Нефтеперерабатывающие заводы в ливии

ЛИВИЯ, Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (араб. Аль-Джамахирия аль-Арабия аль-Либия аш-Шаабия аль-Иштиракия), — государство в Северной Африке. Площадь 1759,5 тысяч км 2 . Население 3,35 млн. человек (на конец 1983). Столица — Триполи. В административном отношении Ливия делится на 46 муниципалитетов. Официальный язык — арабский. Денежная единица — ливийский динар. Входит в состав Организации африканского единства (с 1963), Лиги арабских государств (с 1945).

Общая характеристика хозяйства. Государственные предприятия производят до 90% всей промышленной продукции. Примерно такова же доля государства и в общих объёмах капиталовложений в экономику. Определёнными льготами пользуется национальный частный сектор при инвестировании своих капиталов в производственную сферу. Доля промышленности в ВВП 59,4% (1985); основной объём её продукции производится в нефтяном секторе (36,9% ВВП). Из других отраслей материального производства заметную роль в ВВП играют строительство (12%), транспорт и связь (5,4%), сельское хозяйство (3,9%).

В 1985 в стране произведено 7,9 млрд. кВт•ч электроэнергии. Одна из наиболее динамично развивающихся отраслей народного хозяйства — транспорт. В перевозках грузов и пассажиров доминирующее положение занимают автомобили (свыше 700 тысяч единиц транспортных средств). Общая протяжённость автодорог 27 тысяч км (1985). Ливия располагает крупнейшим среди стран Северной Африки торговым флотом — 26 судов. Морской транспорт обеспечивает экспорт нефти и почти все внешнеторговые перевозки. Порты общего назначения: Триполи, Бенгази, нефтяные — Mapca-эль-Бурейка (Mapca-эль-Брега), Pac-эль-Ануф, Эс-Сидер, Mapca-эль-Харига, Эз-Зувайтина. Транспортировка нефти и газа по территории Ливии осуществляется с помощью разветвлённой системы трубопроводов, общая протяжённость которых 5,09 тысяч км (1981), пропускная способность 180 млн. т в год.

Природа. Большая часть страны занята пустынным плато (высота 200-600 м), на крайнем юге возвышается каменистое нагорье Тибести с г. Бетте (высота 2286 м), на севере — плато Эль-Ахдар (высота до 876 м). Площадь пустынь составляет 98% территории (Серир-Каланшо, Идехан-Мурзук, Идехан-Убари и др.). Вдоль побережья протягиваются низменности Джефара, Сирт и Киренаика. Климат тропический, в прибрежной части — субтропический средиземноморский. Средние температуры июля 27-29°С, января 11-12°С. Наибольшее количество осадков на севере страны в районе г. Эль-Ахдар — 400-600 мм, в районе г. Триполи до 200-350 мм, в южных районах до 25-100 мм в год. В стране нет рек. Имеются многочисленные небольшие пересыхающие озёра — сабхи.

Геологическое строение. Ливия расположена в пределах северной части Африканской платформы. Докембрийские кристаллические породы фундамента выступают на юге, в массивах Тибести и Ауэнат. На северо-западе, в сводовом поднятии Феццан, обнажаются слабометаморфизованные породы докембрия и фанерозоя, с которыми связаны месторождения железных руд. Фанерозойские породы чехла образуют ряд прогибов типа синеклиз. К северу от массивов Тибести и Ауэнат расположены синеклизы Куфра, Гадамес, выполненные мощными толщами палеозоя, на северо-востоке — обширная синеклиза Сирт, сложенная меловыми и кайнозойскими отложениями (мощность до 5 км) и осложнённая разломами. Со всеми крупными прогибами и синеклизами Ливии связаны месторождения природного газа и нефти. В пределах Триполитанской антеклизы, расположенной на северо-западе, мощность чехла 2-4 км.

Полезные ископаемые. В Ливии известны крупные месторождения нефти, природного газа, железных руд (табл. 1) и небольшие месторождения калийной и магнезиальной солей, соды, фосфоритов, гипса, известняков, глины и угля.

В стране выявлено 86 нефтяных и 8 газовых месторождений в нефтегазоносных областях Хамра на западе и Сирт на востоке. Нефтегазоносная область Хамра приурочена к восточной части Алжиро-Ливийского бассейна, выполненного палеозойскими преимущественно терригенными морскими и континентальными отложениями мощностью до 4 км, перекрытыми на севере песчано-глинистыми и известковистыми отложениями (до 2 км) мезозойского возраста. Здесь в отложениях ордовика-нижнего триаса выявлено 35 нефтяных и газовых месторождений. Коллекторы высокой пористости (18-25%). Наиболее крупные месторождения — Хамра, Эмгает. Нефти лёгкие (до 840 кг/м 3 ), малосернистые. В нефтегазоносной области Сирт, входящей в Caxapo-Средиземноморский нефтегазоносный бассейн, продуктивны песчаники кембрия-ордовика, доломиты и рифогенные известняки верхнего мела, известняки и рифогенные известняки палеоцена — эоцена (до 12 горизонтов). Месторождения связаны с пологими брахиантиклиналями. Залежи пластовые сводовые (в известняках массивные), в основном на глубине 900-2500 м. Выявлено 80 месторождений, в т. ч. гигантское месторождение Серир и крупнейшие (с извлекаемыми запасами свыше 100 млн. т) месторождения нефти Амаль, Нафура, Рагуба, Интисар, Наcep (Зельтен), Бахи, Baxa, Самах, Дефа и др., а также месторождение газа Хатейба (339 млрд. м 3 ). Нефти лёгкие и средние (до 860 кг/м 3 ).

Запасы угля в стране не оценены. Углепроявления установлены восточнее Мурзука, где в нубийских песчаниках залегает пласт угля мощностью около 10 м (Завила), на севере — угленосный горизонт в нижнемеловых отложениях (Налут, Кикла, Тархуна).

Месторождения железных руд осадочного типа сосредоточены в районе Эш-Шати. Рудовмещающие толщи верхнего девона представлены глинисто-песчанистыми отложениями с прослоями известняков и мергелей. Общая протяжённость рудоносной зоны 180 км, ширина 10-15 км, мощность рудовмещающей пачки 50 м. В разрезе выделены 5 продуктивных пластов мощностью 4-9 м. Руды представлены гематитом, гётитом, сидеритом оолитового строения. Наиболее крупные месторождения: Южный Тарут (общие запасы 640 млн. т, содержание Fe 50%), Ашкеда (475 млн. т, 51,7%), Эд-Дуэса и Эль-Ауджа (700 млн. т, 45%) и др.

Месторождения гипса приурочены к отложениям нижней юры и распространены на северо-западе Триполитании, в районе Эр-Румия.

Мощность гипсоносной толщи 270 м. Месторождения калийных и магнезиальных солей связаны с миоценовыми отложениями в бессточной озёрной котловине в районе г. Марада. Сода добывается из озёр впадины Мурзук, наиболее крупные озёра достигают размера 60х450 м при глубине 0,5-1 м. Концентрация солей в рапе составляет 23-205 г/л сухого остатка. При пересыхании озёр мощность корки солей 15-30 см (содержание Na2CO3 34,1-66,5%). В Ливии известны месторождения и проявления фосфоритов в отложениях верхнего триаса и маастрихт-палеогенового возраста на северо-западе. Линзовидные промышленные пласты песчанистых зернистых фосфоритов имеют мощность 0,2-0,3 м, содержание Р2О5 до 31,4%. Месторождения глин связаны с отложениями нижнего мела в районе г. Гарьян, известняков (для производства цемента) — с миоценовыми отложениями в районе гг. Хомс и Бенгази.

Горная промышленность. Общая характеристика. Место Ливии в мировой добывающей промышленности определяется исключительно нефтегазовой отраслью. Ливия — один из крупных продуцентов нефти: в 1981 на её долю приходилось 2,7% всей добычи нефти в промышленно развитых капиталистических и развивающихся странах (табл. 2).

Важное значение для национальной экономики имеет также добыча природного газа. Основные промыслы расположены на юге и юго-востоке от залива Большой Сирт (карта).

Другие виды полезных ископаемых, имеющиеся в стране, за исключением строительного минерального сырья, практически не добываются. Намечается разработка открытым способом железорудного месторождения Эш-Шати (1984). Численность занятых в горнодобывающей промышленности 21,2 тысяч (1980).

Нефтегазовая промышленность. Первая концессия на проведение разведочных работ на нефть была предоставлена в 1955, в 1961 Ливия стала страной-экспортёром нефти. В 60-е гг. иностранные нефтяные компании интенсивно вводили в эксплуатацию новые месторождения, за счёт чего происходило постоянное наращивание объёмов добычи. После революции 1969 правительство стало проводить политику, направленную на консервацию запасов нефти и сокращение её добычи.

Руководство нефтедобывающей промышленностью осуществляется Секретариатом по делам нефти, в подчинении которого находится компания “Libyan National Oil Соrp.” (“LINOCO”), решающая все вопросы, относящиеся к разведке, добыче, транспортировке, переработке и сбыту ливийской нефти. В “LINOCO” входят нефтяные компании “Arabian Gulf Oil Со.” и “Brega Oil Marketing Со.”, которым предоставлено монопольное право экспорта нефти, добываемой государственными компаниями, а также нефтепродуктов.

В 1981 доля государственного сектора в добыче нефти превышала 70%. Значительную роль в нефтяной промышленности Ливии всё ещё продолжают играть иностранные компании. Ливийское правительство вынуждено сохранять иностранное присутствие в отрасли из-за нехватки технического опыта, квалифицированных кадров, зависимости от поставок оборудования и ряда других факторов. В Ливии действуют также смешанные компании. Иностранные нефтяные компании функционируют либо на условиях концессионных соглашений и соглашений о долевом распределении продукции (85% — государство, 15% — иностранный капитал для нефти, добытой на суше, и соответственно 81% и 19% — для полученной на континентальном шельфе), либо на подряде у компаний “Arabian Gulf Oil Со.” и “Libyan National Oil Соrp.”. Один из важнейших принципов государственной нефтяной политики — предоставление приоритета на продажу нефти и других льгот тем иностранным компаниям, которые готовы вкладывать средства в разведку новых и вторичное освоение старых месторождений на территории Ливии. На начало 1982 на основе концессионных соглашений и соглашений о долевом распределении в Ливии функционировало 12 иностранных нефтяных компаний, образующих 7 групп операторов.

Разрабатываемые нефтяные месторождения Ливии сосредоточены в двух основных районах. Наиболее крупные месторождения находятся в пределах сравнительно небольшой зоны к югу и юго-востоку от залива Большой Сирт. Вторая группа месторождений расположена в западной части страны, граничащей с Алжиром и Тунисом. К 1979 разрабатывалось 48 месторождений, на которых насчитывалось 1095 эксплуатационных скважин, в т. ч. 357 фонтанирующих, 486 насосных и 252 нагнетательные. Среднесуточный дебит одной скважины от 200 до 2000 т нефти. Глубина залегания продуктивных горизонтов от 1500 до 3000 м.

В процессе отработки месторождений используются как первичные, так и вторичные методы добычи. В середине 70-х гг. несколько более 40% нефти получали из фонтанирующих скважин, 40% — с использованием насосов, остальное количество — путём закачки в нефтеносные пласты газа. Иностранные компании стремятся по возможности сокращать число скважин, эксплуатируемых вторичными методами для снижения своих расходов.

Из эксплуатируемых месторождений наиболее крупные — Серир, Наcep (Зельтен), Джалу и Амаль. Из других месторождений страны наиболее существенную роль в добыче нефти играют Дефа, Дахра, Ауджила, Рагуба, Baxa, Интисар с глубиной залегания продуктивных пластов 1800-3000 м и дебитом скважин до 600 т/сутки.

Существенное развитие получила переработка нефти. В Ливии насчитывается 8 нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) и нефтехимических предприятий. Большая часть из них имеет небольшую мощность. Крупнейшие НПЗ: в г. Эз-Завия (принадлежат компании “Libyan National Oil Соrp.”, мощность по переработке 6 млн. т нефти в год); в г. Mapca-эль-Бурейка (400 тысяч т нефтепродуктов). В 1984 пущен в пробную эксплуатацию НПЗ в г. Pac-эль-Ануф. Полная годовая мощность завода составила 12 млн. т. В целом внутренние потребности Ливии в нефтепродуктах удовлетворяются за счёт собственного производства на 90%. Импортируются высококачественные смазочные масла и авиационное топливо.

Нефтяные месторождения связаны с экспортными терминалами и НПЗ системой нефтепроводов общей протяжённостью 3,7 тысяч км (1985); крупнейшие из них: Серир-Mapca-эль-Харига (513 км), Амаль-Pac-эль-Ануф (274 км); их диаметр от 100 до 1000 мм. Значительная часть нефтепроводов принадлежит иностранным компаниям. Важнейшие экспортные терминалы расположены (в скобках — максимальные отгрузки, млн. т, в период наиболее высокого уровня добычи и экспорта нефти в конце 60-х — начале 70-х гг.) в Эс-Сидере (40), Эз-Зувайтине (23), Pac-эль-Ануфе (21), Mapca-эль-Бурейке (17), Mapca-эль-Хариге (11).

Нефтяная промышленность Ливии носит ярко выраженную экспортную направленность. В 1984 на внешние рынки поставлено около 91% всей добытой в стране нефти. Крупнейшим импортёром до введения в ноябре 1981 ограничений, а в марте 1982 полного эмбарго на поставки нефти были США (до 35% ливийского экспорта). Другие крупные импортёры — страны-члены ЕЭС. В 1985 они вывезли из Ливии свыше 30 млн. т нефти, в т. ч. (млн. т) ФРГ — 9,4, Италия — 12,8, Франция — 3,1; относительно крупными покупателями ливийской нефти являются также Испания (около 4), Турция (около 2,5) и Греция (2,9). ФРГ и Италия резко сократили закупки нефти в Ливии со 2-й половины 1981. Правительство Ливии стремится всемерно активизировать поисково-разведочные работы на нефть с целью увеличения её промышленных ресурсов.

Значительное развитие в Ливии получила добыча природного газа. Разведано более 30 месторождений свободного газа, из которых 26 эксплуатируются. Добывается также попутный газ, извлекаемый на 37 нефтяных месторождениях (1980). Газовые месторождения расположены в районах действующих нефтепромыслов и существующих трубопроводных систем, что облегчает введение в эксплуатацию новых ресурсов газа. Важное значение имеет также близость газовых месторождений к прибрежным районам, где сосредоточено 90% населения и размещены основные промышленные мощности страны, что позволяет снабжать газом потребителей при сравнительно небольших затратах на его транспортировку. Эксплуатацией газовых месторождений занимаются как национальные, так и иностранные компании: “Sirte”, “Libyan National Oil Соrp.”, “Agip”, “Occidental of Libya Inc.”, добывающие попутный газ на месторождениях Интисар “А”, “ДЖ”, “Д”, Абу-Тиффель, Серир, Дахра и свободный газ на месторождении Хатейба и др. Основное количество газа используется для закачки в нефтяные пласты (13-14 млрд. м 3 ), попутный газ на мелких месторождениях сжигается. Производство товарного газа в Ливии возрастает. Используется товарный газ для получения аммиака, метанола, сжиженного газа, а также в энергетических целях. Сжиженный газ (преимущественно попутный) экспортируется в объёме, эквивалентном примерно 4 млрд. м 3 в год. Его основные покупатели — Испания и Италия. Транспортировка газа до портов осуществляется по постоянно расширяющейся системе газопроводов, имеющих общую протяжённость 1285 км (1981). В страны-импортёры он поставляется в судах-газовозах.

Http://www. mining-enc. ru/l/liviya

По разведанным запасам нефти Ливия занимает первое место в Африке и пятое среди стран-членов ОПЕК (после Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ, Ирака). На долю СНЛАД приходится около 2% всех мировых нефтяных ресурсов. Достоверные запасы ливийской нефти составляют 29,5 млрд. барр. Помимо нефти в Ливии имеются довольно крупные запасы природного газа (1,6 трлн. куб. м; третье место в Африке), имеются запасы железной руды, фосфатов, гипса.

Нефтепоисковые работы в СНЛАД ведутся как национальными и совместными компаниями-операторами, так и зарубежными компаниями, получившими концессионные права на нефтеразведку. Концессии предоставляются в виде "Соглашений о разработке и долевом участии в производстве" (EPSA).

Инокомпания ведет своими силами нефтепоиск, и в случае открытия крупного месторождения и начала его промышленной эксплуатации становится, совместно с ННК, компанией-оператором. Стоимость концессии зависит при прочих равных условиях от географического расположения концессионного участка. Территория Ливии разделена на 4 зоны, различаемые по степени вероятности залегания там нефти.

Концессия на месторождение Кабир в 1991 г. была передана компании "АГОКО" ("Арабиен Галф Ойд Компани"), полностью принадлежащей ННК. После проведения подготовительных работ в 1996 г. "АГОКО" объявила о начале добычи нефти на этом месторождении. К началу 1998 г. из его недр, содержащих нефть парафинового основания с малым количеством серы, извлекалось до 90 тыс. б/д.

Нефтеочистка и распределение. Ливия осуществляет операции по нефтеочистке как на своей территории, так и за рубежом, распределяя нефть по основным европейским рынкам. Основными же рынками сбыта нефти для СНЛАД по-прежнему остаются Италия, Германия и Испания. Очистка ливийской нефти и производство продуктов происходят в Италии, Германии и Швейцарии; Ливия располагает широкой дистрибуторской сетью в этих странах, в то же время стремясь внедряться на рынки стран Вост. Европы.

На своих собственных НПЗ СНЛАД в состоянии переработать до 40% своей нефти. Их пропускная способность составляет 342 тыс. б/д, на трех аналогичных заводах в Европе – в целом около 300 тыс. б/д.

Завия. Расположенный нa северо-западе страны, завод был построен итальянскими специалистами. Его мощность – 108 тыс. б/д, он на 70% удовлетворяет потребности района Триполи, часть продукции экспортируется.

Рас-Дануф. Завод построен компанией "Раско", функционирует с 1985 г. Его мощность – 198 тыс. б/д, однако в настоящее время он работает не в полную силу. Большая часть итогового продукта поступает на электростанции, работающие на жидком топливе, а также на расположенный вблизи химический комплекс.

Себха. Строительство этого завода с запланированной мощностью 20 тыс. б/д, расчитанного на поступление нефти с ближайшего месторождения в Мурзуке, еще не началось. В 1989 г. ННК передало контракт итальянской корпорации СТИП. Ожидается, что сейчас, когда работы в Мурзукском месторождении интенсифицируются, проект будет возобновлен.

Стратегия правительства состоит в развитии зарубежных НПЗ и расширении дистрибуторской сети, чтобы обеспечить сбыт 400 тыс.-450 тыс. б/д через регион Средиземноморья. В 1994 г. было объявлено о планах по усовершенствованию НПЗ в Кремоне (Италия) и модернизации аналогичных предприятий в ФРГ. Планируется также расширение дистрибуторской сети в Словакии, Венгрии и Чехии. Ливия рассчитывает таким образом компенсировать свое неучастие в Средиземноморском партнерстве. Кроме того, с 1996 г. со СНЛАД был снят статус развивающейся страны, что повлекло за собой новые пошлины на выработанные из нефти продукты.

До сент. 1993 г. интересы Ливии за рубежом в вопросах нефтепереработки и дистрибуторских операций представляла компания "Ойлинвест Интернэшнл", для чего была создана дочерняя компания: "Ойлинвест Нидерландс", управляемая ННК, ЛАФИКО и ЛАФБ (Ливийский арабский внешбанк). Однако вследствие санкционных мер, предпринятых в отношении Ливии в соответствии с резолюциями СБ ООH №733, №748 (1992 г.) и №883 (1993 г.), СНЛАД была вынуждена передать контрольный пакет акций (55%) частным итальянским и немецким инвесторам, сохранив 45% акций.

Газовая промышленность. Крупные месторождения – Гадамес, Хамада, Сирт, Бури. В 1996 г., по данным ОПЕК, в Ливии было добыто 6,4 млрд. куб. м.прир. газа. Основная его часть была использована для нужд ливийского энергетического комплекса, около 1,2 млн. куб. м.экспортировано, главным образом, в Италию и Испанию.

Стремясь стимулировать развитие газового сектора в промышленности, правительство разработало план по сооружению двух газопроводов, которые включат новые газовые электростанции в Бенгази, Зуэтине, Хомсе и Триполи в единую национальную энергосистему. В июне 1996 г. ННК подписала контракт в 3 млрд. долл. с компанией "Аджип". Он предусматривает осуществление проекта по созданию гигантского газопровода (частично пролегающего по морскому дну), который свяжет месторождения прир. газа в Ливии с единой газовой сетью Италии (о. Сицилия). Ливия также намерена самостоятельно разрабатывать несколько газовых месторождений на своей территории.

Разработка новых нефтяных и газовых месторождений и интенсификация работ на уже действующих, даже поддержание объема добычи нефти на прежнем уровне требуют внедрения новых передовых технологий, замены устаревшего, зачастую изношенного оборудования. В результате действия международных антиливийских санкций нефтегазовая отрасль страны испытывает большие трудности. Особенно негативно санкционный режим сказался на ее нефтяной составляющей, значительно (в среднем в четыре раза) увеличивая стоимость импорта оборудования, запчастей к нему и его транспортировки. Санкции тормозили и дальнейшую экспансию ливийцев на новые рынки сбыта нефти, препятствуют проникновению в СНЛАД американских компаний, до 1986 г. весьма активно работавших в ливийском нефтяном секторе (их капиталы были заморожены). Против Ливии не введено международное нефтяное эмбарго, однако США в одностороннем порядке предприняли ряд мер, чтобы максимально затруднить нормальное функционирование нефтегазовой отрасли Ливии, проведение платежей и расчетов с иностранными подрядчиками через мировую банковскую систему. В авг. 1996 г. американский Конгресс ввел в действие закон Д’Амато, предусматривающий наложение санкций правительством США на инокомпании, инвестирующие более 40 млн. долл. в ливийский нефтегазовый сектор (этот закон вызвал резкую критику со стороны Евросоюза, ряд членов которого – Италия, Германия, Испания – в значительной степени удовлетворяют потребности своих ТЭК за счет ливийской нефти и заинтересованы в дальнейшем всестороннем развитии сотрудничества с Джамахирией в этой области).

Ливия остается в стороне и от многих экономических новаций, из которых извлекают пользу ее североафриканские соседи. Так, она не входит в число стран, образовавших новую зону свободной торговли в Средиземноморье, что открывает им доступ к получению дотаций на развитие от Евросоюза. В Джамахирии не ведутся также работы по созданию программ приватизации с целью привлечения иноинвестиций и ускорения экономического развития.

Http://www. africana. ru/source/oil/Libia_pol. htm

Ливийская нефть всегда была в центре интересов не только национальных, но и иностранных нефтяных компаний, а также различных государств, пытающихся использовать в выгодном для себя плане политическую борьбу и даже революционные настроения в этой стране. Находясь после революционных событий в сложном экономическом положении, Ливия, привлекая крупные иностранные компании, стремится повысить уровень нефтедобычи. Кто же из зарубежных игроков играет роль первой скрипки на ливийском нефтяном поле? Каковы шансы российского бизнеса вернуться на рынок этого североафриканского государства и помочь ливийцам достичь желаемого?

Объем добычи нефти в Ливии, лидирующей среди африканских государств по запасам этого сырья, не превышает 1,4 млн баррелей в сутки. По заявлению ливийского руководства, до конца текущего года страна планирует увеличить суточный показатель до 1,7 млн баррелей. Однако добиться этого будет непросто даже при помощи ряда иностранных компаний, которые возобновили деятельность на территории государства. Среди них – Eni, Wintershall, Total, OMV, Occidental. Почему?

Во-первых, частые кровопролитные столкновения в восточной части страны, где расположены основные месторождения, снижают производство «черного золота». Противостояние различных племен время от времени затрудняет эффективную работу нефтяной отрасли. Например, в прошлом году были выведены из строя несколько крупных нефтехранилищ. В результате в течение двух месяцев экспортеры не досчитались 60 — 70 тыс. баррелей в сутки. Из-за атак на нефтяные объекты со стороны протестующих в январе этого года производство сырья составило лишь 1,34 млн баррелей в сутки, что на 60 тыс. баррелей ниже декабрьского показателя.

Во-вторых, для начала надлежащего уровня нефтедобычи и масштабного экспорта сырья ливийской стороне необходимы солидные финансовые ресурсы, чтобы восстановить производственную инфраструктуру, серьезно пострадавшую в ходе военных действий. Получение нужного объема средств от европейских инвесторов затруднительно вследствие кризиса, который остро ощущают на себе экономики Старого Света. Что касается США, то у них тоже нет свободных финансовых ресурсов для рискованных внешних вложений. Львиная доля инвестиций уходит на развитие собственной углеводородной промышленности, особенно добычи газа и нефти из горючих сланцев.

В-третьих, инвестиционная привлекательность государства понизилась в силу возросшего уровня возможных политических, экономических и правовых рисков. Это не лучшим образом может сказаться на полном возвращении туда зарубежных концернов, без технологической помощи которых ливийским властям не удастся достичь озвученных планов. Более того, ливийцы не планируют компенсировать иностранным нефтяным и нефтесервисным компаниям убытки, связанные с повреждением оборудования и другой собственности. И хотя многие фирмы на свой страх и риск уже активно приступили к нефтедобыче и достигли 70-80% прежнего показателя, однако этого недостаточно.

В-четвертых, восстановление объемов добычи будет отличаться на различных участках. Например, Сирт — основной бассейн, на который приходится около двух третей производства, весьма сложный и работы там потребуют большего периода времени. В этой связи уместно напомнить, что, судя по заявлениям ливийского руководства, государство планировало выйти на довоенные показатели еще к концу 2011 года, а затем – к середине минувшего года. Как видно, уложиться в обозначенные сроки не удалось. И, пытаясь выйти из сложившейся ситуации, Триполи настоятельно зазывает международных игроков активизировать добычу и отгрузку нефти на экспорт.

В минувшем году Ливия поставила на внешние рынки 379,5 млн баррелей нефти. Основными потребителями стали Италия — 139,8 млн баррелей (36,8% от общего экспорта), Китай — 48,2 млн баррелей (12%) и Франция — 46,8 млн баррелей (11%). Покупателями сырья выступили итальянские компании Eni и Saras, швейцарская Glencore, испанская Repsol, а также китайская Unipec.

Интерес американских ConnocoPhillips, Hess и Marathon, работающих в Ливии, не столь высок. Ведь поставки из этой североафриканской страны даже до начала военных действий насчитывали менее 1% общего нефтяного импорта США. В то время как европейский рынок погашал около 10% своих нужд за счет Джамахирии, экспортировавшей туда более двух третей добываемого на ее территории топлива.

Тем не менее, американский бизнес не исключает возможной кооперации с европейскими концернами для увеличения производства на ливийском нефтяном поле.

Примечательно, что власть Ливии, хоть и нуждается в иностранных инвестициях и новейших технологиях для восстановления нефтяного хозяйства, но вовсе не намерена идти на поводу у Запада. Доказательством служит процесс проверок на коррупционность сделок, заключенных прежним ливийским режимом с крупными нефтяными концернами.

Территории отданные в концессии иностранцам, для проведения геологоразведки и добычи нефти и газа.

Относительно результатов этой процессуальной кампании можно сделать несколько предположений. В частности, подобные расследования могут стать серьезным препятствием для иностранцев на пути к расширению бизнеса в Ливии. На эту страну приходится около 14% совокупной добычи Eni, причем в ближайшие 10 лет компания планирует удвоить этот показатель, инвестировав в ливийскую экономику 30-35 млрд долларов.

Кроме того, проверка европейских гигантов способна сыграть на руку США и повысить конкурентоспособность американских нефтедобытчиков, которые вполне могут переориентироваться на Ливию в случае возникновения сложностей на других рынках.

В целом работа ливийцев по привлечению западных фирм ведется успешно. Так, осенью 2012 г. в Триполи прошло крупное профильное мероприятие под названием «Нефть, газ и устойчивое развитие». Среди участников значились высокопоставленные политики и представители бизнес-структур. В своем выступлении Абдуррахим бен Язза, бывший министр нефти Ливии, отметил, что возвращение высокого уровня производства в течение короткого периода стало возможным благодаря недюжинным усилиям. Однако страна не собирается останавливаться на достигнутом, а, напротив, будет стремиться увеличивать имеющиеся показатели до 2 млн баррелей в сутки к 2015 г.

В докладе Нури Берруйена, главы «Национальной нефтяной корпорации» Ливии, подчеркивалось, что страна обладает огромными запасами углеводородов и останется экспортером нефти в течение многих десятилетий. Кроме того, по его словам, государство планирует сотрудничать с международными компаниями на таком же высоком уровне прозрачности, как сегодня.

Тем не менее, заявленная публичность не была положительно оценена внешними партнерами. Ливийская сторона назвала покупателей нефти в 2012 г., опубликовав официальную статистику об объемах и стоимости поставок, но позднее было принято решение не афишировать соответствующие данные текущего года. Справедливости ради стоит отметить, что такого рода закрытость вообще характерна для стран, которые находятся в тяжелом экономическом положении и пытаются выйти из него. Например, Ирак долгое время после свержения режима Саддама Хусейна не предоставлял официальную статистику по нефти. Иран, обложенный многочисленными санкциями, несколько лет назад перестал выкладывать в открытом доступе данные об операциях с «черным золотом».

Долгое время Ливия не заключала новых нефтяных контрактов с иностранными инвесторами, но оно не прошло даром. Ведь страна извлекала уроки из предыдущих форм кооперации и в перспективе способна предложить зарубежным компаниям новую модель контрактного сотрудничества, которая стала бы привлекательнее предыдущих. Для этого необходимо, прежде всего, оценить и минимизировать возможные риски для инвесторов, сделать максимально доступной предквалификационную процедуру, а также пересмотреть прежние формы договоров на предмет их эффективности, прозрачности и сроков. Не исключен вариант того, что ливийские власти в будущем увеличат для подрядчика контрактный период разведки месторождений с нынешних трех до пяти лет.

Кроме того, вопрос, касающийся введения новых налоговых льгот для зарубежных компаний, может быть решен положительно при участии ливийского министерства нефти.

Помимо модернизации условий для инвесторов, на повестке дня стоит вопрос возможного изменения структуры и функций «Национальной нефтяной корпорации» Ливии. Например, не так давно ливийской стороной было высказано предположение, что правительство вполне может посчитать допустимым преобразование полностью государственной компании в коммерческий холдинг.

Как представляется, этот сценарий был озвучен намеренно, чтобы привлечь международных игроков вкладывать средства в развитие ливийской экономики. Трудно представить, что ливийцы добровольно отдадут в частные руки неиссякаемый источник постоянных доходов, которым долгие годы служит нефтяная монополия.

Тем не менее, несмотря на возможное создание заманчивых условий для потенциальных инвесторов, ожесточенное племенное противостояние в Ливии способно по-иному расставить акценты в углеводородных вопросах. Имеются вполне обоснованные сомнения, что центральные власти смогут контролировать все крупные месторождения страны.

Конкретный пример — основные залежи «черного золота» расположены в Киренаике. Старейшины местных племен и полевые командиры заявили о создании здесь автономии, которая будет самостоятельно распоряжаться энергоресурсами на ее территории. Радикалы также попытаются вмешаться в «нефтяной передел», так как их позиции наиболее сильны именно в этой части Ливии.

Даже среди местных государственных компаний нет полного согласия. Так, базирующаяся в Бенгази компания Agoco, добывающая около 25% нефти государства, выступила против того, чтобы экспортировать нефть через «Национальную нефтяную корпорацию», как было до начала военных действий. По словам одного из сотрудников компании, имели место консультации Agoco с некоторыми конечными потребителями топлива на предмет его прямой продажи.

Не следует забывать о том, что ливийские недра осваивали и российские компании, которые прикладывают усилия для того, чтобы вернуть себе этот рынок, потеснив конкурентов.

В конце минувшего года «Газпром нефть» направила Eni уведомление о намерении реализовать опцион по приобретению доли в проекте «Элефант». Теперь необходимо получить официальное одобрение Триполи на вхождение в проект российской компании. Сделать это будет непросто. Дело в том, что ливийские власти вряд ли полностью готовы забыть «двойную игру» Кремля, который некоторое время назад параллельно пытался заручиться поддержкой Муаммара Каддафи и его противников. Неслучайно, несмотря на начатую работу российского министерства энергетики по развитию нефтегазовых связей с Ливией, руководство этого государства заявило, что у него есть ряд нерешенных вопросов к Москве (в том числе имела место проверка на наличие «коррупционной составляющей»).

Помимо «Газпром нефти», вернуть свои активы на ливийском нефтяном поле стремятся «Татнефть» и «Газпром Ливия Б. В.». Первая до начала военного переворота вела разработку четырех блоков (в бассейнах Гадамес и Сирт) суммарной площадью 18 тыс. кв. км. На момент заключения соответствующих соглашений предполагалось, что компания будет осуществлять деятельность по проектам до 2035 г. Вторая получила лицензии на освоение двух перспективных участков (один – на шельфе Средиземного моря, другой – на суше, к югу от Триполи), но была вынуждена приостановить работы в связи с резким обострением ситуации в Ливии.

Восстановить прежние позиции российским нефтяникам будет проблематично по двум основным причинам. Во-первых, отсутствие особых привилегий, которые есть в арсенале многих европейские компаний, кратно понижает шансы на успех. Во-вторых, даже в новой тендерной борьбе, которая, по заявлению руководства Ливии, может состояться в течение года, встанет необходимость найти общий язык, как с местной администрацией, так и с ведущими западными державами. Для последних диалог с ливийской стороной, скорее всего, окажется более эффективным из-за ее высокой степени доверия к Западу, поддержавшему нынешних правителей североафриканской страны.

Таким образом, появление российских фирм более реально, например, в составах иностранных консорциумов. Причем, не стоит исключать, что, вернувшись, отечественные компании не досчитаются имевшихся ранее активов.

Если же имеющиеся у России контракты будут отнесены в разряд «старорежимных» и получение права вести по ним деятельность вновь потребует процедуры международных торгов, то ее результаты вряд ли ознаменуют победу российского бизнеса.

Опубликовано 12 Окт 2013 в 08:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.

Http://voprosik. net/torgovlya-neftyu-v-livii/

Триполи объявил, что нефтяная отрасль после пятилетнего перерыва открыта для зарубежных инвесторов и нефтяников. Ливия может оказаться даже большей угрозой для восстановления цен на нефть, чем сланцевики из США. Сейчас она качает 715 тыс. бар./сутки, а к концу года будет качать 1,25 млн.

Министр энергетики России Александр Новак предположил, что в этом году цены на нефть стабилизируются на уровне 60 долларов за баррель. Первый месяц действия соглашения показал, что его участники выполняют взятые обязательства на 80-90%. Причем, ряд стран, включая Саудовскую Аравию, даже сокращают добычу с опережением графика. Тем не менее, цена на нефть пока «топчется» в районе 55 долларов за «бочку». Многие специалисты настроены менее оптимистично по сравнению с нефтяными чиновниками. Среди угроз соглашению, главной из которых является наращивание добычи, а не ее сокращение, называют трех членов ОПЕК: Ливию, Нигерию и Иран.

Никто не обвиняет нефтяников этих стран в мошенничестве, потому что им по разным причинам официально разрешено не снижать добычу. Иран, например, согласился не добывать больше 4 млн бар./сутки. Это значит, что Тегерану даже разрешили нарастить добычу на 90 тыс. бар./сутки. Нигерия в прошлом году, пусть и не по своей воле, а из-за подрывной деятельности исламистских боевиков в дельте реки Нигер, уже и так значительно сократила добычу.

Что касается Ливии, которая, как считают многие экономисты, является самой большой угрозой соглашению, то в этой многострадальной стране уже пять лет бушует гражданская война между центральными правительствами (сейчас Правительство национального единства – GNA) и многочисленными милициями и сепаратистами, вооруженными до зубов. Чаще всего бои идут как раз за месторождения нефти, терминалы и нефтеперерабатывающие заводы, главный источник доходов государства.

Члены ОПЕК должны снизить добычу нефти на 1,5 млн бар./сутки, а нефтедобывающие страны, не входящие в картель, еще на 600 тыс. Эти цифры и ожидания от выполнения соглашения уже подняли цену на нефть выше 50 долларов за баррель, однако специалисты отмечают, что эффект воздействия соглашения на рынок уже начал выдыхаться. В любом случае, деятельность трех перечисленных выше стран будет продолжать сдерживать цены на «черное» золото.

Конечно, такой вариант возможен лишь в том случае, если Триполи удастся восстановить свою нефтяную промышленность. Практически все нефтяные месторождения, НПЗ и терминалы на особенно богатом нефтью востоке страны сейчас находятся под контролем так называемой Национальной армии Ливии NLA под командованием генерала Халифы Хафтара. Ливийские нефтяники возобновили работу и наращивают добычу. За непродолжительный период времени: с сентября прошлого по январь этого годов добыча нефти в Ливии увеличилась, заявил на пресс-конференции в Лондоне президент национальной нефтяной компании National Oil Company (NOC) Мустафа Саналла, с 300 до 715 тыс. бар./сутки. Представитель GNA хвалился в минувшие выходные, что она превысила 750 тыс. бар./сутки. Так много нефти в Ливии не добывалось уже три года, с октября 2014 года, когда добыча составляла 850 тыс. бар./сутки.

Правительство национального единства Ливии объявило о планах нарастить добычу нефти к концу 2017 года как минимум до 1 млн бар./сутки. Некоторые экономисты прогнозируют на конец года и 1,5 млн бар./сутки, но, скорее всего, это слишком завышенные цифры и добыча если и превысит миллион баррелей, то ненамного.

Конечно, маловероятно, что наращивание добычи ливийскими нефтяниками будет проходит равномерно, по нарастающей. Например, на этой неделе проблемы с электричеством на месторождении Сарир привели к тому, что добыча сократилась на 60 тыс. бар./сутки.

В 2011 году, перед свергжением Муамара Каддафи, Ливия добывала 1,6 млн бар./сутки. Для того, чтобы вернуться к этому уровню, Триполи потребуется, по словам Саналлы, от 100 до 120 млрд долларов иностранных инвестиций для восстановления разрушенной инфраструктуры и разведки и освоения новых месторождений. Самые серьезные разрушения на терминале Эль Сирт, где сейчас в рабочем состоянии лишь 5 из 19 резервуаров. Во вторник правительство объявило, что существовавший с 2011 года мораторий отменен и что иностранные инвесторы могут вкладывать деньги в ливийскую «нефтянку».

Конечно, для соглашения о снижении добычи нефти и цен на нее очень важны темпы, с которыми будет восстанавливаться нефтяная промышленность Ливии. В основном, это будет зависеть от политической обстановки в стране, которая далека от стабильности. Кроме местных разборок, не следует забывать и об «Исламском государстве», силы которого в Ливии представляют реальную и существенную силу. Отряды джихадистов были выбиты в декабре из Сирта, но это поражение не означает разгром радикального исламизма в стране. Наблюдатели уверены, что ИГ сейчас перегруппирует силы и еще даст о себе знать.

ООН и Запад поддерживают Правительство национального единства Ливии. Москва тоже поддерживает GNA и заявляет, что поддерживает контакты со всеми силами в Ливии. Правда, на Западе в последние недели утверждают, что Кремль склоняется к поддержке Халифы Хафтара, который, в свою очередь, на стороне так называемого Восточного парламента. Напомним, что после захвата исламистами Триполи Палата представителей (HoR) переехала на восток страны, в Тобрук.

Самым плохим для Ливии и, естественно, для ее нефтяного сектора станет попытка NLA свергнуть слабое Правительство нацединства. Такой вариант будет означать полномасштабную гражданскую войну и будет на руку ИГ и прочим радикалам. Однако именно такой сценарий развития событий, пусть и теоретически, наиболее предпочтителен для ОПЕК и не входящих в него нефтедобывающих стран, стремящихся к восстановлению цен на «черное» золото.

Http://expert. ru/2017/01/26/liviya/

Ключевые слова: нефтяная промышленность Ливии, разведочные работы, добыча нефти, нефтепереработка,

В статье рассмотрены проблемы развития нефтяной индустрии Ливии фактически с самого начала ее зарождения в конце 50-х годов XX века и вплоть до начала военных действий против этой страны в феврале 2011 г. Несмотря на резкие колебания объемов добычи нефти, к 2010 г. в Ливии она выросла до 77,5 млн. т в год, или до 2,1 % общего уровня мировой добычи нефти. Доля же экспорта нефти и нефтепродуктов к 2010 г. составила почти 4,1 % мирового экспорта.

Особое внимание в статье уделено организационной структуре управления нефтегазовой промышленностью, возглавляемой Национальной нефтяной корпорацией (National Oil Corporation – NOC).

Добыча нефти. Разведочные работы на нефть в Ливии начались в 1955 г. в соответствии с принятым Законом о нефти № 25, в котором предусмотрена возможность предоставления иностранным нефтяным корпорациям концессионных участков для ведения этих работ. В 1959 г. были открыты первые нефтяные месторождения at Amal и Zelten (в настоящее время получившие название Nasser), а уже в 1961 г. организован экспорт нефти с этих месторождений.

Ввод в разработку ряда крупных месторождений позволил уже к 1969 г. увеличить объем добычи нефти до 150 млн. т в год.

В 1970 г. правительство Ливии национализировало нефтяную промышленность. По программе национализации правительство или национализированные нефтяные компании приобрели право участия в добыче нефти и ее транспорте, осуществлявшихся иностранными нефтяными компаниями. Для этого с ними были подписаны соглашения о разделе продукции. Национализация нефтяной промышленности негативно отразилась на объемах добычи нефти, которая к 1971 г. снизилась до 100 млн. т. В результате присоединения Ливии к вводу нефтяного эмбарго США в 1973 г. произошло дальнейшее снижение добычи нефти сначала до 75 млн. т в год, а к 1987 г. – до 50 млн. т в год.

В 1992 г., несмотря на введенные ООН санкции против Ливии, добыча нефти в стране выросла до 70 млн. т в год и на этом уров-

Не оставалась до 2000 г. В 2004 г., когда Муамар Каддафи дал согласие отказаться от производства оружия массового поражения, санкции против Ливии были сняты, что позволило с помощью транснациональных нефтяных компаний осуществить дальнейшее наращивание добычи нефти.

Основные нефтяные месторождения Ливии расположены на северо-востоке страны в нефтегазоносном бассейне Sirte, где сосредоточено до 80 % извлекаемых запасов нефти. К другим нефтегазоносным бассейнам относятся: Chadames, расположенный в 385 км от Триполи, бассейн Cyrenaica на северо-востоке страны. Кроме того, на западном побережье открыто несколько небольших месторождений, самым крупным из которых является el-Bouri с извлекаемыми запасами нефти 275 млн. т. Месторождение открыто итальянской компанией Eni в 1976 г. Максимальная добыча нефти на месторождении составила 7,5 млн. т в год в 1981 г. и в последующие годы резко снизилась. В настоящее время добыча нефти на месторождении равна 3 млн. т в год. На юге страны в Сахаре в нефтеносном бассейне Murzug открыто несколько месторождений, самыми крупными из которых являются Murzug и El Shara.

По данным Oil and Gas Journal, извлекаемые запасы нефти на разрабатываемых месторождениях страны на 01.01.11 г. составили 6,35 млрд. т, что превысило запасы нефти США в 2,4 раза. Добыча нефти в 2010 г. равнялась 77,5 млн. т. Однако на месторождениях, разрабатываемых Национальной нефтяной компанией, идет естественное падение добычи нефти с темпом 7-8 % в год. Корпорация NOC стремится поддерживать уровень добычи нефти за счет высокопродуктивных месторождений, таких как Brega, Sarir, Sirtica, Waha, Zneitina, а также за счет наращивания добычи на вновь открытых месторождениях.

Нефтепереработка и нефтехимия. Ливия располагает пятью нефтеперерабатывающими заводами (НПЗ). На одном из них (Ras Lanuf) выпускается нефтехимическая продукция. Кроме того, на газоконденсатном месторождении Marsa Brega имеется

Газохимический комплекс, где сырьем для выпуска нефтехимической продукции служат сжиженные газы этого месторождения. В целом мощности по переработке нефти пяти НПЗ составляют 19,0 млн. т в год, в том числе: Zawia – 6 млн. т, Rus Lanuf -11,0 млн. т, El Brega -0,5 млн. т, Tobruk -1,0 млн. т и Sarir -0,5 млн. т. Мощности НПЗ превышают внутреннее потребление нефти в стране на 6,1 млн. т.

Нефтеперерабатывающим заводам страны был нанесен большой ущерб, особенно резолюцией ООН от 11 ноября 1993 г., в которой предусмотрен запрет на экспорт в Ливию нефтеперерабатывающего оборудования. Именно в это время Ливия намечала приступить к полной реконструкции своих НПЗ с целью повышения объемов выработки бензина и других светлых продуктов, включая авиационный керосин.

Помимо существующих в стране НПЗ, ливийская компания Ta-moil осуществляет переработку нефти и сбыт нефтепродуктов непосредственно в ряде европейских стран, в том числе в Италии, Германии, Швейцарии, Египте. Например, компания Tamoil Italia, находящаяся в Милане, контролирует до 7,5 % розничного рынка сбыта нефтепродуктов и смазочных масел Италии. Для сбыта этой продукции компания располагает 2000 автозаправочных станций. Однако для наращивания экспорта нефтепродуктов из Ливии в страны Западной Европы существуют определенные препятствия, связанные с тем, что НПЗ Ливии не располагают достаточными мощностями по вторичным процессам, которые удовлетворяли бы жестким требованиям к качеству нефтепродуктов, принятым Европейским Союзом в 1996 г.

Организационная структура управления нефтегазовой промышленностью Ливии. Управление нефтегазовой промышленностью страны осуществляет корпорация NOC. Согласно закону о NOC от 1970 г. усилия корпорации должны быть направлены на содействие развитию экономики страны путем принятия мер по разработке, управлению и эксплуатации ее нефтяных ресурсов. Кроме того, она должна участвовать в планировании и исполнении государственной политики в области нефти. Корпорация является инструментом правительства по контролю и надзору за деятельностью нефтяных компаний, особенно иностранных, включая ограничения доходов последних. В результате этих ограничений в 2008 г. дополнительно поступившие доходы в бюджет страны составили 5,4 млрд. долл. США. Корпорация через свои дочерние компании принимает участие в разработке нефтяных месторождений.

С иностранными компаниями предусматривалось заключать соглашения контрактного типа, где NOC должна получать фиксированную в процентах долю дохода от начала ввода в разработку месторождения. Соглашения контрактного типа представляют фактически соглашения о разделе продукции в отличие от прежних устных разрешений на продолжение разведочных работ.

NOC также ведет работы по разведке и добыче нефти и газа с помощью принадлежащих ей дочерних компаний. Она участвует в операциях, осуществляемых сервисными компаниями, а также в соглашениях по инвестициям в нефтяную промышленность страны. К основным дочерним компаниям NOC относятся: Arabian Gulf Oil Company; Waha Oil Company, Sirte Oil Company; Oilin-vest, Zavia Oil Refining Company, Hamada Pipeline Company, Jowfe Oil Technology Company, Brega Petroleum Marketing Company, Zuetina Oil Company. NOC также принимает участие в соглаше-

Ниях со специализированными международными компаниями. Они связаны прежде всего с разработкой условий соглашений по разделу продукции, нормативов по ведению разработки нефтяных и газовых месторождений и маркетингу.

В течение 70-х и 80-х годов XX века в результате национализации нефтяной промышленности усилия NOC были направлены на ограничение доли участия иностранных компаний или полного вытеснения их из отрасли путем скупки их акций. Например, в апреле 1974 г. компания Esso Ывуа продала свои акции NOC и отказалась вести работы в Ливии. В ноябре 1982 г. доля участия корпорации Exxon в компании Esso Sirte была выкуплена NOC, и эта компания стала дочерней компанией NOC под названием Sirte Oil Company.

В конце 80-х годов отношения между США и Ливией резко обострились. Администрацией Рейгана было принято решение о прекращении всех торговых, импортных и экспортных операций с этой страной. В результате были приостановлены все операции в Ливии пяти нефтяных компаний США: Marathon, Conoco, Amerada Hess, Occidental и W. R. Grace, общая добыча нефти которых составляла 13,15 млн. т в год. Контрольные пакеты их акций оказались в «подвешенном» состоянии, и работы по добыче нефти стала осуществлять NOC. Санкции против Ливии продолжались фактически в течение 22 лет и были отменены президентом Дж. Бушем в 2004 г. В результате нефтяные компании США получили право участия в разработке нефтяных и газовых месторождений в Ливии.

Вследствие введенных санкций США для поддержания добычи нефти NOC устанавливала более тесные отношения с европейскими компаниями, такими как ENI (Италия), Elf Aquetaine и Total (Франция), VebaAG и Wintershall AG (Германия), Repsol (Испания) и OeMV (Австрия).

В последние годы складывались благоприятные условия для наращивания объемов добычи нефти в стране. Глава NOC Ali Sug-heir за несколько месяцев до начала военных действий в Ливии подчеркнул, что корпорация будет сосредоточивать свои усилия на добыче нефти с таким расчетом, чтобы к 2013 г. довести ее объем до 150 млн. т при одновременном повышении надежности трубопроводной системы в стране.

Однако планы главы NOC оказались под ударом начавшихся в феврале 2011 г. восстаний в ряде городов на востоке страны, что нанесло непоправимый ущерб развитию всей экономики страны.

Экспорт нефти и нефтепродуктов. Объем добычи нефти и жидких продуктов газопереработки в Ливии в 2010 г. составил 80,6 млн. т, из них добыча нефти – 77, 5 млн. т, жидких продуктов газопереработки – 3,1 млн. т. Общий объем потребления нефти в стране в 2010 г. составил около 12,4 млн. т, или порядка 15 % объема добычи. Объем экспорта нефти был равен 68,2 млн. т, или

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет Менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Http://naukarus. com/iz-istorii-neftyanoy-promyshlennosti-livii

Долгое время информация о нефтяных операциях в Ливии находится под семью печатями. Руководство страны приняло решение не придавать огласке событиям, происходящим в этом секторе государственной экономики. Однако в начале этого года ливийский министр нефтяной промышленности А. аль-Арузи официально выступил с некоторыми любопытными заявлениями.

По словам министра, в настоящее время Ливия добывает около 650 тыс. баррелей нефти в сутки, из которых 510 тыс. баррелей идет на экспорт, а остальное поступает на нефтеперерабатывающие заводы в города Эз-Завия и Тобрук.

Стоит отметить, что производство нефти и нефтепродуктов немного возросло после того, как правительству удалось договориться с племенами и положить конец блокаде месторождения Эль-Шарара на юге страны, снабжавшего нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в г. Эз-Завия. Как заявил А. аль-Арузи, там ежесуточно добывается около 300 тыс. баррелей.

Ливийские порты часто становятся лакомыми кусками для мятежников, которые захватывают их и тем самым дестабилизируют положение дел в нефтяной промышленности североафриканского государства, но пытаются извлечь выгоду для себя.

Согласно недавнему заявлению А. аль-Арузи, Ливия будет судиться с зарубежными крупными и даже мелкими игроками, которые станут покупать нефть из восточных портов, захваченных вооруженными повстанцами, и прекратит сотрудничество с такими компаниями в будущем.

По данным достоверных источников, мятежники пытались заключить сделку по продаже «черного золота» с некоей иностранной фирмой на следующих условиях. Стоимость сырья составляла около 90 долларов за баррель, что примерно на 16 долларов ниже официальной цены; поставку должен был осуществить танкер под мальтийским флагом.

Стоит напомнить, что ливийские порты Рас-Лануф, Эс-Сидер и Эз-Зуетина с лета прошлого года захвачены повстанцами, и из-за этого нефтяники не могут возобновить там работу.

Министр был категоричен и заявил, что все варианты переговоров с восставшими уже исчерпаны, и правительство, вероятно, будет вынуждено прибегнуть к силе, чтобы восстановить порядок.

В свою очередь, Запад обеспокоен нынешней обстановкой в Ливии, где премьер-министр А. Зейдан вынужден договариваться с племенными ополчениями, принимавшими участие в свержении М. Каддафи и с тех пор стремящимися получить контроль над учреждениями власти и объектами нефтяной инфраструктуры при помощи оружия.

Справедливости ради стоит подчеркнуть, что до стабилизации ситуации в Ливии еще далеко, и никакие (даже самые жесткие) заявления не способны сдвинуть этот камень с мертвой точки.

Да, на Ближнем Востоке куда охотнее будут восприниматься вооруженный мятеж или более серьезные силовые действия, чем дипломатический диалог и отсылки к нормам международного права. Однако ливийская действительность выходит за рамки даже этого уважающего силу региона.

Слишком многие игроки хотят поживиться ливийской нефтью. Речь идет не только о ливийских племенах, кланах и группировках. Иностранные игроки также стремятся заполучить «черное золото», принадлежащее ливийскому народу, и для достижения поставленной цели готовы рисковать и испытывать большие сложности.

Осознавая высокую степень военных и социальных рисков, представители зарубежных фирм все-таки работают в Ливии, невзирая на частые кровопролитные столкновения местных группировок на объектах нефтяной инфраструктуры.

Для повышения безопасности на этих объектах руководство Ливии было вынуждено в три раза увеличить численность вооруженных сотрудников: с 4 тыс. человек в 2012 г. до 12 тыс. в 2013 г.

Как сообщают доверительные источники, лиц, охраняющих нефтяные объекты, в основном набирают из бывших повстанцев. Однако эти сотрудники отнюдь не всегда оправдывают ожидания работодателя.

В частности, группа вооруженных охранников из числа бывших повстанцев атаковала штаб-квартиру в Триполи, которая принадлежала силам по охране нефтяных объектов.

Складывается впечатление, что нефтяная промышленность Ливии находится в прокрустовом ложе постоянно разгорающегося внутригосударственного противоборства различных сил. К этому добавляется острейшая для страны проблема разделения на три части: Триполитанию, Киренаику и Феццан. Сепаратистские движения давно захлестнули Ливию, и ослабления этим действиям и настроениям в ближайшей перспективе не предвидится.

Таким образом, нуждающаяся в крупных инвестициях нефтяная отрасль Ливии не может получить эти вливания по ряду объективных причин. Тем не менее иностранцы присутствуют на нефтяном поле этого государства, поскольку запах «черного золота» обладает магическим магнетизмом. Однако позитивных изменений не стоит ожидать, так как развитие нефтяного сектора заморожено частыми акциями неподконтольных вооруженных отрядов, дестабилизирующих не только общую обстановку в стране, но и в ее основном секторе хозяйства.

В заключение следует напомнить: Ираку понадобилось десять лет, чтобы после разрухи поставить нефтяную промышленность на приемлемые рельсы и с помощью иностранных компаний начать постепенную модернизацию топливно-энергетического комплекса государства. Сможет Ливия уложиться в более сжатые сроки?

Http://www. iimes. ru/?p=19861

Нефть – любимая субстанция конспирологов, в ней универсальный ответ на все вопросы. Что бы ни происходило в мире, подробности не важны, ведь в конечном итоге первопричиной все равно окажется нефть. Свергли Саддама – из-за нефти, терки с Венесуэлой или Ираном – из-за нефти, Украина, правда, случилась из-за сланцевого газа, но он суть та же нефть. Пускай в Афганистане нефть видели только по единственному телевизору в Ленинской комнате – не важно, если не из-за самой нефти, так, значит, из-за нефтепроводов, чтобы их там построить или, наоборот, не дать построить.

Само собой, революция в Ливии тоже никак не могла обойтись без нефти. Страна входит в первую десятку по разведанным нефтяным запасам, в Африке – так вообще на первом месте. Здесь и думать нечего – понятно, что патриот Каддафи мешал Западу расхищать ливийские недра, и за это они его свергли. В этой версии не очень понятно, почему Запад сорок два года Каддафи терпел, а тут вдруг стало невмоготу, но, положим, ждали благоприятных обстоятельств. В 2011 году Запад этих благоприятных обстоятельств дождался, сверг полковника и теперь, три года спустя, по идее должен купаться в ливийской нефти. Но в реальности дела обстоят ровно наоборот.

Если попытаться назвать какую-нибудь одну сторону, которой досталось больше всего нефти благодаря падению режима Каддафи, то ею окажутся будущие поколения ливийцев. Просто потому, что сейчас большая часть ливийской нефти не достается никому – она спокойно лежит в земле, дожидаясь лучших времен. 18 августа ливийские власти радостно объявили, что им удалось вернуть контроль над несколькими нефтяными месторождениями, которые ранее были блокированы боевиками, и теперь Ливия сможет увеличить добычу нефти до 550 тысяч баррелей в день.

То есть сейчас в Ливии как большое достижение подается уровень добычи нефти, который в три раза меньше, чем был при Каддафи в последние месяцы перед революцией. Тогда Ливия стабильно добывала 1,65 млн баррелей в день: 300 тысяч из них шли на внутренние нужды, а все остальное (более 1,3 млн баррелей) – на экспорт, что позволяло Ливии быть одним из крупнейших в мире нефтеэкспортеров, выступая на равных с Кувейтом, Катаром или Мексикой.

Сколько баррелей в день идет на экспорт сейчас, подсчитывать довольно бессмысленно, потому что поставки слишком нестабильны. Например, в начале этой недели после годового перерыва в крупнейшем нефтяном терминале в Эс-Сидре удалось чего-то налить в итальянский танкер, который отплыл в Триест по заказу австрийской OMV, – и уже хорошо. А завтра, возможно, опять не удастся ничего продать, потому что терминал кто-нибудь захватит. Или потому, что нечего будет продавать: за последние три года в Ливии были периоды, когда нефтедобыча падала до 200 и даже 100 тысяч баррелей в день, а это меньше собственных потребностей.

Происходит это все из-за того, что в Ливии, по сути, не осталось государства. Там, конечно, есть люди, которые называют себя премьер-министрами, членами правительства, спикерами парламентов, депутатами, но это скорее для приличия, чтобы иностранные корреспонденты знали, у кого брать интервью. А на практике эти персонажи имеют очень слабое влияние на суровую ливийскую реальность. Премьер-министра могут в любой момент похитить и увезти неизвестно куда или просто не пустить в аэропорт, чтобы не задавался. Избранные в июне депутаты вынуждены проводить заседания парламента по провинциальным отелям и не в полном составе, потому что парламентские фракции бойкотируют друг друга. В крупнейших городах – Триполи и Бенгази – непрерывно идут бои. Большая часть иностранных посольств давно эвакуирована. На этой неделе дошло до того, что Триполи бомбили неопознанные самолеты. Какие-то неизвестные люди достали где-то бомбардировщики и бомбы к ним и теперь лупят по столице.

Сейчас страна поделена между десятками враждующих между собой вооруженных группировок, которые сформированы по региональному, родственному, идеологическому, религиозному и другим принципам. Назвать этих людей антиправительственными повстанцами затруднительно, потому что многие из них люди вполне правительственные. Среди лидеров этих группировок в избытке генералов, депутатов, бывших министров, считающих свою отставку незаконной.

Или, например, когда очередная банда боевиков захватила крупное нефтяное месторождение, ливийские власти ответили на это повышением зарплат пограничникам на 20 процентов. Логика подсказывает, что это было сделано для того, чтобы мотивированные более высокими зарплатами пограничники пошли и разогнали незаконных захватчиков. Но нет, для Ливии логика не годится. На самом деле это захватчики сами и были пограничниками, и власти таким образом пытались от них откупиться.

Естественно, ливийские бандформирования не ставят себе цель уничтожить отечественную нефтяную промышленность. Просто захват скважин и портовых терминалов – это для них единственный способ выбить денег из центральных властей. Они бы с радостью поддерживали нефтедобычу, если бы могли продавать нефть сами, но нефть – это не наркотики, не драгметаллы и не сигареты, с ней на нелегальной торговле вразнос много денег не заработаешь, тут нужна соответствующая логистика и серьезные покупатели. А их нет, потому что пока все понимают, что деньги, уплаченные ливийским боевикам за танкер нефти, запросто могут вернуться обратно в виде бомб в общественном транспорте.

Хотя ливийские бандформирования активно работают в этом направлении. Например, крупнейшие нефтяные терминалы восточной Ливии простаивали почти год, с августа 2013-го до конца этой весны, потому что их захватили отряды одного из местных лидеров, который по совместительству был в руководстве правительственных подразделений по охране нефтяной инфраструктуры. Под лозунгами о большей автономии и справедливом разделении нефтедолларов эти люди даже создали что-то типа местных органов самоуправления и пытались найти хоть кого-нибудь, кто бы покупал у них нефть.

В марте боевикам удалось найти танкер, плавающий под северокорейским флагом, загрузить его нефтью на несколько десятков миллионов долларов и отправить неизвестным покупателям. Но в районе Кипра судно было перехвачено американскими войсками, которые силой вернули его в Триполи, а команду арестовали. После этой неудачи боевики смирились и согласились на сделку с правительством: они разблокировали терминалы в обмен на выкуп в виде зарплат для охранников порта (то есть для них) и общую амнистию. Собственно, сейчас это и есть базовый принцип, по которому организован нефтяной экспорт Ливии: группа вооруженных людей захватывает кусок нефтяной инфраструктуры и блокирует его, правительство дает им денег, и они взамен открывают вентиль, правительство какое-то время экспортирует нефть, потом деньги у боевиков заканчиваются, они снова захватывают что-нибудь нефтяное, и так по кругу.

Брат-лидер Каддафи был не самым договороспособным человеком, но работать в Ливии в нынешних условиях международным нефтяным компаниям стало совсем сложно. Лучше всех справляться с трудностями сейчас, как и до революции, получается у итальянской Eni. Значительная часть добычи у нее расположена на шельфе, куда боевикам не так-то просто добраться. Кроме того, итальянцы работают в Ливии уже около ста лет и лучше всех знают, как и с кем из местных надо договариваться, чтобы минимизировать потери для бизнеса. Хотя даже итальянцам пока не удалось довести свои объемы добычи до тех, которые были у них в благословенные времена Каддафи.

У остальных дела идут гораздо хуже. Первой крупной международной компанией, которой пришлось прекратить свою работу в Ливии из-за постоянных нападений, стала Royal Dutch Shell. Она подписала соглашения с Каддафи еще в 2004–2005 годах при неофициальной поддержке британского правительства – это было частью платы за то, что Запад простил полковнику Локерби. В планах были геологоразведка, производство сжиженного газа, инвестиций на $650 млн. Но сначала работы пришлось временно прервать из-за начавшейся в 2011 году гражданской войны, а весной 2012 года Royal Dutch Shell совсем остановила свою деятельность в Ливии, так и не успев ничего оттуда экспортировать.

Похожая история произошла и с BP. Сначала в 2007 году, еще при Каддафи, они объявили о совместных проектах с ливийцами на $900 млн, после революции сумма выросла до $2 млрд. Но в начале этого года BP пришлось заморозить на неопределенный срок все наземные разведочные работы – по соображениям безопасности. А в июне компания объявила, что на ливийском шельфе тоже не все спокойно, поэтому там начало работ откладывается как минимум до 2015 года.

Франция была самой активной сторонницей того, чтобы Запад принял участие в свержении Каддафи. Но французская Total ничего от этого не выгадала. В мае компании пришлось вывезти из Ливии практически всех своих работников, и сейчас ее активность в стране ограничивается небольшими работами на шельфе. У одной из крупнейших среди работающих в Ливии нефтяных компаний, американской ConocoPhillips, объемы добычи в начале этого года упали более чем в 20 раз по сравнению с прошлым годом – все из-за тех же проблем с безопасностью и постоянных бандитских блокад. Другая американская компания, Marathon Oil, уже почти год пытается продать свои ливийские активы.

Так что ни о каких сказочных выгодах, которые получили западные нефтяные корпорации от смены режима в Ливии, речи не идет. Наоборот, одни убытки. Какие могут быть выгоды, когда добыча регулярно падает в три-пять раз по сравнению с дореволюционными временами, и даже самые щедрые расходы на охрану не помогают, а дают противоположный эффект – эти же охранники вас и захватят, накупив на ваши деньги оружия.

Http://republic. ru/posts/44384

Запасы нефти в Ливии равны 29,5 млpд. баррелей. Добыч нефти в Ливии равна1,4 млн. баррелей в сутки, из них 1,26 млн. баррелей в сутки – объем экспортируемой нефти. Основные импортерами страны являются Испания, Германия, Италия, Франция. Меньшая доля экспорта поступает в Великобританию, Австрию, Швейцарию и Грецию.

Экспортировать нефть Ливия начала с 1961 года. Нефтяная составляющая от этих доходов достигает 95%, а мощность переработки нефти – 348 тыc. баррелей в сутки. Добыча природного газа ежегодно оценивается в 220 млpд. футов, а запасы в 463 тpлн. кубических футов.

Нефтедобывающая промышленность Ливии берет свое начало развития с 1968 года – период создания NOC. А в 1997 году добыча нефти достигла примерно 1 млн. баррелей в сутки. Геолого-разведочные мероприятия были начаты здесь в 1955 году. Через четыре года были обнаружены первые месторождения нефти в Ливии – Насер и Амаль. Одно из крупных шельфовых месторождений является находящееся в Средиземном море – Эль-Бури, запасы которого оценены в 2,5 тpлн. кубических футов газа, и 2 млpд. баррелей нефти.

Вся нефтегазовая отрасль Ливии полностью подконтрольна государством. Добыча нефти находится под управлением Libyаn Nаtiоnаl Оil Соmpаny – NОС (Ливийская Национальная нефтяная компания). Вопросы, связанные с сотрудничеством по международным инвестициям в перспективные проекты находится в компетенции компании Oilinvest.

Http://neftepererabotka-info. ru/mestorozhdeniya-nefti-v-livii. php

1. Есть одно коренное отличие Ливии от других арабских стран. Очень трагичный конец древней истории Ливии привел к тому, что ливийцы в основной своей массе в Средние века не испытывали феодализма. Их социальные структуры уже к периоду исламского завоевания то есть 8 веку, в результате христианских войн и прежде всего восстания циркумелионов вернулись на доклассовый родоплеменной строй. Они не испытывали ни рабства, ни феодальной зависимости со всеми их недостатками и достоинствами.

Конечно в Троеградье (Триполи) рабство существовало, но Триполи был пиратским городом, ориентированным не на внутреннюю Ливию, а на Средиземноморье и караванные пути в Черную Африку через пустыни.

Полковнику Каддафи этого сделать мирным путем не удалось, как не удалось до него королю, до него Муссолини, до него Виктору-Эммануилу.

Но реальная власть – это совсем иное. Власть это влияние на бюджет, который в Ливии уходил на низкий уровень с непропорционально для европейских стандартов высокой концентрацией на то, что мы бы назвали, муниципальном уровне. Для этого у военных не было послушного аппарата. На тех, кто готовил проекты решений Народных собраний, Каддафи влиять не мог. Да у него оставался инструмент монетарной, эмиссионной и валютной политики, но военные не имели квалификации, чтобы достойно контролировать монетарных чиновников.

Воистину, социальная трансформация родоплеменной демократии требует очень большой крови.

Племена выступили против социального прогресса. Конечно, их понять можно. Социальный прогресс всегда несправедлив и жесток. Но все-таки он неизбежен. Мне так кажется.

Итальянская энергетическая компания Eni – лидер по добыче углеводородного сырья в Ливии приняла решение перекрыть газопровод GreenStream, по которому ливийский газ поступает в Италию, сообщают итальянские СМИ со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией.

Вчера, во вторник 22 февраля 2010 г, из-за волнений в Ливии были прекращены поставки газа из этой страны в Италию по газопроводу Greenstream. Сообщается, что это произошло после того, как повстанцы захватили управление газопроводом. Ливия обеспечивает 13% итальянских потребностей в газе, а также четверть – в нефти.

К слову, несколько часов назад Иордания прекратила поставки электричества в Ливан, которые не будут возобновлены по крайней мере в течение двух недель. В Ливане перебои в поставках электроэнергии составляют в среднем 12 часов в сутки. Причина остановки в поставках – нехватка в Иордании газа для генерации электроэнергии, вызванная взрывом газопровода Египет-Иордания. Поставки по газопроводу все еще не возобновлены “из-за чисто технических проблем”, при этом доля египетского газа в производстве иорданской электроэнергии достигала 80%.

Международная террористическая сеть “Аль-Каида” провозгласила исламский эмират на территории города Дерна на востоке Ливии, испытывающей в последнее время острый политический кризис, сообщает в среду агентство Франс Пресс со ссылкой на заместителя главы ливийского МИД Халеда Каима (Khaled Kaim).

Террористическая группировка «Аль-Каида» провозгласила свою власть в ливийском городе Дерна на востоке страны, сообщило AFP со ссылкой на замминистра иностранных дел Ливии Халеда Каима, который встретился в Триполи с послами стран Евросоюза. По словам Каима, эмират возглавил бывший заключенный американской тюрьмы для террористов в Гуантанамо Абделькарим аль-Ахсади, сообщает РИА «Новости».

Впрочем, заявление Халеда Каима об образовании эмирата «Аль-Каиды» в Дерне не подтверждают местные жители, которых цитирует AFP.

Http://iv-g. livejournal. com/467744.html

Работа крупнейшего нефтеперерабатывающего завода в Ливии Ras Lanuf остановлена из-за происходящих поблизости боев между правительственными вооруженными силами и мятежниками.

НПЗ Ras Lanuf, который имеет собственный нефтяной терминал, попал под воздушную и артиллерийскую бомбардировку. Как сообщает Би-Би-Си со ссылкой на ливийскую оппозицию, Каддафи отдал приказ начать бомбардировки нефтехранилищ. Между тем, ливийское государственное телевидение сообщает, что повстанцы сами взрывают цистерны с горючим.

По данным телеканала Al Jazeera, нефтяные танкеры в районе терминала Es Sider повреждены огнем с земли и воздуха. В районе НПЗ Ras Lanuf видны сильные вспышки.

Государственная компания Libyan Emirates Oil Refining 25 февраля объявила форс-мажор, что позволяет компании избежать уплаты штрафов за невыполнение контрактов по поставкам нефти из-за сложившихся обстоятельств, сообщает "Интерфакс".

Производственные мощности Ras Lanuf составляют 220 тысяч баррелей нефти в день. Второй по величине ливийский НПЗ, мощности которого составляют 120 тысяч баррелей в сутки, также закрыт из-за военных действий, объявила 7 марта Arabian Gulf Oil Co. На этих два НПЗ приходится около 88% мощностей Ливии по нефтепереработке.

По данным Международного энергетического агентства, в феврале экспорт нефти из Ливии сократился на 1 миллион баррелей в сутки. В январе средний объем добычи нефти в стране составлял 1,59 миллион баррелей в сутки.

Ситуацию в Ливии сегодня обсудит блок НАТО. Речь пойдет о блокировании воздушного пространства страны с целью нейтрализовать авиацию Каддафи. В альянсе уже заявили, что рассматривают любые возможные сценарии развитии конфликта. При этом, по словам генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена, военный блок не намерен вмешиваться в ситуацию в Ливии в обход мандата Совбеза ООН.

Также сегодня в Брюсселе обсудят и другую, не менее значимую проблему, связанную с Ливией. Гражданская война может привести к тому, что в страны Старого света хлынет поток ливийских беженцев. Многие уже называют это миграционным цунами. Об этом и будут говорить министры иностранных дел Евросоюза.

Http://www. vesti. ru/doc. html? id=435052

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий