мини нпз в казахстане – cccp-online.ru

мини нпз в казахстане

Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству.

В период зарождения нефтяной промышленности переработка нефти представляла собой обыкновенную разгонку – то есть испарение части нефти (фракции) за счет нагревания и последующую конденсацию этой части.

Таким образом из нефти выделяли основной товарный продукт – осветительный керосин. Мощность нефтеперегонных заводов (а их называли именно нефтеперегонными, а не нефтеперерабатывающими, как теперь) была очень невелика.

Развитие автомобильной промышленности привело к бурному росту потребления бензинов и дизельных топлив. Для удовлетворения потребностей в автомобильном топливе в условиях жесточайшей конкуренции потребовалось сооружение НПЗ все большей и большей мощности и сложности.

Сегодня в мире есть несколько заводов мощностью свыше 40 миллионов тонн нефти в год. Завод полного профиля позволяет не только снижать себестоимость нефтепродуктов, но и обеспечивать в полной мере их высокое качество. Это уже не перегонка, а именно глубокая переработка нефти.

Маленькие нефтеперегонные заводы теперь принято называть мини-рифайнерами или мини-НПЗ. Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству. Их существование, как правило, обосновано логистическими причинами. Представьте себе, что на небольшом острове с небольшим населением имеется месторождение нефти. Если эту нефть отвозить в порт, загружать в танкер, потом везти морем на какой-то далекий НПЗ, потом нефтепродукты снова везти морем обратно, снова раскачивать в береговые хранилища и дальше доставлять потребителям – транспортная составляющая превысит все затраты на переработку.

Вот в этом случае выгодно построить на месте мини-НПЗ мощностью, соответствующей потреблению, а компоненты, улучшающие качество, привозить и добавлять в товарные нефтепродукты на месте.

Аналогичным образом поступают нефтяники, добывающие нефть в районах, где отсутствует транспортная инфраструктура – таким способом они обеспечивают себя относительно дешевыми нефтепродуктами. К таковым условно можно отнести, например, остров Сахалин в Российской Федерации.

Во всех остальных случаях для условий Российской Федерации или Республики Казахстан мини-НПЗ представляют собой полукриминальное «развлечение» местных элит, злоупотребляющих доверием руководителей государств, использующих либо доступность сырья, либо мощный административный ресурс.

В Российской Федерации в последние несколько лет совершен мощнейший и небывалый рывок в развитии нефтепереработки, особенно так называемых вторичных процессов, которые довели до совершенства качество основных объемов выпускаемых топлив и позволили резко сократить выход мазута на нефть за счет его каталитической переработки.

Крупные НПЗ в составе вертикально-интегрированных компаний могут обеспечить любые темпы внутреннего спроса в качественных нефтепродуктах и обеспечить любой рост экспорта. В этих условиях мини-НПЗ нужны только для полулегального экспорта некачественных дешевых полупродуктов как сырья для зарубежной нефтепереработки или ухода от акцизов или налогов на внутреннем рынке.

В последние годы в среде специалистов все чаще и чаще раздаются голоса с требованием закрытия всех мини-НПЗ, причем это относится не только к России, но и, в еще большей степени, к Казахстану.

Почему это происходит? Зачем закрывать мини-НПЗ в Казахстане, где три крупных НПЗ в Шымкенте, Атырау и Павлодаре пока не в состоянии полностью обеспечить экономику страны светлыми нефтепродуктами – бензином, дизельным топливом и авиакеросином?

В результате эти нефтепродукты приходится импортировать из России. В этих условиях мини-НПЗ производят дополнительное количество светлых нефтепродуктов и позволяют снизить объем импорта. Зачем же их закрывать?

Ответ на этот вопрос достаточно банален – дело в том, что мини-НПЗ (их еще иногда называют в литературе мини-рифайнерами) не в состоянии производить сколько-нибудь качественные бензины, дизельные топлива и авиакеросины.

Эти предприятия не имеют в своем составе (и не могут иметь) современных технологических установок, позволяющих производить топлива, соответствующие хотя бы третьему экологическому классу согласно принятому Техническому регламенту Таможенного союза.

При этом себестоимость производства нефтепродуктов на мини-НПЗ настолько высокая, что гораздо выгоднее для государственного бюджета продать товарную нефть крупному НПЗ, а затем приобрести у него качественные светлые нефтепродукты.

Кроме того, применение в качестве топлива для двигателей светлых нефтепродуктов, произведенных на мини-НПЗ, ведет не только к тяжелым экологическим последствиям, но и к тяжелым последствиям для двигателей.

Понятно, что авиакеросин, сделанный на мини-НПЗ, никто в самолет заправлять не станет – не допустит система безопасности. А вот бензин с мини-НПЗ будет неизбежно выводить двигатели из строя. Из-за высокого содержания смол в таком двигателе могут зависнуть впускные клапаны. Из-за низкого октанового числа будут ускоренно изнашиваться детали цилиндропоршневой группы. Из-за высокого содержания углерода будет наблюдаться закоксовывание поршневых колец и электродов свечей, из-за низкого содержания водорода будет иметь место повышенный расход топлива. Из-за высокого содержания серы возникнет ускоренный коррозионно-механический износ деталей двигателя и быстро окислится и выйдет из строя моторное масло.

Не меньше похожих неприятностей принесет дизельное топливо мини-НПЗ владельцам дизельных двигателей. В результате все сэкономленные при покупке светлых нефтепродуктов с мини-НПЗ средства в прямом смысле «вылетят в трубу».

А почему бензин и дизельное топливо с мини-НПЗ дешевле, чем качественные топлива с больших НПЗ? Это можно объяснить только одной причиной – неуплатой акцизов и налогов. Имея заведомо более высокую стоимость переработки нефти и себестоимость продукции, владельцы мини-НПЗ, имея заведомо худшее качество топлив, могут свести концы с концами только при одном условии – при условии неуплаты налогов и акцизов.

Если проанализировать структуру продаж любого мини-НПЗ в Казахстане, неожиданно выяснится, что никакого бензина и никакого дизельного топлива мини-НПЗ не производит. А производит такой с позволения сказать «завод», например, растворитель для лакокрасочной промышленности или «легкий дистиллят». Причем эти нефтепродукты всегда продаются какой-нибудь фирме-однодневке. В этой фирме-однодневке на бумаге растворитель превращается в автомобильный бензин. А вот фактическая отгрузка нефтепродукта будет осуществляться либо непосредственно с мини-НПЗ, либо с какой-то нефтебазы, где в прямогонный бензин будут добавлены суррогатные октанповышающие компоненты или присадки.

При этом фирма-однодневка никаких налогов и акцизов в государственный бюджет платить не будет, поскольку закон уже все равно нарушила, выпустив в свободное обращение на рынок заведомо некачественное топливо. Кстати, с дизельной фракцией нефти, выделенной на мини-НПЗ, произойдет нечто похожее.

Поскольку сегодня владельцы личных дорогих автомобилей вряд ли заправятся таким топливом больше одного раза, владельцы мини-НПЗ начинают искать обходные пути для реализации суррогатных топлив. В результате незаконной подмены эти топлива оказываются на складах различных государственных структур, а качественные топлива с этих складов, сделанные на нормальных НПЗ, после подмены продаются на рынке за наличные деньги. Опять наносится непоправимый ущерб государству.

Может быть мы сгущаем краски и есть мини-НПЗ, работающие с соблюдением законов? Таких мини-НПЗ в Казахстане нет и быть не может.

Более того, с запуском в ближайшее время на Шымкентском НПЗ и Атырауском НПЗ установок каталитического крекинга, Казахстан полностью обеспечит потребности внутреннего рынка в качественных бензинах, дизельных топливах и авиакеросинах.

Более того, появится экспортный потенциал для отгрузки высокомаржинальных нефтепродуктов на рынки соседних стран – прежде всего Узбекистана и Кыргызстана, где сегодня доминируют российские поставщики (несмотря на огромное транспортное плечо).

С 1 января 2018 года внутренний рынок Казахстана переходит на реализацию топлив только третьего класса и выше. Три больших НПЗ полностью к этому готовы. А вот мини-НПЗ не готовы и не будут готовы никогда. Так зачем же они нужны? Это вопрос ко многим государственным органам – прежде всего к налоговым.

Остается еще один вопрос – а куда девается остаток от переработки нефти на мини-НПЗ – прямогонный мазут? Этот продукт может реализовываться на экспорт как сырье для вторичной переработки, из которого в результате различных видов крекинга можно получать дорогостоящие нефтепродукты. Этого мини-НПЗ не делают. Прямогонные мазуты продаются на экспорт как самые дешевые котельные топлива.

При этом опять наносится ущерб бюджету – за счет занижения экспортных цен и за счет занижения экспортных пошлин. И возникает вопрос к таможенным органам Республики Казахстан – почему это возможно?

Все перечисленные факты указывают на давно созревшую необходимость закрыть все мини-НПЗ в стране. Изъятое у них оборудование может быть с успехом реализовано на аукционах и использовано в целях подготовки нефти к транспортировке на промыслах. Это позволит наполнить бюджет, улучшит экологическую обстановку и значительно повысит надежность и долговечность двигателей.

Доцент Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина

Специалисты компании ENCE GmbH конкретно под Ваши климатические условия и технические требования разработают оптимальную технологию переработки имеющегося нефтяного сырья, аппаратурно ее оформят, применив оборудование ведущих мировых производителей, и поставят “под ключ” установки мини НПЗ, по переработке следующих нефтепродуктов:
Мини НПЗ по переработке угля.

Продукты, получаемые на установке – бензин, дизельное топливо, полукокс.
Производительность установок – от 20 и до 2000 тонн/сутки.

Мини НПЗ по переработке мазута.

Продукты, получаемые на установке – бензин, дизельное топливо.
Производительность установок – от 50 и до 2000 тонн/сутки.

Мини НПЗ по переработке отработанных масел.

Продукты, получаемые на установке – бензин, дизельное топливо.
Производительность установок – от 30 и до 2000 тонн/сутки.

Мини НПЗ по переработке нефтешламов.

Продукты, получаемые на установке – бензин, дизельное топливо.
Производительность установок – 20 до 1000 тонн/сутки.

Мини НПЗ по переработке тяжелых нефтешламов.

Продукты, получаемые на установке – печное топливо, кокс.
Производительность установок – от 1 и до 2000 тонн/сутки.

Мини НПЗ (АТ, АТВ) по первичной переработке нефти.

Продукты, получаемые на установке – бензин, керосин, дизельное топливо, мазут.
Производительность установок – от 10 и до 2000 тонн/сутки.

Подробней о мини НПЗ по первичной переработке нефти

Мини НПЗ по депарафинизации нефти

Продукты, получаемые на установке – очищенная нефть (с пониженной температурой застывания), парафины.
Производительность установок – от 10 и до 2000 тонн/сутки.

Мини НПЗ по переработке полимерных отходов.

Продукты, получаемые на установке – дизельное топливо
Производительность – от 10 и до 1000 тонн/сутки.

Установки разрабатываются индивидуально для каждого Заказчика, исходя из характеристик исходного сырья и требований, предъявляемых к конечным продуктам.

Отправив нам заявку на установку мини НПЗ, Вы в течение 2-3 недель получите бюджетную оценку стоимости установки, описание выбранной технологии и аппаратурного оформления.

В республике зарегистрировано более 30 мини-НПЗ

В настоящее время в Казахстане зарегистрировано более 30 мини-НПЗ, из них работают десятка полтора. Не выдерживают конкуренции? «Да, не выдерживают. Сейчас производство и реализация продукции нефтепереработки контролируются более жестко, чем раньше. Мини-НПЗ, конечно, сложно в таких условиях, если только не действуют „внутренние договоренности“ — по дружбе, по экономическим соображениям», — Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, говорит о проблемах малой нефтепереработки в Казахстане. Для делового еженедельника « Капитал.kz» эксперт ответил на вопрос: нужны ли Казахстану мини-заводы по производству топлива.

— Олег Иванович, вопрос необходимости развития малой нефтепереработки в Казахстане весьма актуален…

— Возникновение темы мини-НПЗ относится примерно к тем годам, когда очень интенсивно стали разрабатывать западносибирские месторождения — в конце 1960−70 годов. Местное население, кстати, не воспринимало эту идею положительно. Считали, что мини-заводы по производству топлив и заводы, на которых предполагалось утилизировать попутный газ и производить из него полимерную продукцию, нарушат экологическое состояние региона. И что достаточно просто добывать нефть. Потихоньку местное население убедили, и в том регионе появились гиганты нефтехимии, которые работают и по сей день. Например, Оренбургский газоперерабатывающий завод. У него годовая мощность переработки газа должна была быть примерно 40 млрд куб. м, туда и небольшой объем нашего газа идет. Завод работает нормально уже десятилетия, никаких аварий не было.

— Почему тогда возникла потребность в мини-НПЗ?

— Там были проблемы с локальным обеспечением топливом, поэтому и стали говорить о том, что необходимо построить определенное количество небольших заводов. Наряду с этим обсуждался вопрос использования газа, который там долгое время сжигался на факеле. И потом некоторые исследовательские институты получили, как я понимаю, государственный заказ, разработали схему НПЗ.&nbspНа таких заводах стали производить в основном топливо и мазут. Когда-то я просчитывал стоимость завода у нас и в Сибири, получалось, что он обходится недорого, но качество продукции вызывает сомнения.

— Почему?

— Раньше было как? Производили бензин, дизтопливо, отправляли на АЗС, пожалуйста — пользуйтесь. Сейчас ситуация совсем другая. Существуют международные стандарты, мы уже приближаемся к Евро-5, должна быть четкая зависимость качества топлива от определенных количественных характеристик присутствия сернистых соединений. С этим всегда приходилось бороться — ставить установки для обессеривания. Но все дополнительное оборудование обходится дорого, и поэтому на мини-НПЗ таких установок практически нет.

В Казахстане есть малые НПЗ, впечатление такое, что все в порядке, но я думаю, что с качеством получаемого продукта все не так гладко. Были примеры в Южном Казахстане, когда население, живущее вблизи мини-завода, начинало возмущаться из-за сильнейшей загрязненности территории. Это не совсем экологически чистое производство и на нем практически невозможно достигнуть европейских стандартов по бензину и дизельному топливу.

— Может быть, малые НПЗ могут продавать свою продукцию на крупные заводы, где ее будут дорабатывать до необходимого качества?

— Это невыгодно. Все стараются построить завод за небольшие деньги и от своей продукции иметь надежную ежегодную прибыль.

В некоторых случаях могут идти другим путем. Есть присадки, например тетраэтилсвинец, добавляя которые в топливо можно повысить октановое число бензина. Но эта присадка содержит свинец — очень агрессивный химический элемент.

— На каком сырье могут работать мини-заводы?

— Если есть возможность получать местное, то на местном. Но, видите, сырье с Карачаганака и Тенгиза, например, содержит различные сернистые соединения, которые необходимо убирать. Когда по соглашению мы поставили первую партию тенгизской нефти — примерно 70 тыс. тонн — в Иран, через некоторое время с той стороны пришла просьба очищать ее от меркаптанов, потому что превышение меркаптанов в нефти оказалось в десятки раз больше, чем допускается в сырье для переработки. Тогда сразу же в России купили установку для демеркаптанизации и стали очищать.

Сырье Мангышлака содержит парафины, их тоже необходимо удалять. Парафины резко ухудшают качество топлив и той продукции, которая получается попутно. Кумкольские месторождения — там тоже есть сера и парафины.

У нас вот такая нефть. Всегда надо иметь определенный участок на заводе, который будет очищать от парафинов и сернистых соединений. А установки увеличивают стоимость продукта в несколько раз.

Заводы должны сознательно выбрать поставщиков сырья, зная особенности казахстанских нефтей из разных регионов, то, что они все имеют разный физико-химический состав. Нужно подбирать под свою технологию ту нефть, при переработке которой можно обойтись меньшими затратами.

— Олег Иванович, а вообще, на ваш взгляд, есть ли будущее у малой нефтепереработки в Казахстане?

— Я его не вижу. Думаю, нам нужен нефтеперерабатывающий четвертый завод — современный. Только модернизации действующих НПЗ недостаточно.

На Атырауском НПЗ японцы лет 10 назад проводили модернизацию. На это были потрачены существенные суммы, но бензина 4-го и 5-го поколения мы не получили, расчет был только на Евро-2. На завод пришли китайцы — опять модернизация. Теперь другая — оказывается, нам надо ароматику « выбирать». Но проблема в том, что вся ароматика пойдет в Китай, оттуда к нам придет новая продукция широкого ассортимента, задавит наш рынок. Нам незачем будет развивать нефтехимию.

Между тем, мы могли бы сами развивать нефтехимию. Может быть, все-таки начнут серьезно относиться к созданию интегрированного газохимического комплекса на Карабатане. На этой площадке можно поставить и нефтеперерабатывающий завод, и газохимический комплекс, это связанные между собой производства. Рядом кашаганская нефть — вот сырье для нефтепереработки. Если завод технологически настроить на эту нефть, можно вообще убирать все вредные вещества, которые мешают получению качественного продукта, и работать десятилетия — пока будет эксплуатироваться месторождение.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

КОКШЕТАУ. КАЗИНФОРМ – В Степногорске в преддверии 25-летия Независимости Казахстана открыт мини-НПЗ с использованием каталитической переработки нефтепродуктов ТОО «Нефтяной Дом Астан-Ойл».


Впервые на территории Акмолинской области будет производиться высококачественное зимнее дизельное топливо – сообщает управление политики Акмолинской области.

В 2016 году предприятием для снижения себестоимости производимой продукции, расширения ее ассортимента и улучшения качества был реализован инвестиционный проект по реконструкции мини-НПЗ с использованием каталитической переработки нефтепродуктов стоимостью около 1,5 млрд тенге.

Реализация данного проекта, включенного в Карту развития предпринимательства области, позволит производить высококачественное зимнее дизельное топливо на установке мощностью 150 тыс. тонн в год по инновационной технологии, отвечающей требованиям евро стандартов.

Торжественно открывая новое предприятие, аким города Ануар Кумпекеев отметил, что его основная важность – в импортозамещении.

По информации руководителей ТОО «Нефтяной Дом Астан-Ойл», потребность РК в дизельном топливе составляет 400 тыс. тонн в год, из них 150 тыс. тонн будет производиться на степногорском предприятии. Кроме того, на мини-НПЗ создано дополнительно 15 новых рабочих мест.

Ознакомившись с ходом технологического производства предприятия и его конечной продукцией, глава города предложил учредителю предприятия Владимиру Грищенко рассмотреть возможность открытия собственной заправки ТОО «Нефтяной Дом Астан-Ойл», где рядовой потребитель сможет приобрести выпускаемое предприятием дизтопливо (как летнее, так и зимнее) по более выгодным ценам.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий