Переработка мусора в россии

Сколько мусора производит 1 человек в год в России

Площадь свалок на территории России превышает 4 млн гектаров, и с каждым годом эта цифра увеличивается на 400 тыс. га. При подобных темпах загрязнения территории спустя десятилетие свалки по площади будут превышать размер двух Азовских морей. В России 1 человек в день выбрасывает чуть больше килограмма отходов.

Статистика по производству мусора

До 500 кг мусора производит 1 человек в год в России. За 2017 год граждане РФ выработали свыше 48 млн тонн отходов. Только 1,5 млн тонн были обработаны термически. Большая часть мусора отправляется на специальные полигоны. Ежегодно россиянин выбрасывает до 6 тонн мусора.

На 2018 год в России используется свыше 14 тыс. полигонов, площадью более 4 млн га, что приблизительно в 4 раза превышает площадь Кипра.

Мусорный бизнес в России

Для упрощения утилизации российское правительство планирует постройку мусоросжигательных предприятий до 2030 года, согласно реформе об обращении с ТБО.

Переработка мусора в россии

Переработка и вторичное использование отходов в России находятся на начальном этапе.

Мусорный бизнес основывается на постройке специализированных заводов. Для развития отрасли необходимо:

  • государственное субсидирование;
  • налоговые льготы для предпринимателей;
  • помощь государства в налаживании рынка сбыта;
  • развитие разделения мусора по категориям (пластик, бумага, металл и проч.).

В современной России значительное количество бытовых отходов продолжает храниться на свалках. Борьба с мусором в России является медленным процессом из-за высоких затрат ресурсов и энергии. Мусор все еще отправляется на полигоны, которые оказывают катастрофическое влияние на окружающую среду.

Последствия хранения на полигонах:

  • возникновение и распространение опасных бактерий, способных спровоцировать эпидемию;
  • свалки становятся питательной средой для насекомых-паразитов и грызунов;
  • фильтрат, жидкий продукт разложения, впитывается почвой, попадает в грунтовые воды, тем самым загрязняя почву и воду;
  • процесс разложения провоцирует образование метана – взрывоопасного вещества;
  • сжигание на полигоне приводит к выбросу токсичных веществ в окружающую среду.

Ежегодно в России производится до 5 млрд тонн отходов, более 700 млн тонн образуется от человека (ТБО и ЖБО).

В России работает 7 мусоросжигательных заводов в:

От всего поступающего мусора сжигается не более 10%. Это связано с тем, что себестоимость закапывания ТБО ниже, чем сжигания.

Переработка мусора в России

Весь объем мусора в стране сопоставим с территорией Швейцарии. Площадь мусорных полигонов ежегодно увеличивается на 10%, что превышает суммарную площадь Москвы и Санкт-Петербурга:

  • за 2017 год россияне выработали более 60 млрд тонн ТБО;
  • ежегодно объем выработки увеличивается на 60 млн тонн.

Процент переработки мусора в России не превышает 4% от общего количества произведенных отходов.

Существует три способа утилизации отходов:

  • захоронение или складирование;
  • сжигание;
  • переработка.

Единственным способом, не оказывающим негативное влияние на планету, является переработка. Статистика утилизации отходов в России демонстрирует отсутствие раздельного выброса мусора:

  • на территории страны менее 3% отходов разделяются гражданами;
    около 2% отходов сжигаются;
  • переработке подвергаются не более 4 % отходов.

На переработку отправляются отходы различных типов. Выбор вида используемого мусора определяет проведение этапов запуска перерабатывающих производств.

Принципиально отличается процесс разделения мусора в ЕС и в РФ. Европейские страны делают акцент на ответственности граждан. В России разделение проводится непосредственно на заводах, что значительно осложняет процессы переработки.

Устранять проблему отходов в России сжиганием мусора небезопасно для экологии страны.
Мусоросжигательные заводы превращают ТБО в пепел и дым, содержащие канцерогенные вещества, которые накапливаются в почве. При постройке заводов рядом с полигонами есть опасность повышения числа онкологических заболеваний.

Сжигание становится причиной выделения диоксина – высокотоксичного вещества, продукты распада которого:

Человечество в год создает примерно триллион тонн, житель мегаполиса вырабатывает до полтонны мусора ежегодно.

Переработка мусора в россии

Огромный объем вырабатываемых отходов создает уникальный ресурс, из которого можно получить удобрение, топливо или вторсырье для дальнейшего использования.

При разложении выделяется большое количество метана, который может применяться для обеспечения газом завода или близлежащих городов.

Основными материалами переработанного сырья являются:

  • резиновые изделия;
  • макулатура;
  • полимеры;
  • пластиковые изделия;
  • стекло и тара;
  • черные металлы;
  • древесина;
  • цветные металлы.

Переработка макулатуры и пластика обеспечивает создание качественного материала для вторичного применения.

Вторичное использование пищевых отходов обеспечивает производства ресурсом для выпуска удобрений или кормов. Металлолом может применяться в строительных конструкциях.

Некоторые страны достигли высокого уровня переработки и вторичного использования отходов. В Сингапуре и Японии перерабатываются все бумажные носители, в том числе билеты.

Утилизация мусора в России: проблемы и перспективы переработки отходов

Утилизация мусора является проблемой во всех странах мира. В целом, утилизация мусора делится на три основных направления — захоронение/вывоз мусора, сжигание отходов, и переработка отходов. Так, в Японии переработке подвергаются около 45% всех отходов (37% – сжиганию).

Переработка мусора в россии

Швеция занимает первое место по переработке мусора — 80% подлежит переработке, 18% – сжиганию, и только 2% – захоронению (причем исключительно за пределами страны). В России же переработке подвергается всего лишь 7-8% (при потенциальных 40%), остальное же почти целиком вывозится на полигоны и свалки.

На данный момент в России действуют всего 243 мусороперерабатывающих и 50 мусоросортировочных завода (и всего 10 мусоросжигательных). Они не успевают справится с нагрузкой по переработке мусора — таким образом, вложения в развитие этой отрасли не только принесут пользу окружающей среде, но и быстро окупятся, ведь мусора меньше не становится.

Сортировка мусора — зачем сортировать отходы?

При сортировке отходы разделяются на несколько групп — обычно это пластик, бумага и металл. Сортированный материал впоследствии спрессовывается в кубы вторичного сырья. Металлические обрезки могут быть утилизированы для изготовления проволоки и строй-нитей.

Бумажные отходы могут быть использованы для переработки в бумагу, картон, рубероид и другие материалы. Переработанные полимерные отходы могут быть использованы для изделий из пластмассы, а также в производстве труб для сантехнических работ.

Переработка отходов — позади планеты всей?

В России существует множество проблем, которые приводят к низкой, по мировым стандартам, утилизации мусора.

Помимо уже упомянутой проблемы отсутствия заводов (даже те заводы, которые способны переработать отходы во вторсырье, не способны затем использовать вторсырье для дальнейшего производства), в нашей стране почти полностью отсутствует инфраструктурная поддержка переработки отходов (включая законодательную базу, как во многих европейских странах), и зачастую элементарная социальная привычка ответственности за собственные отходы.

Тогда как в Швеции в большинстве квартир и домов стоят до четырех разных мусорных баков, у нас, зачастую, даже там, где сортировочные баки предоставляются населению (на больших мероприятиях, фестивалях они встречаются всё чаще и чаще) — мы по привычке сваливаем весь мусор в одну большую кучу.

Раздельному сбору мусора может помочь развитие отраслевой инфраструктуры — предоставление пунктов сбора в шаговой доступности в больших населенных пунктах, плюс финансовая заинтересованность. Так, в Швеции существует четко проработанная система возврата денег за стеклотару, пластиковые бутылки, и даже бытовую технику и автомобили — местные жители знают, что через какое-то время смогут вернуть себе часть затрат за стекло и пластик, и удобная система принятия отходов от населения способствует слаженному процессу сдачи мусора.

К сожалению, в России так же существует острая нехватка специалистов по управлению утилизацией отходов (возвращаясь к социальному элементу проблемы — эта профессиональная сфера не считается у нас престижной, несмотря на то, что может быть крайне прибыльной).

Нехватка законодательной базы в этой отрасли тоже не способствует ее развитию — во многих странах мира местное законодательство обязует предприятия экологично утилизировать отходы и нести ответственность за производственный мусор.

Утилизация отходов в России — что же дальше?

На сегодняшний день законов об утилизации мусора в России довольно мало, и многие из существующих законов уже устарели (ведь индустрия утилизации мусора быстро развивается в Европе, где хранить отходы без переработки просто негде).

Но одних законов об утилизации мало, пока мы сами не изменим свое отношение к окружающей среде. Изменив свое отношение к сортировке мусора хотя бы в пределах своей семьи, мы тем самым внесем свою лепту в популяризацию этой мировой тенденции и быть может, сможем изменить процесс утилизации отходов на территории нашей страны.

Переработка мусора в россии

Переработка мусора в россии

Сегодня на территории России, по данным крупнейшего участника рынка твердых бытовых отходов (ТБО) — госкорпорации «Ростехнологии», скопилось свыше 31 млрд т неутилизированных отходов. Ежегодно их количество увеличивается на 60 млн т. Министерство природных ресурсов страны подсчитало, что на каждого жителя страны приходится по 400 кг отходов в год. А среднестатистическая российская семья из четырех человек выбрасывает около 150 кг разного рода пластмасс, порядка 100 кг макулатуры, около 1000 стеклянных бутылок.

Впрочем, корень мусорной проблемы не столько в постоянном росте объемов ТБО, который можно считать издержками цивилизации, сколько в неумении этими отходами грамотно распорядиться. По тем же данным, не менее 40% всего скопившегося в стране мусора — это ценное вторичное сырье. В переработку же поступает лишь около 7—8% отходов, а остальное вывозится на полигоны.

А вот картинка из свалочной жизни столицы: по информации московского департамента природопользования и охраны окружающей среды, в 2011 году в главном городе страны образовалось примерно 2,9 млн т ТБО, в переработку из них попало менее 1% — только 27,6 тыс. т. Причем более всего переработчиков заинтересовала макулатура (24 тыс. т). Гораздо менее востребованными оказались пластиковые бутылки (1,53 тыс. т) и стекло (1,05 тыс. т).

Наша страна вновь проходит мимо больших денег: сегодня проекты по мусоропереработке — это мировой тренд, интересный как бизнесу, так и инвесторам. Мировой мусорный рынок — то есть рынок сбора, вывоза, переработки и утилизации ТБО — оценивается в 120 млрд долл. В России переработка отходов, по разным подсчетам, может стоить от 2 млрд до 3,5 млрд долл. в год.

Сфера инвестиций в мусоропереработку считается, во-первых, весьма перспективной по причине высокого спроса на продукцию мусороперерабатывающих заводов. Во-вторых, низкорисковой — ввиду твердых тарифов от муниципалитетов. Поэтому иностранные фонды и компании, традиционно очень консервативные в отношении нашей страны, регулярно заявляют о готовности финансировать строительство в России мусороперерабатывающих предприятий.

Этот интерес понятен: у нас эта отрасль находится в самом начале своего развития. В России действуют лишь 243 мусороперерабатывающих и 50 мусоросортировочных комплексов, а также 10 мусоросжигательных заводов. Этого явно недостаточно для того, чтобы справиться с грандиозным объемом ТБО. Следовательно, любое новое мусороперерабатывающее предприятие будет иметь хорошую окупаемость: ориентировочно от двух до пяти лет.

К тому же в России нет заводов по переработке мусора полного цикла. Отечественные проекты до сих пор ограничивались покупкой промышленных прессов, которые спрессовывают мусор для дальнейшей укладки на полигоне. Такой подход означает полную зависимость экономики в данной сфере от тарифа. Возможность же получения выручки от продажи вторсырья, на которую в первую очередь рассчитывают иностранные инвесторы, практически никак не реализовывается.

В этом и состоит ключевое отличие отечественной экономической модели в сфере мусоропереработки от европейской: в Европе высокие экологические требования делают размещение ТБО на полигоне самым дорогим способом утилизации отходов, а их переработка является серьезным и весьма доходным бизнесом. В России все происходит точно наоборот: дешевле всего складировать мусор на полигонах или сжигать его.

В Москве данные способы применяются в 85—100% случаев. И при этом московский регион уже столкнулся с проблемой отсутствия мест для захоронения ТБО: подмосковные леса завалены мусором. Этот процесс, как и умножение несанкционированных свалок по всей стране (в ряде регионов их доля достигает 40%), можно остановить, только изменив в корне государственный подход к проблеме мусора и создав полноценную инфраструктуру мусоропереработки.

Министерство природных ресурсов России планирует запретить сжигание несортированного и пригодного к переработке мусора. Данный запрет, несомненно, станет первым шагом к формированию цивилизованной системы обращения с ТБО. Вторым и еще более важным фактором должны стать четко выверенные действия по мотивации россиян к первичной сортировке отходов.

Менталитет наших соотечественников сегодня — одно из самых непростых препятствий на пути к созданию в стране мусороперерабатывающей инфраструктуры. В Москве все попытки внедрить систему раздельного сбора ТБО провалились: специальные контейнеры для стекла, бумаги и пищевых отходов подавляющим большинством населения попросту игнорировались. Можно, конечно, ввести новые штрафы — но выстроить процесс отслеживания нарушений не удастся. Принцип кнута здесь неуместен: россиянам нужна продуманная система мотивации.

Изобретать колесо, впрочем, не потребуется: Европа все давно придумала за нас, отказавшись от мусоропроводов в пользу размещения возле жилых домов специальных раздельных контейнеров для сбора стекла и металла, бумаги и пластика. А для того чтобы отходы попадали строго по назначению, необходимо проработать экономическую сторону вопроса.

Ведь что происходит сегодня? Действующее законодательство относит сбор и вывоз ТБО к понятию «содержание жилого помещения». Сэкономить на данной услуге жильцы вряд ли откажутся. Один из вариантов: сдавать мусор сортированными контейнерами спецпереработчикам, реально снижая свой мусорный тариф.

Кроме того, нужно повышать экологическую культуру населения в принципе. Причем делать это комплексно, охватывая все возрастные категории, начиная от детсадовцев и заканчивая пенсионерами — людьми, выросшими в другой стране, где вопрос мусора еще не стоял так остро.

Переработка мусора в России

Переработка мусора в россии

Раздельный сбор мусора и переработка вторсырья в России

Мы поговорили с медиакоординатором токсической программы Гринпис Виолеттой Рябко о раздельном сборе мусора и переработке вторсырья. О том, что такое вторичное сырьё и какой мусор может быть отправлен на переработку, читайте в предыдущей статье. Сегодня пришло время поговорить о том, как обстоят дела с переработкой мусора в России.

В России 2017 год был объявлен годом экологии. И это, конечно же, хорошо. Однако хотелось бы, чтобы это выразилось в реальных делах, а не в очередных бессмысленных акциях на показ прессе.

Если мы говорим о мусоре, то в рамках Года экологии нужно не просто вывезти школьников собирать мусор с берега реки, а потом незаметно перевезти его на свалку, на которой он точно так же будет лежать и отравлять окружающую среду, как он это делал возле реки. То есть не просто переложить мусор с более видного места на менее заметное. Нужно всерьёз задуматься о повсеместной переработке. Хотелось бы, чтобы мероприятия, посвящённые Году экологии, имели больше смысла, а не просто прятали проблему от глаз. Хорошо бы, чтобы мусор начали повсеместно собирать раздельно. Чтобы мероприятия были направлены именно на раздельный сбор и переработку, а не были бы просто декларативными.

О системе раздельного сбора в России есть новости хорошие и плохие. К сожалению, полноценной системы пока не существует, но, к счастью, она всё-таки развивается и надежда есть.

Существует закон об отходах, согласно которому переработка является более приоритетной, чем сжигание и захоронение мусора на свалках.

В марте 2016 года был подписан закон, по которому каждый регион должен разработать так называемую территориальную схему, в которой должно быть указано и прорисовано, куда в этом регион едет мусор. Должна быть внедрена переработка с определённым процентом. Понятно, что сразу же стопроцентной переработки не будет. Сначала будет, допустим, 10%, потом, через год, 20%. Потом 30%, дальше — больше. Этот процент означает, сколько именно мусора от общего числа должно уезжать на переработку. Эти схемы должны были принять к сентябрю 2016, но приняли их более-менее в срок только около половины регионов, другие задержались. Поэтому сейчас срок отодвинули, но механизм запущен, и переработка уже появилась и закрепилась в повестке. Свежесозданные схемы поначалу включали в основном только то, что уже где-то существовало. Дело в том, что ещё до принятия закона уже были регионы, в которых система раздельного сбора была более-менее налажена, один из хороших примеров — это Саранск, столица Республики Мордовии. В Саранск пришла немецкая компания Remondis и организовала для жителей города раздельный сбор. Там практически в каждом дворе можно найти специальные контейнеры, люди достаточно быстро стали активно ими пользоваться. Убеждение, что «русские люди — не финны, разделять мусор не будут», — это на самом деле, как показывает практика, заблуждение. Мы, конечно, не немцы, но, когда люди видят эти цветные бачки, особенно если на них всё адекватно и понятно написано и если они удобные, люди начинают разделять.

Другой пример — администрация во Владивостоке, которая поддерживает бизнес, занимающийся переработкой мусора, помогает им договариваться на местах, устанавливать контейнеры. Какая-то часть города этими контейнерами обеспечена. Есть неплохие примеры в Перми, в Ярославле, во Владимире. В Москве определённая система тоже существует. Она построена немного иначе, чем во всей России. Здесь действует так называемый московский эксперимент, эксперимент московского правительства. Он состоит в том, что на пятнадцать лет заключены контракты с компаниями, которые вывозят мусор. Контракт предписывает им внедрение переработки и отправку определённого процента мусора не на вывоз с последующим сжиганием и захоронением, а на переработку. Компании этот контракт, который давал им очень выгодные условия, радостно подписали, но пункт о переработке дружно игнорировали, тем самым условия своего контракта нарушая. Однако два года назад волонтёры Гринпис устроили проверку баков этих компаний. Для этого просто узнавали по открытым источникам адреса пунктов, ходили, смотрели, заглядывали в баки. Если никаких специальных контейнеров не стояло, всё это фиксировалось и предавалось огласке. Был скандал, стало публично известно, что компании рисовали эти контейнеры на бумаге, ничего на самом деле не внедряя и не перерабатывая. Два года назад во всей Москве удалось найти всего пару десятков пунктов приёма раздельного мусора, организованных этими компаниями, сейчас эта цифра приближается уже к тысяче. Общественный контроль в очередной раз помог, и есть надежда на то, что ситуация будет улучшаться.

Виолетта Рябко, медиакоординатор Гринпис

О том, какие мифы и стереотипы сопровождают внедрение раздельного сбора мусора и переработки вторсырья, читайте в следующей статье.

2.1 Переработка мусора в России: перспективы

Для природы и общества проблема переработки мусора стоит очень остро. В России скопилось 3 млрд. тонн отходов, требующих утилизации. Это количество увеличивается каждый год на 60 млн. тонн. Примерно 96 % ТБО (твердых бытовых отходов) до сих пор отправляется на свалки. Из этого количества могут и должны быть переработаны еще не меньше 60% по той причине, что это – ценное вторсырье: стекло, бумага, картон, металл, полимеры и прочее. Вот немного данных по Москве: в прошлом году из 3 млн. тонн твердого мусора переработан только 1%.

Но ситуация обстояла так и пять, и десять лет назад. Что же делает мусоропереработку перспективным видом малого бизнеса именно сейчас?

на рынке появилось недорогое отечественное оборудование малой и средней производительности. Сортировочный комплекс,

появляется все больше малых производств по переработке вторсырья. Это расширяет рынок сбыта и последнее: Министерство природных ресурсов давно планирует запрет на сжигание мусора, пригодного к переработке. Когда такой запрет будет введен, сортировка станет делом еще более прибыльным и безальтернативным.

Сбор мусора: проблемы и идеи

Что содержится в среднестатистическом мусорном ведре? Половина его содержимого – это полимеры: поливинилхлорид, полиэтилен, полипропилен. Еще четверть – пищевые отходы. До 10% — бумага и картон. Оставшиеся 15 – 20% — это резина, металл, текстиль и пр. Как видите, минимум 60% бытового мусора может быть отправлено на переработку. Но это в теории. На практике раздельный сбор ТБО, общепринятый во многих европейских странах, Японии, для нас дело отдаленной перспективы. А из неразделенного мусора с помощью современных линий по переработке можно извлечь только 25% вторсырья. Хотя в некоторых городах устанавливаются контейнеры для сортировки мусора, все же подобные инициативы пока реальной пользы не приносят. Поэтому бизнесменам, занимающимся утилизацией ТБО, приходится обеспечивать себя сырьем самостоятельно, путем сортировки на специальных установках.

Где лучшее место для такого бизнеса? Конечно, поблизости от источника мусора, то есть свалки. Также это может быть промзона у города. Можно купить специальные мобильные установки для переработки, и перемещать производство из одного мета в другое. Это актуально ,например, для утилизации строительных отходов.

Утилизация мусора в России: проблемы и перспективы переработки отходов

Переработка мусора в россии

Утилизация мусора является проблемой во всех странах мира. В целом, утилизация мусора делится на три основных направления — захоронение/вывоз мусора, сжигание отходов, и переработка отходов. Так, в Японии переработке подвергаются около 45% всех отходов (37% – сжиганию). Швеция занимает первое место по переработке мусора — 80% подлежит переработке, 18% – сжиганию, и только 2% – захоронению (причем исключительно за пределами страны). В России же переработке подвергается всего лишь 7-8% (при потенциальных 40%), остальное же почти целиком вывозится на полигоны и свалки. На данный момент в России действуют всего 243 мусороперерабатывающих и 50 мусоросортировочных завода (и всего 10 мусоросжигательных). Они не успевают справится с нагрузкой по переработке мусора — таким образом, вложения в развитие этой отрасли не только принесут пользу окружающей среде, но и быстро окупятся, ведь мусора меньше не становится.

Сортировка мусора — зачем сортировать отходы?

При сортировке отходы разделяются на несколько групп — обычно это пластик, бумага и металл. Сортированный материал впоследствии спрессовывается в кубы вторичного сырья. Металлические обрезки могут быть утилизированы для изготовления проволоки и строй-нитей. Бумажные отходы могут быть использованы для переработки в бумагу, картон, рубероид и другие материалы. Переработанные полимерные отходы могут быть использованы для изделий из пластмассы, а также в производстве труб для сантехнических работ.

Переработка отходов — позади планеты всей?

В России существует множество проблем, которые приводят к низкой, по мировым стандартам, утилизации мусора. Помимо уже упомянутой проблемы отсутствия заводов (даже те заводы, которые способны переработать отходы во вторсырье, не способны затем использовать вторсырье для дальнейшего производства), в нашей стране почти полностью отсутствует инфраструктурная поддержка переработки отходов (включая законодательную базу, как во многих европейских странах), и зачастую элементарная социальная привычка ответственности за собственные отходы. Тогда как в Швеции в большинстве квартир и домов стоят до четырех разных мусорных баков, у нас, зачастую, даже там, где сортировочные баки предоставляются населению (на больших мероприятиях, фестивалях они встречаются всё чаще и чаще) — мы по привычке сваливаем весь мусор в одну большую кучу. Раздельному сбору мусора может помочь развитие отраслевой инфраструктуры — предоставление пунктов сбора в шаговой доступности в больших населенных пунктах, плюс финансовая заинтересованность. Так, в Швеции существует четко проработанная система возврата денег за стеклотару, пластиковые бутылки, и даже бытовую технику и автомобили — местные жители знают, что через какое-то время смогут вернуть себе часть затрат за стекло и пластик, и удобная система принятия отходов от населения способствует слаженному процессу сдачи мусора. К сожалению, в России так же существует острая нехватка специалистов по управлению утилизацией отходов (возвращаясь к социальному элементу проблемы — эта профессиональная сфера не считается у нас престижной, несмотря на то, что может быть крайне прибыльной). Нехватка законодательной базы в этой отрасли тоже не способствует ее развитию — во многих странах мира местное законодательство обязует предприятия экологично утилизировать отходы и нести ответственность за производственный мусор.

Утилизация отходов в России — что же дальше?

На сегодняшний день законов об утилизации мусора в России довольно мало, и многие из существующих законов уже устарели (ведь индустрия утилизации мусора быстро развивается в Европе, где хранить отходы без переработки просто негде). Но одних законов об утилизации мало, пока мы сами не изменим свое отношение к окружающей среде. Изменив свое отношение к сортировке мусора хотя бы в пределах своей семьи, мы тем самым внесем свою лепту в популяризацию этой мировой тенденции и быть может, сможем изменить процесс утилизации отходов на территории нашей страны.

Почему в России не налажена переработка мусора

Переработка мусора в россии

За рубежом экологический вопрос давно уже стал обязательным пунктом долгосрочных стратегий компаний. На рынке с успехом вращаются «зеленые» облигации – ценные бумаги, выпускаемые для финансирования проектов по охране окружающей среды, борьбе с изменением климата, рациональному использованию природных ресурсов и переработке вторсырья.

Отечественному бизнесу до этого пока далеко. В стране по-прежнему остро ощущается дефицит мощностей по переработке отходов.

Из твердых коммунальных отходов (ТКО) в хозяйственный оборот вовлечено около 7,5%, остальной мусор просто закапывается или сжигается. Показатели переработки бумаги и резины составляют 36% и 10% соответственно. Это во многом объясняется отсутствием инфраструктуры по переработке отходов. По данным Минприроды, потребность инвестиций в ее создание оценивается в 150 млрд рублей. Объемы финансирования сейчас – 8 млрд в год.

Система раздельного сбора отходов – удовольствие недешевое. «Деньги, и весьма приличные, появляются на конце цепочки – переработка и вторичное использование разделенного мусора. А финансовые вложения требуются в самом начале», – констатирует Алексей Поляков, соучредитель и председатель правления Совета по экологическому строительству в России. Речь об инфраструктуре раздельного сбора: контейнерах, площадках, компакторах, работе с населением и арендаторами, с управляющими компаниями, пунктах приема.

Создают проблемы и пробелы в нормативно-правовой базе. Среди наиболее заметных препятствий эксперты отмечают отсутствие в Налоговом кодексе понятия «заготовитель (физическое лицо) вторичных ресурсов», хотя заготовители дикорастущих растений там есть, говорит вице-президент НКО «СоюзРесурс» Александр Никольский: «И они освобождены от НДФЛ, то есть сегодня, чтобы законно заплатить 100 рублей бабушке или школьнику, предприятию, необходимо получить у него паспорт, сформировать налоговое дело и заплатить НДФЛ. Во многом именно поэтому население, по сути, исключено из процесса сбора вторичных ресурсов и лишено возможности получить дополнительный доход».

А предприятия – поставщики вторичного сырья не только получают выгоду, но и, наоборот, несут расходы, так как сейчас они должны с каждой партии заплатить НДС, который уже был выплачен на этапе первичного производства этого сырья. «Для производств это сильно снижает привлекательность использования вторички, а для поставщиков проблема в том, что, учитывая наличие возможности зачета НДС, процветают фирмы-однодневки, существование которых не позволяет капитализировать легальные производства, что ведет к деградации отрасли», – отмечает Александр Никольский.

Переработка мусора в россии

При этом власти много говорят о нехватке предприятий, занимающихся переработкой вторсырья. В то же время бизнес сообщает, наоборот, о недостатке вторсырья для переработки. «Я тщательно изучала потребности рынка и нашла большое количество предложений купить сырье и очень мало – про продажу сырья», – говорит предприниматель Мария Шипицына.

И для переработчиков, и для поставщиков вторичного сырья перепады спроса и предложения – ключевой риск. Отсутствие уверенности в поставке сырья по прогнозируемым ценам делает проект предприятия по переработке трудноосуществимым, а недостаточный спрос на вторсырье снижает целесообразность выделения его из отходов. «Нестабильность как предложения, так и спроса будет характерна для этого рынка в любом случае в силу особенностей процесса сбора отходов, но с увеличением количества предприятий по переработке и ростом предложения вторсырья на рынке, финансовый показатель изменчивости будет снижаться», – уверен Александр Никольский.

Кроме того, вывоз раздельного мусора и его последующую переработку должна осуществлять организация, имеющая лицензию, а ее не интересуют малые объемы мусора. «Минимальный объем, который интересен подрядчикам, – 8 куб. м, или 10 малых контейнеров по 0,8 куб. м., – говорит Марина Великорецкая, глава компании SVN. – Мы организовали в офисе сбор макулатуры. Проблема возникла, когда встал вопрос о ее сдаче. Ни одна из компаний, которая занимается вывозом мусора, не согласилась забрать такое малое количество бумаги (около 25 кг). Нам пришлось самостоятельно отвозить собранную макулатуру в приемный пункт».

Ежегодно в России образуется свыше 56 миллионов тонн отходов. «Всего в стране более тысячи полигонов, около 15 тысяч санкционированных свалок, еще 17 тысяч несанкционированных свалок и около 13 тысяч несанкционированных мест размещения отходов», – перечисляет председатель комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин. При этом максимум, что есть на официальных полигонах, – это линии ручной и очень редко полуавтоматической сортировки отходов. Предприятий по сжиганию мусора или переработке сортированных отходов очень и очень мало. «Когда бизнесмены говорят, что им не хватает сырья, речь идет об отсутствии целостной системы их сбора, сортировки и транспортировки. Мусор сгружается на левые свалки или в овраги и не доезжает до официального переработчика. Проблема должна быть решена в рамках создания региональных операторов и территориальных схем обращения с отходами», – полагает он.

Сбор, переработка и захоронение отходов и мусора сегодня бизнес полукриминальный. Не так просто изменить систему сбора отходов. Для этого нужна готовность населения, технические возможности мусоровозов, станций сортировки и перерабатывающих производств, перечисляет Елена Смирнова, ведущий эксперт Экобюро GREENS. Однако, возможно, что самое важное – это строгий контроль прозрачности обращения с мусором. Как ни парадоксально это звучит, мусор должен быть чистым.

ьЛПМПЗЙС. пФИПДЩ. нХУПТ. чЩВТПУЩ. хФЙМЙЪБГЙС

ьЛПМПЗЙС ЙМЙ ЦЙЪОШ? уЕЗПДОС ЧБН ДПУФХРОП 13507 УФБФЕК, РПУЧСЭЕООЩИ РТПВМЕНЕ РЕТЕТБВПФЛЙ ПФИПДПЧ Й НХУПТБ. еУМЙ ЧЩ ЪБОЙНБЕФЕУШ РТПДЧЙЦЕОЙЕН “Ч ЦЙЪОШ” ОПЧЩИ ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙ-ЮЙУФЩИ ФЕИОПМПЗЙК РЕТЕТБВПФЛЙ НХУПТБ ЙМЙ ТБЪМЙЮОЩИ ЧЙДПЧ ПФИПДПЧ, ЧОЕДТЕОЙЕН ВЕЪПФИПДОЩИ ФЕИОПМПЗЙК, БМШФЕТОБФЙЧОЩНЙ ЧЙДБНЙ ФПРМЙЧБ, ЬОЕТЗПУВЕТЕЦЕОЙЕН, ЧПЪПВОПЧМСЕНПК ЬОЕТЗЕФЙЛПК, МЙЛЧЙДБГЙЕК ФЕИОПЗЕООЩИ ЛБФБУФТПЖ ОБРЙЫЙФЕ ОБН, Й НЩ ТБЪНЕУФЙН ЙОЖПТНБГЙА П ЧБУ ОБ ОБЫЕН УБКФЕ.

(ФЕЛУФЩ УФБФЕК, РПЦБМХКУФБ, РТЙУЩМБКФЕ Ч ЖПТНБФЕ .doc, ЧУЕ ЖПФПЗТБЖЙЙ, ФБВМЙГЩ Й ЖПТНХМЩ, ДПМЦОЩ РТЙМБЗБФШУС Ч ЧЙДЕ ПФДЕМШОЩИ ЖБКМПЧ Ч ЖПТНБФЕ .jpg ЫЙТЙОПК ОЕ ВПМЕЕ 500 px).

рТПЗТeУУЙЧОБС ФeИОПМПЗЙС РeТeТБВПФЛЙ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПФИПДПЧ
лТБФЛЙЕ ЧЩДЕТЦЛЙ

чРЕТЧЩЕ Ч НЙТПЧПК РТБЛФЙЛЕ РТЕДМБЗБЕФУС УПЪДБОЙЕ РТЕДРТЙСФЙС ОБ ПУОПЧЕ ОПЧПК ЧЩУПЛПЬЖЖЕЛФЙЧОПК, ФПРМЙЧПРТПЙЪЧПДСЭЕК Й ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙ ЮЙУФПК ФЕИОПМПЗЙЙ РЕТЕТБВПФЛЙ ПФИПДПЧ, ЧЛМАЮБАЭЙИ ФЧЕТДЩЕ НХОЙГЙРБМШОЩЕ ПФИПДЩ МАВПЗП НПТЖПМПЗЙЮЕУЛПЗП УПУФБЧБ, Б ФБЛЦЕ ХЛБЪБООЩЕ ПФИПДЩ УПЧНЕУФОП У ОЕЖФЕРТПНЩЫМЕООЩНЙ ПФИПДБНЙ (ОЕЖФЕЫМБНБНЙ, ЛЙУМЩНЙ ЗХДТПОБНЙ Й Ф.Р.), ЪБЗТСЪОЈООПК СДПИЙНЙЛБФБНЙ Й ОЕЖФЕРТПДХЛФБНЙ ЪЕНМЕК, ЬМЕЛФТПФЕИОЙЮЕУЛЙН, ЬМЕЛФТПООЩН Й ЛБВЕМШОЩН УЛТБРПН, ПФТБВПФБООЩНЙ ЫЙОБНЙ, ЧУЕНЙ ЧЙДБНЙ РМБУФНБУУ, ЙМПЧЩНЙ ПУБДЛБНЙ РТЕДРТЙСФЙК РП ПЮЙУФЛЕ ЗПТПДУЛЙИ УФПЮОЩИ ЧПД, ЪБЗТСЪОЈООЩНЙ ДПООЩНЙ ПФМПЦЕОЙСНЙ ЧПДПЕНПЧ, ПФИПДБНЙ РФЙГЕЧПДУФЧБ, ВЙПМПЗЙЮЕУЛЙ ЪБЗТСЪОЈООЩНЙ ПФИПДБНЙ ЗПУРЙФБМЕК, УПДЕТЦЙНЩН УЛПФПНПЗЙМШОЙЛПЧ, УЧБМПЛ (РПМЙЗПОПЧ ПФИПДПЧ) Й Ф.Р.

фЕИОПМПЗЙС ЪБРБФЕОФПЧБОБ, ПУОПЧБОБ ОБ ФЕТНПИЙНЙЮЕУЛПК РЕТЕТБВПФЛЕ ПФИПДПЧ Й ВБЪЙТХЕФУС ОБ ИПТПЫП ЙЪЧЕУФОЩИ Й НОПЗПЛТБФОП РТПЧЕТЕООЩИ Ч РТПНЩЫМЕООПУФЙ НЕФПДБИ, ИПФС ГЕМЙЛПН ОЙЗДЕ Ч НЙТПЧПК РТБЛФЙЛЕ ДП ОБУФПСЭЕЗП ЧТЕНЕОЙ ОЕ ПУХЭЕУФЧМЕОБ. рП УХЭЕУФЧХ ТБЪТБВПФБОБ ОПЧБС ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛБС ГЕРПЮЛБ ЙЪ УФБТЩИ ИПТПЫП ЙЪЧЕУФОЩИ ЪЧЕОШЕЧ, ЮФП РПЪЧПМСЕФ РТЙУФХРЙФШ ОЕРПУТЕДУФЧЕООП Л РТПЕЛФЙТПЧБОЙА Й УФТПЙФЕМШУФЧХ ЪБЧПДБ Й ПФМЙЮБЕФУС ФЕН, ЮФП:

– РПЪЧПМСЕФ ЬЖЖЕЛФЙЧОП РЕТЕТБВБФЩЧБФШ ПФИПДЩ МАВПК ЧМБЦОПУФЙ, Ч ФПН ЮЙУМЕ Й УНЕТЪЫЙЕУС;

ОЕ ФТЕВХЕФ РТЕДЧБТЙФЕМШОПК УПТФЙТПЧЛЙ ПФИПДПЧ ОБ УПТФЙТПЧПЮОЩИ ЛПНРМЕЛУБИ У РТЙНЕОЕОЙЕН ТХЮОПЗП ФТХДБ, ЙУРПМШЪХАФУС ФПМШЛП УЕРБТБФПТЩ ДМС ЧЩДЕМЕОЙС УФЕЛМБ, ЮЕТОЩИ, ГЧЕФОЩИ Й ВМБЗПТПДОЩИ НЕФБММПЧ;

– ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛБС УИЕНБ ГЕИБ РПДЗПФПЧЛЙ УЩТШС Л РТПЙЪЧПДУФЧХ ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ НОПЗПУФХРЕОЮБФПЕ ЙУРПМШЪПЧБОЙЕ ЪБЗТСЪОЕООПЗП ЧПЪДХИБ ЙЪ РПНЕЭЕОЙС Й ЙЪ ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛПЗП ПВПТХДПЧБОЙС У РПУМЕДХАЭЙН ОБЗТЕЧПН ЪБ УЮЕФ УХИПЗП ПИМБЦДЕОЙС ЫМБЛБ Й ДХФШЕН Ч ФПРЛХ, ЮФП ОБТСДХ У ЬЛПОПНЙЕК ФПРМЙЧБ ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ ЛПНЖПТФОЩЕ ХУМПЧЙС ФТХДБ ПВУМХЦЙЧБАЭЕНХ РЕТУПОБМХ Й ПИТБОХ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЩ ПФ ЪБЗТСЪОЕОЙС (ЪБРБИПЧ);

– РТПЙЪЧПДЙФ ФПРМЙЧП, ЛПФПТПЕ Ч УЧСЪЙ У ЗМХВПЛПК ХФЙМЙЪБГЙЕК ФЕРМБ Ч РТПЙЪЧПДУФЧЕООЩИ РТПГЕУУБИ У ЙЪВЩФЛПН ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ УПВУФЧЕООЩЕ ОХЦДЩ ЪБЧПДБ, ЮФП РПЪЧПМСЕФ ПФЛБЪБФШУС ПФ ЙУРПМШЪПЧБОЙС ФПРМЙЧБ ПФ РПУФПТПООЙИ ЙУФПЮОЙЛПЧ Й ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ ЧЩИПД ЦЙДЛПЗП ФПРМЙЧБ (РЙТПМЙЪОПК УНПМЩ) ОБ ТЩОПЛ (РТЙ РТЙОСФПН Ч ТБУЮЕФЕ НПТЖПМПЗЙЮЕУЛПН УПУФБЧЕ ПФИПДПЧ163 ЛЗ/Ф.НХУПТБ. ч УМХЮБЕ ХЧЕМЙЮЕОЙС Ч ЙУИПДОЩИ ПФИПДБИ ПФТБВПФБООЩИ ЫЙО Й РМБУФНБУУ ЧЩИПД ФПРМЙЧБ ЪОБЮЙФЕМШОП ХЧЕМЙЮЙЧБЕФУС). рЙТПМЙЪОБС УНПМБ, ПФРТБЧМСЕНБС ОБ ФЕРМПЧЩЕ ЬМЕЛФТПУФБОГЙЙ, РТПНЩЫМЕООЩЕ Й ТБКПООЩЕ ПФПРЙФЕМШОЩЕ ЛПФЕМШОЩЕ Ч ЛБЮЕУФЧЕ ДПВБЧПЛ Л ОЕЖФСОПНХ ФПРМЙЧХ, ЬЛПОПНЙФ ОЕЖФСОПЕ ФПРМЙЧП, ХМХЮЫБЕФ УПУФПСОЙЕ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЩ. рТЕДХУНПФТЕОБ ЧПЪНПЦОПУФШ ЧЩТБВПФЛЙ ВЕОЪЙОБ Й РЕЮОПЗП ФПРМЙЧБ, ЛПФПТЩЕ УППФЧЕФУФЧХАФ ЧУЕН ФТЕВПЧБОЙСН УФБОДБТФБ Й НПЗХФ ВЩФШ ЙУРПМШЪПЧБОЩ Ч УППФЧЕФУФЧХАЭЕН ФПРМЙЧПУЦЙЗБАЭЕН ПВПТХДПЧБОЙЙ, ЮФП ПУПВЕООП ЧБЦОП ДМС УФТБО, ЙУРЩФЩЧБАЭЙИ ДЕЖЙГЙФ Ч ФПРМЙЧЕ;

– ЧПЪНПЦОБ ЧЩТБВПФЛБ ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ ОЕРПУТЕДУФЧЕООП ОБ ЪБЧПДЕ ЙЪ ЧУЕЗП РПМХЮЕООПЗП ФПЧБТОПЗП ФПРМЙЧБ, ОБРТЙНЕТ, ОБ ДЙЪЕМШ-ЗЕОЕТБФПТОПК ЙМЙ ЗБЪП-ФХТВЙООПК ХУФБОПЧЛБИ. рТЙ ЬФПН РПМОПУФША ПВЕУРЕЮЙЧБАФУС УПВУФЧЕООЩЕ ОХЦДЩ, ЮФП РПЪЧПМСЕФ ПФЛБЪБФШУС ПФ ЙУРПМШЪПЧБОЙС ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ ПФ РПУФПТПООЙИ ЙУФПЮОЙЛПЧ Й ПВЕУРЕЮЙЧБЕФУС ДПРПМОЙФЕМШОП ПФРХУЛ ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ ОБ ТЩОПЛ Ч ТБКПООЩЕ ЬМЕЛФТЙЮЕУЛЙЕ УЕФЙ (РТЙ РТЙОСФПН Ч ТБУЮЕФЕ НПТЖПМПЗЙЮЕУЛПН УПУФБЧЕ ПФИПДПЧ – 244 ЛЧФ*Ю/Ф.НХУПТБ). рТЙ ЬФПН УЕВЕУФПЙНПУФШ ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ, ЧЩТБВПФБООПК ОБ РТПЙЪЧЕДЕООПН ОБ ЪБЧПДЕ УПВУФЧЕООПН ФПРМЙЧЕ, ВХДЕФ ОБ 60% ОЙЦЕ УЕВЕУФПЙНПУФЙ ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ ОБ ФЕРМПЧЩИ ЬМЕЛФТПУФБОГЙСИ (фьу);

– РТПЙЪЧПДЙФ ТБЪОППВТБЪОЩЕ ФПЧБТОЩЕ ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙ ЮЙУФЩЕ ЧФПТЙЮОЩЕ РТПДХЛФЩ: МПН ЮЕТОЩИ Й ГЧЕФОЩИ НЕФБММПЧ, УФЕЛМПВПК Й/ЙМЙ ФПОЛПДЙУРЕТУОЩК РПТПЫПЛ УФЕЛМБ, УХИПК ИМПТЙУФЩК ЛБМШГЙК, ЦЙДЛХА ХЗМЕЛЙУМПФХ, ЛПОГЕОФТБФ ГЧЕФОЩИ Й ВМБЗПТПДОЩИ НЕФБММПЧ ЙЪ ЬМЕЛФТПООПЗП, ЬМЕЛФТПФЕИЙЮЕУЛПЗП Й ЛБВЕМШОПЗП УЛТБРБ, ЫМБЛ Й/ЙМЙ ЫМБЛПВЕФПООЩЕ ЙЪДЕМЙС, ПЮЙЭЕООЩЕ ПФ ФСЦЕМЩИ НЕФБММПЧ, УФЕЛМБ Й УЕТЩ;

– ЙУЛМАЮБЕФ ЪБИПТПОЕОЙЕ БЛФЙЧЙТПЧБООПЗП ХЗМС У УПТВЙТПЧБООЩНЙ Ч ОЕН ФСЦЕМЩНЙ НЕФБММБНЙ Й, УППФЧЕФУФЧЕООП, ЧЩУЧПВПЦДБЕФ ЪЕНМА Й ЙУЛМАЮБЕФ ТБУИПДЩ ОБ УПДЕТЦБОЙЕ УРЕГЙБМШОПЗП РПМЙЗПОБ. фБЛПЕ ТЕЫЕОЙЕ ПУХЭЕУФЧМСЕФУС Ч ЪБЧЙУЙНПУФЙ ПФ НЕУФОЩИ ХУМПЧЙК РХФЕН ПФРТБЧЛЙ ПФТБВПФБООПЗП ХЗМС: 1) Ч ЛБЮЕУФЧЕ ФПЧБТОПЗП РТПДХЛФБ ОБ РТЕДРТЙСФЙС ГЧЕФОПК НЕФБММХТЗЙЙ, ТБВПФБАЭЙЕ У РПМЙНЕФБММЙЮЕУЛЙНЙ ТХДБНЙ, ЗДЕ ЙУРПМШЪХЕФУС ЛБЛ ДПТПЗБС ДПВБЧЛБ Л ЫЙИФЕ, ЙМЙ 2) Ч ЛПНРБОЙА, ЪБОЙНБАЭХАУС ЧЩРХУЛПН БЛФЙЧЙТПЧБООЩИ ХЗМЕК Й УЕТЧЙУОЩН ПВУМХЦЙЧБОЙЕН ХУФБОПЧПЛ ДМС ПЮЙУФЛЙ ТБЪМЙЮОЩИ УТЕД ЬФЙНЙ ХЗМСНЙ, ДМС ЙИ ТЕЗЕОЕТБГЙЙ Й РПЧФПТОПЗП НОПЗПЛТБФОПЗП ЙУРПМШЪПЧБОЙС;

– ЧЩДЕМЕООЩК ЙЪ ПФИПДПЧ ЬМЕЛФТПОЙЛЙ ЛПОГЕОФТБФ ГЧЕФОЩИ Й ВМБЗПТПДОЩИ НЕФБММПЧ, ПЮЙЭЕООЩК ПФ ОЕНЕФБММЙЮЕУЛПК ЖТБЛГЙЙ (РМБУФНБУУБ, ДЕТЕЧП, ФЕЛУФПМЙФ, ПТЗБОЙЮЕУЛЙЕ УНПМЩ, ТЕЪЙОБ, Й Ф.Р.) ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ Ч РТПГЕУУЕ РПУМЕДХАЭЕК РМБЧЛЙ ОБ БЖЖЙОБЦОПН ЪБЧПДЕ НЙОЙНБМШОПЕ ЛПМЙЮЕУФЧП ЪБЗТСЪОСАЭЙИ ЧЩВТПУПЧ Ч БФНПУЖЕТХ. оЕНЕФБММЙЮЕУЛБС ЖТБЛГЙС РПДБЕФУС Ч РЕЮШ РЙТПМЙЪБ, ЮФП ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ ДПРПМОЙФЕМШОЩК ЧЩИПД ФПРМЙЧБ ОЕРПУТЕДУФЧЕООП ОБ ЪБЧПДЕ;

– УПЛТБЭБЕФ РТПЙЪЧПДУФЧЕООЩК ГЙЛМ, РПЧЩЫБЕФ ЖЙЪЙЛП–НЕИБОЙЮЕУЛЙЕ РПЛБЪБФЕМЙ ЫМБЛПВЕФПООЩИ ЙЪДЕМЙК, ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ РПМХЮЕОЙЕ НПТПЪПУФПКЛЙИ ЙЪДЕМЙК ЧЩУПЛПЗП ЛБЮЕУФЧБ ЪБ УЮЕФ НСЗЛПЗП ТЕЦЙНБ ФЕТНПЧМБЦОПУФОПК ПВТБВПФЛЙ ЧМБЦОЩНЙ ОЙЪЛПФЕНРЕТБФХТОЩНЙ ДЩНПЧЩНЙ ЗБЪБНЙ РПУМЕ УХЫЙМПЛ ИМПТЙУФПЗП ЛБМШГЙС;

– ТБУИПД ЧПДОПЗП ТБУФЧПТБ ФЕИОЙЮЕУЛПЗП НПОПЬФБОПМБНЙОБ ОБ ЧПУРПМОЕОЙЕ ЕУФЕУФЧЕООЩИ РПФЕТШ Ч РТПГЕУУЕ РТПЙЪЧПДУФЧБ ХЗМЕЛЙУМПФЩ УОЙЦЕО ОБ 60-70% РП УТБЧОЕОЙА У ДЕКУФЧХАЭЙНЙ ХУФБОПЧЛБНЙ;

– УИЕНБ ЧПДПУОБВЦЕОЙС ЪБЧПДБ РТЕДХУНБФТЙЧБЕФ РПМОХА РЕТЕТБВПФЛХ РПМХЮЕООПЗП ТБУФЧПТБ ИМПТЙУФПЗП ЛБМШГЙС, ЮФП ЙУЛМАЮБЕФ ЕЗП УВТПУ Ч РТХДЩ-ОБЛПРЙФЕМЙ ЙМЙ ЛБОБМЙЪБГЙА, ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ ПИТБОХ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЩ ПФ ЪБЗТСЪОЕОЙС;

РПМОПУФША ПФУХФУФЧХАФ РТПЙЪЧПДУФЧЕООЩЕ УФПЮОЩЕ ЧПДЩ Й ФЧЕТДЩЕ ПФИПДЩ, Ф.Е. ОЕ ФТЕВХЕФУС УФТПЙФЕМШУФЧП ПЮЙУФОЩИ УППТХЦЕОЙК ДМС ЦЙДЛЙИ Й РПМЙЗПОБ ДМС ФЧЕТДЩИ ПФИПДПЧ;

– ОЕФ РПФТЕВМЕОЙС ФЕИОЙЮЕУЛПК ЧПДЩ ПФ РПУФПТПООЙИ ЙУФПЮОЙЛПЧ Й, УППФЧЕФУФЧЕООП, ОБТХЫЕОЙС ЧПДОПЗП ВБМБОУБ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЩ. чУС ЧПДБ ДМС РТПЙЪЧПДУФЧЕООЩИ ОХЦД ЪБЧПДБ ПВТБЪХЕФУС Ч ИПДЕ ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛПЗП РТПГЕУУБ РП РЕТЕТБВПФЛЕ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПФИПДПЧ, ЮФП ПУПВЕООП ЧБЦОП ДМС ЦБТЛЙИ Й ЪБУХЫМЙЧЩИ ТБКПОПЧ У ДЕЖЙГЙФПН ЧПДЩ;

– ЧПДБ РЙФШЕЧПЗП ЛБЮЕУФЧБ ЙЪ ЗПТПДУЛПК ЧПДПРТПЧПДОПК УЕФЙ ЙУРПМШЪХЕФУС ФПМШЛП ОБ ЗПТСЮЕЕ ЧПДПУОБВЦЕОЙЕ, ДХЫЕЧЩЕ, ХНЩЧБМШОЙЛЙ, ФХБМЕФЩ, ЪБЧПДУЛХА РТБЮЕЮОХА Й УФПМПЧХА;

– ПФИПДПН РТПЙЪЧПДУФЧБ СЧМСАФУС ФПМШЛП ДЩНПЧЩЕ ЗБЪЩ, УПУФБЧ ЛПФПТЩИ РПМОПУФША УППФЧЕФУФЧХЕФ ЧУЕН ФТЕВПЧБОЙСН ОПТН ЬЛПМПЗЙЮЕУЛПК ВЕЪПРБУОПУФЙ, ЮФП ДПУФЙЗБЕФУС ОЕРПУТЕДУФЧЕООП Ч ИПДЕ ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛЙИ РТПГЕУУПЧ РЕТЕТБВПФЛЙ ПФИПДПЧ Й РПМХЮЕОЙС ФПЧБТОЩИ РТПДХЛФПЧ ВЕЪ ХУФБОПЧЛЙ ЛБЛПЗП-МЙВП ДПРПМОЙФЕМШОПЗП ПЮЙУФОПЗП ПВПТХДПЧБОЙС. рП УТБЧОЕОЙА У ФТБДЙГЙПООЩНЙ НЕФПДБНЙ УЦЙЗБОЙС ФПРМЙЧБ Ч РТПНЩЫМЕООЩИ ЛПФЕМШОЩИ Й РЕЮБИ РТЕДМБЗБЕНБС ФЕИОПМПЗЙС:

– ОЕ РТПЙЪЧПДЙФ ИМПТПТЗБОЙЮЕУЛЙЕ УПЕДЙОЕОЙС: РПМЙИМПТЙТПЧБООЩЕ ДЙПЛУЙОЩ, ЖХТБОЩ Й ВЙЖЕОЙМЩ Й, УППФЧЕФУФЧЕООП, ЙУЛМАЮБЕФ ЙИ ЧЩВТПУ Ч ПЛТХЦБАЭХА УТЕДХ, ЮФП ЗПТБЪДП РТПЭЕ, ЮЕН УЧСЪЩЧБФШ НПМЕЛХМСТОЩК ИМПТ Ч ДЩНПЧЩИ ЗБЪБИ, ФЕН ВПМЕЕ ТБЪТХЫБФШ ДЙПЛУЙОЩ;

– РПМОПУФША (100%) ЙУЛМАЮБЕФ ЧЩВТПУ ТФХФЙ Й ОБ 90% УПЕДЙОЕОЙК ДТХЗЙИ ФСЦЈМЩИ НЕФБММПЧ, Ч ФПН ЮЙУМЕ Й ТБДЙПБЛФЙЧОЩИ, Ч ПЛТХЦБАЭХА УТЕДХ;

– ЙУЛМАЮБЕФ ЧЩВТПУ ХЗБТОПЗП ЗБЪБ, ПЛУЙДПЧ УЕТЩ, ЖЕОПМБ, ПТЗБОЙЮЕУЛЙИ МЕЗЛП МЕФХЮЙИ Й ДХТОП РБИОХЭЙИ ЧЕЭЕУФЧ Ч ПЛТХЦБАЭХА УТЕДХ;

– УОЙЦБЕФ ЧЩВТПУ ПЛЙУМПЧ БЪПФБ ОБ 50%, ВЕОЪ(Б)РЙТЕОБ Ч 7-10 ТБЪ, РЩМЙ ИМПТЙУФПЗП ЛБМШГЙС ОБ 99,9% Й РБТОЙЛПЧЩИ ЗБЪПЧ – ДЙПЛУЙДБ ХЗМЕТПДБ ОБ 7,6%, НЕФБОБ ОБ 100% Ч ПЛТХЦБАЭХА УТЕДХ;

– ЙУРПМШЪХЕФ УЕТЙКОПЕ, МЕЗЛП ДПУФХРОПЕ ПВПТХДПЧБОЙЕ, ЧУЕ РТПГЕУУЩ ОЕРТЕТЩЧОЩ Й РПМОПУФША БЧФПНБФЙЪЙТПЧБОЩ;

– ДМС УФТПЙФЕМШУФЧБ ЪДБОЙК ЪБЧПДБ ТЕЛПНЕОДХЕФУС ЙУРПМШЪПЧБФШ ФЕИОПМПЗЙА НЕФБММПЛБТЛБУОПЗП УФТПЙФЕМШУФЧБ У РТЙНЕОЕОЙЕН УЬОДЧЙЮ-РБОЕМЕК, ЛПФПТБС ИБТБЛФЕТЙЪХЕФУС ОЙЪЛЙНЙ ЪБФТБФБНЙ Й УПЛТБЭЕООЩНЙ УТПЛБНЙ ЧПЪЧЕДЕОЙС. рМПЭБДШ, ЪБОЙНБЕНБС ЪБЧПДПН-НПДХМЕН – 5000 Н2;

– НПЭОПУФШ РТЕДРТЙСФЙС НПЦЕФ НЕОСФШУС Ч ЫЙТПЛЙИ РТЕДЕМБИ, РПУЛПМШЛХ РТПЙЪЧПДУФЧП УПУФПЙФ ЙЪ ПФДЕМШОЩИ БЧФПОПНОЩИ ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛЙИ МЙОЙК (НПДХМЕК). ч ЪБЧЙУЙНПУФЙ ПФ НЕУФОЩИ ХУМПЧЙК ЧПЪНПЦОП УФТПЙФЕМШУФЧП ЪБЧПДПЧ НБМПК РТПЙЪЧПДЙФЕМШОПУФЙ (НЙОЙ-ЪБЧПДПЧ), ЛПМЙЮЕУФЧП Й ЗЕПЗТБЖЙЮЕУЛПЕ ТБУРПМПЦЕОЙЕ ЛПФПТЩИ ДМС ДБООПК НЕУФОПУФЙ ПРТЕДЕМСЕФУС ФЕИОЙЛП-ЬЛПОПНЙЮЕУЛЙН ТБУЮЕФПН. ьФП УПЛТБФЙФ ДБМШОЙe РeТeЧПЪЛЙ ПФИПДПЧ ЗТХЪПЧЙЛБНЙ Й ФСЦeМЩНЙ ФТeКМeТБНЙ Й, УППФЧЕФУФЧЕООП, УОЙЪЙФ ТБУИПДЩ Й ДПРПМОЙФeМШОХА ОБЗТХЪЛХ ОБ ЬЛПМПЗЙЮeУЛХА ПВУФБОПЧЛХ, УЧПКУФЧeООХА ФТБОУРПТФОЩН УТeДУФЧБН;

ЧПЪНПЦОБ БЧФПОПНОБС ТБВПФБ ЪБЧПДБ, ОБРТЙНЕТ, Ч ПФДБМЕООЩИ ТБКПОБИ ОБ УФБТЩИ РПМЙЗПОБИ ФЧЕТДЩИ ВЩФПЧЩИ ПФИПДПЧ, РПУЛПМШЛХ ФЕИОПМПЗЙС РПЪЧПМСЕФ РПМОПУФША ПВЕУРЕЮЙФШ УПВУФЧЕООЩЕ ОХЦДЩ ЪБЧПДБ Ч ФПРМЙЧЕ, ФЕИОЙЮЕУЛПК ЧПДЕ Й ЬМЕЛФТПЬОЕТЗЙЙ РТЙ РПМОПН ПФУХФУФЧЙЙ РТПЙЪЧПДУФЧЕООЩИ УФПЮОЩИ ЧПД Й ФЧЕТДЩИ ПФИПДПЧ, ЮФП РТЙЧЕДЕФ Л РТЕЛТБЭЕОЙА УВТПУБ Ч БФНПУЖЕТХ УЧБМПЮОЩИ ЗБЪПЧ (Ч РЕТЧХА ПЮЕТЕДШ НЕФБОБ Й ХЗМЕЛЙУМПЗП ЗБЪБ), Б ФБЛЦЕ ПВЕУРЕЮЙФ ЧПЪНПЦОПУФШ ТЕЛХМШФЙЧБГЙЙ Й ПЪДПТПЧМЕОЙС ЪОБЮЙФЕМШОЩИ ФЕТТЙФПТЙК.

– ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ РЕТЕТБВПФЛХ НХУПТБ УТЕДОЕ-УФБФЙУФЙЮЕУЛПЗП ОБУЕМЕООПЗП РХОЛФБ уыб ЮЙУМЕООПУФША Ч 112000 ЮЕМПЧЕЛ (Ч йЪТБЙМЕ – 126000, бЧУФТБМЙЙ – 137000, зЕТНБОЙЙ – 142000, йФБМЙЙ – 154500, тПУУЙЙ – 191000, сРПОЙЙ – 207000, вТБЪЙМЙЙ – 218000, лБЪБИУФБОЕ – 266000 Й хЛТБЙОЕ – 283000 ЮЕМПЧЕЛ). рТЙ ЬФПН НПЭОПУФШ РТЕДРТЙСФЙС Й, УППФЧЕФУФЧЕООП, ЮЙУМЕООПУФШ ПВУМХЦЙЧБЕНПЗП ОБУЕМЕООЙС НПЦЕФ НЕОСФШУС Ч ЫЙТПЛЙИ РТЕДЕМБИ, РПУЛПМШЛХ РТПЙЪЧПДУФЧП УПУФПЙФ ЙЪ ПФДЕМШОЩИ БЧФПОПНОЩИ ФЕИОПМПЗЙЮЕУЛЙИ МЙОЙК (НПДХМЕК).

рТЕДМБЗБЕНБС ФЕИОПМПЗЙС ФПМШЛП ЪБ УЮЕФ ЧЩРХУЛБЕНПК ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙ ЮЙУФПК РТПДХЛГЙЙ УБНППЛХРБЕНБ Й ДБЦЕ ВЕЪ ПГЕОЛЙ РТЕДПФЧТБЭЕООПЗП ЬЛПМПЗЙЮЕУЛПЗП ХЭЕТВБ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЕ РТЙ ПЦЙДБЕНПК УФПЙНПУФЙ ЪБЧПДБ-НПДХМС РТПЙЪЧПДЙФЕМШОПУФША 10 Ф/ЮБУ (85000 Ф/ЗПД) $ 5 575 000 ПВЕУРЕЮЙЧБЕФ ЮТЕЪЧЩЮБКОП ВЩУФТЩК ЧПЪЧТБФ ЙОЧЕУФЙГЙК – 7 НЕУСГЕЧ, Б РТЙ ВЕУРМБФОПН РТЙЕНЕ ОБ РЕТЕТБВПФЛХ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПФИПДПЧ – 10 НЕУСГЕЧ, Ф.Е. НЕОЕЕ ЗПДБ. рТЙ ЬФПН ФБЛЦЕ ОЕ ХЮФЕОБ ЬЛПОПНЙЮЕУЛБС ЬЖЖЕЛФЙЧОПУФШ ПФ ЧПЪНПЦОПЗП ЙУРПМШЪПЧБОЙС ЗПТСЮЕК ЧПДЩ, ЛПФПТХА НПЦОП ДПРПМОЙФЕМШОП РПМХЮЙФШ Ч ТЕЪХМШФБФЕ ЗМХВПЛПК ХФЙМЙЪБГЙЙ ФЕРМБ ОЕ УПДЕТЦБЭЙИ ЛЙУМЩЕ ЛПНРПОЕОФЩ ХИПДСЭЙИ ДЩНПЧЩИ ЗБЪПЧ ЪБЧПДБ ДМС, ОБРТЙНЕТ, РПДРПЮЧЕООПЗП РПДПЗТЕЧБ ЪЕНМЙ Ч ФЕРМЙГБИ Й ПТБОЦЕТЕСИ, РПДПЗТЕЧБ ЧПДЩ Ч ЙУЛХУУФЧЕООЩИ ЧПДПЕНБИ ДМС ЛТХЗМПЗПДЙЮОПЗП ТБЪЧЕДЕОЙС ТЩВ, ЗПТСЮЕЗП ЧПДПУОБВЦЕОЙС ЦЙМЩИ ТБКПОПЧ ЗПТПДБ ЙМЙ РПУЕМЛБ Й Ф. Д. ъОБЮЙФЕМШОЩК ЬЛПОПНЙЮЕУЛЙК Й ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙК ЙОФЕТЕУ РТЕДУФБЧМСЕФ ФБЛЦЕ УФТПЙФЕМШУФЧП УФБОГЙЙ НПКЛЙ НХУПТПЧПЪПЧ, ПВУМХЦЙЧБАЭЙИ ЪБЧПД, У ЧПЪЧТБФПН ЪБЗТСЪОЕООПК ФЕРМПК ЧПДЩ ПВТБФОП Ч РТПЙЪЧПДУФЧП. пДОБЛП ПУХЭЕУФЧМЕОЙЕ ХЛБЪБООЩИ ДПРПМОЙФЕМШОЩИ НЕТПРТЙСФЙК ЪБЧЙУЙФ ПФ ЛПОЛТЕФОЩИ НЕУФОЩИ ХУМПЧЙК Й ОБ ДБООПН ЬФБРЕ Ч ОБУФПСЭЕН тЕЗМБНЕОФЕ ОЕ ТБУУНБФТЙЧБАФУС, РПЛБЪБОБ ФПМШЛП ЧПЪНПЦОПУФШ ЙИ ЙУРПМШЪПЧБОЙС. рПДТПВОЕЕ П ФЕИОПМПЗЙЙ РЕТЕТБВПФЛЙ НХУПТБ Й ПФИПДПЧ >>

Переработка мусора в россии

Московская область в течение двух лет сможет стать самым мощным индустриальным кластером в России по переработке твердых коммунальных отходов, сообщил во вторник журналистам заместитель председателя правительства Московской области Евгений Хромушин.

«В рамках подписанного соглашения Москва инвестирует в Московскую область средства на создание дополнительных мощностей по переработке отходов на территории Московской области. Таким образом, я думаю, мы в течение двух лет получим самый мощный индустриальный кластер в России, который может принимать отходы, которые еще будем искать для того, чтобы принимать их, как сейчас делает Швеция – принимает отходы из других стран», – сказал Хромушин.

Он отметил, что в рамках также подписанного договора между правительствами Московской области и Москвы в этом году Подмосковье принимает из столицы 4,6 миллиона тонн отходов, а в 2020 году регион будет принимать 3,4 миллиона тонн отходов.

По словам Хромушина, на территории Подмосковья строится 12 комплексов по переработке отходов.

Возможно, Вам будет интересно:

Бюллетень железобетонных изделий. Обзор рынка железобетонных изделий и конструкций в сентябре 2019 года

Переработка мусора в россии

Годовой отчет «Нерудные строительные материалы – 2018»

Переработка мусора в россии

Цемент. Сибцем до 2021г построит на своем заводе в Красноярске отделение цеха помола за 1,8 млрд руб

АО «Холдинговая компания «Сибирский цемент» («Сибцем», Кемерово) планирует в конце 2020 года завершить строительство нового отделения цеха помола в ООО «Красноярский цемент» («Красцемент», входит в состав «Сибцема»), сообщил управляющий директор завода Владимир Афанасин на пресс-конференции в четверг.

Оказание услуг Главного консультанта по реализации инвестиционного проекта по строительству цементного завода в 2014 г. (Сопровождение проекта. Финансово-технический надзор)

При использовании материалов сайта «СМПРО» указание источника и гиперссылка https://www.cmpro.ru/ обязательны.
Сокращение “СМПРО”, используемое на сайте www.cmpro.ru, означает общество с ограниченной ответственностью “СМ Про”, зарегистрированное за основным государственным регистрационным номером 1107746321407, Свидетельство о государственной регистрации серии 77 No.012836023 выдано МИ ФНС No.46 по г. Москве 26 апреля 2010 года.
Все права защищены © 2010-2019 ООО «СМ Про». подробнее о соблюдении авторских прав и размещении рекламы

Переработка мусора в россии Переработка мусора в россии Переработка мусора в россии

Настоящее Соглашение определяет условия использования Пользователями материалов и сервисов сайта www .cmpro. ru (далее — «Сайт»).

1.1. Использование материалов и сервисов Сайта регулируется нормами действующего законодательства Российской Федерации.

1.2. Настоящее Соглашение является публичной офертой. Получая доступ к материалам Сайта Пользователь считается присоединившимся к настоящему Соглашению.

1.3. Администрация Сайта вправе в любое время в одностороннем порядке изменять условия настоящего Соглашения. Такие изменения вступают в силу по истечении 3 (Трех) дней с момента размещения новой версии Соглашения на сайте. При несогласии Пользователя с внесенными изменениями он обязан отказаться от доступа к Сайту, прекратить использование материалов и сервисов Сайта.

2. Обязательства Пользователя

2.1. Пользователь соглашается не предпринимать действий, которые могут рассматриваться как нарушающие российское законодательство или нормы международного права, в том числе в сфере интеллектуальной собственности , авторских и/или смежных правах , а также любых действий, которые приводят или могут привести к нарушению нормальной работы Сайта и сервисов Сайта.

2.2. Использование материалов Сайта без согласия правообладателей не допускается (статья 1270 Г.К РФ). Для правомерного использования материалов Сайта необходимо заключение лицензионных договоров (получение лицензий) от Правообладателей.

2.3. При цитировании материалов Сайта, включая охраняемые авторские произведения, ссылка на Сайт обязательна (подпункт 1 пункта 1 статьи 1274 Г.К РФ).

2.4. Комментарии и иные записи Пользователя на Сайте не должны вступать в противоречие с требованиями законодательства Российской Федерации и общепринятых норм морали и нравственности.

2.5. Пользователь предупрежден о том, что Администрация Сайта не несет ответственности за посещение и использование им внешних ресурсов, ссылки на которые могут содержаться на сайте.

2.6. Пользователь согласен с тем, что Администрация Сайта не несет ответственности и не имеет прямых или косвенных обязательств перед Пользователем в связи с любыми возможными или возникшими потерями или убытками, связанными с любым содержанием Сайта, регистрацией авторских прав и сведениями о такой регистрации, товарами или услугами, доступными на или полученными через внешние сайты или ресурсы либо иные контакты Пользователя, в которые он вступил, используя размещенную на Сайте информацию или ссылки на внешние ресурсы.

2.7. Пользователь принимает положение о том, что все материалы и сервисы Сайта или любая их часть могут сопровождаться рекламой. Пользователь согласен с тем, что Администрация Сайта не несет какой-либо ответственности и не имеет каких-либо обязательств в связи с такой рекламой.

3.1. Все возможные споры, вытекающие из настоящего Соглашения или связанные с ним, подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

3.2. Ничто в Соглашении не может пониматься как установление между Пользователем и Администрации Сайта агентских отношений, отношений товарищества, отношений по совместной деятельности, отношений личного найма, либо каких-то иных отношений, прямо не предусмотренных Соглашением.

3.3. Признание судом какого-либо положения Соглашения недействительным или не подлежащим принудительному исполнению не влечет недействительности иных положений Соглашения.

3.4. Бездействие со стороны Администрации Сайта в случае нарушения кем-либо из Пользователей положений Соглашения не лишает Администрацию Сайта права предпринять позднее соответствующие действия в защиту своих интересов и защиту авторских прав на охраняемые в соответствии с законодательством материалы Сайта.

Пользователь подтверждает, что ознакомлен со всеми пунктами настоящего Соглашения и безусловно принимает их.

По вопросам размещения рекламы обращайтесь

По вопросам размещения заказа на предоставление услуг обращайтесь в раздел сайта контакты «Заказ услуг»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта www.cmpro.ru , а также на подбор и расположение материалов принадлежат ООО «СМПРО».

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ООО «СМПРО». Вы можете задать свой вопрос по адресу

Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения ООО «СМПРО».

Условия использования материалов и сервисов сайта

Как мы подружились с мусором

Собирать и сортировать отходы в России уже не стыдно, а модно

Переработка мусора в россии

После развала Советского Союза и лихих девяностых в России появилось поколение, которое признает и ценит эстетику разрушения. Эти люди создали электронный журнал-дневник «Россия без нас», в котором делились воспоминаниями о страшном, но таком родном времени разрухи и безвременья, и не хотели выходить в мир, где курящие восьмилетки — страшная сказка из прошлого.

Завод в Солнечногорске перерабатывает до 40 тонн макулатуры в стуки. Что можно сделать из мусора?

Это поколение любило панельки, удручающие виды российской глубинки, полуразвалившихся и заброшенных построек советских лет. Нынешнее же поколение может стать адептом новой эстетики — не разрухи, а переработки.

Как ни странно, для развития мусорной культуры в России есть все предпосылки. Конечно, говорить о том, что переработкой заинтересовалась вся страна, рано. Но уже можно заметить движение — государство озаботилось этим вопросом.

И не так важно, что сыграло роль катализатора в этой истории — общественное мнение, западный пример или общая обеспокоенность экологией, международные соглашения или что-то еще. Важно, что мы наконец присоединяемся к культуре осознанного отношения к отходам, которые производим.

Переработка мусора в россии

Сейчас во многих странах Европы раздельный сбор мусора — не блажь отдельных сознательных граждан, а правило, за нарушение которого придется заплатить круглую сумму. Так государства стимулируют людей поддерживать культуру переработки, чтобы свести к минимуму количество мусора, которое мы оставляем после себя на земле. В Европе нет вопросов токсичных свалок, потому что вообще нет свалок, где мусор годами врастает в землю. Там есть технологии и вторая жизнь для использованных пластика, бумаги, стекла…

Пакет брать будете? Отказаться от полиэтилена сложнее, чем кажется

Самое приятное в этой истории — что прийти к такому безотходному типу потребления России будет несложно. Ведь в Советском Союзе такие практики были — и макулатуру собирали, и стекло, и многое другое. Значит, нам нужно будет только оглянуться в прошлое и хорошенько разузнать все о необходимой инфраструктуре — а государство уже готово ее предоставить.

Не говоря уже о том, что из вторсырья в России начали кустарно производить различную продукцию — от поясных сумок и книг до многоразовых стаканчиков и чехлов для телефонов. Сам сбор мусора у нас выглядит довольно привлекательно с социальной точки зрения. Сейчас на человека, который собирает в парке мусор, скорее посмотрят как на сознательного члена общества, чем как на дурака, который пачкает руки. Да и на россиянина с авоськой с пластиковыми или стеклянными бутылками уже никто не будет смотреть как на человека второго сорта, и даже не потому, что за сданную тару не платят, а потому что сознательность растет. Пусть неравномерно, пусть пока только в больших городах. Это ведь лучше, чем продолжать складировать все виды отходов на полигонах вблизи небольших городов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий