболиста — Сурину. По некоторым сведениям, 23 июня 2011 года в ресторане «Невский палас» Кержаков действительно подписал договор займа на 105 миллионов рублей.

«У Кержакова был только один законный договор — на 105 миллионов рублей. Но когда эта бумага была подписана, в реальности денег перевели уже гораздо больше. Он оформлялся как договор займа, когда один человек дает другому в долг, хотя на деле этого не было», — заявлял адвокат Решетников. Дескать, футболиста просто запутали — сказали: такая бумага нужна «для банков», чтобы там не задавали лишние вопросы, откуда идут такие огромные перечисления.

Остальные договоры займов представлены Суриным только в копиях. Их подлинность футболист оспаривает.

Впрочем, в защитной версии Сурина есть брешь — у Кержакова с первой женой существовал брачный договор, поэтому «защищать» деньги от жены футболисту не имело никакого смысла, девушка на них и не могла претендовать. Зачем же тогда ему было одалживать Сурину такую огромную сумму на столь долгий срок?

Сурин и Багаев на данный момент арестованы. А следствие близится к своему завершению.

Невольной свидетельницей создания «нефтяного бизнеса» Кержакова была его тогдашняя любовь — Екатерина Сафронова, гражданская жена, мать его сына. Девушка на тот момент была для Кержакова близким человеком и не могла не знать, что происходит в жизни футболиста. Но сейчас, когда они воюют за сына, Екатерина говорит, что Кержакова никто не обманывал и он наговаривает на бизнесмена, «пытается посадить невиновного» Сурина. Интересно, что официальных показаний в рамках уголовного дела Сафронова не давала. Слова Екатерины опровергла няня их малолетнего сына 53-летняя Марина Бурундукова. Женщина заявила, что когда работала с Екатериной под одной крышей, то слышала от нее, что Александра «обманули мошенники».

По данным «МК» в Питере», следствие наложило арест на нефтеперерабатывающий завод Сурина, и если того признают виновным, то у Кержакова есть все шансы вернуть потерянное. Но выходит, что экс-сожительница может помешать ему вернуть 329 миллионов рублей? Ведь если Екатерина пойдет до конца в своих обвинениях, то на суде она может стать свидетелем защиты бизнесмена Сурина.

Александр Кержаков далеко не первый футболист, который простодушно доверил свои честно заработанные миллионы малознакомым людям. Питерский «Зенит» вообще отличается наивностью и доверчивостью своих игроков. Не зная, как грамотно вложить деньги, зенитовцы регулярно становятся жертвами мошенников и авантюристов — как минимум уже восемь лет подряд.

Еще в 2006–2007 годах от мошенницы Виктории Ковбы пострадали четыре игрока «Зенита». Голкипер Вячеслав Малафеев лишился 27 миллионов рублей, экс-капитан команды Анатолий Тимощук — 21 миллиона 570 тысяч рублей, экс-нападающий Павел Погребняк — 13 миллионов 500 тысяч рублей, а бывший полузащитник Александр Горшков — 7 миллионов 750 тысяч рублей. Остальные пострадавшие футболисты, похоже, не решились обращаться в правоохранительные органы, ведь, как говорили жены обманутых игроков, коварная Ковба вошла в доверие больше чем к половине команды.

Женщина покупала-продавала жилье для «Зенита», поэтому футболисты ей верили. Она брала у зенитовцев деньги по договорам займа, обещая выплатить до 30 процентов годовых. Через некоторое время она действительно отдавала деньги с процентами, но затем брала в долг еще. Рассчитывая на солидные дивиденды, футболисты вкладывались. Таким образом, Виктория добивалась того, что ей доверяли все большие суммы. «Бизнес» оказался банальной пирамидой. После многомиллионного займа Ковба «свернула лавочку» и ничего вкладчикам не возвращала. Ее приговорили к 5 годам колонии. Впрочем, этот урок мало чему научил игроков «Зенита». Особым простодушием отличился Вячеслав Малафеев.

Пытаясь взыскать долг с мошенницы Ковбы, он умудрился попасться на удочку другого авантюриста. Сопредседатель клуба болельщиков «Зенита» Станислав Мирончук познакомил вратаря с Алексеем Бавченко, который якобы работал в ФСБ и «решал серьезные вопросы». Но тот оказался лжечекистом и, по данным следствия, просто выманивал у футболиста миллионы. Однако Малафеев его не смог раскусить. Как рассказал голкипер, он «финансировал» своего «спасителя» ежемесячно, отдав в общей сложности больше 7 миллионов рублей, но ничего не получив взамен. Пошел уже третий год, как Петроградский райсуд рассматривает дело в отношении лжечекиста Бавченко.

Другой зенитовец — защитник Александр Анюков — пострадал из-за своей дружбы с криминальным авторитетом Хлоевым. Тот уговорил футболиста доверить 70 миллионов рублей грузинскому бизнесмену под высокие проценты. А когда Анюков не дождался обещанной выгоды, Хлоев якобы вымогал деньги у коммерсантов в пользу футболиста, и тому даже пришлось выступать свидетелем в суде. У следствия имелись сведения, что на предложение Хлоева поучаствовать в обнальном бизнесе откликнулись и другие зенитовцы, но в итоге в уголовном деле этот факт отражения не нашел. Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд пока приговорил по этому делу только троих предполагаемых подельников Хлоева, а сам Беспризорник — заболел.

Http://spb. mk. ru/articles/2014/08/20/kerzhakov-lishilsya-millionov-izza-very-v-somnitelnogo-druga. html

Только вчера, 14 марта, форвард петербургского клуба Александр Кержаков выходил на поле в матче 1/8 финала Лиги Европы против « Базеля ». Нападающий «Зенита» сыграл невразумительно, в поединке ничем не запомнился. Да и вообще в этом году Александр Кержаков голов в официальным матчах еще не забивал. Болельщики вздыхали, ну как же так, ведь Саша острый форвард, который всегда заряжен на то, чтобы отличиться!

И только сейчас стала известна причина игрового спада любимца петербуржцев. Мысли Кержакова сейчас далеки от футбола, так как он переживает финансовую драму. Форвард «Зенита» влип в аферу и уже потерял 330 миллионов рублей – целое состояние! Криминальная история началась еще два года назад. Александр Кержаков познакомился в отпуске в Арабских Эмиратах с депутатом IV созыва Воронежской областной думы Русланом Лесных. Тот рассказал спортсмену о своем приятеле, бизнесмене Михаиле Сурине, который в Панинском районе строит нефтеперерабатывающий завод. И предложил ему стать совладельцем предприятия.

Александр Кержаков вернулся в Петербург. А потом по приглашению Лесных приехал в Воронежскую область, чтобы лично удостовериться в строительстве завода. Там он познакомился с бизнесменом Михаилом Суриным и генеральным директором строительной компании «Модуль» Евгением Ваниным. Они рассказали о проекте и назвали цену – около ста миллионов рублей, чтобы стать совладельцем завода. Бизнесмены обещали построить предприятие к осени 2012 года. Общая стоимость оценивалась в 1,5 миллиарда рублей.

Кержаков новым приятелям поверил, не вызывали они у него никаких подозрений. Спортсмен два раза приезжал в Воронежскую область, чтобы удостовериться, что завод действительно строится. Увидел котлован, сваи, и это только укрепило его предположения: дело стоящее, надо вкладываться.

Кержаков вернулся в Петербург. И в апреле 2011 года перечислил через «Газпромбанк», где является VIP-клиентом, около ста миллионов рублей.

– У Кержакова был личный менеджер Владимир Багаев, – рассказал адвокат спортсмена Игорь Решетников. – Схема взаимодействия выстраивалась таким образом, что все финансовые операции можно проводить по телефону. А уже через небольшой промежуток времени, два-три дня, Кержаков должен был приехать в банк и поставить подписи под всеми финансовыми операциями.

Так произошло и в этот раз. Кержаков позвонил Багаеву и велел перечислить его деньги воронежским бизнесменам. Через какое-то время на документах он поставил свою подпись.

Кстати, отношения между форвардом «Зенита» и бизнесменами держались на честном слове, никаких бумаг. И только заметно позже Александр Кержаков потребовал договор о партнерстве с Суриным. 26 июня футболист получил документы от своего банковского менеджера. Выходило, что Кержаков одолжил деньги Сурину до 2026 года без всяких процентов.

Все это время форвард «Зенита» жил спокойно. В начале года спортсмен хотел снять деньги с банковского счета, чтобы оплатить ипотечный взнос за квартиру, которую купил для семьи.

– Как нет? Вы что?! – явно не ожидал такого услышать Александр Кержаков.

Футболист «Зенита» стал разбираться, обратился к адвокату. Подняли документы. Выяснилось, что на счет Сурина футболист вплоть до октября 2012 года исправно перечислял деньги. В общей сложности 330 миллионов рублей! А ведь спортсмен ни о каких платежах не помнил. К тому же обещанный завод так и не построили.

– Я был свидетелем телефонного разговора Кержакова и менеджера банка Багаева, – продолжает адвокат футболиста. – Александр интересовался, куда пропали деньги. Багаев говорил, что сам Кержаков делал распоряжения о переводе средств в Воронеж. Когда мы смотрели документы, Кержаков обнаружил, что на них стоит подделка его подписи. Причем подделка грубая. У Кержакова очень сложная подпись, и сразу видно, если расписывался кто-то другой. Я считаю, что это мошенничество.

Александр Кержаков (слева) и «Базелю» не забил, и деньги потерял. Обидно, да?!

Спортсмен и его адвокат пытались решить проблему мирным путем. Игорь Решетников общался с начальником юридического отдела «Газпромбанка» и руководителям отдела обслуживания физических лиц. В банке заняли жесткую позицию: такого просто не могло быть!

Пришлось форварду «Зенита» обращаться в полицию. Дело находится в седьмом отделении Главного следственного управления по Петербургу. Возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

– Круг подозреваемых можно определить, – говорит адвокат Александра Кержакова Игорь Решетников. – Однозначно, что это группа лиц. Среди них – бывший менеджер банка Владимир Багаев. Ведь только у него был доступ ко всем документам. Кроме того, к делу могут быть причастны бизнесмены из Воронежа.

Следователи уже вовсю расследуют дело. В минувший вторник в «Газпромбанке» прошли обыски. А Александр Кержаков дал первые показания.

– Уголовное дело расследуется, – подтвердили « КП » в пресс-службе ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области. – В интересах дела мы не разглашаем детали следствия. Думаю, что через недолгое время должны появиться результаты.

Кстати, это уже не первый случай, когда футболисты «Зенита» попадаются в лапы мошенников. В 2010 году голкипер Вячеслав Малафеев прогорел на финансовой пирамиде, вложив в агентство недвижимости «Невский проспект» 55 миллионов рублей. Спортсмен попытался вернуть деньги и нарвался на Алексея Бавченко, который представился высокопоставленным сотрудником ФСБ. Он обещал Вячеславу Малафееву помочь, втерся в доверие, даже стал вхож в семью вратаря, а на самом деле водил его за нос. Голкипер «Зенита» исправно перечислял Бавченко деньги и потерял на этом еще 7,1 миллиона рублей. Лжечекиста задержали. А Вячеслав Малафеев перестал доверять людям и открыл собственное агентство недвижимости.

Http://www. kp. ru/online/news/1390906/

Громким событием недели в около спортивном мире стало известие о том, что лидер питерского «Зенита» и форвард сборной России Александр Кержаков лишился девятизначной суммы в рублях на своём счёте в Газпромбанке. «БИЗНЕС Online» знакомит читателей с материалом на эту тему портала «Фонтанка. ру» и размышляет на тему бизнес-инвестиций людей из мира спорта.

О своих финансовых проблемах Александр Кержаков узнал в начале этого года. Подошел срок очередного платежа по ипотеке за квартиру, купленную спортсменом для своей семьи. Банковский счет футболиста, получающего многомиллионные гонорары, оказался пуст. Эту печальную информацию подтвердили и в Газпромбанке, где обслуживался счет нападающего «Зенита», — он, как и вся команда, является VIP-клиентом банка.

Футболист совместно с адвокатом Игорем Решетниковым потребовал от банка предоставить выписку по его счету и платежные поручения. Здесь следует сказать о схеме, действовавшей между клиентом и банком. У Кержакова был фактически личный менеджер Владимир Багаев, помогавший ему с финансовыми операциями. По регламенту, как поясняет адвокат, спортсмен мог позвонить и распорядиться о перечислении денег со своего счета. А вот необходимые документы футболист мог подписать позже, заехав в банк в течение двух-трех дней после своего звонка.

При детальном изучении платежных поручений обнаружилось несколько странных моментов. Во-первых, о некоторых платежах на крупные суммы (речь идет о нескольких миллионах рублей) спортсмен совершенно не помнит. «При мне состоялся телефонный разговор между Багаевым и Кержаковым. Мой клиент стал спрашивать о перечислении денег якобы по его распоряжениям, которых на самом деле не отдавал. А Багаев убеждал его, что он просто-напросто забыл», — уточнил Решетников.

Во-вторых, при просмотре платежных порученийКержаков на некоторых документах не смог опознать собственную подпись. Складывалось впечатление, что некто пытался просто копировать его роспись. По словам адвоката, специалист-почерковед, которому показали спорные образцы, пришел к выводу: подпись спортсмена действительно подделана.

Кержаков лишился в общей сложности почти 330 млн рублей. Эти деньги, по его словам, переведены, причем почти треть в добровольном порядке, в адрес бизнесмена Михаила Сурина, с которым спортсмена познакомил депутат IV созыва Воронежской областной думы Руслан Лесных.

В январе 2011 года Кержаков отдыхал в Арабских Эмиратах, где познакомился с Лесных. По словам Кержакова, у них зашел разговор о совместном бизнесе: депутат предложил футболисту инвестировать деньги в нефтеперерабатывающий завод, строящийся в Панинском районе Воронежской области. При вложении около 100 млн. рублей Кержакова обещали сделать совладельцем предприятия. Инвестирование именно такой суммы позволяло, как заверяли спортсмена, запустить завод в ноябре 2012 года. В целом строительство нефтеперерабатывающего предприятия стоило 1,5 млрд. рублей.

Спортсмен заинтересовался проектом. И уже в России Лесных познакомил Кержакова с Суриным — генеральным директором ООО «Модуль», которое и строило завод. Кержаков съездил в Воронеж и лично осмотрел место, где будет возведено предприятие. Там, по словам спортсмена, даже велись какие-то работы, но, как дилетант в этой индустрии, он вряд ли мог оценить, что именно там строят.

Распоряжения о первых платежах были отданы Кержаковым банку в апреле 2011 года и продолжались по октябрь 2012 года. Отношения между Кержаковым, с одной стороны, и Лесных, Суриным и Евгением Ваниным, которого бомбардиру представили как идейного вдохновителя проекта, с другой, юридически не оформлялись. «Все основывалось на доверии и дружеских отношениях», — говорит спортсмен. И все же, видимо, некие сомнения возникали в его мыслях. Иначе бы он не стал настаивать на переводе дружеских контактов в юридическую плоскость — закрепления партнерства договором. И тогда, по словам адвоката Решетникова, футболист получил официальные документы. Менеджер Газпромбанка Багаев передал своему клиенту договор займа между Кержаковым и Суриным на 105 млн рублей. Условия договора можно назвать не просто лояльными к заемщику, но беспрецедентными: без процентов и на срок до июня 2026 года.

Адвокат Игорь Решетников удивлен историей, в которую попал бомбардир, и считает, что его клиент стал жертвой нечистых на руку дельцов, осведомленных как о финансовом состоянии футболиста, так и о регламенте отношений футболиста с банком. Впрочем, разбираться в этой истории предстоит петербургским следователям. Кержаков вместе с адвокатом обратился в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, которое в начале февраля возбудило уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере. Футболист уже признан потерпевшим по этому уголовному делу и дал первые показания.

Спортсмены, в разгар профессиональной карьеры, занимающиеся ещё и бизнесом — это далеко не редкость. Кумиры болельщиков уходят с авансцены достаточно быстро и пытаются создать себе задел на будущее. Конечно, не у всех из них имеется достаточный талант и предпринимательская «жилка», которые могут позволить раскрутить новое дело, да ещё и без отрыва от основной работы, связанной с забиванием голов или забрасыванием мячей в корзину. А ещё и нехватка времени налицо. Зато вокруг много друзей, знакомых и родственников, всегда готовых «помочь», да ещё и залезть в кошелёк товарища. А так как именно приятели или партнёры по бизнесу и ведут, в основном, дела компаний, в которые вкладывают деньги знаменитые спортсмены, то именно от чистоплотности и порядочности этих самых партнёров и зависит судьба вложенных средств. Например, в профессиональном боксе вокруг героев ринга традиционно крутится огромное количество сомнительных персонажей, и, как результат, великие чемпионы Майк Тайсон и Хулио Сезар Чавес — давно уже банкроты, хотя заработали за карьеру баснословные деньги.

При этом, в том числе, и игроки казанских клубов пробуют себя на бизнес-поприще. Например, двукратный чемпион страны по футболу в составе «Рубина» Алексей Попов рассказывал, что основал со старым другом в родной Перми предприятие по производству биотоплива, но, конечно, никакой текущей деятельностью не занимался, а только вкладывал деньги. Одним из самых успешных бизнесменов-спортсменов считается Сергей Семак, у экс-капитана «Рубина» есть и салон проката автомобилей в Москве, и крупный пакет акций одного из банков Ростова-на-Дону. Лидер «Ак Барса» Алексей Морозов вкладывает деньги в ресторанный бизнес в Москве, а его партнёр Данис Зарипов, по данным «БИЗНЕС Online», ведёт дела с недвижимостью в Казани.

Но даже на этом фоне выделяется другой футболист — Александр Рязанцев, ведь инвестиции — это его страсть. Игрок открыл крупный ирландский паб в центре столицы Татарстана, который уже обрел своего постоянного посетителя. На этом Рязанцев не остановился и в апреле прошлого года приобрел многострадальный памятник архитектуры Казани — дом Карла Фукса, который еще немного, и развалился бы окончательно. Вложил свои средства Рязанцев в дом на пару с бизнесменом Сергеем Валеевым, собираясь открыть в нём ресторан, при этом воссоздав атмосферу начала XIX века.

Http://sport. business-gazeta. ru/article/63351/

Прения сторон по делу о хищении 304 млн рублей у нападающего сборной России Александра Кержакова прошли в Ленинском райсуде Воронежа во вторник, 26 апреля. Защита бизнесмена Михаила Сурина, обвиняемого в мошенничестве, заявила, что в его действиях нет состава преступления. Адвокат Кержакова в свою очередь попросил для Сурина «максимально жесткого наказания», а гособвинение настаивало на 5 годах колонии общего режима.

В начале заседания адвокаты Михаила Сурина указали суду на процессуальные нарушения. По мнению защиты, срок предварительного следствия по делу продлевали незаконно, а обвинение Сурину следователи предъявили несвоевременно. Адвокаты попросили вернуть дело в прокуратуру. Судья Игорь Федотов, выслушав их доводы, отклонил ходатайство.

Переводы Кержакова. Что рассказал воронежскому суду банкир о миллионах футболиста

В прениях гособвинитель Денис Гриценко отметил, что вина Михаила Сурина полностью доказана. Гриценко напомнил, что мошенничество в особо крупном размере, которое вменили Сурину следователи, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, однако предложил смягчить его – до 5 лет в колонии общего режима. Гособвинитель указал на то, что Сурин воспитывает малолетних детей, не был судим, имеет три высших образования и хорошие характеристики, пытался возместить вред потерпевшему, предложив Александру Кержакову долю в нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ). По мнению прокурора, Сурин хотел заработать деньги своим трудом, но «свернул с верного пути». В заключение Гриценко попросил суд не снимать арест с имущества ООО «Модуль» – впоследствии оно может быть использовано для возмещения ущерба.

Адвокат Кержакова Александр Ерошенко зачитал письмо футболиста, в котором форвард швейцарского «Цюриха» заявил, что Сурин заслуживает «самого жесткого наказания». Ерошенко попросил приговорить воронежского бизнесмена к 9 годам колонии.

– Сурин воспользовался доверием Кержакова, похитил денежные средства у потерпевшего на сумму 304 млн 569 тыс. 500 рублей и распоряжался ими по своему усмотрению. Оформление и внесение денег в ООО «Модуль» от имени Сурина свидетельствует о наличии изначального умысла по хищению денег у футболиста, – пояснил Ерошенко.

Адвокаты Михаила Сурина настаивали на том, что в действиях бизнесмена нет состава преступления.

– Мошенничество предполагает хищение, то есть намерение обратить в свою собственность имущество потерпевшего. Анализируя материалы уголовного дела, мы понимаем, что нет ни одного письменного документа, из которого бы следовало, что Сурин обещал Кержакову долю (в НПЗ – РИА «Воронеж»), – отметила адвокат Олеся Алимкина.

По мнению защиты, обвинение строится только на показаниях потерпевшего. Кержаков изначально говорил, что инвестировать в НПЗ в Воронежской области ему предложил депутат Воронежской облдумы Руслан Лесных. Допросить бывшего парламентария суд не смог – где находится Лесных, приставы так и не выяснили. Понимая, что Лесных ушел от ответственности, Кержаков решил переложить всю вину на Сурина, заключил адвокат Николай Алимкин.

– Сурин не был организатором схемы по хищению средств и не был инициатором привлечения денежных средств потерпевшего. Сурин не решал, как и куда тратить эти деньги. Кержаков хотел вложить деньги в завод – они вложены. Прибыль потерпевший смог бы получать после того, как заработал завод, – подчеркнул адвокат Алимкин.

Жена Михаила Сурина, Юлия Прокудина, заявила в суде, что «ни одного рубля у потерпевшего» ее супруг не похищал.

Воронежский суд оставил под арестом завод по делу о миллионах Кержакова

Следующее заседание в Ленинском райсуде пройдет 28 апреля. Михаил Сурин выступит с последним словом, после чего суд огласит приговор.

Из материалов уголовного дела следует, что футболист сборной России Александр Кержаков (сейчас выступает за швейцарский «Цюрих») в январе 2011 года в Арабских Эмиратах познакомился с депутатом Воронежской облдумы Русланом Лесных. Лесных предложил Кержакову инвестировать деньги в НПЗ в Воронежской области. Строительством НПЗ в Панинском районе занималось ООО «Модуль», которое возглавлял Михаил Сурин. «Модуль» получил от футболиста несколько траншей, однако НПЗ фирма так и не построила. Следствие пришло к выводу, что Сурин присвоил деньги.

По заявлению Кержакова силовики в Санкт-Петербурге возбудили уголовное дело. Сурина задержали весной 2014 года – вместе с персональным менеджером футболиста в «Газпромбанке» Владимиром Багаевым. Кержаков утверждал, что деньги с его счета списывали без ведома владельца. Следователи предъявили Сурину обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Обвинение Багаеву впоследствии переквалифицировали на подделку документов, в марте 2016 года суд признал его виновным, но освободил от наказания из-за истечения срока давности.

Сурин и Багаев утверждали, что Кержаков добровольно инвестировал в строительство НПЗ и сам подписывал документы. Защита Сурина указывала суду на то, что футболист вложился в воронежский бизнес из-за бракоразводного процесса, чтобы вывести деньги со счетов. Экс-супруга игрока сборной России Мария Кержакова во время допроса в суде встала на сторону бывшего мужа, заявив о раздельных счетах и брачном контракте.

Http://www. slivcompromata. com/2016/04/27/dengi-vlozheny-advokaty-voronezhskogo-biznesmena-posporili-o-ego-roli-v-dele-kerzhakova/

Воронежская облпрокуратура добилась отмены решения Центрального райсуда о замене реального срока на 13 месяцев исправительных работ (с удержанием 10% зарплаты в доход государства) воронежскому бизнесмену Михаилу Сурину, осужденному по делу о пропавших инвестициях футболиста Александра Кержакова в строительство НПЗ в Панинском районе.

Скандальное дело шло по бессмертному афоризму Виктора Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Инвестор из газпромовской страны Лимонии, опекаемый депутатами и силовиками, одолжил воронежским бизнесменам 300 миллионов, которые натирали ему карман, но ничего хорошего в результате не вышло. Нефтеперерабатывающий завод в Панинском районе на шальные деньги так и не построили, Александр Кержаков вдруг прозрел и начал требовать их назад, а предприниматели разводили руками: как же, мол, мы вернем средства, когда они вложены в землю, постройки и работы? А тут ко всему прочему – экономический кризис, из-за которого многие инвестпроекты в Воронежской области накрылись в принципе.

Правоохранительная система впряглась за бывшего форварда «Зенита» и сборной России по полной программе, виновным в пропаже его денег сочла босса строящегося НПЗ Михаила Сурина и принялась таскать его по СИЗО и судам. Александр Кержаков также пытался привлечь к ответственности бывшего депутата Воронежской облдумы Руслана Лесных (того даже объявляли в розыск) и известного воронежского футболиста Ивана Саенко, который, мол, и навел его на группу проходимцев. Кержаков рассказывал на ТВ, что Саенко не только качнул его на крупные суммы, но кинул и многих его коллег. Но вину Ивана Саенко доказать не удалось, и он в итоге остался свидетелем.

Сурин предлагал Александру Кержакову взять долг незавершенкой, включающей больше десятка недостроенных объектов, внедорожником «Toyota Land Cruiser», а также подъездной дорогой и квартирой в Панинском районе, которые то арестовывали, то снимали с них арест. Юристы Сурина подсчитали, что стоимость добра их доверителя с лихвой перекрывает долг, но у адвокатов Кержакова арифметика была иной, а в графе «Итого» – на порядок меньше. Представители футболиста называли Михаила Сурина законченным негодяем и обещали жестоко покарать. А сам Кержаков считал, что негодяев в приключившейся с ним истории много и всех надо пересажать.

Сильно обиженный на воронежскую нефте-футбольно-депутатскую мафию, Александр Кержаков требовал для Михаила Сурина максимального срока по части 4 статьи 159 («Мошенничество в особо крупном размере») Уголовного Кодекса РФ – девяти лет отсидки, прокуратура – пяти, а Ленинский районный суд Воронежа в апреле 2016 года дал Сурину четыре года колонии; половину их тот уже отбыл в СИЗО, пока шло, выписывая чудные зигзаги, следствие. Минувшей зимой Сурин попросил заменить ему реальный срок на исправительные работы, и Центральный районный суд его просьбу удовлетворил, хотя прокуратура была против. Потому что суд у нас – самый гуманный в мире, особенно к крупным капиталистам, а прокуратура вроде бы – не самая.

Облпрокуратура объяснила свое апелляционное представление так: защита Михаила Сурина обещала, что он возместит ущерб Александру Кержакову потом, после отсидки, но часть 4 статьи 159 УК РФ требует, чтоб ущерб был возмещен до, а не после.

Воронежский облсуд согласился с прокуратурой, решение Центрального райсуда отменил и отправил уголовное дело на новое рассмотрение. И налицо уже второе решение коллегии облсуда по делу: 5 июля 2016 года она засилила приговор Ленинского райсуда о четырех годах колонии для Сурина: обе инстанции считали, что Михаил Сурин надул Кержакова и значительную часть его шальных денег потратил на личные нужды. В ноябре 2016-го защита Сурина в Центральном райсуде просила для него условно-досрочного освобождения, против чего яростно возражал Кержаков, и УДО обломалось. А следом обломалась замена отсидки на исправительные работы.

Нефтеперерабатывающий завод в Панинском районе под Воронежем начали строить в сентябре 2008 года, в 2010-м он вошел в число 15 крупнейших областных инвестиционный проектов с запуском в 2012-м. Однако стройка зависла, а с осени 2013 года была заморожена. Теперь региональные власти заняты поиском новых инвесторов для достройки НПЗ, на что требуется 200 млн рублей, но, правда, желающих не видно.

Http://www.4pera. ru/news/picture_of_the_day/aleksandr_kerzhakov_protiv_mikhaila_surina_kak_stroitelstvo_npz_pod_voronezhem_prevratilos_v_svaru/

Игорь Решетников, адвокат форварда «Зенита» Александра Кержакова, прокомментировал «Советскому спорта» последние новости по скандальному делу, в результате которого футболист лишился 330 миллионов рублей.

Игорь Решетников, адвокат форварда «Зенита» Александра Кержакова, прокомментировал «Советскому спорта» последние новости по скандальному делу, в результате которого футболист лишился 330 миллионов рублей

. Спортсмену обещали, что он станет совладельцем нефтеперерабатыв ающего завода в Панинском районе Воронежской области. Предприятие обещали запустить в ноябре 2012 года. Нефтеперерабатыв ающего завода до сих пор нет. А у Александра Кержакова с личного счета в «Газпромбанке», VIP – клиентом которого он является, исчезли деньги. Перечисления на имя воронежского бизнесмена Михаила Сурина делал менеджер банка Владимир Багаев. Сам форвард «Зенита» не помнит, чтобы делал распоряжения о переводе средств. Возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

Между тем, идейный вдохновитель проекта Евгений Ванин заявил, что через полтора года завод будет построен, в Панинском районе работы идут полным ходом.

– Хозяева завода хорошо складывают, – парировал адвокат Александра Кержакова Игорь Решетников. – Но они изначально Александру рассказывали, что предприятие будет запущено в середине 2012 года, потом в ноябре того же года. В конце концов, партнеры Кержакова стали говорить, что открытие завода откладывается на неопределенный срок. Но это еще не все. Вся эта история началась после того, как партнеры Кержакова сказали, что на сегодняшний день не существует законных вариантов того, что он станет совладельцем предприятия. То есть, это не предусмотрено бизнес-планом. Кержакову сказали, что исключают из состава компаньонов. А потом он выяснил, что бизнесменам уже перечислено каким-то образом через «Газпромбанк» уже не сто миллионов рублей, а 330!

– Нет, и никогда им не являлся. Таких документов в природе нет. Существует только договор займа на сумму сто миллионов рублей, который Кержаков заключил с бизнесменом Михаилом Суриным. Понимаете, эти люди изначально не видели в Кержакове совладельца завода. Они мотивировали это какой-то глупостью. Дескать, им будет сложно получать кредиты, документы. Для любого сведущего человека все эти объяснения – это бред. Слова о том, что завод будет построен через год или полтора – это мошенническая оттяжка развязки истории.

– Даже если и построят, что с этого? Кержакову никакой прибыли не достанется. Хотя деньги бизнесмены получили мошенническим путем. Они пообещали, что завод будет построен. Но, видимо, не собирались выполнять эти обязательства.

– С того момента, когда я начал общаться с Александром, а это конец прошлого – начало этого года, я ему рекомендовал не общаться с Суриным. Мало ли что. Скажем, Кержаков неправильно поймет какие-то объяснения. Или Сурин запишет слова Кержакова, а потом использует их против него, и тогда правды добиться будет сложнее.

– Те сто миллионов, что Кержаков перечислил Сурину в качестве займа, он надеется вернуть?

– Штука в том, что этот займ беспроцентный. А беспроцентным договор займа быть не может! Потому что это уже прибыль, с которой воронежские бизнесмены должны были платить налоги. Сомневаюсь, что это было сделано. Здесь вырисовывается еще одна статья – уклонение от налогов. В перспективе мы попытаемся доказать, что это кабальные условия займа. И потом: первые отчисления Кержаков сделал в апреле 2011 года, договор займа он с Суриным заключил в конце июня того же года, а физически его получил в только в октябре-ноябре 2012 года.

– Я общался с представителями банка. Но конкретики никакой. Идет перекладывание ответственности с одного отдела на другой. Какого-то разумного решения вопроса пока не последовало. В итоге мне сказали, что со мной свяжется представитель юридической службы банка. Жду новостей.

– У банка по-прежнему позиция, что исчезновения денег не могло быть?

– Она была таковой изначально. Мне говорили, чтобы я сам доказал этот факт. А именно, представил данные, когда уходили деньги, сколько и кому. Хотя в банке сами могли все проверить, для этого достаточно нажать клавишу клавиатуры! В итоге они говорили, что невозможно представить, что деньги куда-то уходили. Сейчас изобразить наивность девочки с Чукотки у представителей банка не получается. Ведь в банке произошли обыски. И теперь там понимают, что надо решать вопрос

– Пока у меня информации нет. Но в самое ближайшее время я собираюсь посетить следственный отдел, ознакомиться с тем, что делается, что было сделано.

– Как вся эта история влияет на Кержакова? «Зенит» играет, а Александр голов не забивает…

– Я думаю, что где-то внутри эта история его нервирует. Но он настоящий спортсмен, очень спокойный и хладнокровный человек. Мы общались с ним по делу на прошлой неделе. Конечно, он интересуется, как оно движется. Внешне ведет себя спокойно, беспокойства или паники я не заметил.

Http://sovsport. coalla. ru/football/news/595223

Воронежский областной суд отпустил бизнесмена Михаила Сурина, которого ранее признали виновным в мошенничестве с «кержаковскими миллионами», из колонии. Неотбытую часть наказания – четыре месяца и один день – заменили на исправительные работы с удержанием ежемесячно в доход государства 10% из заработной платы. Заседание прошло в среду, 29 ноября, сообщили на сайте облсуда.

К четырем годом исправительной колонии общего режима Михаила Сурина приговорил Ленинский районный суд в апреле 2016 года. В июле 2017 бизнесмен подал ходатайство о замене наказания на более мягкое в Центральный районный суд, но получил отказ. Теперь же апелляционная инстанция это постановление отменила.

Ранее сообщалось, что Железнодорожный районный суд принял решение о взыскании с Михаила Сурина 222 млн рублей в пользу футболиста Александра Кержакова. В такую сумму определили ущерб за нереализованный проект по строительству нефтеперерабатывающего завода под Воронежем. По данным «Коммерсанта», у бизнесмена нет денег, чтобы расплатиться с футболистом.

История началась в 2011 году. Тогда футболист Александр Кержаков решил инвестировать деньги в строительство мини-завода по переработке углеводородного сырья в Воронежской области. Собственником предприятия являлось ООО «Модуль». Кержаков рассчитывал в дальнейшем получать стабильную прибыль от завода.

Суд установил, что Михаил Сурин был номинальным участником ООО «Модуль». Он владел половиной долей общества.

Футболисту Сурин представился, как генеральный директор и совладелец строящегося предприятия. Он пообещал ввести Кержакова в состав учредителей ООО. Однако исполнять обещание, как оказалось, не собирался. Кроме того, Сурин заявил, что завод будет введён в эксплуатацию в 2012 году, что было неправдой.

Кержаков согласился на озвученные условия. Он перевёл 300 млн рублей, но деньгами Сурин в итоге распорядился по собственному усмотрению.

Сейчас дело «Модуля» расследуют московские полицейские. Заявление написал бывший полузащитник «Спартака» и сборной России Иван Саенко, который также вложил деньги в строительство нефтеперерабатывающего завода под Воронежем. Речь идёт о 150 млн рублей. В «Модуле» заявление назвали попыткой рейдерского захвата. Евгений Ванин заявлял СМИ, что проект практически реализован – завод прошёл технический запуск. На полную мощность предприятие выйдет в первой половине 2018 года.

Http://vrntimes. ru/articles/zakon/voronezhskogo-pohititelya-kerzhakovskih-millionov-otpustili-iz-kolonii

Добавить комментарий