Завод по переработке мусора в швеции

В В Швеции закончился мусор

Совсем недавно мир потрясла новость о том, что в Швеции закончился мусор и власти страны готовы ввозить его для утилизации с других стран. О том, насколько налажена система переработки мусора в Стокгольме, расскажем на примерах.

В один момент в Швеции сортировка мусора достигла всеобщего масштаба. Благодаря этому свалок в стране почти не осталось, а отходы стали либо топливом, либо использовались заново. Власти проводили постоянную разъяснительную работу и так добились высокого уровня сознательности населения.

Завод по переработке мусора в швеции

Большинство жителей государства знают, что из выброшенного пластика можно сделать новый еще семь раз. И аж после этого он пойдет на электростанцию для сожжения. Так переработанный семь раз пластик все равно принесет пользу в виде электричества.

Каждая семья имеет по 6 или 7 ведер для разного мусора – пластика, бумаги, стекла, картона, металла и другого. Еще одно ведро предназначено для отходов, которые не могут быть впоследствии переработаны. Даже маленький ребенок в Стокгольме не выбросит обертку от конфеты не в тот контейнер. В детских садах и школах учат сортировать мусор правильно, а за неправильную сортировку в стране штрафуют.

Завод по переработке мусора в швеции

Крупные предметы, такие как телевизоры, диваны, стройматериалы, отвозятся на специальные станции. Там их разбирают на ценные составные части, которые скупают производители товаров. Так они получают готовое к запуску в новый цикл производства сырье. Там же от предметов отделяют краски, кислоты и другие опасные вещества, которые позже попадают на специальный завод по переработке бытовой химии. Кстати, такие станции в Швеции абсолютно бесплатные.

В Швеции совсем недавно была внедрена новая процедура сноса зданий, которая называется “деконструкция”. К примеру, при сносе старого здания машины “откусывают” куски стен и везут их на специальную станцию, где после переработки они снова станут стройматериалами. Так старый дом превратится в новый.

За жестяные и пластиковые бутылки можно получить деньги. Для этого их просто нужно сдать в пункты приема. В Швеции, как и во всех странах Европы, можно сдать бутылку в специальный аппарат, который вас отблагодарит деньгами. Просроченные лекарства в Швеции тоже не выбрасываются, а сдаются в аптеку. Там же можно сдать использованные шприцы и иголки.

Завод по переработке мусора в швеции

Транспортировка мусора в стране осуществляется с помощью подземного воздуховода, который был запущен еще в 1961 году. Основная часть такого мусоропровода располагается под землей, а жители страны видят только верхушку.

Нехватка мусора в Швеции – пока единственная проблема в стране, связанная с отходами. Только 7% всего мусора отправляется на свалки, а все остальное либо сжигается, либо перерабатывается. Так благодаря одним только отходам Стокгольм обеспечивается электроэнергией на 45%. Дефицит отходов может стать большой проблемой для населения, ведь шведы с помощью переработки отапливают жилье и получают электричество. Но соседняя Норвегия выразила готовность помочь Швеции и поставляет 800 тысяч тонн мусора каждый год.

Завод по переработке мусора в швеции

Шведы придумали не только, как добиться сокращения количества мусора на свалках страны, но и то, как сделать так, чтобы число вредных выбросов в атмосферу во время переработки было минимальным. Благодаря новейшим технологиям, которые используются при переработке на мусоросжигательных заводах, выбросы в атмосферу составляют не больше 1%.

Переработка мусора в Швеции

Завод по переработке мусора в швеции

Если все отходы, накопившиеся на планете Земля, разместить в один слой, каждый из нас стоял бы по колено в мусоре. Производя продукцию, нужную для жизни, люди параллельно научились делать пластик и стекло, которые в природе практически не разлагаются.

Дефицит отходов

В европейских странах вопрос решается путем утилизации. Ее масштабы настолько велики, что собственных отходов не хватает, их приходится импортировать. Рассмотрим: какая страна закупает мусор для переработки. Нехватка отходов может повлечь за собой серьезные неприятности для шведов. Электричество и тепло во многих домах — результат переработки. Проблема дефицита отходов стоит настолько серьезно, что Швеция закупает мусор у соседних стран.

Им удалось это сделать

Правительством страны разработана программа утилизации отходов. Благодаря ей, переработка мусора в Швеции достигла такого уровня, что лишь менее 1% попадает на полигоны. Из 48% мусора делают энергию: тепло, электричество. Более 51% используется вторично.

Завод по переработке мусора в швеции

Чтобы добиться таких результатов, властям пришлось провести огромную разъяснительную работу. До сознания каждого была доведена экономическая и экологическая выгода, получаемая от переработки отходов. Это стало первым шагом на пути к внедрению программы.

Как это работает

При знакомстве со шведской системой утилизации отходов убеждаешься, что над ее разработкой потрудились не только экономисты, экологи, политики, но и психологи.

Сортировка мусора

Сегодня в Швеции никого не заставляют разделяться отходы. Можно все сложить в один довольно дорогой (около 2 франков) пакет белого цвета, отвезти на полигон, где это сделают другие. Примут пакет и рассортируют за немалые деньги. Пункт сбора находится за чертой города. К расходам придется добавить оплату топлива для машины. Нежелание пользоваться этими пакетами влечет за собой штраф до 10 тыс. франков.

Шведы имеют дома пакеты разного цвета:

Отдельно складывают батарейки, шнуры от приборов, сломанную технику. На загородных пунктах сортировка тщательная. Картон надо положить отдельно от бумаги, зеленое, коричневое и белое стекло – разделить, пластиковые бутылки и пробки кладут в разные контейнеры. Это далеко не полный перечень сортов мусора. Всего их около пятидесяти.

Энергия из мусора

Большая часть отходов сжигается. До 70% зданий зимой обогревают за счет полученной энергии. Летом ее используют для охлаждения. С помощью эффективной и прибыльной технологии тепловые электростанции трансформируют энергию от сжигания в электрическую. Для утилизации мусора автомобили заправляют топливом, полученным при его переработке.

На мусоросжигающих заводах, перерабатывающих предприятиях применяются новейшие технологии. Это дало возможность свести до минимума выбросы в атмосферу. Дым пропускают через сухие фильтры и воду. Полученными шлаками заполняют старые шахты.

На уроках математики школьники решают задачу, в которой тоже про отходы: сколько мусора надо сжечь, чтобы обогреть 250 домов.

Вторичная переработка

Ассоциация по управлению отходами сообщает, что 51% мусора поддается утилизации.

  • Пластиковую бутылку можно использовать для переработки 7 раз.
  • Футболку из нового сырья сделать в 1,5 раза дороже, чем из вторичного.
  • Просроченные медикаменты принимают аптеки. Их подвергнут химической переработке. Некоторые составляющие лекарств, можно использовать, остальное обезвреживается.

В детском саду малышей учат делать из мусора компост и удобрять им растения.

Из пепла можно получить золото. При сжигании остаются несгораемые вещества: золото, свинец. Для их извлечения и повторного использования также разработана специальная технология. После сжигания органики остаток — используют как минеральное удобрение, сырье для изготовления строительного гравия.
Выпускать качественную продукцию выгодно. В Швеции ввели еще одно новшество. При необходимости ремонтировать мебель или технику — 50% стоимости услуг отнимается при оплате налогов.

Правительство разрабатывает программы по стимуляции производства качественных товаров с длительным сроком службы, меньшим содержанием вредных веществ, продуктов долгосрочного хранения.

Растет популярность шеринговых сервисов. Уже неактуально, купив машину, быть ее единственным владельцем. В совместном пользовании находятся бытовые приборы, жилье, спортивное снаряжение. Надоело пальто или платье, больше не подходит по размеру, их можно отдать другому владельцу. Достаточно сфотографировать вещь, и разместить снимок на специальном ресурсе.

Правила для туристов

Туристам сортировать мусор предлагается в четыре пакета: пластик, стекло, бумага, прочее. При заселении в номер отеля каждый получает буклет с инструкцией. Желающим арендовать квартиру на длительный период по почте присылают брошюру с подробным описанием, что и куда выбрасывать.

Цифры говорят

Сегодня на одного жителя Швеции приходится 8 кг мусора. К 2025 году количество мусорных отходов на человека планируется снизить до 3 кг. Программа утилизации отходов позволяет обогреть 250 тыс. домов. В стране сжигается 2 млн т своего мусора. Около 700 тыс. тонн мусорных отходов импортируется.

Ученые сумели разработать настолько эффективные технологии преобразования отходов, что общественность заволновалась: в Швеции закончился мусор, она закупает его у соседних стран.

Дефицит мусора частично компенсировался за счет импорта в Норвегии. Норвежцы поняли, что утилизация отходов приносит существенную прибыль. Идеи и разработки они позаимствовали у Швеции. Норвежский мусор сортируется в разноцветные пакеты:

  • красные — бумага;
  • синие — пластик;
  • зеленые — пищевые отходы.

Все пакеты в одном контейнере привозят на мусороперерабатывающий завод. Автомат для оптической сортировки раскладывает пакеты по цветам. Затем они прессуются и отправляются на переработку.

Пластиковые бутылки можно опустить в специальные терминалы — накопители при супермаркетах. За это аппарат тут же выдаст деньги. Шведы называют свою систему переработки мусора циркулярной экономикой. Для большинства стран — это сказка об экологическом будущем.

СМИ рассказали, как Швеция перерабатывает бытовые отходы в дешевое топливо

Завод по переработке мусора в швеции

Шведы перерабатывают почти 100% своих твердых коммунальных отходов. Им даже приходится импортировать их для переработки в энергию, и это настоящий переворот в системе утилизации мусора.

Федеральное агентство новостей предлагает читателям перевод статьи The Swedish recycling revolution (Революция системы утилизации отходов в Швеции), опубликованную порталом Sweden.

Избавимся от всех отходов

Представьте, как было бы здорово, если бы отходы не уничтожались впустую. Если бы каждый выброшенный предмет превращали во что-то новое, например, сырье, газ или тепло. Швеция почти достигла этой стадии. Здесь более 99% отходов так или иначе перерабатываются. Если учесть, что в 1975 году этому процессу подлежало лишь 38% всех твердых коммунальных отходов (ТКО), это означает, что за последние десятилетия в стране произошел настоящий переворот в области утилизации.

Завод по переработке мусора в швеции

На сегодняшний день станции уничтожения ТКО находятся не более чем в 300 метрах от жилых районов. Большинство шведов распределяют все бытовые отходы в доме, упаковывают их в специальные контейнеры, накапливают их или же выгружают на станции утилизации. Немногие страны могут похвастаться таким же небольшим количеством бытового мусора в уличных баках.

Увеличение мощности перерабатывающих машин

Генеральный директор Шведской ассоциации по утилизации отходов (Avfall Sverige) Вайн Виквист убежден, что граждане Швеции способны на большее. Половина всех ТКО в стране сжигается, превращаясь в энергию. Он объясняет, что повторное использование материалов или продуктов позволяет тратить меньше энергии на создание нового продукта, нежели сжигание одного продукта и создание другого с ноля.

«Мы пытаемся продвинуться по «отходной лестнице», как мы говорим, от сжигания до утилизации материалов, стимулируя их переработку», — говорит Виквист.

Между тем, жители продолжают распределять отходы на газеты, пластик, металл, стекло, электроприборы, лампочки и батарейки. Многие муниципалитеты также поощряют потребителей за распределение пищевых отходов.

Завод по переработке мусора в швеции

Газеты превращаются в бумажную массу, бутылки повторно используются или переплавляются в новые предметы. Пластиковые контейнеры становятся пластмассовым сырьем, пища компостируется и становится удобрением либо биогазом после сложной череды химических преобразований. Мусоровозы часто работают на переработанном электричестве или же биогазе. Сточная вода проходит такую систему очистки, что употребляется в качестве питьевой.

Специальные мусоровозы ездят по городам и забирают электронику, а также опасные отходы. Фармацевты принимают оставшиеся медикаменты. Шведы относят свои крупногабаритные отходы, такие как подержанные телевизоры или сломанную мебель, в центры переработки отходов на окраинах городов.

От отходов к энергии

Нужно понимать, что отходы — это относительно дешевое топливо, и Швеция со временем научилась эффективно, а главное выгодно перерабатывать их, развив мощный комплекс предприятий. В 2014 году Швеция импортировала 2,7 млн тонн отходов из других стран. После сжигания мусора остается зола, которая составляет 15% от изначального веса. Из золы отделяются и перерабатываются различные металлы. Некоторые из них, например фарфор и плитка, не подлежат сжиганию: их просеивают для извлечения гравия, который затем используют в дорожном строительстве. Примерно 1% мусора остается и вывозится на полигоны.

Дым от мусоросжигательных заводов на 99,9% состоит из нетоксичного диоксида углерода и воды, но, несмотря на это, он очищается при помощи сухих и водяных фильтров. При сухой фильтрации остается осадок. В Швеции, сжигание отходов для производства энергии не вызывает недовольства и непонимания, а в других странах — таких как США — это довольно-таки обсуждаемая тема.

Делаем мир лучше

Представитель Шведского агентства по охране окружающей среды (Naturvårdsverket) Ганс Врэдхе предлагает повысить налог на хранение отходов.

«Это помогло бы людям лучше осознать проблему», — говорит он.

Совместно с государственными учреждениями и корпорациями, Врэдхе разработал план действий по утилизации отходов, а так же побуждению производителей к созданию продукции, срок использования которой существенно возрастает. Агентство также считает нужным ввести налоговый вычет на некоторые виды ремонта.

Завод по переработке мусора в швеции

«Реклама утилизации бытовых отходов, спонсируемая правительством, также может помочь, — рассуждает Врэдхе. — А наименее токсичные вещества, используемые в производстве, приводят к появлению меньшего числа продуктов, которые требуют дорогостоящего ремонта».

Компании, прилагающие усилия

Некоторые шведские компании добровольно присоединились к этой борьбе. Например, H&M начала принимать подержанную одежду от клиентов в обмен на купоны на скидку в рамках инициативы Garment Collecting.

Компания Optibag разработала механизм, способный отделять цветные мешки для отходов друг от друга. Люди бросают пищу в зеленую сумку, бумагу в красную, а стекло или металл в сумку другого цвета. На заводе по переработке Optibag эти пакеты сортируются автоматически. Таким образом, станции сортировки отходов могут быть ликвидированы.

В городе Хельсингборг на юге Швеции установили общественные мусорные баки с громкоговорителями, играющими приятную музыку, — все это во имя переработки.

Завод по переработке мусора в швеции

«Без отходов! — это наш лозунг, — говорит Вейн Виквист. — Мы бы хотели иметь как можно меньше отходов, и сделать так, чтобы все образующиеся отходы каким-то образом перерабатывались. Ничто не идеально, но это, безусловно, очаровательная идея».

Напомним, Россия пошла по пути стран Северной Европы и решила постепенно сокращать число полигонов ТКО, параллельно увеличивая количество перерабатываемого мусора. Пилотными станут проекты в Московской области и Татарстане. В этих регионах будут построены современные заводы по термической переработке отходов в энергию, мусоросортировочные станции, перегрузочные станции и мусороперерабатывающие комплексы.

Кроме того, разрабатываются меры по организации системы раздельного сбора мусора. Для этого в ближайшее время пройдут открытые тендеры. Предполагается, что система начнет работать с 1 января 2019 года. Первые мусоросжигательные заводы должны появиться к 2021 году. Комплекс мер должен по меньшей мере на 30% сократить количество захораниваемого мусора в Подмосковье, а в Татарстане свести этот показатель к нулю. Также предпринимаются новые шаги по рекультивации закрытых полигонов ТКО.

Королевство чистоты. Как Швеции удалось превратить 99% отходов в ценное сырье

Автобусы на биогазе (на фото) составляют четверть всего автобусного парка Стокгольма

Швеция за несколько десятилетий стала государством с наименьшим в мире объемом мусора на свалках. Теперь 99% бытовых отходов превратились из токсичной проблемы в ценный ресурс, пишет журнал НВ в репортаже из этой страны.

Во второй половине дня пятницы на парковке муниципального центра приема и сортировки мусора Бромма на окраине Стокгольма кипит работа: один за другим заезжают и выезжают автомобили, их владельцы выгружают на тележки старые матрацы, мебель и картон, а у автоматов по приему пластиковых бутылок толпится молодежь.

Между контейнерами с металлоломом, макулатурой, текстилем, сантехникой и деревянными отходами катит свою тележку Альф Олофссон, 56‑летний профессор музыкального колледжа Беркли. Вскоре он переедет в Валенсию и поэтому освобождает квартиру от ненужных вещей.

« В Швеции очень легко и удобно сортировать мусор, — признается он. — Обычно я оставляю его в специальных контейнерах на моей улице, но сегодня приехал сюда, потому что хочу выбросить много вещей».

За одну рабочую неделю свои габаритные отходы в центр Бромма привозят не меньше тысячи стокгольмцев, тогда как по субботам здесь принимают до двух тысяч человек. Всего в Швеции около 600 таких центров, которые вместе с более мелкими станциями сбора сортированных отходов, вакуумными мусоропроводами и целой индустрией переработки и сжигания мусора представляют собой единую систему управления отходами шведского государства.

Опыт Швеции в этой сфере уникален: здесь на свалки отправляется всего 0,7% бытового мусора. Ближайшие по этому показателю Дания и Финляндия передают на захоронение около 1%, а Норвегия — 3,5% отходов домохозяйств, констатирует Рони Арнберг, менеджер проектов Шведского природоохранного института и глава международных проектов в муниципальной компании Borlänge Energi. Половину собранного мусора шведы превращают в энергию, еще 35% перерабатывают и 15% используют для производства горючего и удобрений.

Чтобы система работала, производители закладывают в цену своих товаров стоимость переработки упаковки и платят потребителям за возврат пустой тары, а компании по сбору мусора делают выборочные проверки качества его сортировки и принимают несортированный мусор на вес. Все это мотивирует граждан разделять и сдавать отходы на переработку и повторное использование.

« В Швеции сбор и переработку мусора финансируют потребители, — подчеркивает Арнберг. — Поэтому граждане поступают более сознательно, чем если бы получали все [бесплатно] от государства».

Последние несколько десятилетий здесь учат население экологической сознательности, и в популяризацию таких идей 10‑миллионная Швеция уже вложила почти столько же, сколько в строительство трех десятков своих мусоросжигательных заводов.

В итоге практически все, что выбрасывают шведы, а это 466 кг мусора на человека в год, превращается в тепло, энергию, биотопливо, удобрения либо используется повторно. Для сравнения: в Украине на каждого жителя приходится в полтора раза меньше отходов, однако 95% их объема оказывается на свалках, загрязняя почву ядовитыми стоками, а атмосферу —парниковыми газами.

Энергия мусора

На окраине города Линчепинг, в пяти километрах от жилых кварталов прямо посреди поля возвышается современный стеклянный корпус мусоросжигательного завода. В соседнем здании заводского комплекса шумит и источает едкий запах много­уровневый конвейер. Он перемещает в печь отсортированные отходы, которые привозят сюда мусоровозы.

Установленная на заводе система оптического сортирования распознает зеленые пакеты с пищевыми отходами и сбрасывает их с конвейера. Извлеченные из них объедки отправляются на расположенный неподалеку завод по производству биогаза, а сами пакеты возвращаются на ленту и поступают в печь.

В Линчепинге системой сбора и переработки мусора управляет муниципальная компания Tekniska Verken, которая установила правило: в мусорные баки жители города бросают несортируемые и органические отходы, причем последние — только в специальных зеленых пакетах.

Впрочем, такая система не универсальна. В других регионах страны способы сортировки, а также форма собственности компаний, которые занимаются мусором, могут отличаться. Так, практически две трети муниципалитетов передали этот участок работы в руки частных компаний.

« Некоторые муниципалитеты разделяют функции, но мы считаем эффективным собирать мусор, перерабатывать его и таким образом зарабатывать на продаже энергии», — говорит Йохан Бёк, глава отдела международных отношений Tekniska Verken.

Годовая выручка его компании со штатом в 1 тыс. человек достигает 79 млн евро. Сжигая 1 млн тонн мусора в год, она продает полученное тепло и электричество сотням тысяч частных и корпоративных клиентов по всей стране. Тогда как био­удобрения и биогаз из переработанных органических отходов компания сбывает фермерским и транспортным компаниям своего региона.

Для дозагрузки своих перерабатывающих предприятий Tekniska Verken принимает отходы у двадцати других муниципалитетов, а также у Норвегии и Великобритании. Везти мусор в Швецию иностранцам бывает выгоднее, чем отправлять его на свалку в собственной стране, отмечает Бёк. Например, в Великобритании налог на депонирование отходов составляет 100 евро за тонну, тогда как мусоросжигательный завод в Линчепинге принимает тот же объем за 60 евро.

В итоге за год в Швеции сжигают 7 млн тонн отходов, четвертую часть которых принимают от других стран, а за счет полученной энергии отапливают 1,25 млн квартир и еще 680 тыс. обеспечивают электричеством. По данным шведской ассоциации муниципалитетов по управлению отходами Avfall Sverige, Швеция получает больше энергии из отходов, чем любое другое европейское государство — примерно 3 МВт/ч на тонну. «Мы строим самый ресурсоэффективный регион в мире», — гордится Бёк.

Шестую часть своего бытового мусора шведы превращают в биотопливо. Собственные заводы по его производству есть практически у каждого муниципалитета. На полученном из органических отходов биогазе ездит общественный и специализированный транспорт. Например, в Стокгольме биогазом заправляется каждый четвертый автобус и все без исключения мусоровозы.

Оставшиеся отходы, которые не могут быть сожжены или переработаны другим способом, отправляются на полигоны для захоронения. Среди них кафельная плитка, сантехника, асфальт, приводит примеры Бёк. Чтобы обеспечить их безопасное хранение, шведские мусорные полигоны оборудованы нижним барьерным слоем. По словам специалистов Avfall Sverige, он помогает собирать и очищать жидкие выделения — преимущественно зараженную захороненными отходами дождевую воду.

Разделяй, сдавай, используй снова

Все имущество, которое Олофссон решил забрать из стокгольмской квартиры в свой дом в Валенсии, поместилось в один микроавтобус. Часть ненужных вещей он оставил в центре сортировки отходов Бромма, а еще часть — одежду в хорошем состоянии, работающую электронику, столовые приборы и кухонное оборудование — передал в благотворительную организацию. Швед убежден: многие вещи заслуживают второй жизни.

« Я и сам повторно использую: например, здесь [в Бромма] нашел себе чемодан, который перед этим собирался покупать», — улыбается Олофссон.

Его философию разделяют многие сограждане. Неслучайно в самом центре шведской столицы расположились сразу несколько магазинов одежды секонд-хенд. Для приема устаревшей одежды на улицах Стокгольма установлены специальные контейнеры. Сдать текстиль можно также в магазинах шведского ретейл-гиганта H&M, причем не только в Швеции, но и в Украине.

Контейнеры для бумаги, жестянок, стеклянных и пластиковых бутылок тоже нашли свое место на улицах шведских городов. Сбором и переработкой таких отходов занимаются производители товаров в упаковке через специально созданную ассоциацию. Стоимость переработки они закладывают в цену своей продукции, отмечает Бёк. При этом покупатели напитков в пластиковых бутылках могут вернуть часть средств обратно: опустив бутылку в аппарат обратного вэндинга в продуктовом магазине или центре сортировки, они получают взамен одну шведскую крону ( 0,1 евро).

Шведам важно, чтобы бизнес следовал принципам устойчивого развития, подчеркивает Олофссон. При этом главным условием эффективной работы всей системы управления отходами он называет ее удобство. «Если бы в Швеции не было такой инфраструктуры, я вряд ли сортировал бы мусор», — признается он.

Зеленый путь

Об угрозе мусора для экологии и здоровья граждан в Швеции задумались полвека назад. В 1969 году здесь был принят закон о защите окружающей среды, который регулировал обращение с опасными отходами. В начале 1990‑х Швеция ввела обязательное планирование управления отходами на муниципальном уровне, в 1997‑м ответственность за упаковочный мусор была возложена на производителя, а еще через несколько лет здесь были запрещены захоронения вначале горящих, а затем и органических отходов.

Параллельно велась информационная кампания. «Я был ребенком, когда по телевизору начали крутить рекламу о переработке пластиковых бутылок и жестяных банок: каждый день по 40−50 раз», — вспоминает 56‑летний Олофссон. Отделяя тару от других отходов, шведы задумались о судьбе остального мусора, и так сформировалась привычка сортировать, поясняет он.

Продвигая идею сортировки, шведские власти позаботились и об инфраструктуре. В 1980‑х в магазинах появились автоматы по приему бутылок, а позднее на улицах городов были установлены станции сбора других сортированных отходов. В 2000‑х гражданам предложили оборудовать кухню не одним, а четырьмя мусорными ведрами: для органики, пластика, металла и бумаги.

И все же шведская система управления отходами не безупречна. Критику экологов вызывает высокая доля сжигаемого мусора. Горящие отходы загрязняют атмосферу, а извлечение энергии таким способом сдерживает развитие альтернативной энергетики, полагают исследователи.

В ответ шведские специалисты ссылаются на крайне строгие требования к выбросам своих мусоросжигательных заводов и тщательный контроль со стороны независимых организаций. Однако признают: нужно наращивать долю переработки и снижать процент пластика в сжигаемых отходах.

Шведы хорошо сортируют бумагу, стекло и металл, но гораздо хуже — пластик, считает Бёк. Часть отходов из этого материала не подлежит переработке, часть загрязнена. Да и перерабатываемый пластик можно использовать повторно максимум 6−7 раз. В итоге остановить загрязнение планеты пластиком может только отказ производителей от упаковки, которую невозможно переработать, убежден эксперт.

“Ъ” узнал, как в Швеции справляются со своими и чужими отходами

Многие российские экоактивисты и даже чиновники уверены, что Европа давно отказалась от сжигания мусора. В качестве положительного примера они нередко называют Швецию, отмечая, что России необходимо равняться на страну, перерабатывающую практически 100% отходов. Мощностями этой скандинавской страны, которая ежегодно импортирует около 1,5 млн тонн чужих отходов, может воспользоваться и Россия: в январе глава Минприроды Дмитрий Кобылкин заявил о проекте по транспортировке мусора за границу. Корреспондент “Ъ” Анна Васильева отправилась в Швецию и выяснила, что на самом деле все не совсем так, как полагают в России: страна перерабатывает около 50% отходов, а оставшаяся половина мусора все же сжигается.

«Тогда сортировка бесполезна и даже опасна»

Патрик Эриксон живет с женой в двухкомнатной квартире в небольшом шведском городе Борленге. На кухне под раковиной у него стоит небольшой пластмассовый ящик, разделенный на несколько отсеков — для бумаги, пластика, стекла и пищевых отходов. Впрочем, государство вовсе не обязывает Патрика так серьезно относиться к домашнему мусору — это его личное решение. «Раньше мы отдельно собирали только стеклянные бутылки, а остальной мусор просто сваливали в один бак,— рассказывает он.— Но у нас гостила девятилетняя племянница и жутко разозлилась, когда увидела, что мы так мало сортируем. Видите ли, их класс свозили на экскурсию в центр переработки отходов. После этого она целый месяц доставала и свою мать, и нашу семью, чтобы мы сделали дома больше отсеков для разного типа мусора». Теперь два-три раза в неделю Патрик относит свой рассортированный мусор в муниципальные контейнеры на соседнюю улицу. Каждый из них предназначен для определенного вида отходов. Впрочем, в большинстве многоквартирных домов контейнеры для разных фракций стоят прямо в подвале — далеко ходить не надо. Жительница Стокгольма Инна, переехавшая в Швецию из России более 10 лет назад, тоже сортирует стекло, бумагу и картон, пластик и пищевые отходы: «Но мы не разбираем, к примеру, на части пакеты от йогурта — отдельно картонную упаковку, отдельно крышку».

В Швеции все еще работают несколько сортировочных предприятий, где люди и машины разбирают сваленный в одну кучу мусор, но этот опыт сейчас считается скорее неудачным. «Одна такая сортировочная установка может стоить €5–10 млн, а ведь нужно платить персоналу — это еще €1–2 млн,— говорит советник отдела экономики и торговли посольства Швеции в Москве Гуннар Хаглунд.— А по факту им удается рассортировать всего 30% поступающего мусора — остальной либо уже слишком загрязнен, либо окончательно приходит в негодность во время транспортировки».

Чем чище мусор, тем выше шансы использовать его повторно. Металлическая упаковка (например, пивные банки) в Швеции перерабатывается в 81% случаев, стеклянные бутылки — в 89%. «Важно отделить стекло от остального мусора как можно раньше, вдруг бутылка разобьется, и стекло попадет в другие категории отходов,— отмечает господин Хаглунд.— Тогда сортировка бесполезна и даже опасна, человек может пораниться и занести инфекцию».

Еще сложнее с пластиком: несмотря на все старания, шведам удается переработать лишь 40% таких отходов. «Мягкую» пластмассу достаточно сложно вовлечь в повторное использование — чаще всего она сдается испачканной. Такой вид пластика в основном сжигается.

Завод по переработке мусора в швеции

«Обычный домашний мусор состоит из материалов разного качества и стоимости. Поэтому так важно сдавать его в разные контейнеры, чтобы облегчить последующую переработку,— объясняет руководитель проектов в Шведском экологическом исследовательском институте Ронни Арнберг.— По-хорошему, только для разных видов бумаги муниципалитету нужно поставить 29 отдельных баков, но это займет слишком уж много места».

В большинстве городов транспортные компании просто забирают разные типы отходов по очереди. «Конечно, было бы намного экономнее и экологичнее, если бы за всеми отходами приезжала одна машина,— признает господин Арнберг.— Но обычно у муниципалитетов заключены контракты с несколькими компаниями, и каждая вывозит определенный вид мусора». Впрочем, в крупных городах уже начинает внедряться «система одного мусоровоза».

Завод по переработке мусора в швеции

Как мусор влияет на экономику

Крупногабаритные отходы, остатки бытовой химии и сломанную электротехнику Патрик Эриксон отвозит на машине в «центр переработки» — по всей стране действуют почти 600 таких пунктов. Они похожи на парковку под открытым небом, только вместо машин здесь стоят огромные металлические контейнеры. Перед каждым — яркая табличка, где написано (и на всякий случай нарисовано), какой именно мусор в него нужно выбросить. На табличке контейнера для «металла» нарисованы велосипед, шинные диски и газонокосилка, контейнер слева используется для старой мебели, перед ним табличка с изображениями дивана и кресла, справа — отдельный бак для столов, досок и оконных рам. В центре, куда ездит господин Эриксон, стоят 12 контейнеров. На самом дальнем написано просто «На сжигание» — табличка предписывает оставить в нем сумки, CD-диски, книги и предметы одежды. «Некоторые шведы относят старую одежду в секонд-хенд, но многим проще отвезти ее с остальным мусором в такие центры, откуда она отправится на мусоросжигательные заводы»,— говорит Гуннар Хаглунд.

Завод по переработке мусора в швеции

Отдельно стоят ящики для потенциально опасных отходов: в них разложены перегоревшие лампочки, использованные батарейки, закончившиеся баллончики дезодорантов и спрея для волос. Рядом, в отдельно стоящем помещении, принимают краску, бытовую химию и разные токсичные жидкости. В нем установлена раковина на тот случай, если кто-то по незнанию перепутает контейнеры и произойдет химическая реакция. Чтобы избежать подобных инцидентов, есть возможность обратиться к работникам центра, у которых есть специальное образование. Они же еще раз проверяют все контейнеры перед отправкой мусора на разные предприятия.

В Швеции предусмотрена целая система, стимулирующая граждан меньше мусорить, а производителей — задумываться об утилизации их товаров. Здесь действует система залоговой стоимости, когда товар в перерабатываемой упаковке продается с небольшой надбавкой. Если сдать банку или бутылку в специальный автомат, он вернет часть денег.

Несмотря на все эти усилия, пока что Швеция перерабатывает лишь половину производимого гражданами мусора, остальное приходится сжигать. Шведское государственное агентство по охране окружающей среды признает, что выйти на более высокий уровень переработки «пока что очень непростая задача». «Отходы, конечно, желательно перерабатывать и использовать повторно,— говорит начальник отдела экономики замкнутого цикла Йон Энгстром.— Но часть (сдаваемого гражданами мусора.— “Ъ”) будет перемешана и плохо отсортирована. А смешанные бытовые отходы обычно идут на сжигание для получения энергии. Но, конечно же, наша цель — уменьшить долю полезных отходов среди того мусора, что сейчас отправляется на сжигание».

Люди, конечно же, ленивы, признает Гуннар Хаглунд, но правительству удалось главное — приучить граждан к мысли о необходимости самостоятельной сортировки домашних отходов. «Во многих европейских странах не верили, что такое вообще возможно. Ведь люди обычно думают, что сортировать мусор сложно, неудобно, грязно,— говорит он.— Мы доказали, что вполне реально начать делать это силами самих граждан».

Практически все шведы стремятся заботиться об окружающей среде, считает Инна: «Конечно, не все такие “идейные”. Бывает, что и мимо урны промахиваются, и за собакой забывают убрать, но они все же в меньшинстве». Действительно, возле баков в Швеции нередко можно увидеть валяющийся мусор. По словам Ронни Арнберга, уборкой контейнерных площадок в некоторых муниципалитетах занимаются частные компании, которые иногда не убирают мусор вокруг баков. «Если кто-то положит мусор рядом с контейнером, другой придет и положит свой там же,— объясняет он.— И дело тут даже не в лени — человек просто думает, что бак переполнен. Поэтому важно взять под контроль этот частный сектор и стремиться к тому, чтобы на площадках убирались каждый день».

«В Мальме и Гетеборге правят бал левые, позиция которых: “Мы должны перерабатывать!”»

Разработкой стратегии по управлению отходами в Швеции занимается Риксдаг (парламент). Сейчас парламентарии установили ориентир — добиться переработки 50% пищевых отходов. Муниципалитеты страны должны ориентироваться на это значение, но способы и варианты достижения результата они могут выбирать сами.

По данным шведской Ассоциации по переработке отходов Avfall Sverige, сейчас в 223 муниципалитетах из 290 налажен отдельный сбор пищевых отходов не только от мест общественного питания, но и от домохозяйств, остальные принимают такой мусор только от общепита. «В некоторых районах Швеции, например, на дальних хуторах, сложно собирать пищевые отходы. Муниципалитетам очень дорого оплачивать регулярный вывоз мусора из таких поселений»,— объясняет Гуннар Хаглунд. Но проблемы возникают и в крупных городах — в домах жильцам сложно найти место для сортировки мусора. Местные власти часто используют финансовые стимулы. Домохозяйства, которые отдельно собирают пищевые отходы, платят за вывоз меньше, чем те, что выбрасывают смешанный мусор.

«В Стокгольме, хоть это и столица, пока не очень хорошо с утилизацией пищевых отходов. В Мальме и Гетеборге (второй и третий по величине города Швеции.— “Ъ”) дела обстоят намного лучше»,— отмечает господин Хаглунд. По его мнению, это во многом зависит от местной политики: «В Мальме и Гетеборге правят бал левые, позиция которых: “Мы должны перерабатывать!”. А в Стокгольме заправляет правое крыло, которое считает: “Нет, пусть рынок сам разбирается!”».

Но бизнес пока не разобрался: в 2018 году в Гетеборге и Мальме было отправлено на переработку около 40% пищевых отходов, а в Стокгольме — только 26%. «Действительно, в Стокгольме долгое время шла борьба по поводу необходимости сбора пищевых отходов, но теперь все политические партии согласны с важностью этого вопроса,— рассказала “Ъ” вице-мэр Стокгольма по окружающей среде и климату Катарина Лур.— Одна из причин, почему мы не собираем много пищевых отходов в Стокгольме,— наш поздний старт». Чтобы вовлечь горожан в этот процесс, столичные власти ввели переходный период — отдельный сбор пищевых отходов станет обязательным лишь в 2023 году, а до этого мэрия будет вывозить их бесплатно.

Побочный продукт изготовления биогаза — дигестат — используется в качестве сельскохозяйственного удобрения.

«В 1990-е люди начали жаловаться на ужасный запах выхлопных газов. Они стояли на остановках, ждали автобусы, но из-за выхлопов дышать было невозможно»,— рассказывает Гуннар Хаглунд. Теперь Швеция планирует к 2022 году полностью отказаться от общественного транспорта, работающего на бензине. «Для небольших территорий будет использоваться электротранспорт, для остальных — биогаз,— говорит Ронни Арнберг.— Самые крупные транспортные средства мы переведем на биодизель, который производится из отходов либо из древесины».

Уже сейчас 20% топлива в транспортном секторе страны возобновляемо — это биогаз, биодизель, биоэтанол. «Все муниципалитеты и города хотят иметь собственное производство биогаза, чтобы раскрасить работающие на нем автобусы в свои цвета,— говорит Гуннар Хаглунд.— Горожане видят их и чувствуют свою причастность: “Благодаря тому что я сортирую домашний мусор, у нашего города есть такие автобусы!”».

«В отходах присутствует опасность независимо от того, сжигаем мы их или нет»

Европейское агентство по охране окружающей среды отмечает, что в Дании и Швеции самый высокий показатель мусоросжигательных мощностей на душу населения среди стран-участниц ЕС. А в коммюнике Европейской комиссии от 2017 года говорится, что «роль сжигания отходов преувеличена и должна быть пересмотрена, чтобы обеспечить рост переработки и повторного использования». Даже если мусоросжигательный завод вырабатывает электроэнергию, европейские чиновники отказываются считать это переработкой. Но у шведских властей другое мнение. «Довольно сложно извлечь и переработать все возможные отходы,— говорит Гуннар Хаглунд.— Можно было бы отправить оставшийся мусор на свалку. Но вместо этого мы сжигаем его и производим электричество и тепловую энергию для домохозяйств и предприятий».

Завод по переработке мусора в швеции

По данным Avfall Sverige, в 2017 году 34 мусоросжигательных завода приняли 2,4 млн тонн шведских бытовых отходов. И это на 6% больше, чем в 2016-м. Энергия, полученная из мусора, покрывает потребности в отоплении 1,25 млн квартир, а в электричестве — 680 тыс. квартир. «То есть около 16% всей тепловой энергии и примерно 1,4% всей электроэнергии в Швеции вырабатывается на мусоросжигательных заводах»,— объясняет господин Хаглунд.

Золу, оставшуюся после сжигания, также отправляют на переработку,— из нее извлекают различные металлы, а остаток используется для строительства дорог.

«Важно помнить, что в отходах присутствует опасность независимо от того, сжигаем мы их или нет,— отмечает Гуннар Хаглунд.— Худшее, что можно сделать, оставить отходы на свалке. Это приведет к выбросам метана в воздух, отравлению почвы и грунтовых вод».

Завод по переработке мусора в швеции

Тест “Ъ” поможет определиться в своем отношении к мусору

Даже если в будущем Швеция улучшит процесс сортировки мусора, минимум 30% отходов все равно будут сжигаться для производства энергии, уверен Ронни Арнберг. «Это экономически выгодный способ утилизации,— объясняет он.— Если необходимо будет снизить количество отходов, отправляемых на мусоросжигательные заводы, нам придется компенсировать это чем-то другим. Будем сжигать больше древесных щепок и биоматериалов, пригодных для сжигания». В свою очередь, компания Borlange Energy планирует построить в городе Вестерос новый мусоросжигательный завод «в несколько раз больше, чем другие аналогичные предприятия компании». Господин Арнберг уверен, что строительство не вызовет у населения недовольство. «Последние протесты по этому поводу в Швеции были в конце 1980-х годов,— рассказывает он.— Тогда сжигание на заводах осуществлялось без надлежащей очистки дымовых газов. Людей очень пугали диоксины, одни из самых опасных веществ, связанных со сжиганием отходов. И как раз в результате этих протестов была разработана такая технология очистки дымовых газов, что все опасности были устранены». По словам Гуннара Хаглунда, когда в Борленге планировалось строительство мусоросжигательного завода, на слушания пришел всего один человек. Дмитрий Литвинов из организации «Гринпис Нордик» уверен, что рядовой швед не воспринимает мусоросжигательные заводы как что-то опасное. «Поскольку тут к этому подходят очень основательно и сжигают только то, что жечь безопасно, я в целом отношусь к этому положительно,— соглашается с ним Инна.— Некоторые компании таким образом даже добывают новую энергию, так что этот процесс происходит с наименьшим вредом для экологии и с максимальной пользой для общества».

Директива ЕС по сжиганию предусматривает, что каждый килограмм отходов должен находиться более двух секунд при температуре выше 850°C. Поэтому на мусоросжигательных предприятиях запускают и выключают оборудование только вместе с очищенными древесными щепками, которые помогают сразу поднять температуру в печах до нужной отметки. Ронни Арнберг говорит, что крупнейший мусоросжигательный завод Hogdalenverket в Швеции находится недалеко от центра Стокгольма и в 2017 году он выбросил в общей сложности 0,075 грамма диоксинов.

«Люди всегда очень интересуются диоксинами, и это понятно — вещество очень опасно,— говорит Ронни Арнберг.— Вот вам пример для сравнения. В каждом крупном городе на праздники устраивают салют. Так вот, 15 минут новогоднего салюта создает такой выброс диоксина, который шведский завод произвел бы за 120 лет работы».

Ежегодно государство проверяет все выбросы заводов, но «Гринпис Нордик» считает, что полностью этим данным доверять нельзя. «Предприятия предпочитают измерять выбросы для контроля тогда, когда процесс горения идет равномерно, что означает меньшую эмиссию,— объясняет эксперт “Гринпис Нордик” по проблемам загрязнения окружающей среды Розанна Эндре.— Но периодически показатели эмиссии могут сильно колебаться, например, во время запуска и остановки оборудования. Если подобные события не происходят в момент измерения, то в отчет они не попадают». Однако Ронни Арнберг заверяет, что все мусоросжигательные заводы контролируются в онлайн-режиме Шведским агентством по охране окружающей среды. По его словам, компании сами заинтересованы в том, чтобы не допустить превышения показателей: «Существуют очень строгие предписания, какой уровень загрязнения разрешается. И это регулируется налогами. Каждое предприятие платит определенную сумму за каждую тонну, например, выделяемого углекислого газа. Потом комитет вычисляет среднее значение, и всем заводам, у которых количество выбросов не превышает среднего значения, делают возврат. Так что все предприятия прикладывают усилия к тому, чтобы оказаться ниже этой черты и получить свои деньги назад».

Шведский «Гринпис» выступает против мусоросжигательных заводов и по другим причинам. «Сжигание отходов — краткосрочное решение,— говорит госпожа Эндре.— Современный мир использует слишком много ресурсов и сырья. Если продукт или материал непригоден к повторному использованию или переработке, это означает, что в нем изначально есть какой-то изъян. От таких продуктов надо отказываться в принципе, а не сжигать».

«Российские отходы сохраняют такое качество, что их можно использовать для производства энергии на шведских мусоросжигательных заводах»

Но пока мир не готов полностью отказаться от одноразовых материалов, и Швеция помогает другим странам с решением их мусорных проблем. Разумеется, не бесплатно. В 2017 году на шведские мусоросжигательные заводы поступило около 1,5 млн тонн отходов из других европейских стран (535 тыс. тонн — бытовые отходы, остальные — промышленные). Большую часть этого мусора страна импортирует из соседней Норвегии. Но свои отходы на шведские мусоросжигательные заводы отправляют также Великобритания, Ирландия, Финляндия, Дания, Франция и Нидерланды. Сжигание тонны мусора на шведских предприятиях стоит около €70.

В мире как будто думают, что у Швеции закончились свои отходы, и поэтому нужно привезти чужие, возмущается Розанна Эндре из «Гринпис Нордик». «Мы считаем проблемой, что другие страны не хотят взять на себя ответственность за собственные отходы,— говорит она.— Всем странам следует активнее работать над тем, чтобы снизить количество мусора, а в конечном счете — прийти к его повторному использованию и вторичной переработке».

Промышленные и бытовые отходы не единственный вид «мусорного» импорта страны. Швеция также получает из других европейских стран сотни тысяч тонн токсичных отходов. В основном это различные химикаты, RDF-топливо (англ. refuse-derived fuel — «топливо на основе мусора»), а также обычные материалы (такие как стекло и пластик), содержащие или загрязненные опасными веществами. Также Швеция импортирует медицинские отходы. Так, согласно таблице, которую предоставило “Ъ” Шведское агентство по охране окружающей среды, в 2017 году в страну из Норвегии поступило около 450 тыс. тонн цитотоксических препаратов, а также части тела, органы и мешки с кровью. Все опасные отходы сжигают на специальных предприятиях при температуре более 1200°С, и только малая часть идет на мусоросжигательные заводы, вырабатывающие электроэнергию. Только несколько из них имеют разрешения на обработку тех же медицинских отходов.

При этом Швеция не только принимает отходы других стран, но и сама экспортирует мусор. Например, летучая зола, которая остается после сжигания отходов, отправляется в Норвегию. «У них есть технология, которая позволяет использовать летучую золу для изготовления цемента,— говорит Ронни Арнберг.— Мы часто шутим про то, что зарабатываем на Норвегии деньги: они нам поставляют мусор, из которого мы делаем энергию, а сами отправляем им опасные ненужные отходы». Помимо «бесполезного» мусора страна отправляет на переработку в Германию пластик. «Швеция небольшая страна,— объясняет Гуннар Хаглунд.— Например, на юго-западе только одно предприятие по переработке пластика, поэтому 1/3 от всего количества обрабатывается у нас, а остальное отправляется на заводы в Германию».

«Я слышу и то, что это плохо, и то, что это хорошо. Хотелось бы, чтобы специалисты Росприроднадзора оценили риски, что мы получим»,— приводило слова министра РБК. По информации издания, проект пока не попал на экспертизу в Минприроды.

В Шведском агентстве по охране окружающей среды “Ъ” сообщили, что не слышали о таком проекте. По словам посла Швеции в России Петера Эриксона, один мусоросжигательный завод изучал возможность поставки российского мусора для производства энергии, но в итоге решил принимать отходы из других европейских стран. Позже в Минприроды “Ъ” объяснили, что возможность транспортировки российского мусора в Швецию — всего лишь «идея, обсуждаемая экспертами».

В то время как российское экспертное сообщество отнеслось к такой возможности скептически, в Швеции настаивают, что поставлять мусор им может любая страна. «По мнению компании (которая изучала такую возможность.— “Ъ”), это возможно, как юридически, так и технически,— говорит Петер Эриксон.— Исследованные российские отходы сохраняют такое качество, что их можно использовать для производства энергии на шведских мусоросжигательных заводах». По его мнению, ключевым моментом такого проекта является готовность российской стороны оплатить расходы на транспортировку мусора в Швецию и его утилизацию на заводах.

Проект по отправке московских отходов в брикетах на захоронение в Архангельскую область шведы называют «пустой тратой ресурса». «Почему нельзя просто использовать материал, который можно переработать, отделить биологические отходы, а все остальное сжечь?» — недоумевает Ронни Арнберг. По его мнению, хранить мусор в брикетах будет проблематично даже на севере: «Когда морозы спадут, спустя несколько месяцев начнется процесс гниения. Ведь даже если извлечь все пищевые отходы, оставшийся мусор будет все равно ими загрязнен». Многие страны действительно хранят «сухой» материал, говорит он: «Но они хранят его примерно месяц, а потом сжигают. Никогда не слышал, что такой мусор может храниться вечно. Хотя я работаю в этой сфере уже 46 лет».

Грязь большого города

Завод по переработке мусора в швеции

Как в России задумывалась «мусорная» реформа — в спецпроекте “Ъ”

Нет свалок: сколько лет Швеция училась перерабатывать мусор

Завод по переработке мусора в швеции

Завод по переработке мусора в швеции

Вбивают в голову с детства

«Panta mera» (со швед. «перерабатывай больше») — девиз, благодаря которому шведы научились извлекать пользу из грязных банок и старых телевизоров. Для жителей скандинавской страны отдать мусор на переработку означает не просто проявить бережное отношение к природе, а исполнить закон и даже получить скидки на тарифы ЖКХ.

Еще в 1975 году в стране на мусорные полигоны попадало чуть больше 60% всех отходов. Несмотря на то что шведы стали сортировать мусор лишь в конце 90-х годов — позже других европейских стран — сейчас раздельный сбор отходов для каждого жителя страны стал нормой.

Если швед зайдет на кухню российской квартиры и захочет выкинуть мусор, то станет искать отдельный ящик, где стоит шесть-семь мусорных ведер разного цвета. Единственное ведро под раковиной, куда выбрасывают весь мусор, его сильно удивит.

Шведские дизайнеры и архитекторы при проектировании кухни в домах и квартирах заранее предусматривают отдельное место для нескольких контейнеров под все виды мусора.

В стране есть общепринятое разделение отходов по цветам: зеленый – для пищевых отходов, синий – для газет и бумаг, желтый – для бумажной упаковки, которую утилизируют отдельно от обычной бумаги, оранжевый – для пластиковой упаковки, серый – для металлической тары, а белый – для оставшихся отходов, которые можно сжечь для получения энергии. Кроме того, шведы отдельно собирают прозрачное и цветное стекло, электронику и опасные отходы — например, батарейки.

Причем сложные упаковки жители Швеции тоже утилизируют раздельно: сначала надо оторвать бумажную наклейку и отправить ее в синее ведро, затем пластиковую крышку — в оранжевый контейнер, уже после этого выбрасывается сама упаковка.

Шведы с детства знают, в какой контейнер выкинуть яблоко, а в какой — коробку от конфет. В детских садах воспитанники учатся, как делать компост из картофельной кожуры и других пищевых отходов, чтобы потом удобрить им собственный сад или огород. Примечательно, что любая шведская семья может компостировать у себя дома или в саду, но для этого необходимо получить специальное разрешение.

Наряду с физкультурой и музыкой в детсадах существует отдельный предмет — переработка мусора. Такая разъяснительная работа продолжается в школе, а затем в университетах.

На ютубе и телевидении регулярно появляются рекламные ролики и музыкальные видео, в которых звезды шведской эстрады скандируют гимн «Panta mera».

После того, как шведская семья разделила собственный мусор у себя дома, приходит время его вывозить. Различные виды отходов вывозят в разные дни недели. Жители частных домов вывозят к краю проезжей части контейнер с тем типом отходов, который должны увезти именно сегодня.

Вывоз мусора платный — для того, чтобы работники отрасли регулярно забирали контейнеры, одно домохозяйство платит около 2 тыс. шведских крон в год (13,6 тыс. рублей — «Газета.Ru»). Для квартиры эта стоимость составляет примерно 1305 шведских крон (8,8 тыс. рублей). При этом безответственным жильцам многоквартирного дома, которые не сортируют мусор, приходится платить за услуги ЖКХ по повышенному тарифу, поскольку мусоровоз в этом случае вынужден сначала ехать в цех, где сортировкой будут заниматься другие люди.

Иногда жители многоквартирных домов относят мусор в специальные пункты сбора отходов, которые внешне напоминают огромные мусорные контейнеры. На самом же деле — это подземный воздуховод, запущенный в 1961 году. Над землей виден верх урны с отверстием под отходы, под землей располагается основная накопительная часть. Благодаря этому вокруг таких пунктов не распространяется неприятный запах.

Несколько раз в сутки при помощи сильного воздушного потока накопившийся мусор всасывается в канализационный тоннель большого диаметра, по которому выносится на центральную станцию приема. Здесь мусор прессуется по контейнерам и направляется либо на станцию переработки, либо в мусоросжигатель. Такая тщательная первичная сортировка мусора делает переработку отходов для государства дешевле.

Что шведы получают за вклад в переработку

За неправильную сортировку в стране штрафуют, а за правильную — премируют. Например, в большинстве супермаркетов, аптек и на автозаправках стоят специальные аппараты по приему стеклотары, пластиковых бутылок, лампочек и мелкой электроники.

Как и в других странах Европы, мусор нужно просто забросить в приемное отверстие. Затем можно нажать красную кнопку и получить небольшое денежное вознаграждение, либо же нажать на желтую и отправить эти деньги на благотворительность.

Чтобы шведам было удобно утилизировать крупные предметы — мебель или стройматериалы — власти оборудовали бесплатные пункты приема. Одна станция охватывает примерно 10-15 тыс. жителей. После приема такой мусор разбирают на ценные составные части, которые затем скупают производители товаров. Так они получают сырье, готовое к запуску в новый цикл производства. Там же от предметов отделяют краски, кислоты и другие опасные вещества, которые позже попадают на специальный завод по переработке бытовой химии.

Просроченные лекарства, использованные шприцы и иголки местные жители относят в аптеку, а взамен получают специальные контейнеры для хранения такого вида мусора дома.

В Швеции перерабатывают даже дома — вместо сноса зданий их деконструируют. Машины «откусывают» куски стен, а затем везут их на специальную станцию, где после переработки бывший дом превратится в новые стройматериалы. Переработка стала культом в этой стране. Местные жители знают, что перед отправкой пластиковой бутылки на мусоросжигательный завод (МСЗ) ее можно переработать около семи раз.

При этом шведов мотивирует не только совесть, но и удобная инфраструктура, которая располагает к тому, чтобы разделять мусор. В 2009 году шведские экономисты из Университета Лулео опубликовали результаты исследования, согласно которому жители королевства гораздо охотнее тратят усилия на раздельный сбор мусора, если рядом с домом стоят удобные мусорные баки, а их соседи поступают также.

Как Швеция наживается на мусоре из соседних стран

В Швеции по состоянию на 2016 год на полигоны отправляется около 0,8% всего мусора. 33% подвергается переработке, 16% идет на компост, оставшиеся 50% отходов сжигается на МСЗ для производства энергии. Такая система получила название waste-to-energy (с англ. «энергия из мусора»).

Альтернативные источники энергии популярны в стране, где нет собственных запасов нефти и газа. Мусор играет большую роль в обеспечении электроэнергией и теплом жителей по всей стране. Стокгольм обеспечивается электроэнергией на 45% только за счет сжигания отходов. В 2015 году в Швеции из мусора было произведено 14,7 тераватт-часов тепловой и 2,3 тераватт-часов электрической энергии. На «мусорном топливе» работает и сама отрасль по утилизации — мусоровозы ездят на биогазе, полученном из отходов, или на электричестве того же происхождения.

Благодаря развитию такой системы в Швеции из года в год сжигается все больше мусора, и недостаток отходов станет для страны большой проблемой.

Ежегодно 32 МСЗ в стране сжигают более 2 млн тонн мусора, произведенного шведами, однако местного сырья недостаточно, поэтому королевство закупает его у других стран. Основные поставщики отходов — Норвегия, Ирландия и Великобритания.

Ежегодно оттуда вывозят около 1,3-1,5 млн твердых бытовых отходов (ТБО), чтобы обеспечить ими свои МСЗ. В сентябре прошлого года шведский посол в России Петер Эриксон не исключил, что в будущем страна может закупать мусор у России. По его словам, 60 млн тонн ТБО, которые образуются в России ежегодно, представляют интерес для Швеции.

Несмотря на все очевидные плюсы системы waste-to-energy, есть несколько серьезных подводных камней. В 2017 году Европейская комиссия предложила законодательно запретить в странах ЕС строительство новых МСЗ, а также вывести из эксплуатации старые и неэффективные. Дело в том, что в иерархии обращения с отходами в ЕС сжигание мусора занимает последнюю позицию.

Приоритеты в ответственном отношении к отходам — это предотвращение образования отходов, повторное использование вещей и переработка.

Сжигание мусора является экологически опасным — фактически твердые бытовые отходы превращаются в газ и золу, которые легко распространяются в воздухе.

В Швеции МСЗ были построены 30-40 лет назад, и в какой-то момент их наличие грозило разбалансировать систему раздельного сбора. На МСЗ допускались злоупотребления, когда на мусоросжигание вместе с органическими отходами направлялась и бумага, и пластмасса, которые лучше горят и дают больше топлива. Между тем это сильно вредит фильтрам на МСЗ и увеличивает выброс в воздух диоксинов и других вредных для здоровья и экологии веществ.

Когда в Совете по правам человека в 2017 году проводились обсуждения европейского опыта работы МСЗ, шведские эксперты рекомендовали не вводить в России такие заводы до тех пор, пока население не научится раздельно собирать отходы и пока не будет налажена система по сбору вторсырья.

Мусорная реформа по-европейски: как Швеция избавилась от всех свалок

Швеция ввозит мусор для переработки из других стран. В стране настолько хорошо налажена система переработки мусора, что практически не осталось свалок. Дефицит отходов может стать большой проблемой для населения, так как шведы благодаря переработанным отходам отапливают жилье и получают электричество. Помощь Швеции оказывает Норвегия — она поставляет соседям 800 тысяч тонн мусора каждый год.

Завод по переработке мусора в швеции

Нехватка мусора в Швеции — пока единственная проблема в стране, связанная с отходами. Только 7 % всего мусора отправляется на свалки, а все остальное либо сжигается, либо перерабатывается. Только за счет отходов Стокгольм обеспечивается электроэнергией на 45 %.

Как пишет портал building-tech.org, в какой-то момент сортировка мусора в Швеции достигла всеобщего масштаба. Власти проводили постоянную разъяснительную работу, кроме того, за неправильную сортировку в стране штрафуют. Жители знают, что из выброшенного пластика можно сделать новый еще семь раз. И только после этого он пойдет на электростанцию для сожжения и принесет пользу в виде электричества.

Каждая шведская семья имеет по 6 или 7 ведер для разного мусора — пластика, бумаги, стекла, картона, металла и других ТКО. Еще одно ведро предназначено для отходов, которые не могут быть впоследствии переработаны. Сортировать мусор правильно учат еще в детских садах и школах. В результате даже маленькие дети в Стокгольме знают, в какой контейнер выбрасывать обертку от конфеты.

Крупные предметы, такие как телевизоры, диваны, стройматериалы, отвозятся на специальные станции. Там их разбирают на ценные составные части, которые скупают производители товаров. Так они получают сырье, готовое к запуску в новый цикл производства. Там же от предметов отделяют краски, кислоты и другие опасные вещества, которые позже попадают на специальный завод по переработке бытовой химии. Кстати, такие станции в Швеции абсолютно бесплатные.

За жестяные и пластиковые бутылки можно получить деньги в пунктах приема. Как и в других странах Европы, бутылку кладут в специальный аппарат, который выдает взамен деньги.

Завод по переработке мусора в швеции

Просроченные лекарства, использованные шприцы и иголки жители тоже не выбрасывают, а относят в аптеку.

Помимо этого, в Швеции внедрили новую процедуру сноса зданий — «деконструкцию». Машины «откусывают» куски стен и везут их на специальную станцию, где после переработки они снова станут стройматериалами. Так старый дом превращается в новый.

Транспортировка мусора в стране происходит с помощью подземного воздуховода, который запустили еще в 1961 году. Основная часть мусоропровода расположена под землей, а жители страны видят только верхушку.

Шведы не только придумали, как добиться сокращения количества мусора на свалках, но как сделать так, чтобы число вредных выбросов в атмосферу во время переработки было минимальным. Благодаря новейшим технологиям, которые используются при переработке на мусоросжигательных заводах, выбросы в атмосферу оставляют не больше 1 процента.

Особенности сбора и переработки мусора в Швеции

Завод по переработке мусора в швеции

На сегодняшний день Швецию можно назвать флагманом сбора и утилизации отходов в мире, потому что в этой стране перерабатывается 99% мусора. Причем, половина используется для получения электрической и тепловой энергии.

Принципы сбора отходов в Швеции мало чем отличаются от Европейских, например, от тех, что действуют в Финляндии. Также благодаря системе экологического воспитания детей с ранних лет учат сортировке мусора и объясняют, почему у них в доме целых 5, а иногда и 7 мусорных контейнеров.

Все семьи в Швеции обязаны сортировать мусор и раскладывать его по пакетам соответствующего цвета. Отходы делятся по категориям: пищевые, пластмасса, металлический мусор, отдельно бесцветные и цветные стеклянные изделия, бумага и картоны, электрический мусор, например, лампочки и батарейки, а также отходы, не подлежащие переработке. Бытовую технику жители обязаны сами отвозить на мусороперерабатывающие предприятия. При этом правительство Швеции поощряет производителей, которые оказывают услуги текущего ремонта и производят качественные товары длительного использования.

Завод по переработке мусора в швеции

Особенности сбора и сортировки мусора в Швеции

Для вывоза отходов из частного сектора используются обычные мусоровозы, которые в определенные дни вывозят конкретный вид мусора. Однако в расположенных на улицах контейнерах активно внедряется система подземных воздуховодов. Несмотря на то, что их прокладка требует больших затрат, в дальнейшем это позволяет сократить расходы мусороперерабатывающих предприятий на вывоз. Системы воздуховодов автоматические и связаны с распределительным центром через интернет. Контролируют весь процесс несколько диспетчеров.

Также в Швеции активно действует система залоговой стоимости упаковки – это когда ее стоимость входит в цену товара. Покупатель может ее вернуть, сдав емкость, например, из под газированной воды в специальный терминал. Рядом с ним, кстати, установлены контейнеры для других отходов и умывальник.

Кроме того, сбором мусора в Швеции занимаются и коммерческие компании. Аптеки принимают лекарства, иглы и шприцы, некоторые магазины одежды – текстильные отходы в обмен на скидку, магазины бытовой техники забирают на утилизацию свою же продукцию, которая потом опять идет на производство, позволяя компании экономить ресурсы.

Вредные и токсичные отходы также собираются – пункты, куда можно сдать краску, лак, бытовую химию и так далее находятся на заправках.

Завод по переработке мусора в швеции

Переработка мусора в Швеции

Половина всех собранных в Швеции отходов сжигается, вырабатывая энергию. Сейчас мусоросжигательные заводы обеспечивают, например, почти половину Стокгольма. Из-за успешного опыта переработки мусора в энергию Швеция даже закупала отходы у других стран, например, Норвегии. А Великобритания даже доплачивала за это. Как заявляли в правительстве Швеции, они поставили себе цель полностью отказаться от ископаемых ресурсов в пользу экологичных.

В переработке мусора заинтересованы компании – производители. Закупать сырье у мусороперерабатывающих заводов во всех смыслах экономнее, нежели с нуля производить вещь. Так, цикл жизни волокон картона составляет 7 использований, и только потом он теряет потребительские свойства. Стекло может перерождаться около 30 раз.

Биологические отходы в Швеции компостируются или перерабатываются в биогаз, на котором в Швеции работает некоторый общественный транспорт. В Швеции повторно стараются использовать все – даже шлаки с фильтров на заводских трубах потом направляются на засыпку разработанных месторождений.

Сейчас в этой отрасли задействовано около 17 тысяч человек при населении Швеции в 10 миллионов. Оборот отрасли – 3,5 миллиарда евро. Последние направления работы – машины, которые самостоятельно сортируют мусор, распознавая цвет пакетов. Это позволит ликвидировать распределительные центры. Также сейчас актуально направление переработки смартфонов и подобной техники, и установка терминалов, выдающих деньги, если сдавать в них стекло и алюминиевые детали.

Переработка мусора в Швеции. Как все устроено?

«Молодежка» продолжает цикл материалов об утилизации мусора в разных странах мира.

Швеция – одна из самых “продвинутых” стран в плане сортировки и переработки мусора. Здесь практически нет отходов, которые бы не утилизировались.

Переработка мусора в Швеции делится на три уровня – домашняя сортировка, районная и городская. В переработку идет практически все – даже излишки урожая в саду, не говоря уж об упаковках и пластиковых пакетах. Мы решили узнать у уфимки, которая сейчас живет в Швеции, как это происходит.

Эльвира Хамитова, город Уппсала, Швеция:
Завод по переработке мусора в швеции– На мой взгляд, система переработки мусора в Швеции основана на самодисциплине людей, которые понимают, что ресурсы не возобновляются.
Мы сортируем мусор на компост, стекло, пластик и металл. Мусор, который не перерабатывается, сжигают. За счет горения вырабатывается газ, на нем ездят городские автобусы. Опасный мусор, который может попасть в реки, например, просроченные лекарства, сдаем в аптеки, а затем их утилизируют. Батарейки сдаем на специальные перерабатывающие станции. Туда же отвозим старые тефлоновые сковороды, крупногабаритную технику и мобильные телефоны. Даже ветки, срезанные с деревьев в садах, отвозим на утилизацию. В прошлом году был очень большой урожай яблок. Обычно излишки плодов уходят на переработку, но в этот раз яблоки разрешили отвезти и оставить в лесах, чтобы их съели лоси.

Упаковку от продуктов, стекло светлое и темное, макулатуру, разделенную на газеты и журналы, мы выбрасываем в разные контейнеры, которые стоят в каждом районе. Все контейнеры закрытые, от ветра мусор не разлетается по округе. В магазинах есть специальные пункты приема пластиковой тары. За каждый сданный пластиковый баллон потребитель получает деньги.

Отмечу, что шведы сортируют мусор на добровольной основе, никого не заставляют это делать. Здорово, что в общую систему заботы о природе быстро включаются и иммигранты. Люди, недавно переехавшие в Швецию, так же аккуратно сортируют мусор и заботятся об окружающей среде. Переехав в Швецию, я поняла, какая прекрасная практика переработки мусора существовала в СССР. Мы сдавали стекло, макулатуру и металлолом. А ведь именно такой подход и сохраняет ресурсы.

Как сообщает recyclemag.ru, шведские мусоросжигательные заводы используют самые передовые технологии, в результате чего число вредных выбросов, образуемых при сжигании мусора и попадающих в атмосферу, составляет менее 1%. Также шведам удалось сократить примерно на 50% количество вредных веществ, попадающих в золу. В итоге Стокгольм считается одной из самых чистых столиц Европы, несмотря на то, что в этом городе расположен мусоросжигательный завод.

Завод по переработке мусора в швеции

Завод по переработке мусора в швеции

Шведская «помойка» в ТСЖ снаружи и внутри. В коричневые ящики выбрасывают пищевые отходы в бумажных пакетах, которые выдаются бесплатно, в зеленые – отходы, которые впоследствии будут сожжены.

Завод по переработке мусора в швеции

Контейнеры для мусора на районном уровне, куда привозят то, что отсортировали дома: пластик, кроме пластиковых бутылок, газеты, упаковку, стекло, металл.

Завод по переработке мусора в швеции

Рядом находится инструкция, в которой написано, что выбрасывать нельзя, а надо везти на помойку городского уровня. Например, электронику здесь выбрасывать нельзя.

Как организована сортировка мусора в других странах, читайте в нашем материале.

Завод по переработке мусора в швецииmasterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Сортировать мусор и мыслить экологически в Швеции учат с детского сада. City of Stockholm / imagebank.sweden.se

Город Линдчепинг — небольшой городок на 150 тыс. человек, расположенный в 200 километрах от Стокгольма. Как говорят местные, для шведов он что-то вроде Бологого: многие проезжали мимо на поезде, но не посещали никогда. В жилом районе в воздухе нет смога и посторонних запахов, привычных жителю среднего промышленного города в России. Сложно догадаться, что в городе, в пяти километрах от домов, стоит крупный завод по сортировке и сжиганию мусора, круглый год загруженный на 100% мощности. Владеет заводом муниципальная компания Tekniska verken. Коммунальный холдинг перерабатывает отходы, содержит станции сортировки мусора, а также производит электричество и тепло, зарабатывая для бюджета городка 20 млн евро в год.

Таких заводов по всей Швеции четыре десятка, и их работа многократно сокращает вывоз мусора на свалки.

Еще в начале 90-х шведы вывозили на свалки около 1,4 млн тонн мусора ежегодно. С 1995 года эту цифру начали принудительно снижать: сначала обязали производителей упаковки заранее заботиться об ее переработке, затем ввели налог на складирование мусора на свалках. Серьезный перелом в борьбе с мусором наступил после 2002 года, когда правительство запретило вывозить на свалку мусор, который можно сжечь. В результате сегодня лишь 0,7% бытовых отходов в Швеции отправляются на свалки, а с учетом промышленного мусора за год захоранивается меньше 200 тыс. тонн отходов.

ТЭЦ в центре Линдчепинга. Никлас Вирсен / tekniskaverken.se

Как рассказывает представитель компании Tekniska verken Юхан Бук, построить эффективную энергетическую систему на сжигании мусора может далеко не каждая страна, но у Швеции есть техническое преимущество — центральная система отопления.

«Если бы мы производили только электричество, мы бы извлекали лишь 40% потенциала из нашего топлива и эта работа никогда бы не окупилась. Но у нас комбинированная система: из 100% мусора мы получаем 25% энергии и 65% тепла для муниципалитета, достигая эффективности в 90%»,

В год предприятие Линдчепинга перерабатывает в энергию около миллиона тонн мусора, и сейчас три четверти всего тепла в городе создается из мусора. Эти отходы приходят сюда не только из близлежащих городов, но и из-за границы: Британия и Италия платят Швеции по 60 евро за тонну мусора, чтобы сжечь его здесь. Для них это выгодно: в той же Британии за хранение тонны мусора на свалке пришлось бы заплатить около 100 евро.

По экономическим причинам и сами шведы не устраивают свалок без необходимости.

«Налог от того, что ты несешь что-то на свалку, составляет 1 тыс. крон. Производители энергии могут забрать это и сжечь за 500 крон. В результате компания получает доход, а производитель мусора экономит деньги, которые бы он отдал в качестве налога за захоронение мусора»,— объясняет Юхан Бук.

Несмотря на объемы сжигания, Линдчепинг ставит перед собой цель — к 2025 году стать городом, нейтральным с точки зрения выбросов диоксида углерода в атмосферу за счет современных систем фильтрации и восполнения экологического ущерба.

За сортировку мусора отвечают не только предприниматели, но и сами жители, собирающие органические отходы отдельно. Дмитрий Комаров / Znak.com

Сжигание — не единственный путь получения энергии из мусора. Шведы используют систему «дуального сбора»: органические отходы собирают отдельно, чтобы потом загрузить в установки для производства биогаза. Отходы смешивают, нагревают до 70 градусов, чтобы уничтожить патогенные бактерии, и закачивают в камеры гниения. Спустя время камера производит «сырой газ» с содержанием метана 55%. Из него «выстирывают» углекислый газ, чтобы довести содержание метана до 97%.

В таком виде газ отправляется на заправки и в котельные, где его используют в качестве экологичного топлива. Оставшаяся от производства газа органика идет на удобрения, которые позже в своей работе используют местные фермеры. По словам Юхана Бука, из 100 тыс. тонн отходов, используемых для производства биогаза в течение года, муниципалитет получает столько же удобрений.

Пока на производство биогаза уходит только 15,5% всего мусора Швеции. Около 50% мусора сжигается на заводах, а оставшиеся 34% отправляются на переработку и создание новых продуктов. Однако это достаточно перспективное направление: в этом году в Линдчепинге полностью отказались от сжигания угля, переведя угольные котельные на биогаз. Уже сегодня каждый четвертый автобус и каждый сотый автомобиль в Стокгольме работают на биогазе, созданном из мусора и отработанного шлама, и эту долю планируют увеличивать.

Мусора становится меньше не только из-за сжигания, но и из-за стремления сократить его поток на начальном этапе. Ключ к пониманию шведской системы обращения с отходами — принцип «мусорной лестницы». Согласно ему, лучшее, что можно сделать в этой сфере, — вообще не производить мусор, изначально отказываясь от упаковки или избыточного производства. Если отходы уже созданы, то их можно использовать повторно: не выбрасывать мебель, которой еще можно пользоваться, а перепродать ее. Для сбора таких ненужных вещей на сортировочных станциях отводится отдельное место.

Тот мусор, который нельзя перераспределить, отправляется на переработку: из пластиковых бутылок производятся новые бутылки (одна бутылка может пройти до семи циклов «переиздания»), из макулатуры — новая бумага или стройматериалы, садовый мусор становится удобрениями. И только то, что не подходит ни для одной из целей, отдается для производства энергии. Низкокачественный и загрязненный пластик и другие несортируемые отходы сжигаются, а с помощью органических отходов делают биогаз. На полигонах остается только кафель, посуда, керамика и стройматериалы, которые нельзя ни сжечь, ни переработать.

Если в России мусорная реформа выстраивается от потребителей товаров — то есть от граждан, которым подняли тарифы на вывоз мусора, чтобы создавать новые полигоны для захоронения отходов и мусоросжигательные заводы, то в Швеции работа ведется «сверху» и начинается от производителей упаковки.

«В Швеции ты просто не можешь продавать продукт и не знать, как будет утилизирована его упаковка. Ответственность за то, чтобы весь мусор был собран, поделен и переработан, лежит на производителе»,— объясняет Юхан Бук.

—Занимается этой работой одно предприятие, и если ты что-то продаешь в Швеции, ты обязан в нем участвовать. Взамен производители получают небольшую долю в компании. Это подталкивает производителей ответственнее подходить к тому, что именно они продают».

Ответственность за переработку мусора лежит и на гражданах, и без их участия в сортировке едва ли система будет столь же эффективна. Для начала в шведских городах введен дуальный сбор мусора: разделение на органические и неорганические отходы. В разных городах органические отходы могут складывать либо в отдельный бак, либо в мусорные пакеты зеленого цвета. В последнем случае мусор повезут на сортировочный завод, где роботы с помощью оптического сканера отделят зеленые пакеты от остальных и отправят их на станцию производства биогаза.

Мусор, подходящий для переработки, шведы везут на муниципальные сортировочные станции: отдельно выбрасывают стекло, пластик, дерево, садовый мусор, электронику, старую бытовую технику, мебель и другие крупногабаритные вещи. Среднестатистический швед посещает такую станцию три-четыре раза в год без какого-либо принуждения со стороны государства.

Как объясняет эксперт инвестплатформы Smart City Sweden Маркус Линд, экологическое мышление в гражданах воспитывают с детского сада.

«Дети учатся, как сортировать мусор, как его классифицировать, а потом они сами учат родителей, как делать правильно. Нет ничего эффективнее, чем давление на совесть со стороны твоих детей,- рассказывает Линд.

— К нам приезжали несколько делегаций из Китая, и они были потрясены тем, как шведские люди сортируют мусор на станции: без принуждения приезжают специально и выстраиваются в очереди, чтобы сдать мусор».

90% пластиковых бутылок шведы сдают самостоятельно, получая назад утилизационный сбор — одну или две кроны. Margareta Bloom Sandebäck / imagebank.sweden.se

Помимо давления на совесть, у людей в Швеции есть понятный экономический стимул: если ты сортируешь мусор, ты экономишь деньги. Так, в крупных супермаркетах Швеции можно сдать пластиковую бутылку на переработку, вернув себе вложенный в стоимость товара утилизационный сбор — одну или две кроны, в зависимости от объема бутылки. 90% бутылок в Швеции собирают именно таким образом, и как результат в прошлом году стране удалось переработать 2 млрд банок и бутылок, по 200 штук на одного жителя Швеции.

Приезжать на станции сортировки самостоятельно также экономически выгодно. В некоторых городах плата за услугу вывоза мусора фиксированная, но в том же Линдчепинге ставка плавает, и люди платят за вес фактически сданных отходов. Их отходы взвешиваются прямо в мусоровозе, поэтому город точно знает, сколько мусора производит каждый дом — и у владельцев домов есть стимул снижать общий вес мусора, сдавая сортируемые отходы на переработку.

В среднем в Швеции на человека приходится 466 килограммов мусора в год. Средняя семья из четырех человек платит за вывоз мусора в течение года 150–200 евро. Люди знают, что за эти деньги их мусор переработают или превратят в электричество или тепло.

Для сравнения, семья из четырех человек, живущая в частном доме в Нижнем Тагиле, заплатит за вывоз мусора в 2019 году около 100 евро. За эти деньги она получит очередную свалку недалеко от города, которая через несколько лет может стать экологической проблемой.

«Сжигание мусора — технологический и социально-экономический тупик»

У сжигания мусора есть и оборотная сторона, опасная для экологии: выбросы диоксида углерода и других загрязняющих веществ в атмосферу. Сейчас Швеция сжигает половину всех отходов, и значительная часть объема — это пластиковый мусор. По словам вице-мэра по экологии Стокгольма Катарины Лур, в столице Швеции сейчас сжигается 86% всей пластиковой упаковки. Сортировкой пластика в стране занимаются только в одном месте, и этого ресурса явно недостаточно.

Утилизированный таким образом пластик вносит свою лепту не только в рост выбросов углекислого газа, но и в образование новых токсичных свалок.

«Мусоросжигание — тупиковая ветвь обращения с отходами: вместо того чтобы стараться максимально сохранить ресурсы, их уничтожают в печке. В процессе мусоросжигания образуются шлак и зола (30% от объема сжигаемых отходов), это отходы более высокого класса опасности, которые нужно захоранивать на специально оборудованных полигонах. Поэтому мусоросжигание на самом деле не решает проблему свалок»,— объясняет медиакоординатор проекта «Ноль отходов» «Гринпис Россия» Ирина Скипор.

Пока Швеция не в состоянии утилизировать токсичную золу самостоятельно: она платит 1000 евро за тонну золы Норвегии, чтобы та похоронила отходы в своих известняковых шахтах, где они не должны наносить вреда окружающей среде. Чтобы оптимизировать расходы, в Швеции разрабатывают собственное решение для обезвреживания и складирования золы, но принципиально это проблему не меняет: этот вид отходов все равно нужно будет куда-то складывать.

«С точки зрения экологии, нужно не беспрестанно бороться со следствием мусорной проблемы, а искоренять ее причину. А причина — в перепотреблении избыточной упаковки, производстве одноразовых товаров и использовании большого количества неперерабатываемой упаковки. В идеале нужно стремиться к цикличной экономике. Она предполагает, что все ресурсы, которые добывает или производит человек, используются вновь и вновь. В такой экономике нет отходов, а есть вторичные материальные ресурсы»,— считает Ирина Скипор.

По тем же причинам активисты полагают, что использовать шведский опыт в России бессмысленно: сейчас в стране и так электро- и теплоэнергия производится с избытком.

В России хоть как-то перерабатывается и утилизируется примерно 7% бытовых отходов. В Европе этот показатель достигает 80%.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий