Крупные нефтеперерабатывающие заводы дальнего востока

Промышленное производство ДФО включает несколько отраслей специализации — рыбную промышленность, лесную промышленность цветную металлургию и машиностроение.

Ведущее место среди отраслей рыночной специализации ДФО принадлежит цветной металлургии. Она представлена главным образом добычей и переработкой олова, ртути, золота, полиметаллических руд, вольфрама, то есть горнорудной промышленностью. Наибольший удельный вес цветная металлургия имеет в Якутии более 60% от всей промышленности республики и Магаданской области около 60%. Золотодобыча относится к старейшим отраслям в ДФО. Она давно ведется в бассейнах рек Зеи, Селемджи, Бурей, Ам-гуни, горах Алданского нагорья, Хингана и Сихотэ-Алиня. Две трети всего золота России дают Магаданская область и Республика Саха (Якутия). Причем основная проблема в отрасли — переход от россыпной к рудной добычи золота. Добыча алмазов осуществляется на западе Республики Саха (Якутия).

Вольфрамовая промышленность сосредоточена в Магаданской области и Приморском крае; перспективны месторождения вольфрама в Якутии. Добыча сурьмы осуществляется в Якутии. В Приморском крае расположено крупное месторождение плавикового шпата — Вознесенское, на базе которого работает Ярославский ГОК. В ДФО работают несколько предприятий оловянной промышленности — ГОКи Депутатский, Солнечный, Хинганолово, Иультинский, Хрустальненский. Стоят задачи по расширению добычи цветных металлов: олова — в Хабаровском крае, марганца — в Еврейской АО, редкоземельных металлов — в Саха (Якутии), свинцово-цинковых и вольфрамовых — в Приморском крае. Необходимо обновление оборудования на предприятии по производству свинца в Рудной Пристани (Приморский край).

Получила развитие свинцово-цинковая промышленность, сосредоточенная в Приморском крае, производящая свинцово-цинковые концентраты и свинец. Освоены крупные месторождения свинцово-цинковых руд — Вознесенское и Николаевское. В Магаданской области и Приморском крае добывается вольфрам. В Приморском крае на базе этого месторождения действует горнообогатительный комбинат.

Выделяется на Дальнем Востоке алмазодобывающая промышленность. Построены три крупных горно-обогатительных комбината в Якутии «Мир» и «Айхал», «Удачный».

Важное значение для округа имеет черная металлургия. Она металлургия представлена главным образом в Хабаровском крае, двумя компаниями: ПАО «Амурсталь» и ПАО «Амурметалл» в Комсомольске-на-Амуре.

Рыбопромышленный комплекс Дальнего Востока – крупнейший в России. Основной промысел ведётся в Беринговом, Охотском и Японском морях. Основными рыбодобывающими регионами являются Камчатский и Приморский края, на долю которых приходится 62 Ї 65% регионального улова рыбы и морепродуктов, затем идёт Хабаровский край и Магаданская область. ОСНОВНУЮ часть улова рыбы дают крупные рыболовные суда. Ассортимент промысловых рыб разнообразен. Для увеличения количества

Лососевых рыб заключено специальное соглашение между Россией и Японией о регулировании их лова; в Камчатском крае простроены заводы по искусственному разведению лососевых и других ценных пород рыб. У южных и западных берегов Камчатки и у Курил ведется лов крабов. Создано несколько крабоконсервных производств, продукция которых имеет большой спрос на мировом рынке.

На Дальнем Востоке ведется промысел моржей, тюленей, котика и т. д. Стоит задал а освоить добычу более широкого круга морепродуктов: пищевых водорослей, моллюсков, креветок, трепангов, мидий, кальмаров, которыми богаты прибрежные морские воды. Наиболее крупные береговые рыбохозяйственные объекты концентрируются в районах морских портовых центров — городов Владивостока, Находки, Ванино, Холмска, Петропавловска-Камчатского, Магадана. Специфика рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока состоит в том, что добыча сырья обеспечивается за счет океанического рыболовства, причем почти 98% его приходится на экономическую зону России.

Все это вызывает необходимость пропорционального развития флота различных направлений — добывающего, обрабатывающего, транспортного, вспомогательного, — а также обслуживающей его инфраструктуры. Стоит задача увеличения объемов прибрежного лова. Ее выполнение позволит увеличить число занятых в рыбной промышленности до 40 тыс. человек и будет способствовать развитию промышленности. Предполагается модернизация рыболовного флота, а также строительство на Дальнем Востоке новых судов, прежде всего для развития флота прибрежного рыболовства. Дальнейшее развитие береговой обрабатывающей базы рыбной промышленности в ДФО – предусматривает реконструкцию и техническое перевооружение производства, чтобы обеспечить выпуск рыбной продукции, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках.

На долю лесных ресурсов округа приходится 55% площади лесного фонда РФ, а общий запас древесины составляет 25% российских запасов, свыше 20 млрд. м3. Лесная, целлюлозно-бумажная и деревообрабатывающая промышленность является отраслью специализации ДФО, которая получила развитие преимущественно в южной части региона: в Хабаровском крае и Сахалинской области, а также в Приморском крае и Амурской области.

Лесозаготовительная промышленность сформировалась преимущественно в Хабаровском и Приморском краях, а также в Сахалинской и Амурской областях и на юге Республики Саха (Якутия). Из отраслей деревообрабатывающей промышленности наибольшее развитие получило лесопиление. Крупные центры деревообрабатывающей промышленности распложены в городах Благовещенск, Амурск, Лесозаводск, Дальнереченск, Хабаровск. Целлюлозно-бумажная промышленность развивается на юге Сахалинской области (Углегорск, Поронайск), а также в городе Амурске.

Машиностроение и металлообработка занимают в отраслевой структуре ДФО 4-ое место. Наибольшее развитие эта отрасль получила в Хабаровском, Приморском краях и Амурской области. Основными подотраслями машиностроительного комплекса Дальнего Востока являются: судостроение и судоремонт распложены в городах Николаевск-на-Амуре, Петропавловск-Камчатский, Владивосток, Находка, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск; сельскохозяйственное машиностроение (завод «Дальсельхозмаш» в Биробиджане); производство энергетического оборудования (Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Биробиджан и др.), а также станкостроение, электротехническая промышленность, транспортное машиностроение.

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) Дальнего Востока вносит свой вклад в развитие электроэнергетики и топливной промышленности России. Потенциальные запасы ископаемого топлива ДФО составляют 10,8 млрд. т нефти, 24,3 трлн. мі природного газа и 1,2 трлн. т угля. Главными центрами являются Республика Саха (Якутия) Ї каменный уголь, природный газ, и Сахалинская область Ї нефть, природный газ. Основными экспортными позициями ТЭК региона являются коксующиеся и энергетические угли Южной Якутии, нефть Сахалина, продукция нефтеперерабатывающих заводов Хабаровского края.

Электроэнергетика района представлена Нерюнгринской, Якутской, Хабаровской, Владивостокской, Петропавловск-Камчатской и другими ТЭС, крупнейшей Зейской ГЕС и др., а также Билибинской АЭС и Паужетской геотермальной электростанцией на Камчатке. В целом электроэнергетика наиболее развита только в Амурской, Магаданской и Камчатской областях. Эффективный гидропотенциал России составляет 8,3% мирового потенциала, а гидропотенциал трёх крупных бассейнов Дальнего Востока: Ленского, Амурского, Колымского, составляет почти половину. По технически доступному гидроэнергетическому потенциалу ДФО занимает 4-ое место среди стран АТР. Освоение гидропотенциала на Дальнем Востоке составляет 3%, для сравнения в Китае – 18%, Японии, Швеции, Греции – от 65% до 90%, в Бразилии, Канаде, США, Италии – от 50% до 65% .

Нефтегазовая промышленность представлена предприятиями по добыче, переработке, транспортировке и сбыту сырой нефти, нефтепродуктов, природного газа. Основной объём нефте – и газодобычи около 90% обеспечивает Сахалинская область, что связано с вводом в эксплуатацию на шельфе о. Сахалин крупных месторождений по проекту «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Основная мощность по нефтепереработки в ДФО сконцентрирована в Хабаровском крае и представлены двумя крупными нефтеперерабатывающими заводами в городах Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

Угольная промышленность представлена во всех дальневосточных субъектах РФ, но основой региональных объёмов производства угля 67,4%: обеспечивают Республика Саха (Якутия) Ї 34,7 % и Приморский край Ї 32,7%. Разработка запасов угля осуществляется преимущественно открытым способом, немногим более половины добычи приходится на каменный уголь 50,8%.

Легкая промышленность Дальнего Востока представлена текстильной, швейной, трикотажной, кожевенно-обувной и другими отраслями, предприятия которых размещены в основном в средних и крупных городах.

Помимо развития основной отрасли пищевой промышленности — рыбной — на Дальнем Востоке созданы и другие отрасли: мукомольная, крупнейшим предприятием которой является Хабаровский мелькомбинат; мясная, в которой выделяются мясокомбинаты в Благовещенске, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Биробиджане; маслобойно-жировая, сырьем для которой служит соя, представлена масложиркомбинатами в Хабаровске и Уссурийске.

Кл = Ор/Хр х100 / Ос/Хс х100 = (14478/2808367,8 х 100) / (113100/54013599,2 х 100) = 2,5

Ис = Ор/Ос х100 / Хр/Хс х100 = (14478/113100 х 100) / (2808367,8/54013599,2 х 100) = 2,5

Вывод: ведущее промышленное производство ДФО включает несколько отраслей специализации — рыбную промышленность, лесную промышленность цветную и черную металлургию и машиностроение.

Http://vuzlit. ru/13687/glavnye_otrasli_promyshlennosti

Нефтяная промышленность Дальнего Востока: современное остояние и перспективы развития

OIL INDUSTRY OF FAR EAST: MODERN STATE AND DEVELOPMENT PROSPECTS

A. KONTOROVICH, RAS Siberian Division's institute of oil-gas geology and geophysics, L. EDER, RAS Siberian Division's institute of oil-gas geology and geophysics, I. FILIMONOVA, RAS Siberian Division's institute of oil-gas geology and geophysics, Novosibirsk State university, V. NEMOV, RAS Siberian Division's institute of oil-gas geology and geophysics, I. PROVORNAYA, RAS Siberian Division's institute of oil-gas geology and geophysics, Novosibirsk State university

There is examined raw material base of Far East, there are given dynamics of oil production with details as to Companies and Federation parts, there is presented modern state of oil refinery, oil-gas chemistry, there is done prediction of oil production, there are determined forming parameters of oil refinery, oil-gas chemical and transport infrastructure.

Keywords: oil, Far East, raw material base, modern state and prediction of production, processing, petro-products,

Значительный потенциал энергетических ресурсов России сосредоточен на востоке страны. Эффективное освоение преимущественно российским капиталом энергетического потенциала Дальнего Востока и на этой основе развитие высокотехнологичных отраслей перерабатывающей промышленности – важное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями, увеличения численности и повышения уровня жизни населения на востоке страны, проведение недискриминационной интеграции в экономическое пространство Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

В настоящее время в регионе происходит активное развитие нефтяного комплекса. Территориально Дальний Восток делится на два основных центра нефтедобычи – Якутский и Сахалинский. В ближайшие годы добыча нефти в Республике Саха (Якутия) и на Сахалине выйдет на максимальный уровень. Этому будет способствовать выход на проектную мощность Талаканского месторождения, ввод в разработку Среднеботуобинско-го, а также начало разработки нефтяной оторочки Чаяндинского месторождений. Однако для поддержания добычи нефти после 2015 – 2020 гг. уже сейчас в регионе необходимы резкое увеличение объема геологоразведочных работ и обеспечение расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы, чтобы обеспечить долгосрочный стабильный уро-

Вень производства жидких углеводородов. В соответствии с планом поддержания и расширения нефтедобычи на Дальнем Востоке необходимо синхронизированное по срокам развитие нефтепереработки – увеличение мощности и глубины переработки действующих НПЗ (Комсомольский и Хабаровский), а также строительство новых (Приморский) как для удовлетворения местных нужд, так и для экспорта.

Одним из приоритетных направлений развития современной нефтяной промышленности России является диверсификация направлений и способов поставок на мировые рынки. Дальний Восток – ключевой регион для выхода России на быстро растущие рынки стран (АТР), где уже происходит формирование экспортной транспортной инфраструктуры – строительство нефтепроводных систем ВСТО-1 и ВСТО-2, спецморнефтепорта в Козьми-но, а также нефтепроводов «Северный Сахалин – Де-Кастри», «Северный Сахалин – Южный Сахалин».

Формирование новых крупных центров нефтегазового комплекса на Дальнем Востоке, развитие производственной (добывающей, перерабатывающей) и транспортной инфраструктуры становится все более важной задачей не только социально-экономического развития регионов Дальнего Востока и обеспечения энергетической безопасности России, но и служит реализации российских геополитических интересов.

К. э.н., доцент, заведующий отделом ресурсов углеводородов и прогноза развития нефтегазового комплекса

Институт нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, старший преподаватель

Рассмотрена сырьевая база нефти Дальнего Востока, приведена динамика добычи нефти с детализацией по компаниям и субъектам Федерации, представлено современное состояние нефтепереработки, нефтегазохимии, выполнен прогноз добычи нефти, определены параметры формирования перерабатывающей, нефтегазохимической и транспортной инфраструктуры.

На шельфе о. Сахалин, в конце 2008 – 2009 гг. – Тала-канского месторождения в Республике Саха (Якутия) и в 2009 г. – выходом на круглогодичную добычу нефти по проекту «Сахалин-2».

Добыча жидких углеводородов – нефти с конденсатом на Дальнем Востоке в 2012 г. составила 20,9 млн тонн, в том числе в Республике Саха (Якутия) – 6,8 млн тонн, в Сахалинской области – 14,09 млн тонн (табл. 1).

Основной прирост добычи нефти в 2012 г. в регионе приходится на Республику Саха (Якутия) благодаря значительному росту объемов добычи «Сургутнефтегазом» на Талаканском и Алинском месторождениях с 5,4 млн тонн в 2011 г до 6,6 млн тонн в 2012 г (прирост составил 23%). В конце 2011 г. начата разработка Се-веро-Талаканского месторождения в Якутии. Объем добычи нефти в 2012 г в Республике Якутия увеличился до 6,8 млн тонн по сравнению с 5,6 млн тонн в 2011 г (прирост составил 21%).

После некоторого спада добычи нефти в 2009 -2010 гг. на шельфах дальневосточных морей в 2011 г. возобновился рост добычи по проекту «Сахалин-1», однако по итогам 2012 г. падение добычи составило 10% к предыдущему году – с 79 млн тонн в 2011 г. до 7,1 млн тонн в 2012 г. По проекту «Сахалин-2» и на континентальных месторождениях, разрабатываемых «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», сохранилась отрицательная тенденция, или стагнация, добычи нефти.

Крупнейшие нефтедобывающие проекты на Дальнем Востоке: проект «Сахалин-1» (оператор – «Эксон Нефтегаз Лимитед») – 7,1 млн тонн, «Ленанефтегаз» (контролируется «Сургутнефтегазом») – 6,6 млн тонн, проект «Сахалин-2» (оператор – консорциум «Сахалин Энерджи») – 5,5 млн тонн (рис. 1).

«Сахалин-1». Проект включает разработку месторождений «Чайво», «Одопту» и «Аркутун-Даги», разведанные и предварительно оцененные запасы которых

Компании/годы 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2012/2011, %

Республика Саха (Якутия) 401 383 400 364 357 412 412 378 759 1951 3519 5602 6806 121

«Ленанефтегаз» (контролируется «Сургутнефтегазом») 208 256 260 224 194 259 243 224 598 1761 3319 5385 6599 123

«Иреляхнефть» (контролируется «Алроса») 42 45 43 53 62 54 62 53 67 90 100 112 95 85

«Якутская топливно-энергетическая компания» (до июля 2010 г «Якутгазпром», контролируется физическими лицами) 147 78 74 73 79 74 82 78 80 85 87 84 87 104

«Таас-Юрях Нефтегазодобыча» (контролируется Urals Energy) – – 19 11 16 22 20 20 10 10 8 17 20 118

«Сахатранснефтегаз» (контролируется Правительством Республики Саха (Якутия)) – – – – – – – – 0,2 0,2 0,2 0,2 0,3 150

Сахалинская область 3362 3767 3252 3208 3546 4014 6230 12 041 12 933 15 429 14 765 15 234 14 085 92

«Эксон НЛ» (проект «Сахалин-1») – – – – – 387 2610 8949 9626 8201 6982 7892 7090 90

«Сахалин Энерджи Инвестмент Компани ЛТД» (проект «Сахалин-2») 1672 2034 1460 1400 1581 1637 1567 1682 1432 5505 6047 5759 5509 96

«Роснефть-Сахалинморнефтегаз» 1473 1512 1590 1653 1836 1870 1902 1286 1764 1637 1665 1516 1420 94

«Петросах» (контролируется Urals Energy) 217 221 202 155 128 121 152 124 110 86 71 68 65 96

Дальний Восток, всего 3764 4150 3652 3572 3903 4427 6642 12420 13692 17379 18284 20836 20890 100

Добыча в России 323 224 348 220 379028 421 347 458 805 469 986 480 529 491 306 488 486 494 247 505 130 511 420 518 043 101

Доля Восточной Сибири и Дальнего Востока в России 1,2 1,2 1,0 0,8 0,9 0,9 1,4 2,5 2,8 3,5 3,6 4,1 4,0 99

Источники: Итоги производственной деятельности отраслей ТЭК России // ТЭК России. № 1. 2000 – 2012 гг.; Сводные показатели производства энергоресурсов в Российской Федерации // Инфо ТЭК. № 1. 2000 – 2012 гг; Статистика // Разведка и добыча. № 1. 2005 – 2012 гг.

Рис. 1. Добыча нефти на Дальнем Востоке в 2000 – 2012 гг. по компаниям

Добыча нефти. Добыча нефти на Дальнем Востоке началась с вводом в разработку месторождений континентальной части Сахалинской области – Центральная Оха (1923 г.), Катангли (1929 г.), Эхаби (1937 г.), Восточное Эхаби (1946 г.) старейшей компанией России – «Сахалин-морнефтегаз». Сырьевая база этих месторождений истощена, степень выработанности запасов в настоящее время по большинству залежей превышает 80%.

Мощным стимулом к развитию добычи нефти на Дальнем Востоке стало строительство нефтепровода ВСТО и спецморнефтепорта в Козьмино, а также вышеназванных нефтепроводов. Рост добычи нефти на Дальнем Востоке связан с вводом в промышленную эксплуатацию в 2004 – 2005 гг. проекта «Сахалин-1»

Рис. 2. Первичная переработка нефти и уровень загрузки мощностей НПЗ на Дальнем Востоке в 2000 – 2012 гг.

Составляют около 240 млн тонн нефти и 460 млрд м3 газа. Реализация проекта «Сахалин-1» началась в 2004 г по условиям соглашения о разделе продукции. Оператором проекта является компания Exxon Neftegas Limited (доля в проекте – 30%); кроме того, в проекте участвуют Sodeco (30%), «Роснефть» (20%) и ONGC (20%). В настоящее время разрабатываются месторождения «Чайво» и «

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет Менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Http://naukarus. com/neftyanaya-promyshlennost-dalnego-vostoka-sovremennoe-sostoyanie-i-perspektivy-razvitiya

Хабаровский край — субъект Российской Федерации, расположен на Дальнем Востоке России, входит в состав Дальневосточного федерального округа.

Хабаровский край граничит с Магаданской областью, Республикой Саха (Якутия), с Еврейской автономной областью, Амурской областью, а также Китаем и Приморским краем.

• ОАО «Дальэнергомаш» представляет в крае энергетическое машиностроение. В настоящее время завод специализируется на изготовлении: турбин, центробежных компрессоров, нагнетателей, систем автоматического управления, дымососов, вентиляторов, насосов, емкостного оборудования, осветительных опор.

• ОАО «Комсомольский-на-Амуре аккумуляторный завод» – завод по изготовлению и реализации стартерных аккумуляторных батарей для всех видов транспорта.

• ОАО «Амурский кабельный завод» обеспечивает кабельно-проводниковой продукцией предприятия различных отраслей промышленности.

Топливно-энергетический комплекс края представлен предприятиями электроэнергетики и теплового хозяйства, угольной и нефтеперерабатывающей промышленности.

• ОАО «Хабаровский нефтеперерабатывающий завод» – старейший и основной производитель моторных и котельных топлив на Дальнем Востоке;

• ОАО «Амурметалл» (г. Комсомольск-на-Амуре) – единственный производитель черных металлов на Дальнем Востоке, поставляющий сталь, листовой, сортовой прокат и профили для предприятий машиностроительной, судостроительной и других отраслей промышленности.

Добыча драгоценных металлов составляет основу цветной металлургии края (золото, платина, серебро). В стратегии развития добычи драгоценных металлов основным направлением является разработка коренных месторождений золота. В крае осуществляется разработка богатых оловорудных месторождений.

Http://www. metaprom. ru/regions/xabarovskii-krai. html

Проблема дефицита топлива может быть решена за счет строительства трех дополнительных нефтеперерабатывающих предприятий, сообщает пресс-служба полномочного представителя президента РФ в ДФО во вторник.

— Дальнему Востоку необходимо еще три нефтеперерабатывающих предприятия», – приводятся в пресс-релизе слова министра РФ по развитию Дальнего Востока – полпреда президента РФ в ДФО Виктор Ишаев. — Сейчас в регионе два крупных нефтеперерабатывающих завода – в Комсомольске-на-Амуре и в Хабаровске, которые производят 12 млн тонн нефтепродуктов, а потребляется в округе 35 млн тонн. Недостающее топливо приходится завозить.

Министр прокомментировал предложение Федеральной антимонопольной службы решить проблему дефицита топлива на Дальнем Востоке с помощью поставок бензина из Южной Кореи, где, по мнению ведомства, имеются избыточные мощности по его производству.

— Своеобразная экономическая схема. Ведь Южная Корея не добывает нефть, а покупает ее у нас, – отметил министр.

Он подчеркнул, что один из действенных механизмов насыщения регионального рынка бензином – создание конкурентной среды в рамках Дальневосточного нефтегазового кластера.

Необходимость координации деятельности по его созданию будет обсуждаться на коллегии Минвостокразвития России 28 мая в Южно-Сахалинске. Особенно остро стоят вопросы выработки единой программы развития нефтегазовой отрасли на Дальнем Востоке, создания соответствующей научной базы и подготовки кадров.

Источник — пресс-служба полномочного представителя президента РФ в ДФО

Http://www. dvnovosti. ru/khab/2013/05/28/there_will_be_blood/

Одним из приоритетных направлений развития современной нефтегазовой промышленности России является диверсификация направлений и способов поставок на мировые рынки. В этом свете Дальний Восток выступает ключевым регионом для выхода страны на быстро растущие рынки стран АТР. Причем дальнейшее освоение углеводородных запасов здесь предполагает развитие высокотехнологичных перерабатывающих производств.

Сахалинский центр нефте – и газодобычи лидирует в объемных показателях по Дальнему Востоку. В 2016-м Сахалин произвел 18,3 млн тонн нефти, включая газовый конденсат, и 29,6 млрд куб. метров природного газа — рост к предыдущему году составил 7,2% и 3,2%.

Большой опыт в области добычи нефти и газа имеет Якутия. Республика фактически стала первым дальневосточным регионом, где развернулась широкая газификация населенных пунктов. На вечной мерзлоте возводилась сеть трубопроводов, и сегодня преемник «Якутгазпрома» ОАО «Якутская топливно-энергетическая компания» (контролируется группой «Сумма») полностью обеспечивает голубым топливом центральные улусы Якутии. По итогам прошлого года предприятие добыло 1,7 млрд куб. метров газа и 106 тыс. тонн газового конденсата, увеличив объем к 2015 году на 3% и 22%.

Помимо диверсификации экспорта, проект скажется на дальнейшей газификации Республики Саха. В рамках соглашения республики с «Газпромом» до 2026 года на эти цели планируется направить более 13 млрд рублей, сообщил министр промышленности и геологии Якутии Андрей Панов. Количество только газифицируемых домовладений составит 6,6 тыс.

Ключевым звеном «Силы Сибири» станет серия производств по глубокой переработке природного газа в Свободненском районе Амурской области. В их создание только на первом этапе предполагается привлечь 1,3 трлн рублей инвестиций. Ядро кластера — Амурский газоперерабатывающий завод (ГПЗ) ежегодной мощностью до 42 млрд куб. метров. Предприятие, которое начинает строить «Газпром», станет самым мощным в России по переработке природного газа, объем финансовых вливаний в него оценивается в 690 млрд рублей. ГПЗ предназначен для подготовки сырья в рамках экспортных поставок в Китай, а также получения до 2,5 млн тонн этановой фракции, 1,7 млн тонн сжиженных углеводородных газов и 60 млн куб. метров гелия ежегодно.

Газохимический кластер в Амурской области — не единственный проект в области глубокой переработки углеводородов. 11 марта текущего года правительство Российской Федерации создало в Приморье территорию опережающего развития «Нефтехимический». На выбор места под ТОР повлияла близость к нефтепроводу Восточная Сибирь — Тихий океан, который будет обеспечивать сырьем предприятия, и возможность строительства морского терминала для отгрузки продукции на танкерные суда. По оценке Минвостокразвития, создание ТОР «Нефтехимический» обеспечит привлечение более 540 млрд рублей.

Http://www. eastrussia. ru/material/neftegazovaya-otrasl-idet-na-glubinu/

Приоритеты стратегического развития нефтегазового комплекса (НГК) России определяются рядом обстоятельств, заставляющих смещать географические акценты в восточные регионы страны. Первое: динамично развивающийся новый для России Тихоокеанский рынок (страны АТР и Тихоокеанское побережье США) требует приближения к себе как промышленной добычи нефти и газа, так и их переработки. Второе: уменьшение запасов на давно освоенных месторождениях Западной Сибири может быть восполнено за счет освоения крупных месторождений Красноярского края, Якутии, Иркутской области, Дальнего Востока. При этом главная задача эффективного развития нефтегазового комплекса — не наращивание экспорта сырья любой ценой, а развитие систем глубокой переработки, увеличение доли поставок на внутренний и международные рынки продукции с высокой добавленной стоимостью, формирование глобальной, контролируемой российским государством и бизнесом системы нефтегазообеспечения, диверсифицированной технологически и коммерчески эффективной системы экспортных поставок. Активное сотрудничество с традиционными и новыми крупными импортерами в нефтегазовой сфере крайне важно для усиления экономических и геополитических позиций России в мире, диверсификации экспорта, повышения структурной и территориальной сбалансированности нефтегазового комплекса, обеспечения экономической безопасности страны.

Для решения задачи эффективного развития НГК предстоит сформировать новые крупные центры нефтяной, газовой, газоперерабатывающей, газохимической, гелиевой промышленности в Сибири и на Дальнем Востоке. При этом крайне важное значение имеет развитие трубопроводной инфраструктуры — завершение строительства нефтепроводной системы «Восточная Сибирь–Тихий океан» (ВСТО) и расширение Единой системы газоснабжения (ЕСГ) на Восток.

Очевидно, что в условиях мирового финансово-экономического кризиса решение этих задач будет существенно осложнено. По оптимистичным прогнозам, переход в фазу оживления и последующего подъема экономики возможен во второй половине 2009–начале 2010 года, но переход этот будет неравномерным по странам, регионам, региональным группам и торговым блокам. В дальнейшем продолжится трансформация региональной структуры мирового ВВП как в рыночных ценах, так и в ценах, рассчитанных по паритету покупательной способности, произойдут изменения в структуре резервных валют и финансовых инструментов, включая ослабление позиций доллара и евро в качестве средств международных расчетов. В долгосрочной перспективе повысятся относительные цены сырьевых и энергетических ресурсов.

Мировой финансово-экономический кризис не мог не затронуть такую ключевую, в значительной мере вовлеченную в мирохозяйственные связи отрасль российской экономики, как нефтегазовый комплекс. Россия занимает первое место в мире по производству и экспорту энергоносителей. Основная часть продукции поставляется на международные рынки. В 2008 году добыча нефти, конденсата и газа составила 1153 млн т условных углеводородов (УУВ), включая 488 млн т жидких УВ и 665 млрд куб. м свободного и попутного нефтяного газа. Экспорт нефти и нефтепродуктов превысил 350 млн т, газа — 203 млрд куб. м.

Замедление во второй половине 2008-го и начале 2009 года роста спроса на конечную и технологическую продукцию, спад промышленного производства и, как следствие, снижение потребления энергоносителей уменьшает доходную базу компаний НГК. Отсюда — свертывание инвестиционной активности, перенос реализации многих инфраструктурных и энергетических проектов на неопределенный срок. В этой ситуации повышается значение развития и внедрения передовых НИОКР как определяющего фактора конкурентоспособности традиционных и новых отраслей экономики; увеличивается роль реальных активов и сырьевых ресурсов.

Влияние глобального финансово-экономического кризиса на НГК России проявилось в следующих как положительных, так и негативных процессах. К негативным можно отнести:

Уже сейчас наблюдается значительная неравномерность масштабов и глубины кризиса в различных странах и регионах. Спрос на нефть и газ в Азии продолжает возрастать, а финансовые и кредитные ресурсы во многих странах региона (Китае, Японии, Корее, Индии) остаются избыточными. Реализуемый в нефтегазовом комплексе России, и в первую очередь в Сибири и на Дальнем Востоке, курс на диверсификацию внутрироссийских и экспортных поставок, организацию прямого выхода на крупнейших платежеспособных потребителей нефти и газа на Тихоокеанском рынке в основном соответствует долгосрочным глобальным экономическим процессам. Именно сейчас, в условиях трансформации мирового экономического порядка, новые центры силы должны интенсифицировать усилия по экономическому взаимодействию, особенно в таких секторах, как энергетика, технологии, инвестиции.

Развитие сотрудничества России и АТР в НГК будет происходить в результате эффективного освоения ресурсов и запасов УВ в традиционных и новых районах Сибири и Дальнего Востока, шельфа арктических и дальневосточных морей, организации коммерчески эффективных поставок нефти, нефтепродуктов, газа, продукции нефтегазохимии, гелия в Китай, Корею, Японию, Индию и другие страны региона. В настоящее время восточные регионы страны — Сибирь и Дальний Восток, включая шельф, — обеспечивают более 70% добычи нефти и около 95% — газа; здесь сосредоточено около 90% ресурсов УВ России.

Главный нефтегазодобывающий район страны — Западная Сибирь. Здесь (включая прилегающий шельф) сосредоточено свыше 60% начальных суммарных ресурсов (НСР) углеводородов (УВ) России, добывается около 70% нефти и свыше 90% газа; действуют развитые системы магистральных нефте – и газопроводов западного, южного и юго-восточного направлений, а также системы промысловых и подводящих нефтепроводов и газораспределительных сетей; функционируют нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ).

Крупнейшие нефтяные месторождения — Самотлорское (с начальными извлекаемыми запасами более 3,2 млрд т нефти), Приобское (2,1 млрд т), Красноленинское (1,2 млрд т); крупнейшие газовые месторождения — Уренгойское (свыше 10 трлн куб. м газа), Ямбургское (5,2 трлн куб. м), Бованенковское (4,4 трлн куб. м), Заполярное (3,5 трлн куб. м).

В Западной Сибири работают все основные вертикально интегрированные нефтегазовые компании (ВИНК) страны — «Газпром» (включая «Газпром нефть»), «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «ТНК-ВР», «Сургутнефтегаз», «РуссНефть», на долю которых приходится 97% добычи нефти и газа в регионе. На юге региона находится один из крупнейших в ЗСНГК и самый современный в стране Омский НПЗ; в районах нефтегазодобычи действует ряд малых НПЗ (МНПЗ) — Нижневартовский, Стрежевской, Когалымский, Красноленинский и др. Функционируют предприятия газопереработки, нефте – и газохимии — Сургутский ЗСК, Губкинский ГПЗ, Уренгойский ГПЗ, Томский НХК, Тобольский НХК, «Азот» (Кемерово), «Химпром» (Кемерово), «Омский каучук» и т. д.

Доля Западной Сибири в первичной переработке нефти и конденсата в стране составляет чуть более 10%; практически весь объем переработки приходится на вертикально интегрированные компании. При этом надо отметить, что мощности по переработке нефти и конденсата, которыми располагают данные компании, имеют резерв. За 2008 год общий объем переработки сырья на предприятиях ВИНК в Западной Сибири составил 24 млн 48 тыс. тонн, что позволило загрузить производственные мощности перерабатывающих предприятий на 89,5%.

Газовая промышленность Западной Сибири представляет собой крупнейший в мире производственно-технологический комплекс, включающий в себя системы добычи, переработки и сверхдальнего транспорта газа. В последние годы продолжается естественное падение добычи на крупнейших месторождениях — Медвежьем, Уренгойском и Ямбургском. Ввод в разработку в конце 2001 года Заполярного месторождения, в 2004 году — Песцового месторождения, а затем Южно-Русского, Еты-Пуровского, Вынгаяхинского, Ен-Яхинского месторождений, а также Анерьяхинской площади Ямбургского месторождения и Таб-Яхинского участка Уренгойского месторождения улучшили ситуацию. Это позволило на несколько лет преодолеть падение и обеспечить некоторый рост добычи газа. В ближайшие годы для поддержания и наращивания добычи планируются введение месторождений в Надым-Тазовском междуречье, Обской губе, а также утилизация запасов низконапорного газа. Стратегическое направление развития — освоение запасов и ресурсов газа полуострова Ямал и акватории Карского моря.

Если Западная Сибирь относится к традиционным, хорошо изученным и освоенным регионам нефтегазодобычи, то Восточная Сибирь, включая Республику Саха, — крупный перспективный регион для формирования новых центров нефтяной и газовой промышленности национального и международного значения. НСР нефти в регионе составляют около 11% общероссийских ресурсов, свободного газа — почти 14%, попутного нефтяного газа — более 8%, конденсата — около 16%. При этом в регионе добывается всего 0,3% российской нефти и около 1% газа.

Крупнейшие месторождения УВ — Ковыктинское (с запасами газа 2 трлн куб. м, конденсата — 84 млн т), Чаяндинское (более 1,2 трлн куб. м газа и 70 млн т конденсата и нефти), Ванкорское (включая прилегающие участки с извлекаемыми запасами нефти около 440 млн т), Верхнечонское (200 млн т нефти), Талаканское (более 120 млн т нефти и 60 млрд куб. м газа), Юрубчено-Тохомское (свыше 70 млн т нефти и 180 млрд куб. м газа).

В последние годы ведется опытно-промышленная эксплуатация ряда нефтяных месторождений в Иркутской области, Красноярском крае, Республике Саха. В результате ввода в эксплуатацию участка нефтепровода ВСТО Талакан–Тайшет (в реверсном режиме) с конца 2008 года происходит быстрое наращивание добычи на крупнейших месторождениях — Талаканском и Верхнечонском. В регионе созданы локальные системы газообеспечения в Норильском промышленном районе и в Центральной Якутии; ведутся работы по газификации Братского промышленного узла.

Около 63% нефти и свыше 69% газа в регионе добывается структурами, входящими в состав вертикально интегрированных нефтегазовых и горно-металлургических компаний — «Сургутнефтегаза», «Роснефти», «ТНК-ВР», «Норильского никеля», «Алросы».

На базе западносибирского сырья в Восточной Сибири работают нефтеперерабатывающие, нефтехимические и химические предприятия — Ачинский НПЗ, Ангарская НХК, Красноярский завод синтетического каучука, «Саянскхимпласт», «Усольехимпром» и др.; на местном сырье функционируют ГПЗ «Норильскгазпрома» и Якутский ГПЗ. Доля Восточной Сибири в общероссийской переработке нефти составляет около 7%. Основной объем приходится на предприятия «Роснефти» — Ангарскую НХК и Ачинский НПЗ; за прошлый год первичная переработка нефти и конденсата на этих предприятиях составила суммарно 16 млн 303 тыс. тонн.

Дальний Восток — новый динамично развивающийся нефтегазодобывающий район России. НСР нефти в регионе составляют около 9% общероссийских ресурсов, газа — свыше 11%; в регионе добывается около 2,6% российской нефти и почти 1,4% газа. Ведется добыча нефти и газа на сухопутных месторождениях острова Сахалин и в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Начаты поисковые работы по проекту Сахалин-3 и на Западно-Камчатском шельфе. Сформированы лицензионные блоки в рамках проектов «Сахалин 4–9». Действуют локальные системы нефтегазообеспечения «Северный Сахалин–Комсомольский промышленный узел», введен в эксплуатацию газопровод «Комсомольск-на-Амуре–Хабаровск».

Перспективы развития НГК Сибири и Дальнего Востока и поставок на Тихоокеанский рынок будут определяться долгосрочными внутрироссийскими и международными тенденциями в сфере геолого-разведочных работ, добычи, глубокой переработки и сбыта продукции на энергетическом и нефтегазохимическом сегментах внутреннего и международных рынков.

Функционирование и развитие нефтегазового комплекса Сибири и Дальнего Востока в ближайшие десятилетия будут определять несколько устойчивых процессов.

Первый из них — изменение географии добычи углеводородов в России, связанное с появлением новых крупных центров НГП в Восточной Сибири, Республике Саха, на шельфе Дальнего Востока, а также с развитием добычи нефти и газа на севере Западно-Сибиркой НГП, шельфе арктических морей, в Тимано-Печерской НГП, российском секторе Каспийского моря. Необходимость смещения географических приоритетов вызвало в том числе снижение добычи в традиционных нефтегазовых районах европейской части страны, в первую очередь в Волго-Уральской и Северокавказской НГП, а также в ряде районов Западно-Сибирской НГП — главным образом, на территориях ХМАО и Томской области.

Второй тренд — изменение пространственной структуры переработки УВ, внутрироссийских и внутрисибирских поставок нефти, нефтепродуктов и газа. Его признаки — повышение загрузки НПЗ, развитие существующих и формирование новых нефтеперерабатывающих, газоперерабатывающих, нефтехимических и газохимических мощностей, прежде всего в Западной и Восточной Сибири, а также вблизи центров добычи и экспортных терминалов за пределами Сибири. В этом же русле просматриваются обязательность модернизации действующих НПЗ и расширение выпуска качественных нефтепродуктов для поставок на российский и международные рынки. Для усиления позиций на рынке сжиженного природного газа необходимо формирование инфраструктуры СПГ — строительство заводов, терминалов по отгрузке, инфраструктуры по приему, хранению и регазификации СПГ, а также создание транспортно-технологической кооперации Сибири с российским Дальним Востоком. Расширение и изменение структуры поставок нефтепродуктов на внутренний и международные рынки в направлении увеличения доли высококачественных продуктов конечного назначения (дизельного топлива, бензина) при снижении поставок мазутов потребует специальных мер организационно-транспортного обеспечения, экономического стимулирования, а при поставках из Сибири и Дальнего Востока в АТР — политической и дипломатической поддержки. И еще одно обязательное условие — обеспечение извлечения всех ценных компонентов из природного и попутного газов на территории нефтегазодобывающих центров Западной и Восточной Сибири.

В-третьих, необходимо учитывать изменение структуры добычи углеводородов в мире — появление крупных нефтегазодобывающих центров международного значения в Каспийском регионе, Восточных и Северных районах России, на российском шельфе Арктики; рост добычи нефти и газа на Ближнем Востоке, в Северной и Западной Африке; усиление конкуренции на рынке АТР между поставками энергоносителей из Сибири и дешевым сырьем из Ближнего Востока. При этом ожидается падение добычи в Северном море, на континентальных месторождениях США, в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

И, наконец, в-четвертых: меняются не только география и структура нефтегазодобычи и переработки, но и географическая структура спроса на углеводороды на мировых рынках. Этот процесс характеризуется стабилизацией потребления нефти и умеренным ростом потребления газа в Европейском Союзе, медленным ростом потребления нефти и стабилизацией потребления газа в Северной Америке, быстрым увеличением потребления и импорта нефти и газа в странах АТР.

В этих условиях необходимо: расширение объемов и повышение уровня научного обеспечения геологоразведочных работ в традиционных и новых нефтегазоносных районах; модернизация систем добычи, переработки и транспорта нефти и газа в Западной Сибири; формирование новых центров нефтяной, газовой, нефте – и газоперерабатывающей, нефте – и газохимической, гелиевой промышленности в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке; диверсификация основных направлений поставок внутри России и на экспорт.

Главными результатами должны стать повышение надежности обеспечения нефтью, нефтепродуктами, газом, продукцией нефтегазохимии экономики и населения востока России и страны в целом; крупномасштабный выход на Азиатско-Тихоокеанский энергетический рынок и Тихоокеанские рынки химической продукции; формирование поставок на Тихоокеанское и расширение поставок на Атлантическое побережье США при поддержании позиций на европейском направлении.

В связи с необходимостью выполнения в кратчайшие сроки стратегической задачи государства по организации крупномасштабных поставок УВ и продуктов их глубокой переработки на Тихоокеанский рынок (Китай, Корея, Япония, США) особую значимость приобретают процессы расширения и повышения эффективности геологоразведочных работ в традиционных и новых перспективных на нефть и газ районах Сибири и Дальнего Востока и формирования новой транспортной инфраструктуры, современных нефтегазоперерабатывающих и нефтегазохимических производств, включая гелиевую промышленность.

В НГК Сибири и Дальнего Востока будут реализованы крупнейшие мегапроекты, обеспечивающие долгосрочное технологическое развитие нефтяной, газовой, нефтегазоперерабатывающей и нефтегазохимической промышленности России.

Развитие нефтяной промышленности Западной Сибири включает стабилизацию и обоснованное наращивание добычи нефти, полную утилизацию попутного нефтяного газа, модернизацию систем транспорта и переработки нефти, расширение и повышение технологического уровня мощностей нефтехимии, воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ) нефти. Объем запланированных инвестиций до 2030 года составляет $280–330 млрд.

Развитие газовой промышленности Западной Сибири предполагает прежде всего освоение ресурсов газа и конденсата на полуострове Ямал, в Обской и Тазовской губах; поддержание и развитие добычи газа и конденсата в традиционных районах (Надым-Пур-Тазовское междуречье), включая утилизацию низконапорного газа, модернизацию существующих и строительство новых газотранспортных систем западного и южного направлений; дальнейшую газификацию промышленности; расширение мощностей по газопереработке и газохимии; воспроизводство и расширение минерально-сырьевой базы газа. Общий объем инвестиций до 2030 года — $550–590 млрд.

Формирование в Восточной Сибири нового центра НГК, включая развитие нефтяной, газовой, нефтегазоперерабатывающей, нефтехимической, газохимической, гелиевой промышленности, воспроизводство и расширение минерально-сырьевой базы УВ потребуют инвестиций до 2030 года в объеме $150–170 млрд.

На полномасштабное освоение УВ шельфа дальневосточных морей и Тихого океана необходимы инвестиции в размере $70–80 млрд.

В общей сложности реализация стратегических планов развития нефтегазового комплекса России с усилением акцентов на Сибирь и Дальний Восток и переходом на современный технологический уровень будет стоить $1050–1170 млрд.

Наиболее крупные проекты в рамках мегапроектов: развитие НГК полуострова Ямал и прилегающих акваторий; формирование Ванкоро-Сузунского центра нефтегазодобычи; завершение строительства Новоуренгойского НГХК; строительство Новоуренгойской ГРЭС; формирование Эвенкийского центра нефтегазодобычи, нефтегазопереработки и нефтегазохимии (включая гелиевую промышленность); формирование Ангаро-Вилюйского центра нефтегазодобычи, нефтегазопереработки и нефтегазохимии (включая мощности по производству и хранению гелиевого концентрата); запуск второй фазы разработки месторождений в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2»; проведение геологоразведочных работ и формирование новых добывающих центров нефти и газа в рамках проектов «Сахалин-3»–«Сахалин-9»; завершение строительства нефтепровода Восточная Сибирь–Тихий океан (ВСТО); строительство газопровода «Алтай»; расширение ЕСГ на Восток, создание системы газопроводов Восточная Сибирь–Дальний Восток с выходом на Китай и Корею; создание заводов и терминалов СПГ; газификация существующих и новых промышленных центров востока России, в том числе объектов горно-металлургического комплекса.

Перспективные уровни добычи нефти и газа в Сибири и на Дальнем Востоке в период до 2030 года будут определяться в основном внутренним и внешним спросом, уровнем цен, развитием транспортной инфраструктуры, географией, запасами и качеством разведанной сырьевой базы и темпами ее воспроизводства, а также налоговыми и лицензионными условиями, научно-техническими достижениями в разведке и разработке месторождений.

Стратегические ориентиры добычи нефти и газа предполагают внедрение передовых технологий добычи, совершенствование институциональной среды в НГК, проведение эффективной политики в области воспроизводства минерально-сырьевой базы и увеличение объемов геологоразведочных работ на распределенном и нераспределенном фонде недр. При этом увеличение объемов геологоразведочных работ необходимо во всех регионах, но особенно в Западно-Сибирской, Ленно-Тунгусской и Охотоморской нефтегазоносных провинциях, а также на шельфах арктических морей.

В долгосрочной перспективе произойдет увеличение доли Сибири и Дальнего Востока в добыче нефти в стране с 70 до 80%. Доля макрорегиона в добыче газа будет находиться на уровне 93–94%.

Http://ksonline. ru/nomer/ks/-/id/21549/

Хабаровск, 15 мар — ИА Neftegaz. RU. Глава Роснефти И. Сечин совершает рабочую поездку на Дальний Восток. В рамках этой поездки И. Сечин встретился с губернатором Хабаровского края В. Шпортом, а также провел совещание на К омсомольском нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ).

Темами производственного совещания на Комсомольском НПЗ стали итоги работы в 2017 г и ход реализации программы модернизации нефтеперерабатывающих мощностей НПЗ.

— п о итогам 2017 г Комсомольский НПЗ переработал 6,4 млн т нефти, что на 5% выше показателей 2016 г,

— освоен выпуск новых виды продукции, в т. ч дизельного топлива для регионов Крайнего Севера с улучшенными низкотемпературными свойствами (арктическое дизельное топливо до -50 о С, зимнее класса 3 до -38 о С).

— ведется строительство комплекса гидрокрекинга, запуск которого позволит увеличить глубину переработки до 92%,

— завершается строительство нефтепровода-отвода от магистрального нефтепровода (МНП) Восточная Сибирь — Тихий Океан (ВСТО) до Комсомольского НПЗ.

Роснефть активно инвестирует в развитие нефтеперерабатывающих мощностей Комсомольского НПЗ д ля обеспечения растущего спроса на нефтепродукты на Дальнем Востоке.

Компания на Дальнем Востоке создала более 60% расположенных в регионе нефтеперерабатывающих мощностей.

Это очень важно для региона, поскольку Хабаровский край на данный момент не имеет достаточных нефтеперерабатывающих мощностей и примерно половина потребляемых в нем нефтепродуктов завозится из других регионов.

Отдельное внимание было уделено экологической безопасности производства.

Комсомольский НПЗ серьезно подходит к контролю качества атмосферного воздуха на территории предприятия, а также в г Комсомольск-на-Амуре.

Предприятие осуществляет оперативную оценку атмосферного воздуха на границе санитарно-защитной зоны и в зоне влияния предприятия.

На заводе действуют 6 автоматических станций контроля атмосферного воздуха.

Измерения ведутся в автоматическом режиме, доступ к данным открыт для администрации г Комсомольск-на-Амуре, МЧС, департамента Росприроднадзора по Дальневосточному федеральному округу.

Результаты мониторинга показывают, что содержание вредных веществ ниже установленных нормативов предельно допустимых концентраций в атмосферном воздухе.

Осуществлять оперативный производственный экологический контроль в любой точке Комсомольска-на-Амуре предприятию позволяет специализированная экологическая мобильная лаборатория, которая производит замеры на содержание 13 компонентов в атмосферном воздухе.

Приборы объективного контроля свидетельствуют о том, что состояние окружающей среды в зоне ответственности Комсомольского НПЗ соответствует нормам.

В ходе рабочей встречи с В. Шпортом, И. Сечин обсудил перспективы реализации проектов Роснефти в Хабаровском крае.

Также в ходе встречи было подписано допсоглашение, предусматривающее развитие импортозамещения, использование новой техники и технологий, разработанных на предприятиях Хабаровского края для повышения производственной эффективности компании.

Реализация соглашения позволит увеличить объемы продукции, созданной на предприятиях Хабаровского края для нефтяной отрасли, повысить их научно-технический и конструкторский потенциал.

Документ также предусматривает расширение возможностей по участию предприятий региона в закупочных процедурах Роснефти.

В настоящее время в тендерах задействовано 41 предприятие края, но в ближайшие годы их количество может существенно вырасти.

Также в ходе встречи И. Сечин сообщил о ходе модернизации Комсомольского НПЗ.

На заводе выпускается топливо стандарта «Евро-5», которое, в 1 ю очередь, предназначается для потребителей Хабаровского края.

Также продуктообеспечением региона занимается другое крупное предприятие Роснефти — Востокнефтепродукт.

И. Сечин поблагодарил В. Шпорта за помощь, которую власти оказывают компании и предложил совместно поработать над развитием сети АЗС.

Отдельно В. Шпорт отметил важность проекта по газификации с Бельго, который реализовала Роснефть.

Это село было разрушено во время крупномасштабного наводнения в 2013 г и было отстроено заново.

Распоряжение о газификации с Бельго дал президент РФ В. Путин, возглавлявший штаб по ликвидации последствий наводнения.

Роснефть вложила средства в строительство автоматизированной газораспределительной станции и газопровода-отвода.

В 2017 г Роснефть через морской терминал Де-Кастри экспортировала 6 млн т нефти с проекта Сахалин-1 и месторождения Северное Чайво.

В Приморском крае Роснефть реализует крупные инвестпроекты, такие как ССК Звезда и Восточная нефтехимическая компания (ВНХК).

В настоящее время Роснефть завершает переработку проекта ВНХК в связи с изменением макроэкономических условий.

Окончательно определиться с конфигурацией ВНХК Роснефть планирует к осени 2018 г.

Проект ВНХК Роснефть планирует реализовать совместно с ChemChina.

Ранее сообщалось, что Роснефть запланировала 3 производственные линии (train).

1 я линия предусматривает создание нефтеперерабатывающего комплекса мощностью 12 млн т/год, который будет производить бензин, дизельное топливо, керосин и бункеровочное топливо.

2 я линия — нефтехимический комплекс мощностью 3,4 млн т/год — позволит выпускать более 15 марок полиэтиленов и полипропиленов для рынка Азиатско-Тихоокеанского региона.

Http://news. allpetro. ru/2573/komsomolskij-npz-vnhk-i-drugie-krupnye-proekty-rosnefti-na-dalnem-vostoke-i-sechin-posetil-habarovskij-kraj/

Первую часть истории сахалинской нефтедобычи вы можете прочитать тут

Вышка над скважиной находится в том месте, где где купец Григорий Зотов и инженер Леопольд Бацевич в конце XIX века искали первую сахалинскую нефть. В начале XX века, 106 лет назад, эта скважина принадлежала фирме Юлия Бринера, богатого купца из Владивостока. Но прославился первый нефтепромышленник Сахалина другим — его внук, Юл Бриннер (при рождении Юлий Бринер), был назван в честь деда и впоследствии стал знаменитым голливудским киноактёром, популярным героем ковбойских вестернов. С «чёрным золотом» Сахалина дедушке Бринеру повезло меньше — нефтяной фонтан «Вышки Зотова» вскоре иссяк и больших прибылей не принёс.

К 1917 году северная половина Сахалина оставалась малолюдной и неосвоенной, здесь проживало лишь 9 тысяч человек. Любые работы на пустынном острове требовали слишком больших вложений и множества рабочих рук, которых здесь просто не было. Поэтому богатые нефтью недра оставались почти нетронутыми.

Зато рядом находилась Япония, с многочисленным населением, активно развивавшейся промышленностью и нацеленной на внешнюю экспансию политикой. Свои источники «чёрного золота» на японских островах были минимальны, к 1917 году «Страна восходящего солнца» 97% потребляемой нефти закупала за рубежом. Растущая экономика и огромный военный флот Японии требовали всё больше нефти.

В то время мир переживал очередную «техническую революцию» — во всех странах корабли переходили с угля на нефть и мазут, повсюду начиналось массовое использование автомобилей с бензиновыми двигателями. Если раньше нефтепродукты употребляли в основном для освещения (керосин в светильниках и лампах), то отныне «чёрное золото» становилось стратегическим товаром, от которого зависела экономика и безопасность любого государства на нашей планете…

Японцы впервые проявили интерес к «чёрному золоту» Северного Сахалина в 1916 году, обратившись к русскому правительству с предложением начать здесь совместный поиск и добычу нефти. Опасаясь японской экспансии, наша страна отказалась от такого предложения слишком активных соседей. Ситуация резко изменилась после революции и начала гражданской войны, когда японцы смогли воспользоваться хаосом и безвластием на российском Дальнем Востоке.

Первые японские геологи-нефтяники появились на севере Сахалина уже в 1918 году. Сначала они действовали, соблюдая внешние приличия, под прикрытием договора с богатым московским купцом Иваном Стахеевым. Однако в мае 1919 года в Токио был образован консорциум «Хокусин Кай» (Полярная звезда), объединение крупнейших японских концернов, таких как «Мицубиси» и «Ниппон ойл», созданное специально для организации добычи нефти на русском Сахалине. На север острова были направлены многочисленные отряды геологов, которыми фактически руководило Военно-морское министерство Японии. В первую очередь сахалинская нефть была нужна для японских боевых кораблей, а военная поддержка позволяла нефтяникам из «Страны восходящего солнца» чувствовать себя хозяевами на русской земле.

В апреле 1920 года японские войска открыто оккупировали Северный Сахалин. К этому решению Токио подтолкнула не только гражданская война в России, но и явный интерес коммерсантов из США к нефтяным месторождениям острова. Экспедиция американских геологов из «Sinclair Oil Corporation» попыталась высадиться на севере Сахалина, но была встречена японскими солдатами с «вежливой просьбой» немедленно покинуть берег…

К началу 1921 года японцы пробурили в районе современного города Оха 14 скважин и получили первую промышленную нефть. В следующие три года появилось ещё несколько десятков скважин, глубиною до километра. До сих пор неизвестно, сколько же японцы вывезли русской нефти за пять лет оккупации Северного Сахалина, но по меркам начала XX века объёмы были немалые. Когда в сентябре 1923 года мощное землетрясение разрушило стратегические нефтехранилища на побережье Токийского залива и два миллиона тон «чёрного золота» вытекло в океанские воды, именно сахалинская нефть позволила Японии восполнить утерянные запасы.

К 1925 году советской дипломатии, используя противоречия США и Японии в Тихоокеанском регионе, удалось вернуть северную половину Сахалина. Американский историк Джон Стефан пишет об этом так: «Соглашение было блестящей победой советской дипломатии. Русские добились вывода японских войск с Северного Сахалина без применения силы, хотя еще в 1924 году многие политики полагали, что Япония либо аннексирует, либо выкупит эту территорию… Этот шаг развеял надежду некоторых японских кругов, что когда-нибудь весь Сахалин подобно спелой хурме, упадет в корзину империи».

Однако, войска Японии уходили с северной половины острова под условием, что у Токио останется право добывать здесь природные богатства — лес, уголь и, прежде всего, незаменимую сахалинскую нефть. Поэтому 14 декабря 1925 года был заключён договор о нефтяной концессии японцев на Северном Сахалине. Со стороны СССР его подписал один из основателей советского государства, Феликс Дзержинский, со стороны Японии — адмирал Шигецуру Накасато, представитель японского военного флота, главного потребителя сахалинской нефти.

Согласно договору японцы на 45 лет получали право эксплуатировать недра Северного Сахалина, но все разведанные к тому времени нефтеносные участки делились поровну между СССР и Японией. В зависимости от объёмов и качества добытой японцами нефти, от 5 до 45% добычи передавалось советской стороне в качестве платы за концессию. Как пошутил в те дни на встрече с советскими дипломатами один из японских генералов: «Чем больше нефти, тем больше дружбы».

Чтобы СССР смог наладить свою добычу сахалинской нефти, требовалось провести самостоятельное геологическое исследование возвращённой части острова. В начале 1926 года на Сахалин из Москвы отправилась большая научная экспедиция, которую возглавил Николай Акимович Худяков, бывший офицер царской армии и командующий одной из красных армий в годы гражданской войны.

Экспедиции предстояло провести на дальней окраине несколько лет, и для Худякова освоение богатств Сахалина началось с личной трагедии — его жена наотрез отказалась покидать столицу ради далёкого и дикого острова. К сахалинскому берегу экспедиция Худякова добиралась по льду Татарского пролива на собачьих упряжках. До нефтяных луж на реке Оха геологи добрались лишь в середине июня 1926 года. Сначала им пришлось идти на катере, вдоль северных берегов Сахалина, всё ещё окруженных ледяными полями, а затем пробираться через тайгу с оленьим караваном.

Зима на месторождении Оха. Люди к скважинам добирались на санных повозках. 1932 год

В разгар исследовательских работ, 21 июня 1926 года, тайгу на северной оконечности Сахалина охватил огромный пожар. Огонь грозил добраться до выходов нефти и «Большого асфальтового озера» в районе Охи, поэтому геологи решили закопать оборудование в землю и попытаться выбраться к берегу. Дикая природа Сахалина сталкивала две противоположных стихии — в тайге на побережье бушевал огонь, а подступы к острову всё ещё затруднял нерастаявший морской лёд…

От полной катастрофы нефтеносный район Охи спас начавшийся 23 июня сильный дождь. К 30 июня летнее тепло окончательно разбило и ледяной панцирь, блокировавший северо-восточный берег Сахалина. Геологи смогли продолжить работу в тайге.

90 лет назад, в 1926 году северную половину Сахалина, протянувшуюся почти на 500 километров, населяло всего 10 128 человек, проживавших в 144 деревнях и 12 полукочевых стойбищах. Японцам приходилось завозить на свои нефтяные промыслы сезонных рабочих из Японии, Кореи и Китая. Нашей стране тогда потребовалось почти три года, чтобы собрать на острове достаточное количество специалистов и рабочих рук, чтобы начать собственную добычу нефти. В тайгу на остров с материка приходилось везти кораблями всё — от людей и сложного оборудования до простых гвоздей и кирпичей.

Летом 1928 года на Сахалин прибыла первая крупная группа специалистов-нефтяников, 283 человека. Они приехали из Баку и других регионов СССР с развитой нефтедобычей, расположенных почти в семи тысячах километров к западу от дальневосточного острова. Их сахалинская жизнь начиналась в палатках посреди глухой тайги на берегу речки Оха. Острословы тут же прозвали будущее нефтяное сердце Сахалина «ситцевым городком».

Первую скважину начали бурить 10 октября 1928 года. Работами руководил буровой мастер Никифоров, приехавший из Баку. Под его началом работали опытные техники из Грозного и Майкопа.

Бурили в то время «ударно-канатным способом». Паровая машина тянула канат, поднимавший внутри деревянной вышки тяжёлое «долото». Затем канат отпускали, упавшее «долото» ударяло в землю. И так раз за разом, много суток подряд. Чтобы придать скважине правильную цилиндрическую форму, мастера после каждого удара немного поворачивали его по вертикальной оси. По мере углубления в землю, измельчённую породу в скважине извлекали «желонкой», так нефтяники прошлого называли полый цилиндр, который падая на дно скважины, забивался измельчённой породой. Затем паровая машина поднимала «желонку» наверх, где её очищали от застрявших внутри песка и камней.

Первая буровая вышка, построенная трестом «Сахалиннефть» в 1928 году

Меняя «долото» на «желонку» и наоборот, буровики буквально сантиметр за сантиметром углублялись в землю. Такая работа шла непрерывно, много недель подряд. Паровую машину первой советской скважины на Сахалине вручную снабжали дровами и водой. Круглые сутки шипел перегретый пар и ухало падающее вглубь сахалинской земли «долото». Рядом непрерывно работала примитивная кузница, чинившая или менявшая «долото», пока его сменяла «желонка».

Большинство работников нефтяного прииска были заняты самым примитивным ручным трудом — в три смены непрерывно валили лес и пилили дрова для паровой машины, или на санях возили для неё воду с окрестных ручьёв. Работы на первой скважине не остановили даже рано начавшиеся морозы.

На тридцать первые сутки непрерывной работы, 5 ноября 1928 года, когда скважина достигла глубины 192 метра, из недр ударил нефтяной фонтан. Напор был столь силён, что не хватило заготовленных ёмкостей для хранения нефти. Вместо них пришлось использовать даже деревянные чаны, в которых солили рыбу…

Первая на Сахалине советская скважина до конца года дала почти 300 тонн «чёрного золота». Отныне японцы перестали быть монополистами сахалинской нефти.

К концу 1928 года, когда Советский Союз пробурил свою первую скважину на Сахалине, население северной части острова увеличилось более чем в два раза. За три минувших года с материка переселилось почти 15 тысяч человек. В следующие пять лет рост будет ещё более впечатляющим — в пять раз. К 1933 году население Северного Сахалина достигнет 74 тысяч человек.

Для поощрения переселенцев на далёкий остров им предоставляли различные льготы, например, освобождали от налогов и призыва в армию. Зарплаты специалистов-нефтяников на Сахалине были в два раза выше, чем у их коллег в других регионах страны. Однако жить и работать новым сахалинцам приходилось по сути в глухой тайге, вдали от всех благ цивилизации.

Многие, испробовав таёжный быт, возвращались обратно. Так из первых 283 специалистов-нефтяников, приехавших в 1928 году, в итоге осталось работать на острове всего шесть десятков человек. На Сахалине такое бегство прозвали «материковой болезнью».

Разрушенная вышка в результате открытого фонтана на 22 участке Охинского месторождения, 1934 год

Впрочем, первых нефтяников поражали и самые настоящие болезни — зимой 1930 года на берегах Охи свирепствовала цинга, в те времена бич всех, вынужденных долгое время питаться консервированной и однообразной пищей, без витаминов. Поэтому первой настоящей больницей в посёлке нефтяников стал «цингаторий», где лечили поражённых этим недугом.

В следующем году заметили, что цинга поражает прежде всего холостых работников. В отличие от них нефтяники, жившие на острове вместе с семьями, как правило заводили подсобные огороды и от цинги почти не страдали. В начале 30-х годов прошлого века количество семейных работников и женщин, занятых в нефтяной промышленности Сахалина, отмечалось в отдельной графе — как первый показатель «осёдлости» и эффективности развития. Но даже к 1936 году мужчины в посёлках сахалинских нефтяников составляли почти 88% обитателей.

Но не смотря на все трудности, жизнь на отдалённом острове постепенно побеждала дикую тайгу. Восемьдесят лет назад в посёлке Оха, главном центре сахалинской нефтепромышленности, уже работало 15 школ, 5 клубов, три оркестра и даже свой драматический театр. Здесь же работал и «Сахалинский нефтяной техникум» — его первый выпуск, подготовивший 16 местных специалистов, состоялся в мае 1935 года.

Отечественная добыча нефти на Сахалине, стартовавшая в конце 1928 года, быстро обогнала японскую. Если за первый год работы наши нефтяники добыли нефти в 19 раз меньше, чем японцы, то уже к 1933 году показатели добычи сравнялись. При этом на советских промыслах действовал обычный для страны 8-часовой рабочий день, в то время как все нефтяники японских концессий подчинялись военной дисциплине и трудились по 12 часов в сутки.

Внедрение роторно-вращательного бурения на месторождении Оха. 1935 год

В 1935 году на севере Сахалина советская добыча нефти уже на треть превышала японскую. На этом фоне соседи из «Страны восходящего солнца» пытались подкрепить свои экономические позиции военной мощью. Их флот в то время на голову превосходил морские силы СССР на Дальнем Востоке. Всю нефть, добытую японцами, демонстративно вывозили их вооруженные танкеры, а боевые корабли японского военно-морского флота ежегодно проводили учения у берегов Сахалина.

К концу 30-х годов прошлого века отношения Японии и СССР резко обострились, после вооруженных столкновений у Хасана и реки Халхин-Гол ситуация балансировала на грани открытой войны. Но пока в Приморье и Монголии русские и японцы стреляли друг в друга, на Сахалине стороны пытались соблюдать прежние договорённости. Пограничная война на материке для острова обернулась лишь несколькими массовыми драками советских и японских нефтяников.

Сахалинская нефть сыграла свою роль и в том, что Япония не напала на нашу страну в 1941 году совместно с гитлеровской Германией. В Токио слишком дорожили источниками «чёрного золота» на советской половине острова и боялись даже временной приостановки нефтедобычи в случае войны с СССР.

Лишь в разгар Второй Мировой войны, когда все силы Японии были заняты войной с США, политики Токио, желая задобрить Москву, согласились за символическую плату в 5 миллионов рублей (порядка 36 миллионов долларов в ценах 2016 года) уступить все свои «активы» на советской половине острова. Необычную покупку оформили в Москве 30 марта 1944 года — японская нефтедобыча на Сахалине, продолжавшаяся свыше 20 лет, закончилась.

К лету 1941 года на северном Сахалине работало 470 скважин, обеспечивавших нефтью наш Дальний Восток. О начавшейся войне сахалинцы узнали поздним вечером 22 июня, а в отдалённые сёла и промыслы страшная весть пришла лишь сутки спустя.

В то время ещё не были разведаны запасы нефти в Западной Сибири, основные источники «чёрного золота» находились на Кавказе — в Баку, Майкопе и Грозном. На второй год войны кавказские нефтепромыслы были либо захвачены противником, либо оказались под угрозой захвата и были почти отрезаны от страны, когда войска Гитлера вышли к Волге. Единственным источником «чёрного золота», которому в те дни прямо не угрожала война, оставался Северный Сахалин.

Но даже вдалеке от боёв пришлось работать по-военному. Уже в 1941 году треть сахалинских нефтяников ушла на фронт, их заменили женщины и подростки — вскоре они составили почти половину работников, обслуживавших скважины и нефтепроводы на острове.

Рабочий день подсобных рабочих был увеличен до 11 часов, а специалисты-нефтяники все годы войны трудились по графику в три смены — по 12 рабочих часов после суток отдыха. Напряжённый труд дал результат: к концу войны добыча нефти на Сахалине увеличилась в полтора раза, по сравнению с довоенным 1940 годом.

Но мало было добыть будущее топливо для самолётов и танков, его надо было доставить с острова на материк. До войны сахалинскую нефть отправляли танкерами в порты Приморья и далее везли железнодорожными цистернами на перерабатывающий завод в Хабаровск. География и природные условия резко ограничивали морские перевозки с Сахалина, когда штормы и льды напрочь отрезали остров. Поэтому ещё в 1940 году запланировали строительство нефтепровода от промыслов в районе Охи на материк.

Начало работ по прокладке трубопровода подстегнула война, требовавшая бесперебойных поставок нефти. Необходимо было проложить 196 километров труб по Сахалину и ещё 175 километров по материку до Комсомольска-на-Амуре. Трубы в тайге укладывали как вольные рабочие, так и несколько тысяч заключённых. Но самым сложным стал подводный участок, где трубопровод должен был протий свыше 8 километров по дну Татарского пролива.

Японская разведка внимательно наблюдала за ходом работ на стратегическом нефтепроводе. Полученные данные японцы передавали своим германским союзникам, и, показательно, что немецкие эксперты сочли невозможным перебросить в короткие сроки подводный трубопровод с Сахалина на материк.

Действительно, опыта строительства таких сооружений почти не было. Решение небывалой задачи в сентябре 1941 года поручили особой бригаде под руководством инженера Николая Максимовича Белова. До февраля следующего года шли подготовительные работы, а со 2 марта, когда Татарский пролив наконец покрылся коркой льда, начался самый сложный, решающий этап.

Заранее сваренные «плети» труб, длинною от 250 до 800 метров, ставили на десятки саней и при помощи нескольких тракторов вывозили на лёд. У тракторов срезали кабины, чтобы их водители могли быстро выпрыгнуть, если машины провалятся под лёд. Длинные «плети» сваренных труб сопровождали сотни человек, чтобы баграми поправлять движение саней на льду и обеспечивать координацию работ.

Всего на замёрзшей поверхности Татарского пролива от берега до берега разложили 16 таких «плетей». После того, как сварщики соединили их в единое целое, лёд стали пробивать и опускать нефтепровод под воду. Работы, шедшие безостановочно на продуваемом всеми ветрами ледяном поле, были завершены за три недели, к 22 марта 1942 года.

Строительство на таёжных участках по обе стороны Татарского пролива продолжалось ещё 15 месяцев. К июлю 1943 года 400-киломтеровый трубопровод заработал в полную мощность, обеспечив бесперебойные поставки нефти с Сахалина.

За пять военных лет самый большой остров России дал стране почти три миллиона тонн «чёрного золота» — больше, чем было добыто сахалинцами за всё предвоенное десятилетие. И хотя добыча Сахалина по объёмам значительно уступала крупнейшим в СССР нефтепромыслам Баку, но опережала другие нефтеносные регионы страны. Остров дал нефти в четыре раза больше, чем Урал, и почти столько же, сколько давно освоенные нефтяные поля Грозного. Нефть сахалинского промысла Эхаби тогда имела самый высокий процент выхода бензина и по праву считалась лучшей в Советском Союзе.

Http://dv. land/history/bolshaya-neft-sakhalina

Инвесторы заявили о реализации около 11 крупных проектов по переработке нефти и газа в регионе

ВЛАДИВОСТОК, 6 сентября. /ТАСС/. Нефтехимическая индустрия на Дальнем Востоке до 2025 года будет расти быстрее, чем валовый внутренний продукт (ВВП), считает директор по инвестициям “Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта” Михаил Славков.

“(В последние годы нефтегазохимическая) индустрия росла гораздо быстрее, чем просто ВВП, чем экономика, и это будет продолжаться до 2025 года. Почему так? Если мы вспомним, сколько вокруг нас за последние 10 лет появилось новых полимеров, пластиков в автомобилях, в самолетах, в кораблях, в зданиях, то ответ будет очевидный”, – сказал он в среду в ходе панельной дискуссии, которая прошла в рамках Восточного экономического форума.

По его словам, в настоящее время на Дальнем Востоке инвесторы заявили о реализации порядка 11 крупных проектов по переработке нефти и газа. “Они (инвестпроекты) условно кластеризуются в Амурскую область (Амурский ГПЗ, Амурский ГХК, НПЗ, завод “Метанол”), в Приморский край (крупные проекты НЗБУ и ВНХК), а также в Якутию (проект метанольного завода)”, – уточнил Славков.

В числе конкурентных преимуществ Дальневосточного федерального округа для развития нефтехимической индустрии он назвал богатую сырьевую базу, развитую транспортную поддержку, близость к рынкам сбыта – Китаю, Японии и Кореи, которые в год покупают химической продукции на $200 млрд. Способствует развитию нефтехимии в ДФО также “активная господдержка”, указал эксперт.

“Меры господдержки, которые сейчас реализуются (на Дальнем Востоке), – это предоставление президентства на территориях опережающего развития, это предоставление режима свободного порта (Владивосток), это возможность заключить специальные инвестиционные контракты, это возможность профинансировать инфраструктуру за счет бюджетных средств и получить поддержку со стороны институтов развития”, – сказал Славков. Он добавил, что физический спрос на дальневосточную нефтехимию в будущем “в основном будет приходить из Азии”. “Потому что там очень много людей и растущая экономика”, – пояснил директор.

Третий Восточный экономический форум проходит во Владивостоке 6-7 сентября. Агентство ТАСС является генеральным информационным партнером, официальным фотохост-агентством и модератором зоны презентаций инвестиционных проектов ВЭФ-2017.

Http://tass. ru/vef-2017/articles/4537120

"Роснефть" начинает строительство в районе Находки огромного комплекса на 30 миллионов тонн в год, где будет выпускаться автомобильное топливо – свыше 15 миллионов тонн в год, и продукция нефтехимии. Необходимые согласования уже сделаны. Среди других проектов компании – "Находкинский завод минеральных удобрений" и "Завод по сжижжению природного газа" в районе Владивостока, сообщает агентство Сахалин инфо.

Все это позволит уже в ближайшие 7 лет довести суммарный объем годовой переработки газа до 20 миллиардов кубометров, нефти до 15 миллионов тонн, получив при этом до 7 миллионов тонн нефтегазохимического сырья – со всеми сопутствующими выгодами в виде мультипликативного эффекта.

Министр развития Дальнего Востока Виктор Ишаев напомнил, что сейчас в регионе всего два крупных нефтеперерабатывающих завода – в Комсомольске-на-Амуре и в Хабаровске. Они производят 12 млн. тонн нефтепродуктов, а потребляется в округе 35 млн. тонн. Недостающее топливо приходится завозить. Проблема дефицита топлива может быть решена за счет строительства дополнительных нефтеперерабатывающих предприятий. "Дальнему Востоку необходимо еще три нефтеперерабатывающих предприятия", – заявил Виктор Ишаев. По его мнению, нужно подумать о строительстве НПЗ ближе к местам добычи, в частности, на Сахалине.

Министр прокомментировал предложение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) решить проблему дефицита топлива на Дальнем Востоке с помощью поставок бензина из Южной Кореи, где, по мнению ведомства, имеются избыточные мощности по его производству.

Http://www. angi. ru/news/2800961-%D0%9D%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B9-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B4-%D0%A0%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%D1%8E-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D1%81%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%94%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B0-%D0%B2-%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B5/

Добавить комментарий