мини нпз налоговый маневр– cccp-online.ru

мини нпз налоговый маневр

Треть российского топливного рынка сегодня работает вне правового поля. Эксперты предполагают, что достаточно действенным оружием в борьбе с нелегальными и недобросовестными производителями нефтепродуктов может стать налоговый маневр правительства, однако отмечают, что пока правоохранительные органы не объявят настоящую войну нарушителям закона, а российские автомобилисты и предприятия не откажутся от использования дешевого суррогата, решить проблему не удастся

Ситуацию с качеством топлива на российском рынке вряд ли можно считать удовлетворительной. По экспертным оценкам, на рынках некоторых регионов доля некачественного бензина и дизеля может достигать 30%. «Хотя из-за отсутствия нормальной системы контроля, твердой статистики нет», — отметил глава Российского топливного союза Евгений Аркуша. Сложная ситуация, например, складывается на Урале и в Сибири, много проблем на Кавказе, а в Москве, по оценке господина Аркуши, доля некондиционного топлива вряд ли превышает доли процента.

Впрочем, контроль есть, хотя и не тотальный, а выборочный, его ведет Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт). Организовать тотальный контроль с помощью гражданских институтов невозможно, так как большая часть поставщиков контрафакта работает вне правового поля, а это уже компетенция правоохранительных органов. На территории России, по разным оценкам, действует порядка 300 нелегальных производств, так называемых самоваров. Продукт, который они производят, не соответствует техническому регламенту, но на его основе «независимые» продавцы делают суррогатное топливо, которое хоть и имеет какие-то общие характеристики с бензином и дизелем, но не является ими по своим качественным характеристикам.

Впрочем, и та статистика, которой располагает Росстандарт, подтверждает оценку независимых экспертов: доля некачественного топлива на российском рынке действительно может составлять около трети. Однако в ближайшее время по «самоварам» может быть нанесен достаточно мощный удар. Оружием должен стать пресловутый налоговый маневр.

Законопроект о налоговом маневре, уже утвержденный российским правительством, предполагает, что за три ближайших года вывозные таможенные пошлины на нефть сократятся в 1,7 раза от текущего уровня, на нефтепродукты (в зависимости от вида нефтепродуктов) — в 1,7–5 раз, и одновременно увеличатся ставки НДПИ на нефть (в 1,7 раза) и газовый конденсат (в 6,5 раз). Кроме того, предусмотрено поэтапное сокращение ставок акциза на нефтепродукты (в 2,2 раза за три года), а также предоставление налоговых вычетов из сумм акциза при получении (приобретении в собственность) отдельных нефтепродуктов (бензин и ароматические углеводороды для нужд нефтехимических производств, авиационный керосин для заправки воздушных судов) потребителями на внутреннем рынке.

30% может достигать доля некачественного бензина и дизеля на рынках некоторых регионов России

Порядка 300 нелегальных производств действуют на территории России

Примерно 150 мини-НПЗ и практически все нелегальные производства могут прекратить работу в результате налогового маневра

В Минфине уверены, что налоговый маневр обеспечит «рост маржи переработки нефти на НПЗ Российской Федерации в 2,5 раза, усиление экономических стимулов к ускоренной модернизации НПЗ, направленной на максимально полное превращение темных нефтепродуктов в светлые, снижение налоговой нагрузки на добычу «традиционной» нефти (в отношении которой не предоставлено никаких льгот) на 3%, снижение налоговой нагрузки на добычу льготируемых видов нефти на 5–24%. При этом предполагается, что при прочих равных услових рост цен на моторные топлива на внутреннем рынке останется в пределах инфляции (6–7%).

Эксперты и аналитики считают, что перенос тяжести налогообложения с экспорта на внутренний рынок вызовет рост стоимости нефти и не увеличит, а, напротив, снизит маржу нефтепереработки. Прежде всего это ударит по нефтеперерабатывающим заводам с низкой глубиной переработки нефти и мини-НПЗ. «Чиновники и не скрывают, что одна из задач налогового маневра — убрать мелких переработчиков с рынка», — говорит глава Российского топливного союза Евгений Аркуша. Действительно, директор налогового департамента Минфина Илья Трунин прогнозирует, что в результате маневра неэффективные предприятия исчезнут. По мнению источников газеты «Ведомости» в Минфине и Минэнерго, всего могут прекратить работу примерно 150 мини-НПЗ и практически все нелегальные производства. Однако эксперты призывают не спешить с победными реляциями — по их мнению, говорить о том, что война с топливным контрафактом движется к завершению, пока не приходится.

В прошлом году Росстандарт в рамках государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента проверил 1180 предприятий, которые производят, хранят и реализуют автомобильный бензин, дизельное и судовое топливо, а также топочный мазут. 371 проверенное предприятие (31,4%) нарушало обязательные требования к нефтепродуктам. Ту же треть нарушителей выявили и проверки АЗС — требования технического регламента не соблюдали 345 станций из 1054 проверенных (33%).

Основные нарушения, которые выявили испытания образцов бензинов, проводившиеся аккредитованными испытательными лабораториями, — несоответствие техническому регламенту по содержанию массовой доли серы (иногда более чем в 20 раз), октановому числу, объемным долям бензола, оксигенатов и ароматических углеводородов. С содержанием серы проблемы и у дизельного топлива, впрочем, как и по всем остальным ключевым показателям: температуре вспышки в закрытом тигле, цетановому числу, предельной температуре фильтруемости и фракционному составу. Проблемы с качеством проверяющие выявили и в судовом топливе, и даже в таком, казалось бы, нетехнологичном продукте, как мазут. Не все прекратили и производство бензина и дизельного топлива класса 2, реализация которого на территории России уже запрещена. Если оценивать более длительный период (Росстандарт проводит проверки с 2011 года), то положительная динамика все же прослеживается. Как сообщили «Сибирской нефти» в ведомстве, количество предприятий, допустивших нарушения требований технического регламента, сократилось с 33% в 2011 году до 23,5% в первом полугодии 2014 года. Три года назад 42% проверенных АЗС нарушали требования регламента при реализации топлива, а в первом полугодии 2014 года таких оказалось только 26% (112 станций из 432 проверенных), по результатам испытаний нарушения установлены в 84 (21,3%) случаях.

По данным госконтроля, основная доля некачественного топлива реализуется через независимые автозаправочные станции. При этом Евгений Аркуша напомнил, что в некоторых районах страны просто нет АЗС, принадлежащих вертикально интегрированным нефтяным компаниям или крупным независимым сетям. У потребителя просто нет выбора — он едет на ту заправку, которая рядом. Кроме того, в стране еще достаточно автотранспорта, который потребляет «мутный» дизель, низкооктановый бензин, бензин первого и второго экологических классов, запрещенных к продаже. А раз есть спрос — будет и предложение. Поэтому налоговый маневр хоть и выдавит с рынка наименее рентабельные мини-НПЗ, но может привести к тому, что нелегальных «самоваров» станет еще больше, а на легальных мини-заводиках увеличится доля контрафактного продукта, который выпускается на том же предприятии, но идет мимо учета и контроля.

31,4% производителей топлива, проверенных Росстандартом в 2013 году, нарушали обязательные требования к нефтепродуктам

33% АЗС, прошедших проверку, не соблюдали требования технического регламента к качеству моторных топлив

20-кратное превышение максимально разрешенного содержания массовой доли серы в бензине выявляли проверяющие на некоторых АЗС

Более того, многие эксперты считают, что как раз чрезмерная зарегулированность и высокие налоги вкупе с коррупцией не дают нормально развиваться легальной нефтепереработке и плодят пресловутые «самовары». С которыми должны бороться исключительно правоохранительные органы. Точно так же как с подпольными спиртзаводами и казино. И конечно, борются. Например, в конце июля полиция закрыла сразу три мини-завода в Моздоке (Северная Осетия), выпускавших без соответствующих лицензий мазут, бензин, дизельное топливо. Но тенденцией такие случаи пока назвать сложно. Росстандарт обещает усилить надзор за работой легальных производств и продолжить использование механизма уже действующих четырехсторонних соглашений между нефтяными компаниями, ФАС России, Ростехнадзором и Росстандартом и заключения соглашений с малотоннажными нефтеперерабатывающими заводами. В рамках таких соглашений ведомство с 2011 года контролирует качество продукции ВИНКов в постоянном режиме в течение производственного цикла и перед реализацией. В случаях несоответствия нефтепродуктов требованиям технического регламента несоответствующее топливо перерабатывается и доводится до требуемых показателей. Как будет складываться ситуация и насколько эффективными окажутся административные меры борьбы с контрафактом, мы, скорее всего, увидим уже в обозримом будущем. Однако способ борьбы с суррогатом, не теряющий актуальности и на 100% действенный, известен: автолюбители должны стараться заправлять свои машины на сетевых заправках или на «проверенных» АЗС, а предприниматели заключать договоры на поставку топлива с надежными и «прозрачными» производителями. «Недобросовестные поставщики реализуют топливо по цене ниже рыночной, естественно, это привлекательно для покупателя, особенно оптового, — отметил генеральный директор компании „Газпромнефть-Региональные продажи“ Анатолий Пушмин. — Только такая экономия дорого обходится. Это настоящая русская рулетка: сегодня может повезти, а завтра машина встанет. А если это целый автопарк? А если проблемы начнутся у сельхозпроизводителя в период посевной или уборочной?»

Минэнерго: эффект от завершения налогового маневра на НПЗ в 2019 году будет минимальным

Влияние завершения налогового маневра в нефтяной отрасли на объем переработки нефти в России можно будет оценить через 2-3 года, заявил журналистам заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин. По его словам, в 2019 году негативный эффект от завершения налогового маневра на НПЗ будем минимальным.

«В первый год какой-то негативный эффект на заводы будет минимальным. Нужно 2-3 года подождать, чтобы оценить эффект на объемы нефтепереработки», — сказал он.

Сорокин отметил, что отрицательный акциз, предусмотренный для завершения модернизации НПЗ, скорее всего не будет распространяться на заводы с суммарной переработкой 15-17 млн тонн нефти в год.

«Кто сейчас не попадет под акциз – это (заводы с объемом переработки) 15-17 млн тонн, но из них далеко не все закроются. Часть мини-НПЗ не закроются при этом. Они не будут получать субсидию, которая давалась за счет экспортной пошлины, но останутся прибыльными. Особенно те, которые находятся на выгодной логистике, легкой нефти или те, которые специфические продукты продают в центральной России», — пояснил он.

Как сообщалось ранее, 19 июля Госдума приняла во втором чтении законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли. Законопроектом предлагается постепенное снижение ставки вывозной таможенной пошлины на нефть с 30% до 0% от цены нефти в течение 6 лет, начиная с 1 января 2019 года.

Доходы бюджета будут компенсированы за счет увеличения суммы налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), которые будут уплачены недропользователями при добыче нефти и газового конденсата.

Ранее стало известно, что правительство согласовало параметры налогового маневра. Как пояснил премьер-министр Дмитрий Медведев, предлагается сохранить действующие льготы по НДПИ: речь идет о добыче нефти на новых морских месторождениях, а также о добыче газового конденсата, который используется для производства СПГ на месторождениях в Ямало-Ненецком автономном округе Пониженные ставки НДПИ останутся для месторождений с так называемыми сложными условиями: для выработанных месторождений, малых участков недр и для так называемой трудноизвлекаемой нефти.

Министр энергетики РФ Александр Новак пояснял, что в рамках завершения налогового маневра правительством РФ планируется ввести два отрицательных акциза, один из которых компенсирует отмену экспортной пошлины и увеличение НДПИ для того, чтобы компании сохранили свою налоговую нагрузку на уровне до начала налогового маневра, а второй – демпфирующий отрицательный акциз, который может либо применяться, либо не применяться в зависимости от ценовой конъюнктуры на мировых рынках, в зависимости от экспортной альтернативы.

РФ завершает налоговый манёвр отрицательным акцизом

(Рейтер) Правительство РФ рассчитывает на дополнительные доходы для бюджета в рамках завершающего этапа налогового маневра для нефтяной отрасли, однако несколько компонентов расчёта, которые могут повлиять на конечный результат, правительство пока не определило.

Кабинет министров утвердил законопроект в четверг.

“Были проведены согласования, встречи с представителями отрасли, сегодня обсудим доработанный документ, чтобы в ближайшее время внести в Госдуму”, – сказал журналистам отвечающий в правительстве за энергетический комплекс вице-премьер Дмитрий Козак.

Согласно документу, копия которого есть у Рейтер, к 2024 году власти планируют поэтапное обнуление экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты и зеркальное повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) такими же темпами и на такую же величину. Рейтер пока не удалось подтвердить, является ли копия законопроекта окончательной версией документа.

Поскольку обнуление экспортной пошлины сократит маржу НПЗ, а также грозит значительным повышением внутренних цен на топливо из-за роста экспортного паритета, законопроект предусматривает субсидию для нефтепереработки в виде отрицательного акциза на нефть и дополнительную демпфирующую надбавку к нему, сглаживающую влияние мировых цен на внутренний рынок.

Согласно законопроекту, основным условием предоставления отрицательного акциза на нефть является наличие у компании перерабатывающих мощностей и выполнение требования о производстве и поставке на рынок РФ автобензина класса Евро-5 в количестве более 10 процентов от объема переработки нефти.

Безусловное право на получение отрицательного акциза получают НПЗ компаний, против которых действуют иностранные санкции.

Также его смогут получить НПЗ, завершающие модернизацию.

“Предусмотрено предоставление отрицательного акциза тем компаниям, которые осуществляют модернизацию нефтеперерабатывающих производств, которые возьмут на себя обязательства, кто не успел в предыдущий период завершить модернизацию, в течение трёх лет модернизировать производство”, – сказал Козак журналистам.

Федеральный бюджет в ходе реализации заключительного этапа налогового маневра, по словам Козака, в течение шести лет дополнительно получит 1,3-1,6 триллиона рублей.

Однако предусмотренная законопроектом демпфирующая надбавка к возвратному акцизу, призванная защищать внутренний рынок от резких скачков мировых цен, потребует дополнительных расходов из госбюджета. Объём её применения оценить заранее невозможно, поскольку он зависит от колебаний мировых цен а сама формула будет уточнена, как предполагается, ко второму чтению законопроекта в Госдуме.

Другой неопределённый компонент расчётов – повышающий коэффициент к отрицательному акцизу в размере 1-1,6 в зависимости от удаленности НПЗ от рынков сбыта. Он должен компенсировать заводам логистические издержки при экспорте. По словам Козака, Минфин и Минэнерго планируют внести его в документ ко второму чтению в Думе.

ЗАЩИТА ОТ САНКЦИЙ

Условие, позволяющее получить возвратный акциз – если в компании-заявителе по состоянию на 1 января 2018 года “прямо и (или) косвенно участвуют российские организации, которые на указанную дату подпадали под действие введенных иностранными государствами. в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации запретительных, ограничительных и (или) иных аналогичных мер”, говорится в законопроекте.

При этом совокупная доля участия санкционных компаний должна составлять не менее 50 процентов.

Из российских переработчиков под это условие подпадают Роснефть и Новатэк. Причём Новатэк сможет воспользоваться отрицательным акцизом для своего завода в Усть-Луге, поставляющем продукцию исключительно на экспорт, а не на внутренний рынок, где применяются акцизные сборы.

Законопроект предусматривает, что экспортная пошлина будет равномерно уменьшаться на 1/6 ежегодно с 2019 года. Для этого к действующей формуле экспортной пошлины вводится корректирующий коэффициент – 0,833 в 2019 году, 0,666 в 2020 году и так далее, до 0 в 2024 году.

В четверг на брифинге Козак сообщил журналистам, что законопроект предусматривает возможность для правительства временно устанавливать повышенную экспортную пошлину на нефть и нефтепродукты для защиты в внутреннего рынка.

“Предусмотрена возможность правительства введения на временной основе, в случае форс-мажорных обстоятельств, чтобы не допустить галопирующий рост цен на моторное топливо, вводить (повышенные) экспортные пошлины на нефтепродукты и на нефть”, – сказал Козак.

Ранее сообщалось, что верхняя граница временных заградительных пошлин на нефтепродукты сможет достигать 90 процентов от пошлины на нефть.

Пошлина на нефть в 2018 году, рассчитанная по средним значениям курса доллара и цен на нефть марки Urals, составляет $124,7 за тонну, пошлина на корзину нефтепродуктов из тонны нефти по общим выходам НПЗ РФ в 2018 году – $63,1 за тонну.

Законопроект дополняет формулу расчёта НДПИ новым слагаемым, которое в точности повторяет формулу экспортной пошлины в рублевом выражении (умноженную на средний за месяц курс доллара) с корректирующим коэффициентом, который в 2019 году устанавливается в размере 1/6, ежегодно увеличивается на 1/6 до 1 (единицы) в 2024 году.

Сумма прироста НДПИ за 2019-2024 годы, по расчётам Рейтер, составит 9,4 триллиона рублей. Расчёт экстраполирует объём добычи в 2017 году нефти, не подпадающей под льготную ставку, и сложившиеся в 2018 году средние значения цены Urals и курса доллара к рублю.

Сумма экспортных пошлин на корзину выпускаемых заводами нефтепродуктов сейчас в среднем вдвое меньше экспортной пошлины на объем нефти, из которой они были получены. Эта разница многие годы обеспечивала значительную маржу НПЗ, которую владельцы заводов, как предполагалось, направят на модернизацию для повышения глубины переработки и увеличения выпуска высококачественного топлива.

Поэтапное снижение и обнуление в итоге экспортной пошлины на нефть и зависящих от нее пошлин на нефтепродукты и одновременное удорожание сырья за счет роста НДПИ существенно снизит маржу НПЗ, а для заводов с простой схемой переработки окончательно сделает ее убыточной.

Манёвр предоставит самим себе мини-НПЗ, давно вызывавшие раздражение и властей, и нефтяных компаний, но крупные НПЗ, которые производят в том числе качественное моторное топливо для внутреннего рынка, государство решило поддержать отрицательным акцизом, который будет примерно соответствовать существующему диспаритету экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты.

Введение обратного акциза на нефть для переработчиков потребовало бы от государства выплатить 3,4 триллиона рублей в 2019-2024 годах, показали расчёты Рейтер для объема переработки по итогам 2017 года и при сложившихся за январь-июнь 2018 года средней цене Urals и курсе доллара.

Предложенная в законопроекте формула акциза на нефть содержит ту же формулу экспортной пошлины и корректирующий коэффициент, возрастающий на 1/6 в год, как и в расчёте НДПИ, а также ещё один коэффициент (обозначенный как “Спю”), который рассчитывается исходя из объемов производства нефтепродуктов: нафты (в формуле обозначается “пб”), светлых нефтепродуктов (“св”), включая масла и подакцизную ароматику, кокса (“кс”) и темных нефтепродуктов (“т”), соотнесенных с объёмом сырья (“нс”).

Документ приводит следующую формулу расчёта коэффициента:

Спю = (Vнс − 0,55×Vпб − 0,3×Vсв − 0,065×Vкс − Vт)/ Vнс

Чтобы исключить занижение значений в числителе формулы, законопроект содержит условие, согласно которому сумма использованных в формуле весов нефтепродуктов должна составлять не менее 0,8 от переработанного нефтяного сырья.

Наибольший эффект от введения отрицательного акциза могут получить НПЗ, выпускающие моторное топливо 5 класса (Евро-5) и светлые нефтепродукты, то есть или хорошо оснащённые, или перерабатывающие газоконденсат, практически не содержащий тёмных фракций.

Представленная в законопроекте формула дает среднее значение акциза на нефть для НПЗ РФ в 2019 году – 610 рублей за тонну при текущих значениях средней цены на нефть, курсе доллара и показателях производства, а к 2024 году, по мере роста корректирующего коэффициента – 3.640 рублей за тонну. Примерно столько же составляет разность пошлин на нефть и нефтепродукты, рассчитанная по средним значениям курса доллара и цен на нефть.

Для хорошо оснащенных НПЗ: ТАНЕКО Татнефти, Новойл, Уфанефтехим Роснефти, ПермНОС, Волгоградского НПЗ Лукойла, а также газоконденсатных Сургутского ЗСК и Астраханского ГПЗ Газпрома расчётное значение отрицательного акциза на нефть в 2024 году составляет около 4.500 рублей за тонну и больше.

Наименьший акциз на нефть, с учетом показателей производства в первом полугодии 2018 года, получат заводы Роснефти – Саратовский НПЗ (2.900 рублей за тонну), Уфимский НПЗ (2.750), Ачинский (3.000) и Ухтинский НПЗ Лукойла (3.000).

(при участии Полины Никольской, Натальи Чумаковой, Александра Шкурина, редактор Александр Ершов)

© fotolia.com/ V. Yakobchuk

МОСКВА, 3 сен – ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Экспорт нефти из России растет, а объемы переработки падают. В чем причина? Кто тому виной? Согласно данным ЦДУ ТЭК, поставки российской нефти за пределы страны с января по август 2015 года выросли на 7,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года – до 159,3 млн тонн. Переработка нефти на отечественных НПЗ снизилась на 1,5% – до 189,1 млн тонн.

До 2015 года положение дел в российской нефтяной отрасли было прямо противоположным. Несмотря на рост добычи, экспорт сырья неуклонно снижался, а переработка росла.

Причина изменения вектора развития российской нефтяной промышленности – налоговый маневр, вступивший в силу с 1 января этого года. Пора задать вопрос, оправданы ли изменения в налоговом законодательстве.

Что такое налоговый маневр

Налоговый маневр подразумевает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть в течение 3 лет в 1,7 раза, а на газовый конденсат – в 6,5 раза. Одновременно с этим предполагается повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для нефти и конденсата в 1,7 раза. Таким образом, тяжесть налогового бремени переносится с внешних потребителей на внутренних, на нас с вами.

Особо следует отметить разницу в пошлине на нефть и конденсат. Это серьезный удар по всем российским переработчикам, а не только по “самоварам” – мини-НПЗ с низкой глубиной переработки. Российские компании научились производить дизельное топливо, отвечающее самым высоким мировым стандартам, а вот с бензином у нас до сих пор проблемы. По таким показателям как глубина переработки нефти, техническая оснащенность НПЗ мы все еще серьезно отстаем от европейцев и американцев. Поставка конденсата на российские НПЗ помогала отчасти компенсировать это отставание. Из конденсата можно получить больше светлых нефтепродуктов, прежде всего, бензина, чем из обычной нефти.

Изначально цель налогового маневра была благородна и разумна: уменьшить зависимость отечественного бюджета от экспорта нефти, сократить субсидирование переработки за счет добычи. Однако, “хотели, как лучше, а получилось как всегда”. Так, кажется, говорил один из наших премьеров. Разработчики маневра не учли множество факторов: резкого снижения цен на нефть, падения курса рубля, рост инфляции, обострение ситуации на внутреннем рынке, конъюнктуру мирового рынка.

Предварительные выводы

Уже сейчас можно сделать предварительные выводы. Маневр ударил по компаниям, которые делали ставку на переработку нефти за счет уменьшения экспорта сырья и увеличения поставок за рубеж готовой продукции. Рост переработки, который мы имели до 2015 года, обеспечивал загрузку отечественных НПЗ, увеличение экспорта товаров с добавленной стоимостью (прежде всего дизельного топлива) вместо поставок сырья, и как результат – рост, увеличение поступлений в бюджет от налога с предприятий и физических лиц, не говоря уже о росте занятости.

А что мы имеем по прошествии восьми месяцев с начала действия налогового маневра? Уменьшение объемов переработки, сокращение выработки продукции с добавленной стоимостью, падение промышленного производства, риск ускорения инфляции из-за подорожания моторного топлива на внутреннем рынке.

Аргументы сторонников налогового маневра – необходимость отказаться от субсидирования устаревших НПЗ и сократить выпуск мазута (остаточного топлива) – не выдерживаю никакой критики. Уменьшить долю мазута в производстве можно было за счет запланированного роста пошлины на этот продукт.

Теряем рынок…

Кроме того, в последние годы, когда Россия наращивала выпуск нефтепродуктов, прежде всего, дизельного топлива, отечественные компании начали теснить европейских производителей. До недавнего времени из-за высоких цен на нефть и низкой маржи переработки многие компании в Европе были вынуждены сокращать производство и закрывать НПЗ. Как известно, свято мест пусто не бывает. Рынок начали занимать поставщики из стран Персидского залива, Индии, США и России.

Отечественные ВИНК (вертикально-интегрированные компании) провели модернизацию, освоили производство дизельного топлива стандарта ЕВРО-5 и увеличили поставки на рынок готовой товарной продукции. В Европе воспринимали “российскую угрозу” очень серьезно и опасались, что поставки российского дизеля могли разорить местных переработчиков. По оценкам западных экспертов, в текущем году поставки российского дизеля на рынок Европы могли превысить 1 млн барр./сут., а в ближайшие 3 года могли достичь 1,5 млн барр./сут.

Особо остро эта угроза воспринималась в странах Восточной Европы: Польше, Словакии, Чехии, Венгрии, странах Прибалтики. Для восточных европейцев налоговый маневр стал нечаянной радостью. Угроза разорения миновала. С января по август 2015 года в России сократился выпуск дизельного топлива на 0,6%. Немного, но это только начало. Ведь, полностью осуществить налоговый маневр планируется в течение 3 лет.

…и способствуем снижению цен на нефть, и несем потери

Помимо потери доли рынка, налоговый маневр косвенно способствует снижению цен на нефть. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что в этом году Россия впервые за долгие годы увеличит экспорт сырой нефти. Рост поставок на западный рынок, где и так ощущается избыток предложения, ведет к дальнейшему снижению цен на нефть. Положение еще более усугубляется в связи с тем, что цены на углеводородное сырье формируются именно на Западе – в Лондоне и Нью-Йорке. Именно на Запад направлен основной поток экспорта сырья.

Оценивая налоговый маневр, следует учитывать еще один фактор, экономический – меньшую эластичность цен на нефтепродукты по сравнению с ценами на нефть. Кто был в Европе в этом году, заметил снижение цен на моторное топливо, но бензин и дизель не подешевели более чем в 2 раза как нефть. Это пример эластичности спроса. Спрос на нефтепродукты менее эластичный, чем на нефть. Сокращая экспорт товарной продукции и увеличивая экспорт сырья, российские компании теряют прибыль, которую можно было получить на западных рынках.

Российские нефтяники уже обращались к правительству с просьбой отменить налоговый маневр. Может быть настало время к ним прислушаться?

Добавить комментарий