Нефтеперерабатывающий завод в чечне

В прессе частенько поднимается тема о том, что независимость Чечне не была предоставлена исключительно потому, что Кремль не хотел потерять имеющиеся там нефтяные ресурсы. В связи с этим, было бы неплохо прояснить, что представляет собой чеченская нефть.

Перед началом Великой Отечественной войны добыча нефти в Чечне составляла 4 млн твг (тонн в год), однако в ходе военных действий нефтяная инфраструктура была полностью разрушена. После войны добыча была восстановлена и с конца 50-х годов, с открытием новых высокопродуктивных залежей, устойчиво росла, достигнув максимума на уровне 21,3 млн твг в 1971 году.

Затем, по мере выработки месторождений, добыча снизилась к 1980 году до 7 млн твг, а к 1990 – до 4 млн твг, т. е. фактически до уровня начала 40-х годов. При этом степень разведанности запасов по республике составила 80%, доказанные запасы – 50 млн тонн, вероятные – 100 млн тонн.

В Чечне была создана мощная нефтеперерабатывающая промышленность. В Грозном функционировали 3 НПЗ суммарной мощностью 19 млн твг (завод им. Шерипова, Грозненский, и Новогрозненский им. Анисимова), на которых производилось до 6% бензина и до 90% авиационных масел от общего объёма выработки в СССР. Был построен Грозненский химкомбинат (основной продукт – полиэтилен высокого давления), кроме того, прямогонным бензином с Грозненской группы НПЗ по трубопроводу обеспечивался крупнейший в СССР производитель полиэтилена низкого давления – Буденновское ПО “Ставропольполимер”, одно из важнейших промышленных предприятий Ставропольского края. Работал один из ключевых институтов в области нефтепереработки и нефтехимии – ГрозНИИ, в котором, например, были созданы советские технологии каталитического крекинга.

Кроме того, Грозный был важным узлом транспортировки нефти, где объединялись потоки местной, западно-сибирской, тенгизской (Казахстан) и азербайджанской нефтей, с последующей прокачкой в Туапсе и Новороссийск (через Тихорецк). Объём прокачки нефти составил в 1990 году 58 млн тонн.

В связи с падением внутреннего спроса на нефтепродукты, уже в середине 90-х стали невостребованы и нефтеперерабатывающие мощности, которые к настоящему времени практически полностью разрушены. Обеспечение Северного Кавказа нефтепродуктами осуществляется в основном из ресурсов Волгоградского НПЗ (который был, кстати, одним из основных поставщиков топлива федеральным силам в период военных действий), а также Самарской группы, Краснодарских заводов и Астраханского ГПЗ. Сейчас прорабатывается вопрос строительства в Грозном небольшого НПЗ мощностью 1 млн твг.

[1] Журнал “Международная информация нефтяной индустрии”, # 1, 1995 г. “Чеченская республика: нефтяной ракурс”.

Http://www. ngfr. ru/article. html?031

Нефтеперерабатывающий завод мощностью 1 млн. тонн нефти в год, строительство которого запланировано в Грозном, должен быть “предприятием нового поколения и экологически безопасным”, заявил президент Чечни Рамзан Кадыров журналистам при посещении территории, на которой предполагается начать строительство завода в ближайшее время.

Напомним, что ранее также сообщалось, что кампания “Роснефть” намерена построить крупный нефтеперерабатывающий завод на территории Кабардино-Балкарии, причем именно для переработки нефти, добываемой в Чечне. Это вызвало крайне негативную реакцию чеченских властей. Руководство Чечни усомнилось в целесообразности везти и перерабатывать добываемую в республике нефть в другой регион.

Задачами информационно-аналитического канала с момента его появления является донесение объективной и достоверной информации о событиях в России и мире и происходящих в обществе процессах, консолидация мусульманской уммы России, выявление случаев дискриминации по религиозным и национальным признакам, защита прав верующих.

«Ансар. Ru» имеет собственных корреспондентов в различных регионах России и предлагает вниманию читателей как оперативную новостную информацию, так и эксклюзивные аналитические статьи, обзоры, религиозно-богословские материалы, мнения известных экспертов по различным вопросам.

Материалы, публикуемые на «Ансар. Ru», рассчитаны на самую широкую аудиторию. Сайт освещает как собственно религиозную, так и политическую, экономическую, культурную, общественную жизнь мусульман России и зарубежья. Одной из наиболее актуальных тем, которые находят место на страницах “Ансар. Ru”, является развитие исламской банковской сферы, исламских финансов и халяль-индустрии.

Http://www. ansar. ru/economics/kadyrov-neftepererabatyvayushhij-zavod-v-chechne-budet

Глава Чечни Рамзан Кадыров счел «странным» отказ «Роснефти» от строительства в Чечне битумного завода.

«Странным выглядит и сообщение “Роснефти” об отмене своего же решения построить в Грозном вместо НПЗ [нефтеперерабатывающего завода] битумный завод. Теперь же нам гарантируют только поставку сырья. Если бы сразу так поставили вопрос, мы давно бы нашли инвестора», — написал он в инстаграме.

В конце марта РБК сообщило, что «Роснефть» предложила вместо строительства в Грозном нефтеперерабатывающего завода мощностью 1 млн т нефти в год построить в столице Чеченской Республики битумный завод. Строительство НПЗ в Грозном компания сочла нерентабельным.

Спустя месяц РБК со ссылкой на свои источники в «Роснефти» сообщило, что с компании сняли обязательство строить в Чечне НПЗ, она продолжит свою работу в республике и не будет продавать ей свои активы в регионе (в 2017 году PwC оценил их в 12,5 млрд руб.). Якобы такая договоренность была достигнута на закрытой встрече исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина с Кадыровым.

Financial Times рассказывала о конфликте Сечина с Кадыровым из-за активов «Роснефти» в Чечне. По данным издания, глава республики отказался платить компании 12,5 млрд рублей, назвав цену за активы «завышенной». Позднее Сечин и Кадыров назвали эту информацию «лживыми измышлениями» и пригрозили газете судебными исками. Позже «Роснефть» отказалась от этой идеи.

РБК отмечает, что Кадыров добивается строительства НПЗ в Чечне с 2010 года. Существовавшие в Чечне НПЗ были уничтожены в ходе двух чеченских войн.

В 2013 году президент России Владимир Путин дал поручение оценить возможность строительства НПЗ в Чечне. Построить завод должна была «Роснефть», она оценила проект в 78,2 млрд руб. За три года на разработку проекта ушло 700 млн руб. Однако после этого министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов заявил, что строительство НПЗ отложено на долгосрочную перспективу.

В том же 2013 году, напомним, Кадыров уже критиковал нефтяную компанию за проволочки со строительством в регионе НПЗ, а также за маленькие отчисления в бюджет.

Http://www. novayagazeta. ru/news/2017/08/17/134498-kadyrov-nazval-strannym-otkaz-rosnefti-ot-stroitelstva-zavoda-v-chechne

Просочившиеся в СМИ планы компании «Роснефть» по строительству крупного нефтеперерабатывающего завода в Терском районе Кабардино-Балкарской Республики, как и следовало ожидать, вызвали весьма болезненную реакцию в Чеченской Республике.

На протяжении многих лет (по крайней мере, с момента завершения военной стадии антитеррористической кампании) чеченские власти безуспешно добиваются строительства на своей территории хотя бы небольшого предприятия по переработке (пусть даже не всей) добываемой здесь же нефти — а «Роснефть», монопольно владеющая чеченской нефтью, собирается перерабатывать ее по соседству! Да еще в каких объемах — 2 миллиона тонн нефти в год, то есть всё, что добывается в Чеченской Республике.

В общих чертах ситуация такова: за прошлый год стоимость реализованной «Роснефтью» чеченской нефти составила приблизительно 20 миллиардов рублей, а в доходную часть республиканского бюджета Чечни поступило 420 миллионов рублей — или чуть больше двух процентов. Тут, как говорится, всякие комментарии излишни.

К слову сказать, Чеченские власти никогда не пытались серьезно оспорить монопольное положение «Роснефти». Чаще все их усилия были направлены на то, чтобы всеми возможными способами: во-первых, создать в Чечне максимальное количество рабочих мест в нефтяной отрасли; во-вторых, увеличить свою долю доходов за счет развития в республики глубокой переработки нефти. Единственная уступка, на которую пошла «Роснефть» — создание в 2001 году ОАО «Грознефтегаз», как одного из ее дочерних предприятий, но без этого самой «Роснефти» было бы чрезвычайно затруднительно возобновить в Чечне добычу нефти в промышленных объемах и ее транспортировку.

Вообще, вокруг нефтедобывающей отрасли Чечни за последние два десятилетия было столько противоречивых суждений и откровенных домыслов, что есть необходимость кратко разобраться в истории вопроса.

Нефть добывают в Чечне больше ста лет, причем в начале XX века ее добычей, частичной переработкой на месте и транспортировкой занимались несколько десятков компаний, включая международные картели, например, «Шелл» и «Стандарт Ойл». Основным владельцем нефтеносных участков являлось Терское казачье войско, которое получало доходы, просто сдавая их в аренду нефтепромышленникам. Сравнительно небольшими по площади нефтеносными участками владели некоторые чеченские селения, например, Алды, на землях которых и возникли Новые промысла.

В итоге более чем двадцатилетняя эксплуатация чеченских месторождений нефти при царском режиме не принесла почти никакой пользы чеченскому народу. На спекуляции нефтеносными участками разбогатели только отдельные предприниматели, например, Тапа Чермоев. Да еще жители Алдов получали доходы, сдавая в аренду принадлежащие им земли.

При советской власти единственным владельцем недр являлось государство, которое вело добычу и переработку нефти в течение более чем 70 лет. За это время нефтедобывающая отрасль Чечни прошла несколько этапов в своем развитии. Максимальный уровень добычи нефти был достигнут в 1971 году — 21,6 миллионов тонн, после чего началось резкое падение добычи.

К началу 90-х годов главная проблема отрасли состояла в отсутствии новых разведанных месторождений, а уже разведанные запасы нефти и газа были истощены примерно на 60 процентов.

По разным подсчетам, за годы советской власти в Чечне добыто свыше 400 миллионов тонн нефти. Какую выгоду извлекла за эти годы республика?

Точные цифры не назовет никто, но вот что интересно. Долгое время Грозненский нефтедобывающий район являлся в СССР вторым по значению после Бакинского, а бюджет Чеченской Автономной области, а затем и Чечено-Ингушетии на всем протяжении советской власти оставался дотационным. Парадокс. Нищий на золотом троне — вот наиболее точное определение положения, в котором очутилась Чечня.

Да потому, что государство забирало нефть, а взамен давало дотации. Причем размер этих дотаций определялся в Москве.

Так, в 20-е годы прошлого столетия объединение «Грознефть» перечисляло в бюджет Чеченской Автономной области определенный процент от добываемой в Чечне нефти. Поскольку доля ЧАО определялась в Москве, не стоит удивляться, что в отдельные годы бюджет «Грознефти» в несколько раз превышал бюджет автономии, недра которой она эксплуатировала.

Впрочем, так дело обстояло не только с нефтью. Союзный центр забирал в виде налогов большую часть всех доходов, которые получала Чечня. Часть этих средств затем возвращалась в виде дотаций в республиканский бюджет, часть — в виде капиталовложений в развитие Грозненской промышленности, городской и республиканской инфраструктуры и так далее. Но суть этой системы, состоящая в том, чтобы, забирая из регионов максимально возможную часть доходов, прочно посадить их бюджеты на дотационную иглу — сохранялась неизменной. И эту систему трудно назвать иначе, как систему экономического ограбления регионов.

Во времена Республики Ичкерии богатства недр были объявлены собственностью народа Чеченской Республики, но доходы рядовых граждан от этого не выросли.

Во-первых, сама отрасль быстро приходила в упадок. Начиная с 1991 года, происходило быстрое падение добычи нефти, так как большая часть скважин вышла из строя. В конце концов, нефть стали получать только из фонтанирующих скважин. Однако хищническая эксплуатация приводила к тому, что и они теряли производительность. Так, в 1998 году в Чечне добыто всего 849 тысяч тонн нефти. Одновременно рухнула республиканская нефтеперерабатывающая промышленность и начался демонтаж годами простаивающих заводов.

Во-вторых, и это главное — разграбление нефтяных ресурсов велось теперь уже внутри республики, разумеется, с участием российских и других внешних партнеров. Баснословные доходы потекли в карманы частных лиц, минуя республиканский бюджет. В конечном же итоге, Во второй половине 90-х годов все действующие скважины оказались под контролем частных лиц или отдельных вооруженных формирований.

В 2000-м году в соответствии с правительственным постановлением № 1320 от декабря 1999 года и решением Министерства топлива и энергетики РФ, в Чечню пришла «Роснефть». Она была задействована в качестве заказчика по работам до тех пор, пока полпред правительства в ЧР Николай Кошман не принял решение создать в республике собственную нефтяную компанию «Грознефть». Но уже в ноябре 2001 года «Роснефть» вернулась — для организации добычи нефти на территории Чечни было создано открытое акционерное общество «Грознефтегаз», контрольным пакетом акций которого (51 процент) владеет государственная нефтяная компания «Роснефть». Второму совладельцу ОАО «Грознефтегаз» — Правительству Чеченской Республики — принадлежит 49 процентов акций. «Грознефтегазу» были переданы лицензии на разработку месторождений и производственные фонды, оставшиеся с довоенных времен.

Вновь созданная компания начинает быстро увеличивать уровень добычи нефти. Так, если в 2001 году было добыто всего 700 тысяч тонн нефти; то уже в 2003 году — почти 1 800 тысяч тонн. При этом первоначально вся добытая в Чечне нефть шла на экспорт, а разрушенная республика получала за это отчисления. Кроме того, НК «Роснефть» перечисляла в республиканский бюджет стоимость так называемых операторских услуг, связанных с добычей и транспортировкой нефти. Однако, например, в 2003 году цена операторских услуг снизалась почти в два раза. В результате, по словам министра финансов Чеченской Республики Эли Исаева, за 2003 и 2004 годы республиканский бюджет получил от НК «Роснефть» всего 350 млн. рублей, зато недополучено в виде налога на прибыль и другие отчисления — 1 миллиард 800 миллионов рублей.

Кстати говоря, существенно снижала облагаемую налоговую базу и нерешенность имущественных споров. Поскольку значительная часть имущества, с которым работает компания, формально не является ее собственностью, то соответственно компания не может отчислять налоги на прибыль пропорционально стоимости этого имущества. По признанию руководства компании только по этой причине бюджет Чеченской Республики, например, только в 2003 году недополучил в виде налога на прибыль 300 миллионов рублей.

Какое значение имеют для Чеченской Республики почти два миллиарда рублей, недополученных в виде налогов? Для сравнения укажем, что весь республиканский бюджет за 2003 год составлял 9 миллиардов 526 миллионов рублей, а фактические собственные доходы при этом равнялись всего 1 миллиарду 82 миллионам рублей. То есть, были на 11 миллионов рублей меньше официально объявленных доходов ОАО «Грознефтегаз» за 2002 год.

Какие доходы получила «Роснефть» от поставок на экспорт нефти, добытой в Чеченской Республике, автор настоящей статьи просто не знает. Но, учитывая сумасшедшие мировые цены на углеводородное сырье — наверняка речь идет о солидных суммах.

Во-первых, снижение доходов от добычи нефти больно бьет по бюджету Чеченской Республики. Так, в первой половине 2004 года только в связи с тем, что НК «Роснефть» снизило расценки оплаты операторских услуг по добыче нефти, бюджет Чеченской Республики потерял приблизительно 230–240 млн. рублей. В результате за первые 6 месяцев 2004 года в консолидированный бюджет республики в виде налога на добычу полезных ископаемых (практически одна нефть) поступило всего 121 миллион 805 тысяч рублей, что составило 16 процентов всех налоговых поступлений.

Наверное, это смешно, но в нефтедобывающей республике, в то время как мировые цены на нефть бьют все мыслимые рекорды, Главной статьей республиканского бюджета становится подоходный налог, изымаемый в основном в бюджетной сфере. Одно это обстоятельство никак не способствует экономическому росту Чеченской Республики.

Во-вторых, фактически воссоздана система, при которой основные доходы от добываемой в Чечне нефти опять идут мимо бюджета Чеченской Республики. Для оправдания ее существования находились самые разные доводы, вплоть до заявлений, что республика не в состоянии самостоятельно вести добычу и реализацию нефти.

Это очень напоминает ситуацию, в которой оказался великан Шрек, из одноименного и очень популярного мультфильма. Поясню свою мысль. На болото, которым владеет Шрек, по приказу могущественного лорда согнаны все сказочные существа. Вернуть болото законному владельцу лорд соглашается только в том случае, если Шрек добудет для него принцессу, охраняемую огнедышащим драконом. Проще говоря — Лорд решил свою проблему за чужой счет.

Комментируя же возможные планы «Роснефти» по переработке чеченской нефти за ее пределами, хотелось бы особое внимание обратить на три момента.

Первое — крупнейшие российские кампании (их уже можно называть транснациональными) в своих действиях частенько игнорируют интересы российских субъектов, на территории которых они работают. В данном конкретном случае «Роснефть» игнорирует интересы Чеченской Республики. Но не будем забывать — такое возможно только с молчаливого согласия федерального центра. Так, прежде чем объявить о планах строительства нового НПЗ в Кабардино-Балкарии, «Роснефть» должна была предварительно получить одобрение федерального центра.

Второе — этот случай лишнее доказательство жесткой конкуренции между северокавказскими субъектами РФ за перераспределение в свою пользу финансовых потоков, идущих из федерального центра. Единственная разумная альтернатива — развитие регионального экономического сотрудничества, что позволит нынешнюю конкуренцию превратить в кооперацию.

Третье — самое время вспомнить об умозаключениях некоторых московских аналитиков, утверждавших, что Сильная экономика Чеченской Республики станет естественной базой для возрождения чеченского сепаратизма. Делали это они достаточно легко, просто упирая в своих статьях на как бы «этничность» претензий чеченского руководства: «чеченская нефть — для чеченцев».

Но достаточно вернуть правильные понятия на свои места: «чеченская нефть» = «нефть, добываемая на территории Чечни», «чеченцы» = «народы, проживающие на территории Чеченской Республики», чтобы придти к пункту 2 статье 9 Конституции Чеченской Республики — «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Чеченской Республике как основа жизни и деятельности народов, проживающих на территории Чеченской Республики», принятой на референдуме в Чечне ровно пять лет назад.

В свое время мы возражали таким экспертам, доказывая, что именно экономическая несостоятельность Чечни создает питательную среду для постоянного воспроизводства сепаратистских настроений в чеченском обществе, а самое лучшее лекарство против этого — всесторонняя интеграция Чеченской Республики в экономическое, политическое и гуманитарное пространство РФ.

Сегодня мы видим первые серьезные действия по восстановлению чеченской экономики, но создается впечатление, что меры эти зачастую носят половинчатый характер, и делается все, чтобы в Чечне не появились производства с полным циклом, от добычи сырья до его переработки. Так, если у нас добывается нефть, то перерабатывать ее будут за пределами Чечни; если у нас будут собирать автомобили, то комплектующие детали будут производить где-то в другом месте. И, похоже, только строительный бум, еще больше подогретый предстоящей в Сочи Олимпиадой, позволил добиться восстановления Чири-Юртовского цементного завода.

Ответ один — Всеми способами бороться за свои интересы, используя возможности, предоставляемые действующим законодательством. Так, если оспорить монопольное право «Роснефти» распоряжаться нефтью, добываемой в Чеченской Республике, невозможно, остается добиваться от этой кампании более существенного вклада в развитие республиканской инфраструктуры, в соцкультбыт и сбережение экологии ЧР. В конце концов, каждый рубль, вложенный в дело в Чечне — это фактически дополнительный доход в республиканский бюджет.

«Чеченская нефть» не сделает жителей Чечни нефтяными магнатами, но позволит существенно снизить имеющийся на сегодняшний момент уровень дотационности республики.

Http://www. apn. ru/publications/article19552.htm

В марте 2016 года Росимущество завершит передачу чеченским властям предприятия «Чеченнефтехимпром». Эта рутинная вроде бы сделка многое значит для руководства Чеченской Республики.

Поскольку, как пишут аналитики, Рамзан Кадыров сделал то, за что боролись многие прежние лидеры Чечни: при нем республика, по всей видимости, получит полный контроль над добываемой тут нефтью.

В начале 2016 года в истории чеченской нефти началась новая эпоха. По просьбе главы республики Рамзана Кадырова президент Владимир Путин распорядился, чтобы Росимущество передало компанию «Чеченнефтехимпром» в собственность региональным властям.

На первый взгляд, ничего серьезного не произошло — у «Чеченнефтехимпрома» нет нефтяных заводов и разработанных месторождений. Однако предприятие владеет землей, на которой стоят вышки «Роснефти».

Передача «Чеченнефтехимпрома» под контроль местных властей должна завершиться в марте 2016-го. Жест выглядит символическим — всю нефть в республике добывает «Роснефть», во главе которой стоит один самых доверенных лиц и влиятельных людей России – Игорь Сечин.

Ей же принадлежит 51% в еще одном важном чеченском активе, «Грознефтегазе» (это он в 2014-м и добыл все 447 тысяч тонн чеченской нефти). Помимо земли под вышками «Роснефти» «Чеченнефтехимпрому» принадлежат несколько неработающих заводов по ремонту нефтегазового оборудования, оборудование для добычи нефти и нефтехранилища.

На предприятии работают всего 96 сотрудников. Выручка «Чеченнефтехимпрома» от основной деятельности в 2014 году — 13 тысяч рублей. Зато статья «прочие доходы» составила 306,7 миллиона рублей; в результате чистая прибыль компании в 2014-м достигла 44,1 миллиона рублей. Те самые «прочие доходы» — это и есть арендная плата, взимаемая с «Роснефти», – пишет Илья Жегулев.

Источник, близкий к руководству Чечни, сообщил порталу «Медуза»: чеченское руководство, скорее всего, надеется «дожать» главу «Роснефти» Игоря Сечина и заставить его избавиться от всех местных активов, в которые он не очень охотно вкладывался.

Нефть в Чечне начали добывать еще в 1893 году, тогда в Старогрозненском районе забил первый фонтан. В составе Советского Союза Чечня была одним из главных нефтедобывающих регионов, – отмечает Жегулев.

В 1970-х в Чечено-Ингушской АССР извлекали уже до 21 миллиона тонн в год — около 7% от всей советской добычи. Это были лучшие времена в истории местной нефтяной отрасли, но они быстро закончились: к концу 1980-х добыча нефти в Чечне составляла всего 4 миллиона тонн в год.

В 1991 году президентом Чечни стал бывший генерал-майор авиации Джохар Дудаев. Сепаратистские настроения в регионе росли, а добыча нефти продолжала падать: в 1992-м извлекли 3 миллиона тонн, а в 1993-м — 2,5 миллиона.

Однако разговоры о нефтяном богатстве грели душу сепаратистам; к тому же в Чечне все было хорошо с переработкой — мощность трех грозненских НПЗ составляла до 20 миллионов тонн в год, и это приносило ощутимую прибыль (мощность, например, Московского НПЗ — почти в два раза меньше).

На чеченских заводах производилось до 6% бензина и до 90% авиационных масел в России. Переработанная нефть была единственным экспортным доходом республики. Об этом же рассказывает Амади Темишев, в нулевые — министр промышленности и энергетики Чеченской Республики.

С его слов, как только в начале 1992 года из Чечни вышли российские войска, и нефтеперерабатывающие комплексы и месторождения были немедленно захвачены сепаратистами. Дудаев обещал чеченцам сказочные богатства. Нефть продавали за рубеж — внутри России она стоила слишком дешево.

Дополнительные доходы Чечня получала из стран Балтии, которые в те годы еще не успели создать таможенные барьеры, поэтому не нужно было платить пошлину. Так началась борьба за контроль над потоками, завершившаяся первыми внутриэлитными конфликтами.

В итоге летом прошлого года состоялась историческая встреча Рамзана Кадырова и Игоря Сечина в рамках Петербургского международного экономического форума, где было подписано соглашение между Чечней и компанией «Роснефть».

Еще перед этой встречей Рамзан Кадыров заявлял в СМИ, что планирует обсудить с главой «Роснефти» две давних проблемы – увеличение добычи нефти в Чечне и строительство в Грозном нового нефтеперерабатывающего завода.

Напомним, что подписанию этого соглашения между Чечней «Роснефтью» предшествовало несколько лет открытого противостояния Кадырова и Сечина. Глава Чечни пошел на открытый конфликт с «Роснефтью» из-за недовольства ее деятельностью в республике.

Это связано с тем, что еще со времен Ахмада Кадырова, Москва затягивала вопрос передачи Грозному права на разработку и экспорт нефти, а также права на получение всех налоговых отчислений от этой отрасли.

Оттого, гнев Кадырова обрушивался периодически на главу «Роснефти», которая обладает исключительным правом на разработку чеченской нефти. «Компания в Чечне добывает около миллиона тонн нефти в год и не то, что не создает дополнительные рабочие места, наоборот, сократила на 200 человек штат. Нас такая ситуация не устраивает», – заявлял Кадыров в 2013 году.

Более того, глава Чечни в споре с Сечиным апеллировал к авторитету самого Владимира Путина: «Если Сечин – преданный патриот, он должен еще раз послушать речь нашего Верховного главнокомандующего, президента российского народа и начать немедленно».

Более развернуто суть чеченских претензий «Роснефти» озвучивал пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов: «Бурение не ведется, лицензии не реализовываются, скважины простаивают. Республика от нефтяной отрасли имеет какой-то мизер».

После передачи «Чеченнефтехимпрома» Грозному, компания начала выкупать лицензии на месторождения у «Роснефти» и заявила, что планирует стать полноценной региональной нефтедобывающей компанией. Но есть и другая проблема.

По словам замглавы налоговой службы республики Шамсудина Гучигова, в 2015 году «Грознефтегаз» впервые стал убыточным. А разрабатывать новые месторождения «Роснефть» не спешит.

С одной стороны, чеченская нефть — самая дорогая из тех сортов, которые продает «Роснефть»; с другой — добыча и транспортировка здесь тоже дорогая. «Стоимость бурения новой скважины в пять тысяч метров в Чечне — больше полутора миллиарда рублей, — рассказывает высокопоставленный источник в „Грознефтегазе”. — В Сибири семь скважин можно на эти деньги пробурить».

Но даже всем эти проблемы, и даже экономический кризис не может расстроить местных руководителей: Чечня как никогда близка к исполнению главной своей мечты со времен распада СССР — добываемая здесь нефть будет принадлежать только ей, – резюмирует Жегулев.

Http://onkavkaz. com/news/740-chechnja-prevraschaetsja-v-neftjanuyu-derzhavu-kavkaza. html

Министерство по делам Северного Кавказа готово поддержать проект по созданию и запуску Махачкалинского НПЗ.

Об этом 27 декабря 2016 г сообщил глава министерства по итогам заседания правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Северного Кавказа Л. Кузнецов.

Вопрос строительства нефтеперерабатывающего завода ( НПЗ ) на Северном Кавказе стоит уже давно.

Строительство НПЗ позволит снизить цены на топливо не только в республике Дагестан, но и в соседних регионах, в которое планировалось осуществлять поставки.

Стоит вопрос с обеспечением Махачкалинского НПЗ сырьем, вопрос с источниками поставок прорабатывается Транснефтью и нефтедобывающими компаниями.

Планировалось, что Махачкалинский НПЗ будет получать нефть от Роснефти, Газпром нефти, ЛУКОЙЛа, Татнефти.

В качестве альтернативных источников сырья рассматривались нефтяные компании Казахстана и Туркменистана.

Есть и еще 1 препятствие – у Ростехнадзора много претензий к предприятию с точки зрения безопасности, поскольку изначально все проектные решения не были согласованы с ведомством.

Махачкалинский НПЗ планировалось запустить к концу сентября 2016 г.

В конце июня 2016 г сообщалось, что все предписания Ростехнадзора выполнены, и предприятие рассчитывало на получение лицензии.

В сентябре 2016 г планировалась сдача 1 го этапа – строительство установки первичной переработки нефти.

Впрочем, Махачкалинский НПЗ попробовал начать работу без официального разрешения на запуск от Ростехнадзора, что очень не понравилось ведомству.

При последних проверках служба выписала предприятию штрафы на 0,5 млн руб.

Махачкалинский НПЗ находится на территории перевалочной нефтебазы Дагнефтепродукта в Махачкале.

Стоимость проекта по строительству НПЗ оценивается в 6,5 млрд руб, полная мощность – 1 млн т/год.

Реализация проекта ведется за счет средств частных инвесторов и заемных средств.

Проект рассчитан на 2 этапа: строительство установок первичной переработки нефти с атмосферно-вакуумным блоком и глубокой переработки прямогонных бензинов.

А вот Роснефть отложила планы по реализации проекта строительства НПЗ в Чеченской республике на долгосрочную перспективу.

Поручение рассмотреть возможность строительства НПЗ в Чечне президент РФ В. Путин дал еще в 2013 г.

При этом была сделана оговорка, что решение должно быть экономически оправданным.

Роснефть тогда оценивала строительство полного комплекса нефтепереработки мощностью 1 млн т в Чечне в 78,3 млрд руб (2,5 млрд долл США).

В апреле 2013 г президент республики Р. Кадыров заявил, что Роснефть не выполняет обязательств перед Чечней.

Р. Кадыров говорил, что Грознефтегаз, дочка Роснефти, добывая около 1 млн т/год нефти, но не создает дополнительные рабочие места, а существующие сокращает.

Кроме того, претензии у республиканских властей возникли из-за того, что Роснефть не платит налоги в республиканский бюджет.

Тогда Р. Кадыров призвал Роснефть повернуться лицом к проблемам нефтяной отрасли Чечни и пообещал в противном случае принять меры.

Р. Кадыров настаивает на передаче в республиканскую собственность Чеченнефтехимпрома, часть имущества которого арендует Грознефтегаз, добывающий около 400 тыс т/год нефти.

Поводом для этого служит то, что, по мнению республиканских властей, компания не раскрывает свой потенциал под управлением Роснефти и нереализованными остаются проекты, не связанные напрямую с переработкой.

Итогом этого многолетнего противостояния стало желание Роснефти полностью выйти из активов в Чечне.

Http://neftegaz. ru/news/view/157049-Chechnya-ili-Dagestan-NPZ-v-Mahachkale-poluchit-podderzhku-a-proekt-Rosnefti-po-stroitelstvu-NPZ-v-Chechne-otlozhen

Экономика Чечни — 74-я экономика среди субъектов Российской Федерации по объёму валового регионального продукта (2012 г.). Объём валового регионального продукта Чечни в 2012 году составил 69,7 млрд рублей. Также 79-я экономика из 85-и среди субъектов Российской Федерации по объёму валового регионального продукта на душу населения (2012 г.). Объём валового регионального продукта Чечни на душу населения в 2012 году составил 55,2 тыс. рублей.

В 2012 году объём производства в промышленности Чечни составил 13,6 млрд рублей, из которых на добывающую промышленность пришлось 32 %, на обрабатывающую — 8 %, на производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 60 %.

По состоянию на 2008 год промышленность города Грозного представлена следующими крупными предприятиями:

В Гудермесе действует «Хим-завод». В Аргуне имеются «Пищемаш» (производство автомобилей «ВАЗ»), ТЭЦ, ЖБЗ.

Чечня занимает 24 место среди субъектов Российской Федерации по объёму добычи нефти и 18 место — по добыче природного газа (по данным на 2012 г.). По состоянию на 2009 год из 1300 существующих нефтяных скважин добыча ведётся на 200. Существуют планы по строительству нефтеперерабатывающего завода в Грозном.

До 1994 года нефтяная промышленность Грозного была представлена следующими предприятиями:

В Гудермесе действуют хладокомбинат (производство мороженого) и завод по изготовлению лимонада. В Аргуне имеется сахарный завод.

В Чечне имеются автомобильный и железнодорожный транспорт. Длина железных дорог общего пользования — 304 км. Грузооборот автомобильного транспорта — 1872 млн т*км, пассажирооборот автобусного транспорта общего пользования — 389 млн пассажиро-километров (2012 г.).

Крупнейшим торговым центром Чечни является город Грозный, на который приходится свыше 50 % розничного товарооборота республики. В Гудермесе имеется множество магазинов, крупнейшими являются «Детский мир», торговый центр «Космос», салон мебели «Аризона», торговый дом «Жемчужина», есть Центральный рынок.

Доходы консолидированного бюджета Чечни в 2012 году составляли 65 млрд рублей, расходы — 66 млрд рублей. Поступление налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему России в том году — 9,9 млрд рублей.

В 2010 году объём инвестиций в экономику Чечни составил 40 млрд рублей. Этот же показатель на душу населения — 31,2 тыс. рублей на человека, что в два раза ниже среднего показателя по России, но выше среднего показателя по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Численность занятых — 281 тыс. человек (2012 год). Наблюдается тенденция к увеличению числа занятых. Так, в 2009 году занятыми были 256 тыс. жителей Чечни, в 2007 году — 228 тыс., в 2002 году — 92 тыс.

Несмотря на постоянный рост занятости безработица остаётся для Чечни большой проблемой. К 2012 году без работы находилось 235 тыс. жителей Чечни. Таким образом уровень безработицы составил 43 % (для сравнения — в 2006 году безработными были 308 тыс. человек).

Среднемесячная зарплата работников организаций — 13,9 тыс. рублей, средняя пенсия — 6,0 тыс. рублей (данные за 2012 год).

Http://studbooks. net/1169645/ekonomika/analiz_ekonomiki_chechenskoy_respubliki

(В своё время) мы пришли к Анасу бин Малику, да будет доволен им Аллах, и пожаловались ему на (произвол) аль-Хаджжаджа, (на что) он сказал: «Терпите, ибо какое бы время ни пришло, после него придут такие времена, которые окажутся ещё хуже, и (так будет продолжаться ) до тех пор, пока вы не встретите Господа вашего. (Эти слова) я слышал от вашего Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует». (Аль-Бухари)

Интрига эта имеет странную предысторию. Дело в том, что несколько лет назад ОАО «Роснефть» вдруг объявила о своем намерении построить завод по переработке нефти в… степном районе Кабардино-Балкарии, неподалеку от города Терека. Тогда в Интернет просочилась информация о достигнутой компанией соответствующей договоренности с руководством этой, далекой от каких-либо нефтерождений республики. Давшей, видите ли, «согласие на возведение необходимых мощностей на своей территории». И уточнялось, что перерабатывать на возведенном объекте «Роснефть» планирует в основном чеченскую нефть, доставлять которую в Терек будут по железной дороге.

Владимир Путин, выступая на днях на Форуме народов Юга России в г. Кисловодске, открыто выступил в пользу идеи создания программы по возвращению русскоязычного населения в Чеченскую республику (Чечню).

Так что, далеко не на пустом месте Глава Чеченской республики (Чечни) поднимает вопрос о манипуляциях «Роснефти», и все гораздо серьезнее, чем кое-кто хотел бы представить для неискушенной публики…

Http://govzpeople. ru/talk/theme_1155/2/

Частенько поднимается тема о том, что независимость Чечне не предоставили исключительно потому, что не хотяли потерять имеющиеся там нефтяные ресурсы. Причём, как правило, об этом говорят не сами чеченцы, а та категория, которую мы ласково называем изряднопорядочными.

В связи с этим, было бы неплохо прояснить, что такое сейчас в Чечне нефть.

Наряду с Азербайджаном, Чечня – одна из старейших нефтяных провинций бывшего СССР. Начало промышленной добычи нефти в Чечне было положено в 1893 году. Накопленная добыча с начала разработки чеченских месторождений превысила 420 млн. тн.

Перед началом ВОВ, добыча нефти в Чечне составляла 4 млн. тн, однако в ходе военных действий нефтяная инфраструктура была полностью разрушена. После войны, добыча была восстановлена и с конца 50-х годов, с открытием новых высокопродуктивных залежей устойчиво росла, и достигла максимума на уровне 21,3 млн. тн в 1971 г.

Затем, по мере выработки месторождений, снизилась к 1980 г. до 7 млн. тн, а к 1990 – до 4 млн. тн – т. е. фактически до уровня начала 40-х гг. При этом, степень разведанности запасов по республике составила 80%, доказанные запасы – 50 млн. тн, вероятные – 100 млн. тн.

В Чечне была создана мощная нефтеперерабатывающая промышленность. В Грозном функционировали 3 НПЗ суммарной мощностью 19 млн. тн (завод им. Шерипова, Грозненский, и Новогрозненский им. Анисимова), на которых производилось до 6% бензина и до 90% авиационных масел от общего объёма выработки в СССР. Был построен Грозненский химкомбинат (основной продукт – полиэтилен высокого давления), кроме того, прямогонным бензином с Грозненской группы НПЗ по трубопроводу обеспечивался крупнейший в СССР производитель полиэтилена низкого давления – Буденновское ПО «Ставропольполимер», одно из важнейших промышленных предприятий Ставропольского края. Работал один из ключевых институтов в области нефтепереработки и нефтехимии – ГрозНИИ, в котором, например, были созданы советские технологии каталитического крекинга.

Кроме того, Грозный был важным узлом транспортировки нефти, где объединялись потоки местной, западно-сибирской, тенгизской (Казахстан) и азербайджанской нефтей,

С последующей прокачкой в Туапсе и Новороссийск (через Тихорецк). Объём прокачки нефти составил в 1990 г. 58 млн. тн.

В связи с падением внутреннего спроса на нефтепродукты, уже в середине 90-х стали невостребованы и нефтеперерабатывающие мощности, которые к настоящему времени практически полностью разрушены. Обеспечение Северного Кавказа нефтепродуктами осуществляется в основном из ресурсов Волгоградского НПЗ (который был, кстати, одним из основных поставщиков топлива федеральным силам в период военных действий), а также Самарской группы, Краснодарских заводов и Астраханского ГПЗ. Сейчас прорабатывается вопрос строительства в Грозном небольшого НПЗ мощностью 1 млн. тонн.

[ 1 ]. Журнал ‘Международная информация нефтяной индустрии’, # 1, 1995 г. «Чеченская республика: нефтяной ракурс». via http://www. nefte. ru/

Периодически в прессе появлялись мнения о том, что война в Чечне связана с нефтью Каспия (в первую очередь – азербайджанской нефтью), который в своё время объявили чуть ли не вторым Персидским заливом, выбором маршрута её транспортировки и лоббированием проекта Баку-Джейхан. Однако же, реально действующий проект сейчас – АЧГ, эти месторождения были открыты ещё советскими геологами. Хотя объём добычи там немаленький – более 23 млн. тн в год, но это далеко не Персидский залив. Баку-Джейхан же – в первую очередь проект политический, призванный направить потоки углеводородов, минуя территорию России, и, скорее всего, был бы построен вне зависимости от ситуации в Чечне. Это личное мнение.

Http://modernmyth. ru/history/168-2009-08-09-08-51-04

Компания "Роснефть" отказалась от проекта строительства НПЗ в Грозном из-за его нерентабельности, – сообщается в письме правительству замминистра энергетики РФ Кирилла Молодцова.

Согласно предварительным расчетам "Роснефти", которые приводятся в письме, денежный поток Грозненского НПЗ в период с 2010 по 2022 год будет отрицательным и составит минус 26,3 млрд руб в условиях уменьшения объемов переработки нефти с одновременным увеличением выхода светлых нефтепродуктов.

"Достижение безубыточности проекта возможно при условии финансирования строительства инфраструктурных объектов за счет регионального (5,6 млрд руб.) и федерального (38,7 млрд руб.) бюджетов", – приводит замминистра расчеты нефтяной компании, передает РБК со ссылкой на документ.

В письме также сообщается, что компания рассматривает альтернативный вариант – "с целью создания новых рабочих мест в Чеченской Республике" построить битумный завод, строительство которого "обойдется на порядок дешевле и может быть реализовано быстрее, чем НПЗ".

Впрочем, рентабельность битумного завода также остается под вопросом.

"Высокий спрос на битум можно обеспечить только при наличии в Чечне планов масштабного дорожного строительства. Однако такие проекты быстро заканчиваются, а расходы на ремонт дорог на порядок меньше инвестиций в их прокладку", – уверена генеральный директор компании "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ" Тамара Канделаки.

Ранее правительство России поручило "Роснефти" строительство Грозненского НПЗ, и на разработку проекта уже было потрачено 725 млн рублей.

Напомним, глава Чечни Рамзан Кадыров добивается строительства НПЗ в республике с 2010 года.

Http://vestikavkaza. ru/news/Vmesto-NPZ-CHechne-predlozhili-postroit-bitumnyy-zavod. html

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий