микро нпз своими руками чертежи– cccp-online.ru

микро нпз своими руками чертежи

Ростехнадзор пожаловался Хлопонину на крупнейший НПЗ на Кавказе

Ростехнадзор направил вице-премьеру Александру Хлопонину письмо с просьбой разобраться с единственным крупным НПЗ на Северном Кавказе. Завод, имеющий отношение к основателю ФК «Анжи» и экс-спикеру дагестанского заксобрания Магомед-Султану Магомедову, работает уже не первый год, но официального разрешения на запуск от Ростехнадзора у него нет ― при последних проверках служба выписала штрафы на полмиллиона рублей, но предприятие их платить на собирается.

Как указывает в своем письме Ростехнадзор (копия есть у «Известий»), служба проводила проверки строящегося НПЗ с декабря 2014-го по июль 2015 года. Они являются обязательными для любого строящегося объекта, пояснили «Известиям» в пресс-службе ведомства, и если объект их проходит без замечаний, компании-заказчику выдается заключение о соответствии изначальному проекту объекта.

― В результате проведенных Ростехнадзором выездных проверок соответствия выполнения работ и применяемых строительных материалов в процессе строительства объекта капитального строительства выявлено 275 нарушений обязательных требований, предъявляемых к объекту капитального строительства, основная часть из которых связана с несоответствием объекта капитального строительства требованиям проектной документации, ― пишет ведомство.

Нарушения, указывает ведомство, не были устранены, и на владеющую заводом компанию ООО «Дагнотех» был наложен штраф 0,5 млн рублей. За разрешением на строительство «Дагнотех» обратился в апреле 2014 года, а уже в мае Ростехнадзор получил уведомление от компании об окончании строительства, указывается в письме Хлопонину.

― Получается, завод был построен всего за месяц, что как минимум странно, ― считает источник в службе.

Гендиректор «Дагнотеха» Ингибар Мамедов отрицает то, что завод начали строить до согласования с Ростехнадзором, но признает, что разрешения на запуск от ведомства у предприятия до сих пор нет. Он также подчеркнул, что завод сейчас не запущен и не работает ― хотя на этом настаивают несколько источников «Известий», также сведения об эксплуатации предприятия публиковались в СМИ, в том числе местных. И источник в Ростехнадзоре, и Ингибар Мамедов заявили «Известиям» о получении письма от некоего лица о том, что якобы владельцы «Дагнотеха» хотели получить разрешение Ростехнадзора за взятку.

― Без заключения о соответствии мы не можем работать, и его мы точно не просили за деньги. Подобные письма о том, что мы якобы дали кому-то взятку и теперь нам следует ждать уголовного дела, мы также получали, ― сказал Мамедов.

Представитель Ростехнадзора от комментариев отказался.

У семьи Магомедовых между тем есть все активы для обеспечения нового НПЗ сырьем и сбытом. По данным базы СПАРК, ООО «Дагнотех» в равных долях принадлежит трем собственникам ― Хаписат Алпанаевой, Галимат Исмаиловой и Савдат Магомедовой. Ряд источников «Известий» в республиканских структурах утверждают, что бенефициаром компании является экс-глава республиканского парламента и основатель ФК «Анжи» Магомед-Султан Магомедов. Владелицы «Дагнотеха» ― это «близкие родственники», говорит один из них.

Магомедову же принадлежит ООО «Дагестаннефтепродукт», занимающийся перевалкой нефти, рассказал анонимный источник в этой компании и подтвердил один из менеджеров «Дагнотеха». Большей частью «Дагестаннефтепродукта» (34,21%) владеет Магомед Магомед-Султанович Магомедов, бывший нападающий ФК «Анжи», сын экс-главы парламента Дагестана. Магомедовы управляют заводом через ОАО «Дагнефтепродукт» (на 100% подконтрольна «Дагестаннефтепродукту»). Сам Магомедов-старший был гендиректором «Дагнефтепродукта» с 2004 по 2012 год. Примечательно также, что обе компании ведут свою работу на смежной территории ― адрес местонахождения НПЗ, указанный в письме Ростехнадзора, совпадает с фактическим адресом «Дагестаннефтепродукта», указанным на ее сайте (Махачкала, ул. Шоссе Аэропорта, 1).

За год «Дагнефтепродукт» переваливает около 6 млн т нефти и чуть более 300 тыс. т нефтепродуктов, это единственный нефтеналивной терминал в округе. Сам Махачкалинский порт, в котором стоит терминал, принадлежит республике. В 2013 году к нефтеналивному терминалу проявляла интерес группа «Сумма» братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, но после неудачных переговоров с Магомедовым-старшим (родственниками они не являются, уточняет знакомый с владельцами «Суммы» собеседник) решили попробовать построить свой порт. Если бы порт появился, возможно, к нему проявила бы интерес и «Транснефть», говорит источник в этой нефтетранспортной монополии. Но в начале 2014 года «Сумма» от этой идеи отказалась, не встретив поддержки у главы республики Рамазана Абдулатипова.

Выручка «Дагнефтепродукта» в 2014 году составила 608 млн рублей, чистая прибыль ― 171 млн рублей. За прошлый год последняя увеличилась в 21 раз (была 8,2 млн рублей), притом что выручка выросла всего на треть (в 2013 году ― 471 млн рублей). «Дагнотех» и «Дагнефтепродукт» своих операционных показателей не раскрывают. Гендиректор «Дагестаннефтепродукта» и его заместители не ответили на звонки.

Впервые о намерении построить собственный НПЗ «Дагнотех» объявлял еще в 2012 году, тогда же в местных СМИ подчеркивалось, что его строительство «уже началось», в завод мощностью 1 млн т нефти в год (считается крупным и не подпадает в разряд мини-НПЗ) обещали вложить 7 млрд рублей. Но глава «Дагнотеха» Ингибар Мамедов заявил «Известиям», что завод начали строить «по графику, в апреле 2014 года».

― Мы не могли начать строить завод так рано, там до апреля шли лишь подготовительные работы, приезжала техника, доставляли оборудование, ― сообщил он.

Странно, но уже о построенном и запустившемся предприятии в декабре 2014 года говорилось в репортаже местной телекомпании «Дагестан», завод приехал оценить министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов вместе с главой республики Рамазаном Абдулатиповым (rgvktv.ru/politika/28099). Близкий к «Дагестаннефтепродукту» источник сказал «Известиям», что НПЗ работает уже около 2 лет, первые отгрузки небольших объемов топлива пошли с него еще в конце 2013 года. Для своей работы топливо они берут из системы «Транснефти», знает он. По его данным, глубина переработки на НПЗ не достигает выше 20–25%, это обычный «самовар», то есть мини-НПЗ с довольно низкой глубиной переработки ― до 40%, ― хотя ранее заявлялось, что завод будет выпускать топливо классов «Евро-4» и «Евро-5» (то есть переработка порядка 80%).

Пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Демин подтвердил «Известиям», что работа НПЗ (началась, по версии «Транснефти», в 2013 году) вызывает обеспокоенность ― компания не раз замечала несанкционированный отбор сырья «Дагнефтепродуктом».

― После эпохи приватизации трубопроводы, проведенные до узла учета «Транснефти» ― начала магистрального нефтепровода (в Махачкалинском порту. — «Известия»), ― оказались вместе со всеми землями и резервуарами собственностью «Дагнефтепродукта», ― пояснил Демин. ― Приватизировали так, что сам узел учета теперь находится внутри территории этого частного предприятия. Нам пришлось с этой компанией заключать договор на слив и прокачку нефти от причалов Махачкалинского порта. До того как нефть попадает в их емкости на берегу с приходящих в порт танкеров, перед отгрузкой обязательно проверяется доля воды в сырье (обводненность характерна для нефти). С момента фактического пуска НПЗ в 2013 году мы наблюдаем повышенную, по сравнению с показателями с танкеров, обводненность на выходе трубы с их территории, замечаем почти каждый месяц. При повышении доли воды в прокачиваемом сырье, соответственно, на ту же долю может уменьшаться концентрация нефти ― говорит он.

Но, по словам Демина, доказать воровство сырья только лишь повышением обводненности сложно, так как нормативы по составу у каждого сорта поставляемой с танкеров нефти разные. По данным «Транснефти», только в 2013 году ею в республике было найдено минимум 20 многокилометровых врезок, некоторые из них достигали 15 км. О проблеме с коррупцией и плохом состоянии ТЭКа в целом в СКФО заявлял в конце 2014 году премьер Дмитрий Медведев, по количеству врезок лидирует Самарская область ― этот регион обогнал Дагестан по итогам 2012 года (/news/543568). В этих регионах местные оперативники каждый год закрывают в республике по несколько нелегальных мини-НПЗ.

Глава «Дагнотеха» Ингибар Мамедов признал, что трубу в порт контролирует «Дагнефтепродукт», принимающий нефть с танкеров в порту Махачкалы и далее перекачивающий ее до трубопровода «Транснефти». Но претензии «Транснефти» он не признает и переадресует их в «Дагнефтепродукт» ― с последним НПЗ и будет заключать соглашение о поставках.

Представителей структур Магомедова-старшего уже подозревали в нарушении закона, а именно в контрабанде нефти. В июле 2013 года пограничники задержали танкер, вышедший из порта «Дагнефтепродукта» с 4,5 т нефти вместо задокументированного мазута. Чтобы скрыть воровство, говорили тогда источники в правоохранительных органах, подозреваемые заливали в трубопровод воду. Следствие по этому делу всё еще ведется, сообщили «Известиям» в местной прокуратуре; следственное управление СК РФ по республике Дагестан не ответило на запрос.

Между тем «Дагнотех» частично оплатил наложенный Ростехнадзором штраф и сейчас занимается устранением выявленных ведомством нарушений, добавил Мамедов. Его компания пытается в арбитраже оспорить штрафы на 400 тыс. рублей. Собеседник указал, что Ростехнадзор пытался оштрафовать их повторно. Раньше запуск завода был запланирован на январь 2016 года, теперь официальный запуск переносится на апрель-май 2016 года, добавил директор «Дагнотеха».

Представитель Хлопонина отказался от комментариев, в правительстве Республики Дагестан не ответили на запрос.

Напомним, параллельно с проектом Магомедова-старшего в республике хочет построить НПЗ вьетнамская Petrovietnam, ее заявленный завод крупнее ― мощностью 6 млн т, но пока непонятно, когда он сможет запуститься (/news/591907) в существующих условиях. Партнер Petrovietnam ― Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан, ГНК РД. Когда в октябре корреспондент «Известий» связался с управляющим директором Алексеем Фалиным насчет этого проекта, тот обещал перезвонить и отключил номер навсегда.

Качество топлива с мини-НПЗ на Северном Кавказе остается удручающим, говорит глава Российского топливного союза Евгений Аркуша. В целом же ситуация с качеством топлива в российских регионах исправляется, замечает глава общественной организации «Гражданский контроль за качество топлива» Дмитрий Курзанцев, большая часть жалоб потребителей приходится на Поволжье и Сибирь, на Кавказе особо не жалуются.

Есть немало людей, которые военную силу измеряют числом танков, самолетов, кораблей. На мой же взгляд, отточенный изучением военно-хозяйственного опыта Второй мировой войны, надо мерить военную силу через военно-промышленный потенциал. То есть, не так важно, сколько танков или самолетов в строю на начало войны, а важно, сколько их можно произвести во время войны. Вот этот показатель и определяет военную мощь страны. К сведению, в России остался единственный завод по производству танков, «Уралвагонзавод», с месячными мощностями по новым танкам примерно в 65 машин (эту цифру легко высчитать из объема заказа на танки Т-14 «Армата»). Для сравнения, в 1943 году Т-34 выпускались с темпом более чем 800 машин в месяц.

Помимо способности произвести нужную технику, надо ее еще снабдить, например, топливом. Совершенно очевидно, что если самый лучший и современный танк не имеет горючего, то это в высшей степени бесполезная вещь, которая годится только на трофей противнику. Опыт Второй мировой справедливость этого тезиса подтвердил множество раз.

Военно-хозяйственная подготовка России имеет множество пробелов и недостатков, и военное производство (если брать в целом все виды продукции, нужные для снабжения армии в военное время) является сейчас наиболее уязвимым местом в обороноспособности страны. Но все же, если необходимость увеличения помесячного выпуска танков еще может быть признана (я в этом сомневаюсь, но все же не стану отвергать такой вероятности), то вот вопросы топливного снабжения в военное время, похоже, что не рассматриваются вовсе.

Очевидно, это следствие давно сложившегося предубеждения, что нефти у нас много и проблемы никакой нет. В советско-российском военном опыте нет примеров острого и всеобъемлющего дефицита нефти, подобного такого, какой охватывал Германию, Японию и Италию. Схватка за северокавказскую нефть и нефтепромыслы Майкопа и Грозного в 1942 году была лишь небольшим эпизодом, мало на что повлиявшим.

Между тем, вероятность в вероятной войне лишиться нефти все же весьма высока. Нефтепромыслы, нефтепроводы и НПЗ могут подвергнуться разнообразным ударам, от ядерного взрыва до диверсий. Объекты нефтяной промышленности сравнительно легко уничтожить и гораздо труднее восстановить. Тем более, что в России добыча и переработка нефти представляет собой промышленность, концентрированную в нескольких районах и примерно на полутора десятков крупных предприятий. В общем, такая ситуация сложиться может. И что тогда будете делать?

Если рассматривать проблему по существу, а не в истеричном тоне, то решение довольно очевидное: надо иметь альтернативный способ получения нефтепродуктов, на тот случай, если основная нефтяная промышленность будет уничтожена вражескими ударами. Альтернативная технология может и не обещать давать сотни миллионов тонн продукции, но она должна быть достаточно мощной, чтобы удовлетворить хотя бы минимальные потребности и продержаться время, потребное для восстановления нефтепромыслов и переработки.

Такая альтернатива есть – это пиролиз. Идея не новая, и за последние годы многократно обсуждавшаяся. Пиролиз в специальных установках самого разного сырья: от древесины и торфа до отходов резины и изношенных покрышек, дает пиролизную жидкость (ее иногда называют искусственной нефтью) и горючий газ, которые пригодны для получения готового топлива и продуктов органического синтеза.

Технология существенно продвинулась в своем развитии, и уже появились удобные и технологичные пиролизные установки, способные перерабатывать весь спектр органического сырья, органических или полимерных отходов. В принципе, не так долго осталось то того момента, когда пиролиз будет доведен до стадии завершенной цепочки с выдачей готового продукта.

Военно-хозяйственное значение пиролизного метода получения нефтепродуктов таково.

Во-первых, используется общедоступное и повсеместно распространенное сырье, такое как древесина, торф, уголь разных марок, а также бытовые отходы, пластик, отходы резины, шины и т.д. Иными словами, пиролизные нефтепродукты можно производить почти в любом районе страны. Скажем, в Европейской части России, на Урале и в Сибири сырье для пиролиза имеется везде и доступно при минимальных усилиях на заготовку.

Из этого вытекает немаловажное военное следствие. Если концентрированную на крупных НПЗ нефтепереработку можно уничтожить серией авиационных и ракетных ударов, то тысячи пиролизных установок, разбросанных по всей стране, уничтожить нельзя: у вероятного противника просто не хватит бомб и ракет.

Во-вторых, пиролизные установки, особенно новейших образцов, очень компактные по размерам. Скажем, установка с суточной переработкой в 15 тонн сырья, со всем необходимым оборудованием спокойно умещается в контейнер. Процесс не создает дыма, выбросов, отходящий газ может использоваться на обогрев самой установки или перерабатываться, так что и газового факела также нет.

Это имеет важное военное следствие. Такую установку можно легко замаскировать, особенно в лесу, и обнаружить ее не так-то просто, а без тепловизоров или инфракрасных датчиков почти невозможно. Если построить для нее подземное укрытие, то и тепловизоры не смогут ее засечь.

Далее, в маленькую по размерам цель трудно попасть. НПЗ занимает огромную площадь, и площадки крупных заводов могут занимать несколько квадратных километров, и в такую цель могла попасть даже баллистическая ракета первого поколения с ее огромным круговым вероятным отклонением. Разумеется, что крылатые ракеты или корректируемые авиабомбы легко поразят НПЗ. Попасть же в маленькую по размерам пиролизную установку очень трудно, особенно в укрытую. Итак, мало того, что пиролизное производство можно рассредоточить по огромной территории в виде сотен и тысяч установок, так еще каждая из них – очень трудная цель для авиационной или ракетной атаки.

В-третьих, в силу компактности и всеядности пиролизного производства, эти установки можно разместить прямо в тылах соединений действующей армии, сократив перевозки горючего до возможного минимума. Перевод на снабжение «подножным» топливом выглядит вполне достижимым. Скажем, упомянутая выше установка, способная переработать 15 тонн сырья в сутки, может давать до 9 тонн топлива. При суточной потребности механизированной дивизии в топливе в 800 тонн в сутки, потребуется порядка 90 таких установок. Это может быть отдельный батальон снабжения, оснащенный установками и необходимой вспомогательной техникой.

Судя по всему, пиролизные установки можно сделать мобильными, пригодными для установки на грузовик. Тогда батальон снабжения может готовить топливо на марше, и тогда топливная база будет перемещаться вслед за дивизией. Более мощные установки можно смонтировать на тяжелых тягачах или в железнодорожных вагонах, и тогда подвижную топливную базу получат крупные соединения: корпуса, армии и фронты.

Технически это достижимо, хотя и не без трудностей. Но в любом случае, выгода очевидная: снабжение топливом подвижных механизированных соединений без заминок, с собственной подвижной базы. Для генералов времен Второй мировой это было из области фантастики: свой подвижной нефтеперерабатывающий завод, следующий в тылах соединения следом за танковыми клиньями. Пределом их мечтаний был полевой продуктопровод. Но теперь-то эта фантастика стала технически достижимой.

Как видите, технология в корне меняет все дело. Противник не сможет разрушить систему топливоснабжения армии, вооруженной пиролизными установками. Он может уничтожить крупные НПЗ, разрушить промыслы и нефтепроводы, сжечь хранилища, и это все равно не спасет его от танкового удара.

Полиция прокомментировала “захват” мини-НПЗ у UniCredit Bank

“Захват” нефтеперерабатывающего завода в Мариуполе осуществили лица, имеющие договор на охрану объекта с владельцем НПЗ. Полиция выясняет обстоятельства конфликта между банком и владельцами предприятия

Мариупольский отдел полиции выясняет право собственности на имущество мини-НПЗ “Азовской нефтяной компании” (Мариуполь), о мародерском захвате которого в конце прошлой недели заявил UniCredit Bank.

“Следствие разбирается в конфликте, который длится между одним из предприятий (Азовской нефтяной компанией) и банковским учреждением (Укрсоцбанк) по выяснению права собственности на имущество данного предприятия”, — сообщил сайт 0629.com.ua со ссылкой на пресс-службу Мариупольского отдела полиции.

В сообщении напоминают, что 8 июля 2016 года в 12:00 на линию “102” поступило сообщение о том, что в охраняемое здание одного из предприятий проникли неизвестные с оружием.

На место была направлена ​​группа полиции. Указанные лица сообщили правоохранителям, что имеют заключенный с собственником предприятия договор на охрану объекта. Вместе с тем свои права на владение имуществом предприятия заявляет банковское учреждение. Конфликт интересов продолжается с весны 2016 года.

“Ранее в Главное управление Нацполиции Донецкой области с заявлением обращались представители нефтеперерабатывающего предприятия, что их заставили покинуть территорию предприятия под угрозой использования оружия”, — говорится в сообщении.

Полиция отмечает, что с целью недопущения противоправных действий как одной, так и другой стороной, а также обеспечения общественной безопасности вокруг объекта, полицией было начато досудебное расследование по факту возникновения данной ситуации.

Сведения по данным событиям внесены в Единый реестр досудебных расследований, предварительная квалификация — ст. 341 (захват государственных или общественных зданий или сооружений) Уголовного кодекса Украины.

Сейчас полиция рассматривает обращения обеих сторон конфликта. Установлено, что между предприятием и банковским учреждением имеются отношения гражданского характера по поводу возмещения задолженности по кредиту.

В ходе расследования, которое проводится следственным подразделением Мариупольского отдела полиции, будут установлены все обстоятельства конфликта, проверена законность действий обеих сторон, после чего будет принято обоснованное решение относительно окончательной квалификации данного факта.

“Учитывая, что представители обеих сторон до настоящего времени не явились в следственные подразделения, следственный отдел Мариупольского ОП официально приглашает представителей предприятия и банковского учреждения для дачи объяснений и предоставления соответствующей документации, подтверждающей правомерность их действий, по адресу: ул. Георгиевская, 63”, — говорится в сообщении.

“Азовская нефтяная компания” — инвестиционный проект 1999 года стоимостью более $63 млн, общая его площадь составила 18 гектаров.

Впоследствии НПЗ был модернизирован, продуктивность первичной переработки сырой нефти составила 411 тысяч тонн в год.

На сегодняшний день предприятие, которое еще совсем недавно представляло собой целостный имущественный комплекс по переработке нефти и производству нефтепродуктов, варварски разграблено: вырезано несколько километров (!) медных кабелей, часть оборудования порезана на металлолом и т.д.

Муфта 4379 является очень важной и серьезной составляющей тормозной системы подвижного состава.

(сухой) или прямогонный (с мини НПЗ). Мазут топочный необходим для

Тройник 4375 . Применение арматуры соединительной для безрезьбовых труб снижает затраты на ремонт,

Балочка центрирующая 106.00.011-2

Замок Автосцепки (106.01.002-0)

Редназначен для включения и выключения тормозных пневматических приборов.

Ниппель 4371 – это комплектующая безрезьбового соединения вагона. Ниппель 4371

Штуцер 4370 . Применение арматуры соединительной для безрезьбовых труб снижает затраты на ремонт, повышает надежность и герметичность соединений воздухопровода, упрощает их обслуживание

Закуп новых в любом кол-ве всей линейки кранов

Кран 4308 в любом кол-ве только новые

Кран №4313 имеет меньшие размеры при- соединительной резьбы, чем у крана №4314, для монтажа на магистральном воз- духопроводе и монтажа соединительного рукава.

Шайба стопорная 4-х дырая (ромашка)

Смазка Пласма-Т5 предназначена для смазывания пар трения “резина-металл” и может использоваться в пневматических тормозных приборах

Клин фрикционный Ханина элемент клинового гасителя колебаний тележки грузового вагона обеспечивающий гашение колебаний вагона

Куплю на постоянной основе 2х- усый . 4х- усый

Колодка тормозная вагонная композиционная 25610-Н

Рукава соединительные Р11, Р12, Р13, Р14, Р17Б.

Подвеска тормозного башмака 100.40.080

Башмак неповоротный состоит из верхнего и нижнего ребер жесткости, жестко связывающих между собой опорную поверхность, средняя часть которой имеет паз для установки подвески этого башмака, а опорная

Валик подъемника. Номер чертежа:106.01.005-0

Замкодержатель является элементом конструкции автосцепки СА-3

Чертеж предохранителя замка. 106.01.006-0

Кран №4314Б имеет в своём со- ставе детали для безрезьбового соединения с магистральным воздухопроводом. 4314Б. 4313.

Кран №4314Б имеет в своём со- ставе детали для безрезьбового соединения

Рукава гост 1335 84 изготавливаются из особо прочных, устойчивых к условиям климата и материалов

Гайка корончатая торцевая М110, чертежный номер 100.10.012-5 – М110 шаг 4 для крепления буксовых подшипников.

Прокладка сменная на боковую раму М1698.03.100СБ устанавливается в буксовый проем боковой рамы тележки грузового вагона и защищает его от износа

Отверстие скобы устанавливается фиксатор 6, диаметром 6 мм, свободные концы которого подгибаются.

Предназначен для предотвращения выпадения валика подвески тормозного башмака при срезе или утере шплинта валика.

Представляет собой поршневой телескопический демпфер одностороннего действия, развивающий усилие сопротивления только на ходе сжатия.

Добавить комментарий