Углеводороды | мини нпз 1 рф

мини нпз 1 рф

В редакцию ИА Sakh.com обратился представитель одного из промышленных предприятий, работающих в сфере дорожного строительства на Сахалине. Его возмутила официальная информация от Сахалинстата об уровне инфляции в островном регионе в 0,6%, опубликованная 8 октября. В пример того, что цены за последнее время выросли намного серьезней, он привел ситуацию с топливом — несмотря на то, что цены на большинстве АЗС остаются более или менее стабильными, для оптовых покупателей ситуация складывается весьма непростая.

— Цены оптовые выросли на тысячи рублей за полтора года. Особенно тяжелая ситуация с мазутом — его используют в печах для плавки битума, как резервное топливо на электростанциях. И никто практически на Сахалин его не возит, приходится покупать у нашего местного НПЗ, принадлежащего “Петросаху”. Так вот, с мая прошлого года цена на этот вид топлива, по сути отходы нефтепереработки, почти в два раза выросла — с 18,3 до 32 тысяч рублей за тонну. Вот где здесь даже не 0,6, а хотя бы 6%? — возмущается собеседник агентства.

Чуть менее значительным оказался рост стоимости других видов топлива — керосин подорожал с 44 до 59, дизельное топливо (ТССУ) с 45,3 до 58,5, бензин регуляр-92 — с 48 до 57,2, нормаль-80 — с 45 до 52, а технологическая нефть — с 25,5 до 36 тысяч рублей за тонну. В среднем можно говорить о росте стоимости нефтепродуктов для оптовых покупателей в 1,1 — 1,3 раза.

При этом нельзя утверждать, что цена ГСМ на острове росла сама по себе без привязки к общероссийским реалиям — судя по данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, тот же мазут с мая 2017 по октябрь 2018 прибавил в цене более 10 тысяч рублей: с 9,1 до 19,9 за тонну. Регуляр-92 подорожал с 41,2 до 49, дизельное топливо — с 35,2 до 48,9 тысяч рублей. Разница общероссийских биржевых цен и оптовой стоимости топлива на Сахалине составляет от 8 до 10 тысяч рублей за тонну.

Обеспечение жителей Сахалинской области ГСМ, несмотря на все достижения региона на нефтегазовом поприще, остается перманентной проблемой в течение последних десятилетий. Особенно остро вопрос встает в осенне-зимний период, когда из-за штормов и непогоды случаются сбои в поставках топлива с материка.

Одним из наиболее популярных решений вопроса уже не первый год называется строительство на острове современного НПЗ — последний раз за два дня до отъезда в Приморский край об этом вспоминал уже бывший губернатор Сахалина Олег Кожемяко. Впрочем, пока никакого движения в этом направлении со стороны крупнейших нефтедобывающих и перерабатывающих компаний нет — по общепринятому мнению, основным препятствием для строительства на Сахалине НПЗ остается слишком маленький внутренний рынок, который не сможет обеспечить проекту сколько-нибудь вменяемую экономику. Кроме того, вспоминают об отсутствии для него сырьевой базы — продукция всех освоенных месторождений либо отправляется прямиком на материк, либо экспортируется компаниями-нефтедобытчиками за рубеж.

НПЗ “Первомайский”, принадлежащий компании “Петросах” (входит в холдинг Urals Energy), был открыт на Сахалине еще в 1994 году и стал первым в истории постсоветской России созданным с нуля частным нефтеперерабатывающим заводом. По данным с официального сайта, его мощность составляет порядка 200 тысяч тонн в год по переработке и 450 по очистке и стабилизации сырой нефти. В 2016 году заявлялось, что завод ждет модернизация и расширение, которое позволит “Петросаху” занять до 20% рынка ГСМ области.

Согласно проекту, теперь даже если предприятия не прогарантируют поставки нефти в течение трехлетнего срока, они все равно смогут подключаться к нефтепроводной инфраструктуре. «ЛУКОЙЛ», как и ранее «Газпром нефть», заявил, что это может привести к увеличению количества нелегальных врезок в нефтепроводы. Выход на рынок мини-НПЗ не улучшит ситуацию с конкуренцией, поскольку продукция таких заводов полностью экспортируется и не соответствует стандартам внутреннего рынка РФ.

ФАС, со своей стороны, разработала проект постановления, исходя из необходимости устранения административных барьеров. Первой высказала свои возражения «Транснефть». В компании заявили, что в настоящее время в России фактически работают 305 заводов, владеющих лицензиями на нефтепереработку, однако в официальном реестре насчитывается только 59 предприятий. Следовательно, 246 НПЗ работают с использованием нефти неизвестного происхождения.

В ФАС считают, что все заводы, которые подключатся к трубопроводам, будут получать сырье легальным путем на бирже или с помощью заключения прямых контрактов. Появление новых участников рынка позволит оживить конкуренцию. Сейчас 80% рынка заняли крупные компании — «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и «Газпром нефть». Минэнерго, в свою очередь, поддержало мнение нефтекомпаний о нецелесообразности отмены ограничений на подключение к нефтепроводам.

Данный вопрос рассматривался на заседании под руководством замглавы правительства Аркадия Дворковича в середине февраля 2014 года. Вице-премьер-министр поручил составить перечень нефтеперерабатывающих заводов, которые возможно подключить к нефтепроводной сети. «Транснефть» с 2009 года подключила к системе шесть заводов независимых компаний, отказ получили 16 НПЗ. Как сообщали пронедра.ру, правительство обсуждает вопрос регистрации всех мини-НПЗ страны.

Казахстану, партнеру России по Евразийскому экономическому союзу, критически важно начать экспорт бензина в октябре-ноябре. Поставки дешевого топлива из центральноазиатской республики обострят отношения с Россией, полагают казахские эксперты.

Стремительно нарастающий в Казахстане профицит бензина, угрожающий остановкой нефтеперерабатывающих заводов, подталкивает казахстанские власти к решительным действиям.

С начала октября они энергично готовят плацдарм для наступления на топливные рынки соседних государств. Министр энергетики Республики Казахстан (РК) Канат Бозумбаев уже подписал с российским коллегой Александром Новаком соглашение, разрешающее РК экспортировать топливо. А через неделю казахстанская делегация направится на переговоры в столицу Кыргызстана, Бишкек. Казахстан подписывает соглашения о сбыте топлива в Россию, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан, говорит Канат Бозумбаев. «Со странами, куда будем поставлять бензин, заключим соответствующие соглашения, в которых будут расписаны совместные балансы: в какой месяц и сколько мы будем им продавать. (…) Будем продавать ровно тот объем, который будет являться излишком для нашего рынка», — поясняет глава казахстанского Минэнерго.

Ранее, когда республике не хватало объемов собственного производства для удовлетворения внутреннего спроса, а нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) никак не удавалось модернизировать, Казахстан компенсировал дефицит за счет ввоза российского бензина, причем без таможенных пошлин. Россия, согласилась не взимать пошлины, но взамен настояла на том, чтобы Казахстан не экспортировал бензин в третьи страны, опасаясь реэкспорта российского топлива. На чем и договорились, подписав несколько лет назад соответствующее соглашение.

Ситуация изменилась после того, как Казахстан полностью модернизировал Павлодарский и Атырауский НПЗ – два из трех имеющихся в республике. В результате образовался профицит бензина — 340-350 тыс. тонн. «Если будет 500, то будет затоварка в стране, — пояснил Бозумбаев. — Критически важно в октябре-ноябре начать экспортировать, или мы эту установку (каталитического крекинга на Шымкентском НПЗ. — Ред.) просто остановим».

Чтобы начать бензиновую интервенцию, Казахстану нужно было согласовать с Россией изменения в соглашение о поставках нефти и нефтепродуктов, что успешно сделано 3 октября.

Ситуация на сопредельных рынках более чем благоприятна для казахстанских НПЗ — их бензин значительно дешевле, чем в соседних странах. Например, по состоянию на 10 октября 2018 года цена 1 литра АИ-92 в России колеблется от 40,2 рубля в Омске до 42,5 рубля в Ростове-на-Дону. Если перевести цены в национальную валюту РК — тенге, то получится от 224,7 до 237,5 за литр. Для сравнения: стоимость 1 литра АИ-92 на АЗС Алматы — 156 тенге, а в среднем по стране — 155,57 тенге.

По отношению к другим соседям казахстанские НПЗ также находятся в выигрышном положении. Если сравнивать долларовые цены на топливо, то в Казахстане, по данным GlobalPetrolPrices.com, они самые низкие — $0,48 за литр, тогда как в Узбекистане — $0,52, в Кыргызстане — $0,67, в Афганистане — $0,75, в Таджикистане — $0,98 и в Китае — $1,13. Загвоздка только с Турменистаном, там бензин стоит дешевле — $0,43 за литр.

С Китаем, в силу весьма сильной протекционистской политики и сложной логистики (разная ширина железнодорожной колеи, проблемы с разрешениями для большегрузных автомобилей), вряд ли что-то получится. А в Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане у казахстанского бензина вполне приличные перспективы, особенно если применить демпинг. Главный конкурент на этих рынках — Россия — ограничена в ценовом маневре из-за относительно высоких цен на свою продукцию.

Правда, у России есть другие инструменты влияния. Реакция россиян на бензиновую экспансию вполне читается, полагает казахстанский экономист Петр Своик. «Зачем им казахстанский бензин, когда и своего полно? К тому же с точки зрения россиян, наш бензин может прорываться на их рынок через ценовой демпинг — налогов-то в нем намного меньше (в России половина стоимости бензина идет в бюджет, тогда как в РК — 20%. — Ред.). И в данном случае такой демпинг имеет прямую государственную форму — вот вам и конфликт. И вот увидите, в нашем бензине российские инспекторы обязательно найдут какую-нибудь «кишечную палочку», — прогнозирует эксперт.


Министерство финансов РФ готово предоставить Хабаровскому НПЗ дополнительную льготу в виде обратного акциза на судовое топливо. Поддержка может быть оказана в период 2019-2021 годов.

Ранее глава ННК Эдуард Худайнатов обращался в правительство с просьбой предоставить заводу льготы в рамках завершения “налогового маневра” в нефтяной отрасли. Речь велась о начислении логистического коэффициента в размере 2 или “хотя бы 1,6”.

В 2017 году Хабаровский НПЗ переработал 4,7 млн тонн нефти. С учетом возвратного акциза для среднего завода 3 тыс. рублей на тонну и повышающего коэффициента 1,6-2 в 2019–2024 годах ННК могла бы дополнительно получить 30–50 млрд рублей возвратного акциза.

Минфин РФ, как сообщает газета “Коммерсант”, выразил готовность обсудить с ННК начисление обратного акциза на судовое топливо с 2019 года. Согласно законодательству, отрицательный акциз на данный вид нефтепродуктов будет введен только с 2022 года. Глава налогового департамента Минфина Алексей Сазанов сообщил о возможности начислять данный акциз для дальневосточных НПЗ (Хабаровский и Комсомольский НПЗ) уже со следующего года.

Хабаровский НПЗ производит 1,5 млн тонн мазута для бункеровки, из-за роста НДПИ на нефть экономика завода продолжит ухудшаться. По итогам первого полугодия 2018 года НПЗ получил убыток в 2,45 млрд рублей.

В Минфине изданию сообщили, что ведомство “готовит поправки в законодательство о налогообложении нефтяной отрасли в рамках решений, которые были приняты”. В Минэнерго не ответили на запрос. В “Нефтегазхолдинге” сообщили, что знакомы с обсуждением данного вопроса, но финального решения пока нет.

В июле о поддержке Хабаровского НПЗ просил предправления Сбербанка Герман Греф. Он обратился к президенту с письмом, в котором указал, что “налоговый маневр” в нынешнем виде может привести к неокупаемости инвестиций в модернизацию НПЗ и даже к банкротству ряда средних заводов. Сбербанк – крупный кредитор Хабаровского НПЗ: в 2013 году он выдал заводу десятилетний кредит в размере $700 млн.

Добавить комментарий