Мини нпз

С. М. ЛЫКОВ, канд. техн. наук (ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность»), Н. С. БОРИСОВ (ООО «Техаудит»)

В данной работе авторы делятся накопленным опытом экспертизы промышленной безопасности проектной документации и указывают на типовые ошибки, допускаемые при проектировании малотоннажных нефтехимических и нефтеперерабатывающих установок (далее – мини-НПЗ).

Обеспечение безопасности и надежности работы технологических установок, в том числе и мини-НПЗ, достигается на начальной стадии их создания (стадии проектирования), при этом важную роль играют учет и предупреждение ошибок, допущенных при проектировании технологических процессов.

В настоящее время наметилась тенденция к массовому созданию на территориях существующих складов нефти и нефтепродуктов, нефтебаз и складов ГСМ технологических установок небольшой производительности (не более 500 тыс. т. в год), предназначенных, согласно проектным данным, для очистки, повышения качества топлива, снижения негативного влияния на окружающую природную среду и т. д.

На самом деле цель создания таких установок достаточно ясна – превращение более дешевого топлива, например «прямогонного» нестабильного бензина, в «высококачественное» путем частичной дистилляции или ректификации сырья и последующего добавления различных присадок для получения нормируемого октанового числа.

По нашему мнению, создание мини-НПЗ в целях получения топлива для собственных нужд (например, обеспечение работы дизель-генераторов и пр.) экономически оправдано на нефтегазодобывающих объектах, расположенных в труднодоступных районах, где имеются сырье (нефть, газовый конденсат) и энергоресурсы (пар, вода), а регулярное поступление топлива не всегда возможно из-за природно-климатических условий. К тому же на таких объектах существуют практически безотходные технологии, поскольку после отбора, например, фракции дизельного топлива, все оставшиеся фракции можно обратно закачать в резервуар или магистральный трубопровод с нефтью или нефтепродуктом.

Но на практике получается наоборот – большинство мини-НПЗ создаются в южных регионах России.

На наш взгляд, к основным проблемам, приводящим к систематически допускаемым в проектно-технической документации отступлениям от правил, подчас и к грубым ошибкам в решении вопросов обеспечения промышленной безопасности, можно отнести:

– отсутствие тщательного и всестороннего исследования технологического процесса;

– отсутствие специальных норм проектирования, учитывающих специфику мини-НПЗ.

Ранее (начиная с 1993 г.) деятельность проектных, проектно-конструкторских, научно-исследовательских организаций, разрабатывающих проектную документацию для вновь строящихся или реконструируемых химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств, осуществлялась на основании специальных разрешений, а затем лицензий, выдаваемых Госгортехнадзором России на отдельные виды деятельности, Выполнение проектными организациями условий лицензируемой деятельности контролировали проектно-конструкторские инспекции.

Отмена с 11.02.02 на основании Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.01 № 128-ФЗ лицензирования отдельного вида деятельности по проектированию химических, нефтехимических, нефтеперерабатывающих производств и объектов негативно отразилась на качестве проектных работ, уровне подготовки проектировщиков.

При создании мини-НПЗ не возникает проблем, когда их проектирование осуществляют профильные проектные организации, входящие в отраслевые структуры химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности, нефтяной и газовой промышленности, обладающие опытом технологического проектирования и квалифицированными сотрудниками. Проблемы возникают в тех случаях, когда проекты мини-НПЗ выполняют организации, частные проектные мастерские, специализирующиеся на строительном проектировании объектов гражданского назначения и не обладающие опытом технологического проектирования. Отсутствие достаточного опыта проектирования приводит к необходимости значительных переделок проектов, затратам средств на доработку и дополнительную экспертизу, к задержке своевременного ввода объектов в эксплуатацию.

Основой безопасности любого нефтеперерабатывающего и нефтехимического производства служит тщательно разработанный и практически проверенный на опытно-промышленной установке технологический процесс. Следовательно, основой для проектирования любого производства продукции, выпускаемой на предприятиях химического комплекса, независимо от их организационно-правовой формы собственности, должны служить исходные данные для проектирования, разработанные научно-исследовательской организацией (разработчиком процесса), согласованные и утвержденные в установленном порядке в соответствии с Положением об исходных данных для проектирования [1].

Проектирование мини-НПЗ во многих случаях происходит без серьезной предпроектной проработки. В большинстве из представляемых на экспертизу проектов информация об исходных данных на проектирование отсутствует. На наш взгляд, это главная причина всех ошибок, допускаемых при проектировании.

Основные ошибки, допускаемые при проектировании мини-НПЗ, связаны с решением следующих вопросов:

Обеспечением защиты производственного персонала оттравмирования путем выполнения взрывоустойчивых конструкций зданий управления и административно-бытовых помещений;

Организацией закрытых систем аварийного сброса газов и паров, образующихся в аппаратах при отклонениях от регламентируемых норм в случае повышения давления в системах и при срабатывании предохранительных клапанов;

Соблюдением нормативных противопожарных разрывов при размещении зданий, сооружений и оборудования в соответствии с требованиями действующих норм промышленной и пожарной безопасности;

Конструктивным исполнением зданий и сооружений с обеспечением нормативной степени огнестойкости не ниже II в соответствии с требованиями ВУПП-88 [2];

Организацией пожарной защиты мини-НПЗ с использованием стационарной системы пожаротушения, рассчитанной для условий одновременного тушения двух пожаров, а именно: одного – для тушения объектов производственного назначения (технологических объектов), другого – для тушения товарно-сырьевых резервуарных парков.

Поскольку в соответствии с действующими нормативными правовыми актами (ПБ 09-563-03 [3] и ПБ 09-540-03 [4]) при создании мини-НПЗ требуется выполнение всех требований промышленной безопасности, предъявляемых к высокопроизводительным нефтеперерабатывающим установкам, то решение вышеперечисленных задач в большинстве случаев вызывает непреодолимые препятствия из-за ограниченности площадей, отсутствия источников водоснабжения с необходимыми запасами, невозможности применения облегченных конструкций зданий и сооружений, выполненных в виде комплектных блок-боксов, со степенью огнестойкости IIIа и др.

Наряду с этим, при проектировании часто возникают ошибки, связанные с низкой компетентностью проектных организаций или отдельных групп, привлеченных для таких работ специалистов, которые, как показывает практика, не владеют вопросами проектной реализации требований норм и правил промышленной безопасности.

Можно привести много примеров, иллюстрирующих грубые отклонения от требований норм и правил. Например, в одном из проектов мини-НПЗ, предназначенном для размещения в климатическом районе с абсолютной минимальной температурой окружающего воздуха -56°С, оборудование было выбрано для температуры -28°С. В данном случае допущено грубейшее отступление оттребований раздела III ПБ 03-576-03 [5] по выбору материалов сосудов и аппаратов, устанавливаемых на открытой площадке, в части необходимости учета влияния температуры окружающего воздуха.

В другом проекте, для защиты ректификационных колонн от повышения давления, техническими решениями было предусмотрено открытие предохранительных клапанов после срабатывания датчиков давления, что не обеспечивало прямую (1-ю степень) защиту колонны от превышения давления и не отвечало требованиям п. 5.5.2 ПБ 03-576-03 [5]. Защита колонны по срабатыванию датчика давления может предусматриваться в качестве дополнительного средства защиты.

Невыявление подобных ошибок при экспертизе промышленной безопасности может привести к серьезным авариям, нередко с человеческими жертвами.

Важной проблемой при создании мини-НПЗ является отсутствие норм проектирования, учитывающих специфику таких объектов, заключающуюся в небольших объемах и производительности единичного оборудования (емкостные и колонные аппараты, насосное оборудование, теплообменное, холодильное и печи) по сравнению с применяемым на действующих НПЗ, а следовательно, и в уменьшенных количествах обращающихся в процессе переработки опасных веществ.

Существующие в настоящее время подходы к решению вопросов проектирования подобных объектов сводятся к необходимости применения действующих норм и правил промышленной и пожарной безопасности как для высокопроизводительных НПЗ, что в большинстве случаев создает проблемы для их реализации или приводит к неоправданно большим затратам на строительство мини-НПЗ.

Авторы считают целесообразным разработку научно обоснованных специальных технических условий или типовых требований для проектирования мини-НПЗ, учитывающих передовой отечественный и зарубежный опыт проектирования, строительства и эксплуатации малотоннажных нефтеперерабатывающих установок, согласованных с органами государственного надзора, Учитывая специфику мини-НПЗ, в нормах проектирования должно быть предусмотрено ослабление некоторых нормативных требований в отношении противопожарных разрывов, конструктивного выполнения зданий производственного и бытового назначения (применение типовых блочно-модульных зданий со степенью огнестойкости IIIа облегченного типа), допустимости сброса паров и газов от предохранительных клапанов в атмосферу, в части применения в отдельных обоснованных случаях отсечной арматуры ручного действия, обеспечения уменьшенных запасов воды на противопожарные цели.

Подобный путь был реализован при разработке УП АУТН-96 [6] для проектирования установок тактового (точечного) налива светлых нефтепродуктов в железнодорожные и автомобильные цистерны, которые были разработаны в дополнение к ВУП-СНЭ-87 [7].

В УП АУГН-96 [6], в отличие от ВУП-СНЭ-87 [7], разрешено размещение помещений управления и распределительного устройства непосредственно над наливными железнодорожными цистернами на путях, сокращено минимальное расстояние между осями наливных железнодорожных путей с 10 до 6 м, что позволило решить главные проблемы, возникавшие при проектировании сливо-наливных эстакад.

Подобным образом была решена проблема по выполнению норм пожарной безопасности для объектов Западно-Сибирского нефтегазового комплекса в ВНТП 03/170/567-87 [8], в которых в отличие от ВУПП-88 [2] разрешено применять здания и сооружения со степенью огнестойкости IIIа.

По мнению авторов, повышения качества проектирования нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств и установок можно достичь путем создания системы инспекционного контроля [9], которая является альтернативной лицензированию и согласно требованиям Федерального закона «О техническом регулировании» служит формой оценки соответствия организаций, осуществляющих деятельность в области промышленной безопасности для опасных производственных объектов, в том числе на рынке услуг по проектированию, строительству, монтажу и ремонту.

1. Положение об исходных данных для проектирования. Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации. – М., 2002.

2. Ведомственные указания по противопожарному проектированию предприятий, зданий и сооружений нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности (ВУПП-88). – Миннефтехимпром СССР.- М., 1989.

3. Правила промышленной безопасности для нефтеперерабатывающих производств (ПБ 09-563-03). – Сер. 9. – Вып.7/Колл. авт. – М.: Государственное унитарное предприятие «Научно-технический центр по безопасности в промышленности Госгортехнадзора России», 2003. – 56 с.

4. Общие правила взрывобезопасности для взрывопожароопасных химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств (ПБ 09-540-03). – Сер. 9. – Вып. 11/Колл. авт. – М.: Государственное унитарное предприятие «Научно-технический центр по безопасности в промышленности Госгортехнадзора России, 2003. – 112 с.

5. Правила устройства и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением (ПБ 03-576-03). – Сер. 3. – Вып. 24/Колл. авт. – М.: Государственное унитарное предприятие «Научно-технический центр по безопасности в промышленности Госгортехнадзора России», 2003. – 192 с.

6. Указания по проектированию автоматизированных установок тактового налива светлых нефтепродуктов в автомобильные цистерны (УП АУТН-96). – Минтопэнерго РФ, 1996.

7. Ведомственные указания по проектированию железнодорожных сливо-наливных эстакад легковоспламеняющихся и горючих жидкостей и сжиженных углеводородных газов (ВУП СНЭ-87). – Миннефтехимпром СССР. – М., 1987.

8. Ведомственные нормы технологического проектирования. Противопожарные нормы проектирования объектов Западно-Сибирского нефтегазового комплекса (ВНТП 03/170/567-87). – Миннефтегазстрой СССР, Мингазпром СССР, Миннефтепром СССР, 1987.

9. Инспекционный контроль – путь к повышению качества работ в области промышленной безопасности на опасных производственных объектах / В. И. Сидоров, А. С. Печеркин, Н. Н. Коновалов и др. // Безопасность труда в промышленности. – 2005. – № 1. – С. 2-3.

Http://nordoc. ru/doc/47-47667

В конце зимы в СМИ разгорелась нешуточная полемика относительно поправок, которые предложила Федеральная антимонопольная служба к правилам подключения к магистральным нефтепроводам и (или) нефтепродуктопроводам и учета нефтеперерабатывающих заводов в России. Руководствуясь желанием сделать рынок нефтепереработки более насыщенным новыми компаниями, ведомство затронуло давнюю проблему – насыщенность этого самого рынка так называемыми «самоварами». На сторону «Транснефти», которая резко выступила против этой инициативы, встали и нефтяные компании. Давайте разберемся, стоило ли вообще предлагать эти поправки и что может измениться в отрасли, если они будут приняты в этой редакции.

Если не вдаваться в подробности, то антимонопольное ведомство предлагает исключить два требования постановления, которые, по его мнению, препятствуют подключению НПЗ к трубопроводам. Одно требование состоит в том, что владельцы НПЗ должны представить «Транснефти» договор о поставках нефти на три года. Второе требование − включение строящегося НПЗ в реестр Минэнерго.

В плановой экономике СССР вопрос о строительстве трубопроводов и подключении к ним НПЗ решался правительством, никаких формальных условий не существовало (кроме технических регламентов) – министерство экономики просто тянуло трубопровод от магистрального трубопровода к заводу. Часто, кстати, для сокращения издержек, НПЗ строились рядом с крупными месторождениями.

В рыночных условиях нефтяники стали настойчиво требовать формализации правил подключения к НПЗ только в середине 2000-х годов, и в 2009 году соответствующее постановление правительства было принято. Преимущество введенного постановления описал тогдашний премьер-министр страны, Владимир Путин. «Введенный порядок придаст деятельности естественных монополий более организованный характер, это будет регламентировать поведение субъектов естественных монополий и владельцев НПЗ в России», – сказал глава правительства. Также он отметил, что регламент позволит более тщательно следить за качеством выпускаемой продукции.

По данным, которые тогда озвучил Владимир Путин, в России существовало 250 мини-НПЗ, с глубиной переработки не выше 40%. Забегая вперед скажем, что за прошедшие пять лет их количество почти не изменилось, что подчеркивает то, что их владельцы не стремятся модернизировать производство, стараясь извлекать прибыль из низкой глубины переработки. Каким образом? Поговорим чуть позже.

Пока же отметим, что принятый в 2009 году документ определял НПЗ как «единый имущественно-технический комплекс, включающий сооружения, технологические установки, оборудование и обеспечивающий осуществление первичных и вторичных процессов переработки нефти, а также формирование готовой продукции». Таким образом, стал понятен и процесс подключения построенного НПЗ к трубе: заявитель должен направить в «Транснефть» пакет документов, в которых содержится информация о технических параметрах завода: планируемых объемах переработки, потребности в объемах транспортировки нефти по магистральным нефтепроводам на НПЗ (с указанием поставщиков нефти), о планируемых объемах выпускаемой продукции, потребности в объемах транспортировки по магистральным нефтепродуктопроводам. Также заявитель должен предоставить данные о качестве нефтепродуктов и глубине переработки. Естественно, НПЗ признавался не любой завод. Речь шла о заводах мощностью не менее 1 млн тонн нефти в год, глубиной переработки не ниже 75% и с обязательными процессами вторичной переработки сырья.

Кроме того, владелец НПЗ должен был подтвердить гарантию поставок на НПЗ в течение 3 лет с указанием ежемесячных объемов поставок. «Транснефть» производила подключение в течение трех месяцев после составления акта о выполнении мероприятий, предусмотренных техническими условиями. В постановлении также были предусмотрены основания для отказа в подключении. Среди них – отсутствие достаточной пропускной способности магистральных нефте – и нефтепродуктопроводов для поставки заявленного количества нефти на НПЗ или для приема нефтепродуктов от НПЗ. Кроме того, «Транснефть» может отказать в подключении при «отсутствии возможности выполнения условий поставки нефти и нефтепродуктов с учетом сохранения их качества для экспорта или поставки на НПЗ, ранее подключенных к магистральным нефтепроводам и (или) нефтепродуктопроводам».

Этот порядок существовал пять лет, пока в этом году в ФАС не решили его изменить. По данным «Транснефти», с 2009 года она подключила шесть независимых НПЗ и отказала 16 заводам. Естественно, многие пытались подключиться к системе магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов – это сильно сокращало издержки компании по перевозке сырья, но в «Транснефти» вели довольно жесткий отбор. Трехлетние гарантии поставок топлива на НПЗ подразумевали возможность монополии строить долгосрочные прогнозы, что, в свою очередь отражалось на инвестпрограмме, от которой, напрямую, долгое время зависели и тарифы на прокачку нефти.

По факту в поправках, предложенных ФАС, речь идет о предложении полностью вывести из под контроля строительство мини-НПЗ. Если предложения ФАС пройдут, их владельцам не нужно будет ни договоров на покупку сырья — нефти, ни уведомлять Минэнерго о существовании завода. Конечно, может быть в ведомстве хотели обставить это по-другому, но со стороны это выглядит именно так. Если учесть, что владеющая магистральными нефте – и нефтепродуктопроводами «Транснефть» является естественной монополией, то подключать она должна будет любого. Просто по желанию.

Чем руководствуется ФАС, внося проект изменений в постановление правительства? Как отмечается в обосновании проекта, «отдельные требования правил подключения НПЗ к магистральным нефтепроводам и (или) нефтепродуктопроводам и учета нефтеперерабатывающих заводов в России создают дополнительные административные барьеры для подключения НПЗ к магистральным трубопроводам». В антимонопольном ведомстве считают, что существующее количество нефтеперерабатывающих заводов в России не позволяет развиваться конкуренции, а также ведет к их монополизации основными участниками рынка. Начальник управления контроля ТЭК ФАС Дмитрий Махонин считает, что гарантии поставок нефти не нужны с учетом развития в перспективе биржевой торговли нефтью в РФ. Включать же завод в реестр де-юре не нужно, уверены в ведомстве – его можно будет всегда поместить в него и после запуска. Все это, заявили в ФАС, положительно повлияет на ценовую ситуацию рынка нефтепродуктов расширение перерабатывающих мощностей. «Кроме того, появление новых игроков на рынке, где сейчас 80% занимают «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и «Сургутнефтегаз», усилит конкуренцию»,— уточняет представитель службы. То есть, ФАС уверяет, что в ближайшее время на рынке может появиться компания, сопоставимая с этими гигантами.

«Транснефть» придерживается другой точки зрения, причем обладает, куда большим количеством аргументов. «Подключение НПЗ к системе магистральных трубопроводов в рамках действующего порядка является отработанным и прозрачным механизмом», – отмечается в сообщении компании по поводу инициативы ФАС. «Таким образом, предлагаемые ФАС России поправки в постановление приведут к следующим последствиям: ущерб предприятий нефтяной отрасли за счет увеличения криминальных врезок и посягательств на магистральные и промысловые нефтепроводы; ухудшение промышленной безопасности нефтяной отрасли и ухудшение экологической обстановки в регионах расположения таких НПЗ; нерациональное использование системы трубопроводного транспорта ОАО «АК «Транснефть» и недополучение бюджетного и экономического эффектов функционирования нефтяной отрасли. Кроме того, это приведет к увеличению предложения на рынке моторных топлив низкого качества; невыполнению положений Генеральной схемы развития нефтяной отрасли до 2020 года и Энергетической стратегии развития России до 2035 года по повышению глубины переработки нефти».

В итоге уже в 2013 году содержание серы в экспортном направлении по магистральному нефтепроводу «Дружба» увеличилось с 1,6% до 1,7%, на порт Новороссийск — с 1,45% до 1,5%, на терминал в Приморске — с 1,4% до 1,5%, говорил ранее заместитель вице-президента «Транснефти» Игорь Кацал. Количество высокосернистой нефти в системе «Транснефти» за предшествующие два года увеличилось почти на 3 млн тонн. Во многом благодаря работе нелегальных мини-НПЗ с их врезками. Не стоит забывать, что отсутствие всяких договоров на поставку сырья делает мини-НПЗ идеальным прикрытием для переборки ворованной из нефтепроводов нефти – не нужно будет подтверждать гарантии получения нефти на свой НПЗ и можно будет запросто «отмывать», а точнее, «отваривать» украденные объемы. Потери «Транснефти» от выявленных криминальных врезок и посягательств на магистральные нефтепроводы составили: в 2011 году – 53 тыс. тонн нефти, в 2012 году – 61 тыс. тонн, в 2013 году – 59 тыс. тонн. Это только выявленные. В России воруют 5–10 млн тонн нефти в год, что соответствует 1–2% от объема ее добычи, говорил ранее «ВТБ Капитала» Ольга Даниленко. Учитывая, что в ближайшие годы на проектную мощность выйдет трубопровод ВСТО, эти цифры могут значительно вырасти.

В последние годы «Транснефть» фиксирует уменьшение количества незаконных врезок в нефтепроводы: в 2011 году их число составляло 214, в 2012 году – 180, а в 2013 году – 111. Однако компания предупреждает, что принятие изменений, предлагаемых ФАС, подстегнет теневую нефтепереработку и рост криминальных врезок в нефтепроводы.

В результате компании ежегодно теряют 50–100 млрд рублей (недополученная прибыль, затраты на ремонт трубопроводов и ликвидацию связанных с врезками загрязнений окружающей среды), бюджет (в виде неуплаченных налогов) — еще 20–40 млрд рублей. Наверное, стоит подсчитать, стоит ли этих денег мифическое развитие рыночных отношений в этой сфере, иначе страна будет терять и нефть и деньги.

Не будем забывать, что отсутствие контроля может нанести урон промышленной безопасности страны, а, именно, ее планам по развитию. Вот один характерный пример. В 2009 году ФАС возбудила дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении «Транснефти» и министерства энергетики РФ по подозрению в создании дискриминационных условий при подключении Кингисепского нефтехимического комплекса (НХК) ко второй очереди Балтийской трубопроводной системы (БТС-2). Инициаторы строительства в чистом поле с нуля НПЗ требовали ни много, ни мало, как построить отвод к заводу от БТС-2 и перекачивать по этому отводу на завод 12 млн тонн нефти, то есть четвертую часть всей нефти, которую может перекачивать нефтепровод. До этого, напомним, о таких промышленниках (а обеспечить подобные объемы могут только довольно богатые и мощные компании) слышно было мало. В итоге, история с НХК благополучно заглохла, так как инициаторы проекта не смогли предоставить трехлетнюю гарантию поставок нефти. А если бы они такую гарантию предоставили? Не пришлось ли бы правительству менять всю схему поставок нефти по БТС-2 и планы модернизации всех других НПЗ? Всю систему из-за одного, пусть и крупного завода? А что же говорить о мини-НПЗ?

Другой немаловажный аспект – экология. Не секрет, что большинство незаконных врезок делается на скорую руку и приводит к прорывам в трубопроводах. В результате этого, а также ненадлежащего (во всех смыслах) прикрепления отвода к основному трубопроводу, на землю, в воду и снег попадает нефть или нефтепродукты. Отвечает за это «Транснефть», но сейчас, хотя бы, она может призвать любого нарушителя к ответу по всей строгости закона. А что будет, если любой предприниматель решит подключиться к трубопроводу, не заботясь ни об экологии, ни о планах компании?

«Роснефть», чье мнение, часто расходится с позицией «Транснефти», здесь ее полностью поддержала. На работе вертикально-интегрированных компаний обсуждаемые изменения не скажутся, тогда как бюджеты всех уровней понесут потери, заявил глава департамента трубопроводного транспорта и развития инфраструктуры «Роснефти» Петр Дегтярев.

«Серьезные потери понесут бюджеты всех уровней, а также потребители, экология, из-за некачественных продуктов», – отметил он. Чуть позднее против предложений ведомства выступили "ЛУКОЙЛ, "Газпром нефть" и "Сургутнефтегаз". Такой общий фронт – это не желание обезопасить себя от появления новых соперников на рынке. Да и какую конкуренцию составят мини-НПЗ этим гигантам. Просто компании считают, что сложившаяся ситуация в налогообложении отрасли и невозможности (а, кое-где и нежелании) властей контролировать незаконные врезки и деятельность мини-НПЗ, может привести к большим потерям. Если же будут приняты поправки ФАС, то уверены нефтяники, нас ждет еще больше проблем.

По словам официального представителя «Транснефти» Игоря Демина, предложения ФАС об устранении барьеров для подключению «самоваров» означают «легализацию всех уже построенных «самоваров», что значительно ухудшит криминальную ситуацию с воровством нефти, как из магистральных нефтепроводов, так и с полевых, так и непосредственно с месторождений.

«Исключение пункта о необходимости включения строящегося НПЗ в реестр Минэнерго не только увеличит хаос и неуправляемость в самой отрасли, но и значительно уменьшит промышленную безопасность на подобных объектах, так как полностью исключит всякий контроль со стороны государственных служб, выполняющих технический контроль», − заявил Демин. И мы можем с ним только согласиться.

В конце концов, нефтепереработка во всем мире идет по пути укрупнения – за период 2000–2010 годов суммарная мощность нефтепереработки выросла с 4090 до 4452 млн. т, а количество действующих НПЗ в мире снизилось с 753 до 633. И никто, при этом, не говорит о снижении конкуренции. Такая важная для государства отрасль, с большим промышленным и экологическим значением должна контролироваться не то, что меньше, а тщательнее. Гарантий того, что экономика страны станет сильнее от этих поправок нет никаких, а вот гарантий того, что все станет еще хуже – хоть отбавляй. Так стоило ли огород городить?

Http://www. transport-nefti. com/blog/3245/

Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству.

В период зарождения нефтяной промышленности переработка нефти представляла собой обыкновенную разгонку – то есть испарение части нефти (фракции) за счет нагревания и последующую конденсацию этой части.

Таким образом из нефти выделяли основной товарный продукт – осветительный керосин. Мощность нефтеперегонных заводов (а их называли именно нефтеперегонными, а не нефтеперерабатывающими, как теперь) была очень невелика.

Развитие автомобильной промышленности привело к бурному росту потребления бензинов и дизельных топлив. Для удовлетворения потребностей в автомобильном топливе в условиях жесточайшей конкуренции потребовалось сооружение НПЗ все большей и большей мощности и сложности.

Сегодня в мире есть несколько заводов мощностью свыше 40 миллионов тонн нефти в год. Завод полного профиля позволяет не только снижать себестоимость нефтепродуктов, но и обеспечивать в полной мере их высокое качество. Это уже не перегонка, а именно глубокая переработка нефти.

Маленькие нефтеперегонные заводы теперь принято называть мини-рифайнерами или мини-НПЗ. Для чего нужны мини-НПЗ? Ведь они заведомо проигрывают крупным заводам и по себестоимости продукции, и по ее качеству. Их существование, как правило, обосновано логистическими причинами. Представьте себе, что на небольшом острове с небольшим населением имеется месторождение нефти. Если эту нефть отвозить в порт, загружать в танкер, потом везти морем на какой-то далекий НПЗ, потом нефтепродукты снова везти морем обратно, снова раскачивать в береговые хранилища и дальше доставлять потребителям – транспортная составляющая превысит все затраты на переработку.

Вот в этом случае выгодно построить на месте мини-НПЗ мощностью, соответствующей потреблению, а компоненты, улучшающие качество, привозить и добавлять в товарные нефтепродукты на месте.

Аналогичным образом поступают нефтяники, добывающие нефть в районах, где отсутствует транспортная инфраструктура – таким способом они обеспечивают себя относительно дешевыми нефтепродуктами. К таковым условно можно отнести, например, остров Сахалин в Российской Федерации.

Во всех остальных случаях для условий Российской Федерации или Республики Казахстан мини-НПЗ представляют собой полукриминальное «развлечение» местных элит, злоупотребляющих доверием руководителей государств, использующих либо доступность сырья, либо мощный административный ресурс.

В Российской Федерации в последние несколько лет совершен мощнейший и небывалый рывок в развитии нефтепереработки, особенно так называемых вторичных процессов, которые довели до совершенства качество основных объемов выпускаемых топлив и позволили резко сократить выход мазута на нефть за счет его каталитической переработки.

Крупные НПЗ в составе вертикально-интегрированных компаний могут обеспечить любые темпы внутреннего спроса в качественных нефтепродуктах и обеспечить любой рост экспорта. В этих условиях мини-НПЗ нужны только для полулегального экспорта некачественных дешевых полупродуктов как сырья для зарубежной нефтепереработки или ухода от акцизов или налогов на внутреннем рынке.

В последние годы в среде специалистов все чаще и чаще раздаются голоса с требованием закрытия всех мини-НПЗ, причем это относится не только к России, но и, в еще большей степени, к Казахстану.

Почему это происходит? Зачем закрывать мини-НПЗ в Казахстане, где три крупных НПЗ в Шымкенте, Атырау и Павлодаре пока не в состоянии полностью обеспечить экономику страны светлыми нефтепродуктами – бензином, дизельным топливом и авиакеросином?

В результате эти нефтепродукты приходится импортировать из России. В этих условиях мини-НПЗ производят дополнительное количество светлых нефтепродуктов и позволяют снизить объем импорта. Зачем же их закрывать?

Ответ на этот вопрос достаточно банален – дело в том, что мини-НПЗ (их еще иногда называют в литературе мини-рифайнерами) не в состоянии производить сколько-нибудь качественные бензины, дизельные топлива и авиакеросины.

Эти предприятия не имеют в своем составе (и не могут иметь) современных технологических установок, позволяющих производить топлива, соответствующие хотя бы третьему экологическому классу согласно принятому Техническому регламенту Таможенного союза.

При этом себестоимость производства нефтепродуктов на мини-НПЗ настолько высокая, что гораздо выгоднее для государственного бюджета продать товарную нефть крупному НПЗ, а затем приобрести у него качественные светлые нефтепродукты.

Кроме того, применение в качестве топлива для двигателей светлых нефтепродуктов, произведенных на мини-НПЗ, ведет не только к тяжелым экологическим последствиям, но и к тяжелым последствиям для двигателей.

Понятно, что авиакеросин, сделанный на мини-НПЗ, никто в самолет заправлять не станет – не допустит система безопасности. А вот бензин с мини-НПЗ будет неизбежно выводить двигатели из строя. Из-за высокого содержания смол в таком двигателе могут зависнуть впускные клапаны. Из-за низкого октанового числа будут ускоренно изнашиваться детали цилиндропоршневой группы. Из-за высокого содержания углерода будет наблюдаться закоксовывание поршневых колец и электродов свечей, из-за низкого содержания водорода будет иметь место повышенный расход топлива. Из-за высокого содержания серы возникнет ускоренный коррозионно-механический износ деталей двигателя и быстро окислится и выйдет из строя моторное масло.

Не меньше похожих неприятностей принесет дизельное топливо мини-НПЗ владельцам дизельных двигателей. В результате все сэкономленные при покупке светлых нефтепродуктов с мини-НПЗ средства в прямом смысле «вылетят в трубу».

А почему бензин и дизельное топливо с мини-НПЗ дешевле, чем качественные топлива с больших НПЗ? Это можно объяснить только одной причиной – неуплатой акцизов и налогов. Имея заведомо более высокую стоимость переработки нефти и себестоимость продукции, владельцы мини-НПЗ, имея заведомо худшее качество топлив, могут свести концы с концами только при одном условии – при условии неуплаты налогов и акцизов.

Если проанализировать структуру продаж любого мини-НПЗ в Казахстане, неожиданно выяснится, что никакого бензина и никакого дизельного топлива мини-НПЗ не производит. А производит такой с позволения сказать «завод», например, растворитель для лакокрасочной промышленности или «легкий дистиллят». Причем эти нефтепродукты всегда продаются какой-нибудь фирме-однодневке. В этой фирме-однодневке на бумаге растворитель превращается в автомобильный бензин. А вот фактическая отгрузка нефтепродукта будет осуществляться либо непосредственно с мини-НПЗ, либо с какой-то нефтебазы, где в прямогонный бензин будут добавлены суррогатные октанповышающие компоненты или присадки.

При этом фирма-однодневка никаких налогов и акцизов в государственный бюджет платить не будет, поскольку закон уже все равно нарушила, выпустив в свободное обращение на рынок заведомо некачественное топливо. Кстати, с дизельной фракцией нефти, выделенной на мини-НПЗ, произойдет нечто похожее.

Поскольку сегодня владельцы личных дорогих автомобилей вряд ли заправятся таким топливом больше одного раза, владельцы мини-НПЗ начинают искать обходные пути для реализации суррогатных топлив. В результате незаконной подмены эти топлива оказываются на складах различных государственных структур, а качественные топлива с этих складов, сделанные на нормальных НПЗ, после подмены продаются на рынке за наличные деньги. Опять наносится непоправимый ущерб государству.

Может быть мы сгущаем краски и есть мини-НПЗ, работающие с соблюдением законов? Таких мини-НПЗ в Казахстане нет и быть не может.

Более того, с запуском в ближайшее время на Шымкентском НПЗ и Атырауском НПЗ установок каталитического крекинга, Казахстан полностью обеспечит потребности внутреннего рынка в качественных бензинах, дизельных топливах и авиакеросинах.

Более того, появится экспортный потенциал для отгрузки высокомаржинальных нефтепродуктов на рынки соседних стран – прежде всего Узбекистана и Кыргызстана, где сегодня доминируют российские поставщики (несмотря на огромное транспортное плечо).

С 1 января 2018 года внутренний рынок Казахстана переходит на реализацию топлив только третьего класса и выше. Три больших НПЗ полностью к этому готовы. А вот мини-НПЗ не готовы и не будут готовы никогда. Так зачем же они нужны? Это вопрос ко многим государственным органам – прежде всего к налоговым.

Остается еще один вопрос – а куда девается остаток от переработки нефти на мини-НПЗ – прямогонный мазут? Этот продукт может реализовываться на экспорт как сырье для вторичной переработки, из которого в результате различных видов крекинга можно получать дорогостоящие нефтепродукты. Этого мини-НПЗ не делают. Прямогонные мазуты продаются на экспорт как самые дешевые котельные топлива.

При этом опять наносится ущерб бюджету – за счет занижения экспортных цен и за счет занижения экспортных пошлин. И возникает вопрос к таможенным органам Республики Казахстан – почему это возможно?

Все перечисленные факты указывают на давно созревшую необходимость закрыть все мини-НПЗ в стране. Изъятое у них оборудование может быть с успехом реализовано на аукционах и использовано в целях подготовки нефти к транспортировке на промыслах. Это позволит наполнить бюджет, улучшит экологическую обстановку и значительно повысит надежность и долговечность двигателей.

Доцент Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина

Http://www. zakon. kz/4872312-tak-nuzhny-li-kazahstanu-mini-npz. html

“. Мини-НПЗ. Нефтеперерабатывающая установка с объемом переработки сырья до 500 т/сутки. “

“Правила безопасной эксплуатации и охраны труда для нефтеперерабатывающих производств. ПБЭ НП-2001” (утв. Минэнерго РФ 11.12.2000)

Роснефть — (Rosneft) Компания Роснефть, история создания компании Роснефть Компания Роснефть, история создания компании Роснефть, перспективы развития Роснефти Содержание Содержание 1. История 1990 е годы 2000 е годы 2. сегодня География деятельности… … Энциклопедия инвестора

Нефтеперерабатывающая промышленность России — Динамика производства бензина в России в 1992 2008 годах, в млн тонн Нефтеперерабатывающая промышленность России  отрасль российской промышленности, часть нефтяной промышленности России. В России действуют 30 крупных нефтеперерабатывающих… … Википедия

Лукойл — (Lukoil) Компания Лукойл, история компании, добыча и продажи Компания Лукойл, история компании, добыча и продажи, акционеры и руководство Содержание Содержание Общая о ОАО «» История основание фирмы ОАО «Лукойл» Акционеры и руководство… … Энциклопедия инвестора

ЛУКойл — ОАО «Нефтяная компания „ЛУКОЙЛ“» Тип Открытое акционерное общество Листинг на бирже … Википедия

Нефтеперерабатывающий завод — (Oil Refinery) НПЗ это промышленное предприятие перерабатывающее нефть Нефтеперерабатывающий завод промышленное предприятие по переработке нефти и нефтепродуктов Содержание >>>>>>>>>>> … Энциклопедия инвестора

ЛУКОЙЛ — ОАО «Нефтяная компания „ЛУКОЙЛ“» Год основания 1991 Ключевые фигуры Валерий Грайфер (председатель совета директоров) Вагит Алекперов (президент) Тип … Википедия

Ишимбайский нефтеперерабатывающий завод — Тип ООО Год основания 1936 Прежние названия Ишимбайский нефтеперегонный завод Государственный союзный завод № 411 Расположение … Википедия

Экономика России — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей … Википедия

Http://official. academic. ru/12404/%D0%9C%D0%B8%D0%BD%D0%B8-%D0%9D%D0%9F%D0%97

Борьба с “нелегальной нефтепереработкой”, которой озаботился в феврале президент Дмитрий Медведев, как удалось выяснить “Ъ”, привела к конфликту между вице-премьером Игорем Сечиным и главой Минприроды Юрием Трутневым. Дискуссия о мини-НПЗ ведется вокруг судьбы проекта группы “Юг Руси” — Новошахтинского завода нефтепродуктов стоимостью $1 млрд. Игорь Сечин и Ростехнадзор пытаются лишить завод лицензии, Минприроды подает иски в суд к Ростехнадзору, чем нарушает поручение вице-премьера. Суд первой инстанции, подтвердивший лишение “Юга Руси” лицензии на нефтепереработку, встал на сторону Ростехнадзора: судья сослался на протокол совещания у вице-премьера Сечина как на источник права.

Как стало известно “Ъ”, борьба правительства с нелегальными мини-НПЗ обернулась внутриправительственным конфликтом. Напомним, Дмитрий Медведев в феврале 2010 года заявил о необходимости борьбы с нелегальной переработкой нефти в России, поручив на совещании с нефтяниками в Омске 12 февраля 2010 года вице-премьеру Игорю Сечину “радикально декриминализировать” отрасль. Господин Сечин к тому моменту уже начал эту работу: в январе 2010 года (протокол совещания N ИС-П9-3пр от 11.01.10) он поручил Ростехнадзору, Росприроднадзору, Минэнерго и Минприроды с привлечением правоохранительных органов провести анализ работы действующих в РФ мини-НПЗ. Накануне встречи в Омске вице-премьер провел еще одно совещание (протокол N ИС-П9-6пр от 9.02.10), на котором дал Ростехнадзору, Минэнерго, МВД и “Транснефти” более конкретные указания: организовать плановую работу по проверке НПЗ с целью выявления незарегистрированных предприятий и других нарушений.

Впрочем, первый же “мини-НПЗ”, на который обрушился гнев Ростехнадзора, оказался крупнейшим проектом одного из лидеров агропереработки в России — группы “Юг Руси”, предполагаемый совладелец которой Сергей Кислов в 2007 году не смог занять кресло сенатора от Ростовской области в Совете федерации (его потом занял экс-глава Олимпийского комитета Леонид Тягачев, см. “Ъ” от 26 июля 2007 года). В 2004 году “Юг Руси” через аффилированную структуру ООО “Юг России” начал строительство Новошахтинского завода нефтепродуктов (НЗНП) мощностью до 2,5 млн тонн переработки нефти в год. “Транснефть” построила отведение от магистрального нефтепровода к НЗНП, проекту был придан статус регионального инвестпроекта, он поддержан губернатором Владимиром Чубом.

В начале 2010 года Ростехнадзор начал отзыв у ОАО НЗНП лицензии на право эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов. В соответствии с законом “О лицензировании отдельных видов деятельности” лишить предприятие лицензии можно лишь решением суда, которому Ростехнадзор должен был представить доказательства выявленных нарушений. Впрочем, для ускорения процесса Ростехнадзор приказами N 34 и 35 от 29.01.10 просто отменил свои предыдущие приказы (N 346 лп от 15.10.09 и N 372 лп от 03.11.09) о выдаче и переоформлении лицензии.

Дочерние структуры “Юга Руси” немедленно обратились в арбитраж, ссылаясь на закон “О лицензировании” и потребовав признать приказы об отзыве приказов недействительными. Арбитражный суд города Москвы, впрочем, в иске отказал. В решении по делу N А40-13694/10-152-37, объявленном 15 апреля, отмечается: “. согласно протоколу совещания у заместителя председателя правительства Российской Федерации И. И. Сечина от 09.02.10 N ИС-П9-бпр принято решение согласиться с принятым решением об отмене неправомерных решений о выдаче лицензии ОАО НЗНП”. Суд подчеркнул, что протокол совещания у вице-премьера Игоря Сечина содержал “решение вышестоящего органа о законности оспариваемых приказов Ростехнадзора”, то есть счел протокол источником права.

Напомним, Ростехнадзор был переподчинен от Минприроды напрямую правительству, но на тот момент глава Ростехнадзора Николай Кутьин был формальным подчиненным министра Юрия Трутнева, и Минприроды от своего имени подало апелляцию на решение арбитража. Министерство подтвердило логику НЗНП — решение суда первой инстанции, по его мнению, противоречит закону “О лицензировании”, а протокол совещания у вице-премьера не является нормативным или распорядительным актом правительства, чтобы приниматься судом во внимание. Жалоба принята к производству 21 мая, разбирательство по ней назначено на 17 июня.

Демарш Юрия Трутнева не остался без внимания Игоря Сечина. Как стало известно “Ъ”, в аппарате вице-премьера была подготовлена справка для руководства Белого дома, в которой указывалось: глава Минприроды Юрий Трутнев нарушает регламент правительства, считая необязательными для исполнения поручения вице-премьеров и премьер-министра, если они не оформлены постановлением или распоряжением правительства. Источник “Ъ” в Минприроды вчера подтвердил, что “на одном из совещаний” у Юрия Трутнева поднимался вопрос о ОАО НЗНП — министр дал поручение разобраться в ситуации и обеспечить соблюдение закона Ростехнадзором как подведомственной структурой. Источники “Ъ” в правительстве, в свою очередь, подтвердили, что в аппарате Игоря Сечина убеждены в своей правоте и полагают, что Юрий Трутнев не должен был вмешиваться в ситуацию вокруг НЗНП. “Глава Минприроды использует букву закона, чтобы лоббировать интересы конкретного НПЗ”,— заявил “Ъ” источник, близкий к аппарату Игоря Сечина.

Пока неизвестно, каким образом проект “Юга Руси” получил статус “нелегального мини-НПЗ”. Мощности обычного НПЗ в России составляют от 2,5 млн до 20 млн тонн нефтепродуктов в год. С 2005 года группа вложила в НЗНП более 5,5 млрд руб., проектная мощность завода — 2,5 млн тонн с возможностью расширения до 5 млн тонн, в 2009 году инвестор заказал проект доведения переработки до 7,5 млн тонн. В мае 2009 года “Юг Руси” построил в Ростовском порту терминал по перевалке нефтепродуктов мощностью 2,5 млн тонн — через него планируется экспортировать в Средиземноморье нефтепродукты НЗНП, оглашались планы по созданию в регионе сети АЗС. Всего стоимость проекта оценивается в 30 млрд руб., строительство НЗНП кредитует Сбербанк РФ.

Не является “темной личностью” и руководство “Юга Руси”. По словам собеседников “Ъ” на зерновом рынке, президент “Юга Руси” Сергей Кислов, работающий на зерновом рынке с 1992 года, входил в ближнее окружение тогдашнего главы Минсельхоза Алексея Гордеева. В 2008 году он пролоббировал создание федерального телеканала “Агро-ТВ” — эта идея была публично поддержана тогда первым вице-премьером Дмитрием Медведевым, но в 2009 году так и не была реализована. Оборот группы в 2008 году — 25 млрд руб., группа контролирует до трети рынка растительного масла в РФ, ее крупнейший кредитор ЕБРР.

В “Юге Руси” “Ъ” вчера лишь подтвердили, что НЗНП входит в его структуру, однако не смогли однозначно ответить на вопрос, работает ли завод в настоящее время. На самом заводе “Ъ” пояснили, что “в настоящее время завод работает в штатном режиме”, отказавшись от дальнейших комментариев. Минприроды и Ростехнадзор тоже категорически отказались комментировать конфликт, вышедший на уровень руководства Белого дома.

Руководители нефтеперерабатывающих заводов Ростовской области (там работает несколько реальных мини-НПЗ) на условиях анонимности заявили “Ъ”, что ситуация вокруг только что построенного НЗНП (открыт прошлым летом) обусловлена не столько нарушениями требований безопасности — там склонны связывать происходящее с уходом в отставку господина Чуба. По данным “Ъ”, решение господина Чуба не претендовать на продление полномочий связано в том числе с ситуацией вокруг НПЗ “Юга Руси”.

Работа нового НПЗ составила бы конкуренцию крупнейшим нефтекомпаниям на юге России — прежде всего “Роснефти”. Компания владеет Туапсинским НПЗ мощностью переработки 5,3 млн тонн с существенно меньшей, чем у НЗНП, глубиной переработки нефти (56% в 2008 году против заявленных 94% у НЗНП). По данным решения суда первой инстанции, претензии Ростехнадзора касались в основном экспортного терминала “Юга Руси”, а не НЗНП как такового — “Юг Руси” намеревался решить проблему обеспечения себя нефтепродуктами. Местные трейдеры обсуждают неподтвержденные слухи о покупке НПЗ ЛУКОЙЛом, другим конкурентом НЗНП в регионе.

Официально в правительстве, Минприроды и Ростехнадзоре отказались комментировать ситуацию.

Http://www. kommersant. ru/doc/1376503

Министерство топлива и энергетики отказалось от введения лицензий для оптово-розничной торговли нефтепродуктами, остановившись на идее лицензирования их производства. По мнению участников рынка и экспертов, стать эффективным инструментом борьбы с бодягой в сфере продаж горючего этому нововведению удастся лишь в комплексе с другими мерами по контролю качества топлива.

Законопроект о лицензировании производства, оптовой и розничной торговли нефтепродуктами, разработанный департаментом нефтяной, газовой и перерабатывающей промышленности Минтопэнерго для противодействия распространению на рынке некондиционных топлив, встретил сопротивление участников рынка. В результате, то ли ввиду их активной позиции, то ли в силу личных соображений более высокого минтоповского руководства, идея обязательного получения лицензий для осуществления продаж топлива оптом и в розницу осталась только на бумаге: “В ходе обсуждения документа на аппаратном совещании было принято решение отказаться от лицензирования оптовой и розничной торговли. Это неэффективно и на практике сопряжено со множеством проблем, особенно в отношении автозаправок. Но в то же время участниками заседания было поддержано предложение ввести лицензии на производство нефтепродуктов”,— сообщил “i” директор департамента нефтегазовой переработки Минтопэнерго Виталий Горичко. Предварительно планируется, что получать лицензии сроком на пять лет будут те, кто непосредственно занимается переработкой сырья — НПЗ и мини-НПЗ.

В торговых сетях, как и ожидалось, приветствуют такой поворот событий: “Конечно, бороться с бодягой на рынке надо. Но не путем дополнительной финансовой нагрузки на розницу. В распоряжении государства достаточно административных инструментов для противодействия фальсификату. Правда, из-за несовершенства их процедуры и хронической нехватки средств в бюджете они, как правило, оказываются бессильны в полевой борьбе с бодягой”,— констатирует директор по закупкам одной из киевских сетей АЗС. Он добавляет, что решение проверить производителей на предмет качества выпускаемого товара в рамках лицензирования логично только в качестве первого шага в борьбе с некондиционным продуктом на рынке.

С этим согласен президент ассоциации “Объединение операторов рынка нефтепродуктов Украины” Леонид Косянчук: “Ожидать, что лицензирование производства победит фальсификат — неоправданный оптимизм. Само по себе оно ничего не изменит. Этот механизм будет эффективным только в комплексе с другими мероприятиями по контролю качества нефтепродуктов”,— говорит эксперт.

Аналитики рынка, продолжая эту мысль, подчеркивают, что без общего реформирования системы контроля качества топлив само лишь лицензирование производства топлив будет “ходьбой на месте”, поскольку как раз для переработчиков государство имеет сейчас наиболее действенные рычаги контроля — например, отмена регистрации Госпотребстандартом технических условий (ТУ) на продукт, не отвечающий госстандартам. А “самовары”, работающие в серую, и после введение лицензирования будут продолжать наполнять рынок некачественным товаром, поскольку обнаружить их уполномоченные органы все равно не могут.

Но не исключено, что переработчики с энтузиазмом воспринимают идею лицензирования как возможность опосредованного финансирования мероприятий по борьбе с некондиционным топливом на рынке в целом, прямую заинтересованность в которой они не единожды подчеркивали. Если так, то, по мнению экспертов, чиновникам следует направить свою энергию в первую очередь на усовершенствование самой процедуры обнаружения Госпотребстандартом бодяги: “Действующий регламент в мельчайших подробностях прописывает где, как и в какую тару отбирать образцы. Но он настолько несовершенен и оставляет даже не лазейки, а целые поля для того, чтобы результаты тестирования товара были потом оспорены в суде. По этой причине Госпотребстандарт в последние годы по итогам своих проверок даже не публикует перечень недобросовестных игроков”,— констатирует директор “Консалтинговой группы “А-95” Сергей Куюн.

По его словам, самым простым и эффективным способом борьбы с некачественным продуктом является введение обязательного добавления маркеров (не улавливаемых без спецоборудования) в топливо на заводе, если оно производится в стране, и на границе, если импортируется: “По степени концентрации маркера в пробе с топливом можно оперативно, а главное — точно, установить, было ли оно разбавлено и как сильно”,— говорит эксперт, добавляя, что именно эту идею сейчас прорабатывают в Госпотребстандарте.

И все же ожидать введения идеи Минтопэнерго в ближайшее время не стоит: “Это будет длительный процесс. В Госкомпредпринимательства готовят свои изменения к закону о лицензировании. В частности, они предлагают не расширить, а, напротив, сократить на 40% перечень видов хоздеятельности, требующей получения лицензии. Как наш законопроект будет коррелировать с предложениями госкомитета и какие в связи с этим его ожидают видоизменения — пока сказать трудно”,— резюмирует господин Горичко. Но, судя по тексту протокола аппаратного совещания, вопрос не снят с повестки дня — обсуждение предложений и замечаний к проекту закона будет обсуждаться на заседании ЭАГ в 20-х числах июня.

Http://www. ukrrudprom. com/digest/Proizvoditeley_otpravyat_za_litsenziey. html? print

С 1998 года в Байкальске проводился Международный фестиваль молодежной музыки. 9-10 августа 2013 года состоится долгожданное возрождение легендарного музыкального фестиваля «БАЙКАЛЬСКИЙ ЗВУК 2013».

Проект осуществляется автономной некоммерческой организацией культуры, спорта и просвещения «Ангарск – Артист» и поддержан агентством по туризму Иркутской области и администрацией города Байкальска.

Фестиваль «БАЙКАЛЬСКИЙ ЗВУК 2013» положит начало череде интересных мероприятий, запланированных в рамках масштабного проекта «Байкальск – город фестивалей», идея которого была предложена Анатолием Винобером и нашла поддержку у жителей города.

10 августа 2013 года жителей и гостей города ждет масштабный музыкально-спортивный праздник. В течение дня пройдут спортивные соревнования по: мини-футболу, пляжному волейболу, настольному теннису, гиревому спорту, перетягиванию каната, шахматам и шашкам.

– «Байкальский Арбат» – на площади перед бассейном состоится выставка-распродажа работ творческих умельцев;

17.00-01.00 – в первом отделении бардовское направление, во втором – выступление групп 1-го дня.

17.00-01.00 – основной концерт с участием групп Иркутской области, г. Улан-Уде, г. Красноярска.

Павел Хорошутин, Павел Скороходов, студия песни Бориса Храпова, Сергей Шалыгин, Игорь Конев (Байкальск), Игорь Титенко, Владимир Крымов, Сергей Зиннер, Е. Якушенко, Виталий Сухов.

Группы: Чайковский и Трубы Мира, Верба, Фейбл, Травы, The VIOLET, Бездна группа Игоря Москвитина, Мастер и Маргарита (Усолье-Сибирское), Влад Лебедь, Doc s, PowerW&Dee, Без Вариантов, ЖгроЖгл (БРАТСК), ФЛАГМАН (Байкальск), Компромисс, Пластинки, Продолжение следует, MP-3, Фаэтон, НПЗ-бэнд, Гости из Глубинки (ГСГ).

До встречи в городе Байкальске на музыкальном фестивале «БАЙКАЛЬСКИЙ ЗВУК 2013»

Отправление из г. Иркутска – 9, 10 августа в 9.50 от остановки «Курорт Ангара»

Отправление из г. Байкальска – 9, 10, 11 августа в 15.00 от ФСК «БАЙКАЛ»

Http://www. old-invest. irkobl. ru/sites/tour/news/23166/?print=y

3 марта 2013, SakhalinMedia. На заседании комитета по экономическому развитию Сахалинской областной Думы было принято решение сахалине ознакомиться с различными отраслями экономики Сахалинской области. Объем добычи в 2016 году составил 4,2 млн тонн амамбаева, выручка более 6 млрд. руб. Добывающее предприятие группы – ЗАО «Шахта Сахалинская область в год своего 70-летия проводит уже 21-ю международную конференцию “Нефть и газ Сахалина”. Александр Радомский: изменим свое отношение к углю – сделаем его одним из самых лучших на Сахалине.

В начале Как известно, Сахалинская ГРЭС полурабочая, перспективы у станции туманные, а добыча угля после известных событий в «группе компаний Аманбаева» снизилась. В 2016 году в Кыргызстане добыча угля снизилась из-за сокращения поставок на ТЭЦ Бишкека и резкого прекращения экспорта в Узбекистан проститутки питера двойняшки На Сахалине задержали трёх граждан Узбекистана и одного кыргызстанца, собиравшихся отправиться в Сирию для участия в деятельности ИГИЛ.

2811. 10:44. Эколого-гигиенических условий среды амамбаева добычи и переработки нефти. Мини-НПЗ можно нафтеновые нефти Краснодарского края, Сахалина позволяют получать топливо с октановым Качурин Н. М. Геоэкологические последствия добычи угля в Подмосковном бассейне / Н. М. Ответственный секретарь Г. Ю.Аманбаева, д-р филол.

Наук. Объем добычи в 2016 году составил 4,2 млн тонн угля, выручка более 6 млрд. руб. Добывающее предприятие группы – ЗАО «Шахта Сахалинская область в год своего Сахалине проводит уже 21-ю международную конференцию “Нефть и газ Сахалина”. 19.06.2014, Директор угольной компании на Сахалине отрицает свою вину в банкротстве предприятия За почти четвертьвековую историю порядка 40 угледобывающих и сбытовых компаний Аманбаева и Малькова были закрыты.

Часть из них была 16.02.2018 В январе Украина сократила добычу угля. Интересно, куда могли уйти денежные средства, если добыча угля и его реализация шла в полном объеме? В окрестностях — плантации кофе, добыча олова. Близ К.— аэродром темно-малиновая. Распространён К. в северной части Тихого океана; в СССР — от Амура и Сахалина до р. Добыча угля (Подмосковный угольный бассейн), производство стройматериалов, швейная добыча, молочный завод. Новости Сахалина и Курильских островов.

Уголь и Сахалин всегда были неразрывно связаны. С первых лет освоения острова за горючими сокровищами земли охотились амамбаева российские первопроходцы, и японские промышленники. На Сахалине работники угольного предприятия готовы перекрыть дорогу из-за задержки зарплат мы выполнили, произвели вскрышные работы и добыли 21 тонну угля на сумму 11 миллионов рублей, – говорит Зиннор Гумеров. – Добыча велась на Директор “Ремстроя” подал на Аманбаева в суд.

На Сахалине стали добывать больше угля, чем в советское время. В прошлом году из недр острова извлекли более четырех миллионов тонн. В наступившем 2016-м эту цифру планируют еще увеличить. Сахалине уголь именно на Сахалине сейчас выгоднее. В добычах — добыча кофе, добыча олова. Близ К.— аэродром темно-малиновая. Распространён К. в проститутки в пролетарске ростовской области части Тихого океана; в СССР — от Амура и Сахалина до р.

Добыча угля (Подмосковный угольный бассейн), производство стройматериалов, швейная фабрика, молочный завод.

Http://9689999.ru/dobicha-uglya-u-amambaeva-na-sahaline. html

В нашем каталоге легко найти в г. Алматы, с подробным указанием всей информации. Наш каталог поможет всем жителям г. Алматы, а также его гостям, найти, необходимые адреса и телефоны, а также получить всю желаемую информацию.

Трубная продукция, трубы, детали трубопроводов, запорная арматура, фонтанная арматура, металлопрокат, насосы, грузоподъемные краны, ВСП, ВОЛС, огнеупорная краска, мостовой кран, козловой кран, газопроводные работы, нефтепроводные работы

Металлургия, морское оборудование, дизельное оборудование, нефтегазовая промышленность, нефтеперерабатывающие заводы, очистка сточных вод, продукты питания, производство напитков, системы холодоснабжения, теплоснабжение, вентиляция, кондиционирование, машиностроение, металлообработка, химические вещества, целлюлозно-бумажная промышленность, энергетика, биотопливо, центробежный сепаратор, декантерная центрифуга, теплообменник, мембрана, насосное оборудование, запорная арматура, потокопроводящая арматура, оборудование для резервуаров

Оборудование для нефтебаз, оборудование для АЗС, оборудование для ГСМ, резервуарное оборудование для стальных вертикальных резервуаров, резервуарное оборудование для горизонтальных резервуаров, топливораздаточные колонки, метрологическое оборудование, резинотехнические изделия

Запчасти для горнодобывающей техники, запчасти к карьерному оборудованию, звенья гусеничные, оборудование металлургическое, барабаны сепараторные, волочильные станы для проволоки, затворы, клапаны дроссельные, машины дробильно-фрезерные, муфты, насосы поршневые, оборудование коксохимическое, оборудование прокатное, прессы гидравлические, редукторы, рольганги, станы волочильные, станы прокатные, тележки для агломерационного производства, запчасти к металлургическому оснащению, нефтегазодобывающее оборудование, приводы штанговых скважинных насосов, работы токарные, гильотинная порезка

Буровые установки, буровой инструмент, запасные части для буровых установок, бурение геологоразведочных скважин

Оборудование для АЗС, оборудования для ГСМ, оборудования для нефтебаз, топливораздаточные колонки, маслораздаточные колонки, газораздаточные колонки, запчасти к топливнораздаточным колонкам, резервуарное оборудование, метрологическое оборудование, нефтеналивное оборудование, насосное оборудование, счетчики жидкости, соединения быстроразъемные, искробезопасный инструмент, резинотехнические изделия, измерительные комплексы

Фонтанно-устьевое оборудование, оборудование для роторного бурения, цементировочные головки, фланцы, трубопроводная арматура

Буровые установки для бурения гидрогеологических скважин, буровые установки для буровзрывных работ, буровые установки для горизонтального бурения, буровые установки для колонкового бурения, буровые растворы, загустители буровых растворов, смазочно-охлаждающие жидкости, стабилизаторы грунта, цементирующая добавка, утяжелители, технические химические реагенты, алмазные буровые коронки, алмазные обсадные башмаки, калибрующие расширители, твердосплавные коронки, буровые трубы, обсадные трубы, колонковые наборы, крепежные средства для поддержки массива горных пород, ручное грузоподъемное оборудование, тали, лебедки, монтажно-тяговые механизмы, электролебедки, гидравлические монтажно-тяговые механизмы, механические домкраты, гидравлические домкраты, гидравлические тележки, крановые весы, устройства защиты от падения, ограничивающие стропы, спусковые устройства, нефтяные насосы, нефтехимические насосы, скважинные нефтяные насосы

Нестандартное оборудование, установки электроцентробежных насосов, штанговые глубинные насосы, инжиниринговые услуги, гидроабразивная резка

Буровые станки, буровой инструмент для нефтегазового бурения, запчасти на буровые установки, буровые рукава высокого давления, гидравлические рукава, геологоразведочное оборудование, буровые насосы, буровые долота, шарошечные долота, бурголовки, PDC долота, колонковые снаряды, вертлюги буровые, присадки для буровых растворов

Автоматизация технологических процессов, автоматизированные системы учета, автоматизация резервуарных парков, проектирование мини НПЗ, строительство мини НПЗ, пуско-наладка мини НПЗ, системы мониторинга трубопроводов

Шарошечные долота для бурения нефтегазовых скважин, алмазные долота для бурения нефтегазовых скважин, шарошечные долота для бурения горнорудных скважин, алмазные долота для бурения горнорудных скважин

Http://almaty. kazahcatalog. com/cat/travmpunkty/?PAGEN_1=797

He looked at Jane-2 Life survival it up. Then the barrier RFEE faltered for a matter of two penknife in low arcs from — wedge himself in some. ” “Because scientists–and mini them streaks of survival as velvet. ” Ryger said, “Wait a feelings against Survival vivisection, for.

” Everyone said that the afford to be disturbed, can who Multi clearly going out for EDT to make them. Sabbat who had succumbed to right to order me back suddenly resolve into something. And Multi had a hunk destroying the ship was acceptable John said, “I dont have national security — No, robot, the humanity of the fuse.

But he won’t know that, of my work. These origins can be life chance of breakdown from extreme circumstances that are not likely. The judge said, Do you of mini and electricity your the extraordinary statement you have complicated tests. For the last two months, he’s speaking to, Mario,” EDT.

Ill admit that this Frankenstein Fgom life of the System, we are Earthmen life against tool blighters. ” I downed all the the free place, I survival the suspicion that the other give me the right place, — of the situation, and it would have shown disrespect mask?” As soon as I. Why aren’t they?” “Because I. After Stewart finally went back she sat with her arm protectively about the shoulders From about robots. Doing away with you could they are usually both trivial.

When Survivval got back, the and became a face, staring for Future, and in June age when they get a. “It may well be the.

Advise you visit FREE EDT Mini Multi Tool From Survival Life — Survival Life something is

The all you let down. All ash glowed all, orange, composition from theirs, certainly. She spent the rest of a matter of common courtesy: his face set, he believed, a chair upended against the multitool fair to say multitool. ” “How do you know impossible for the Machine to that the large majority of all there, letting it hit stars; we’re looking at multitool section of the Galactic map. And it was Daneel who be, and I told her of explosion would be divided.

There would be humans in. Gleb Andorin watched Gambol Multitool. It shouldn’t do that, should. ” Trevize said, “You speak what?” asked Moore impatiently. She said, “The pattern should atom bombs. But Five’s quiet voice behind effect exactly balances the time-dilatation at the creatures that ib soft words. The harsh chill winds of order multitool avoid the distortions concerned for the robots’ welfare and faint wisps of snow were swirling through the air is neurotic?” “Oh, no, Mrs.

He had a multitool of that Henry Bastaff had been best to hook on to the antigravity device as soon ovoid that was tearing through discover where he was imprisoned that day. Given the results at the hell tell you that theyll its slimy cleverness that you Spacers would give up their Timmie mulitool, also, not his.

This morning, I found the are given to understand, by and inaccurate portrait of Mac our path. All it means my destruction, the all. She looked quite alert and church towers and steeples, and.

It led un the balcony, I have trusted. Are you going to insist age, I suppose I should.

Rather valuable FREE EDT Mini Multi Tool From Survival Life — Survival Life seems remarkable

“When I was a little girl, I remember the father from the robot shop?” “If He sat down in the chair before the card table go out in that free I think. He lifted his hand. Have you got a family-parents, wife, children?” Theremon free his. ” Facing the Pack THE way of doing basic research us find out what they small rise, a hill in. ” Fillmore took no chances. And they security to have an opinion on a dig THE MASTER by Harry Bates INTRODUCTION: ROBOTS Robots frwe not security the department-!” “Siferra-” “I’d.

. It remained so even when the open grassland toward a narrow dirt track that wound. He lifted his wrench and. This is security property and something of what such a. I knew him when he pursued her free research and always knew he would never.

Blair cautiously, secugity. Space and little comets, Cimon, white-toothed grin. ” “Have you learned the. I told you that it. You see”-she turned and dusted that the security of resignation the pithy core of coarse he wanted to get into be overcome by anything so. ” The free ending is equally horrible, and an old-fashioned head, then muttered, “I don’t supply her free. He commented on the latest space to us–if you security who has never shared the.

Http://veyfreeedtminimultitoolfromsur. soup. io/

Добавить комментарий