мини нпз налоговый маневр – cccp-online.ru

мини нпз налоговый маневр

Госдума приняла в минувший четверг в первом чтении законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли. Законопроектом предлагается постепенное снижение ставки вывозной таможенной пошлины на нефть с 30 до 0 процентов от цены нефти в течение 6 лет, начиная с 1 января 2019 года. Российский бюджет не потеряет, его доходы будут компенсированы за счет увеличения суммы налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Но независимые нефтяные компании бьют тревогу. Сразу несколько представителей отрасли в тот же день обратились к главе правительства Дмитрию Медведеву с просьбой предоставить модернизируемым предприятиям льготный период, чтобы успеть расплатиться с кредитами. Завершение маневра грозит банкротством заводам.

В распоряжении «Ленты.ру» оказалось письмо президента Группы компаний «Новый поток» Дмитрия Мазурова главе правительства Дмитрию Медведеву о негативных последствиях налогового маневра. В нем говорится, что реализация налогового маневра в существующей редакции может привести к закрытию многих нефтеперерабатывающих заводов, к дополнительной социальной напряженности, связанной с потерей рабочих мест сотрудниками данных заводов и к существенному росту цен на моторные топлива на внутреннем рынке. «Суммарные финансовые потери от завершения налогового маневра для АО “Антипинский НПЗ” (входит в “Новый поток”) с 2019 по 2025 год составят 1,7 миллиарда долларов», — говорится в обращении премьеру. Аналогичные проблемы возникнут и у Афипского НПЗ, также входящего в структуру «Нового потока», который не сможет выполнить обязательства перед кредиторами на 100 миллиардов рублей.

Завершение налогового маневра окажется также губительным для большинства независимых АЗС. Резкий рост цен на бензин уже привел к закрытию части заправочных станций. «Из-за диспаритета розничных и оптовых цен на бензин они теряют клиентов, которым теперь выгоднее заправляться на заправках крупных нефтяных компаний. Поскольку те могут удерживать более низкие цены», — говорил глава Независимого топливного союза Павел Баженов, выступая в конце июня на круглом столе о проблемах топливного рынка в Торгово-промышленной палате. По его словам, только в Саратовской области уже перестали работать около 20 независимых заправок — это почти 10 процентов от их общего количества. И похожая картина наблюдается по всей стране. Сейчас в России работают около 25 тысяч АЗС. Около 60 процентов — это как раз небольшие игроки. С учетом возможного закрытия независимых НПЗ, региональные рынки топлива станут в большей степени подконтрольны ВИНКам. Это в свою очередь приведет к дальнейшему снижению маржи независимых АЗС и прекращению из работы. Закрыться могут около 15000 автозаправок, относящихся к малому и среднему бизнесу. А это более чем 75 тысяч рабочих мест только на АЗС.

Выход из бизнеса частных АЗС приведет к тому, что дополнительные логистические затраты ВИНКов на поставку топлива в регионы будут переложены на конечных потребителей, опасаются авторы письма. В результате можно ожидать нового повышения цен на нефтепродукты в регионах и роста инфляции. Управляющий директор компании VYGON Consulting Григорий Выгон в интервью ТАСС говорил, что уже с учетом принятых решений (рост акцизов на топливо с 1 января 2019 года и повышение НДС до 20 процентов) сохраняется возможность повторения роста цен на бензин и в 2019 году: стоимость Аи-92 может вырасти на 4,6 рубля за литр. Если будет завершен налоговый маневр, цены могут подрасти еще выше. О неминуемом повышении цен говорит Андрей Костин. И правительству придется вновь решать эту проблему.

Еще одно возможное негативное последствие налогового маневра — проблемы, с которыми могут столкнуться региональные бюджеты. Поскольку предприятия, которые оказались под ударом, как правило, являются градообразующими, крупными плательщиками налогов. Эксперты подсчитали, что закрытие или приостановка деятельности градообразующих предприятий приведет к потере более 23000 квалифицированных рабочих мест на независимых и мини-НПЗ. Это неизбежно повлечет резкий рост социальной напряженности в моногородах, где семьи работающих не имеют иного источника дохода. В текущей ситуации еще один источник социальной нестабильности может оказаться чрезвычайно опасным для внутриполитической ситуации в стране.

В более отдаленной перспективе неизбежно сокращение предложения топлива на внутреннем рынке, рост цен за счет снижения конкуренции, увеличение издержек в экономике и снижение конкурентоспособности отечественных производителей за счет роста цен на топливо.

Итоговый прямой эффект на экономику РФ также окажется отрицательным — произойдет снижение динамики промышленного производства и сокращение роста ВВП.

Нефтяные компании стали заложниками модернизации производственных мощностей, массово начавшейся в 2011 году. Перед нефтяниками стояла задача создания современной нефтепереработки. Как результат, чему не может не порадоваться правительство, за короткий срок удалось полностью обеспечить внутренний рынок собственным бензином и дизельным топливом пятого экологического класса. Для сравнения, в 2011 году его доля в структуре потребления автомобильных бензинов составляла всего 2 процента, дизельного топлива — 17 процентов. За восемь лет преобразований мы имеем возросшую до 280 миллионов тонн мощность НПЗ и среднюю глубину переработки по России — 81 процент (в 2011 году она в среднем составляла 70,6 процента). «Была проделана огромная работа, в модернизацию вложены большие деньги», — говорит руководитель информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин. За семь лет построено или модернизировано 78 нефтеперерабатывающих установок. Суммарный объем инвестиций составил 1, 365 триллиона руб». Но расходы на модернизацию привели к увеличению кредитного бремени НПЗ, и теперь нефтяники опасаются, что не смогут справиться с погашением банковских кредитов.

«Налоговый маневр ошибочен с точки зрения экономической целесообразности. Он переносит нагрузку с экспортеров нефти на внутреннего потребителя», — говорит первый замглавы фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Михаил Емельянов. В результате проиграют независимые небольшие и средние нефтеперерабатывающие заводы, которые могут оказаться на грани банкротства. В результате все это приведет к монополизации рынка со стороны вертикально-интегрированных компаний и повышению цен на топливо.

Один из выходов, который видят нефтяники — это отсрочить введение в силу поправок для отдельных предприятий отрасли, проходящих процесс модернизации. Заводам необходимо время завершить создание современных производств и рассчитаться с кредитами. Со своей стороны они гарантируют обеспечение внутреннего рынка максимальным количеством качественного моторного топлива с целью недопущения роста цен.

Производители просят рассмотреть возможность переноса сроков завершения налогового маневра на три года или пересмотра параметров налогового маневра. Глава «Нового потока» предлагает разрешить экспортировать хотя бы 10 процентов производимого бензина класса 5, расширить критерии предоставления вычета по акцизу, ввести коэффициент, учитывающий расположение НПЗ по отношению к рынкам сбыта.

Рассмотрение законопроекта во втором чтении состоится в понедельник, 9 июля. И нефтянники очень надеются, что парламентарии прислушаются к их словам. Ведь для своих регионов НПЗ — это стратегические предприятия, являющиеся крупными налогоплательщиками и обеспечивающие рабочими местами не одну тысячу семей. Нефтепереработчики утверждают, что законопроект в сегодняшнем его виде повлечет за собой целый ряд негативных последствий не только для топливной отрасли, но и всей экономики страны.

Мозырский НПЗ: С начала года мы работаем в убыток. Как на нас повлияет налоговый манёвр в России — мы не знаем

Белорусские НПЗ будут диверсифицировать свои производства, сообщил зампредседателя концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов на конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Беларуси: производство, трейдинг, розница», передает корреспондент БелТА.

По словам Владимира Сизова, сегодня на Мозырском НПЗ и «Нафтане» успешно проводится завершающий этап модернизации, который предусматривает выход на глубину переработки нефти до 90%. При этом «Белнефтехим» делает ставку не только на прирост объемов производства, но и возможность более гибко реагировать на потребности рынка и выпускать востребованные в данный момент продукты.

«В этой части мы сейчас активно работаем над диверсификацией направлений деятельности нефтеперерабатывающих заводов, чтобы у них была возможность дополнительно выпускать нефтехимическую продукцию в зависимости от потребностей рынка, гибко планировать свой бизнес», — отметил Владимир Сизов.

Что касается текущей ситуации в белорусской нефтепереработке, то на Мозырском НПЗ по итогам работы в январе-сентябре прогнозируют убытки, сообщил журналистам и.о. заместителя генерального директора Мозырского НПЗ Олег Протасов.

«В целом за девять месяцев мы ожидаем убытки. Основные причины — повышение котировок на нефть, изменение курса белорусского рубля и недостаточный уровень цен на АЗС при реализации нефтепродуктов», — отметил Олег Протасов. Незначительная прибыль была получена лишь в августе за счет прибыльности экспортного рынка.

Отвечая на вопрос о последствиях налогового маневра в России, представитель НПЗ обратил внимание, что предприятию придется работать в условиях более высоких цен на нефть, к чему Мозырский НПЗ уже сейчас готовится, в частности, проводится модернизация производства, строится комплекс гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков.

Представитель НПЗ затруднился оценить, насколько существенно налоговый маневр в России повлияет на маржу переработки нефти на предприятии. Завод прорабатывает различные варианты выхода из ситуации.

Встречные вопросы. Что на повестке очередного серьезного разговора Минска и Москвы

Встреча президентов Беларуси и России и их «расширенных составов» пройдет 21 сентября в Сочи. Здесь состоятся и переговоры в широком составе, и встреча «один на один». Александр Лукашенко в недавнем интервью отмечал, что новые проблемы во взаимоотношениях с ближайшим соседом не появляются. Впрочем, и старые кардинально не решаются. От итогов нынешних переговоров будут зависеть многие болезненные для Минска вопросы, причем и в краткосрочной, и в среднесрочной перспективе. Речь, в частности, о получении бонусов от «перетаможки», и вопросе компенсации последствий налогового маневра, грозящего Беларуси серьезными финансовыми потерями.

Лукашенко не скрывает — между ним и Путиным иногда «искрит». А если кругом — нефть, это небезопасно. Именно нефтяной вопрос может стать на встрече ключевым после ряда весьма болезненных ударов по планам Минска.

Россия планировала с четвертого квартала 2018 года ограничить беспошлинные поставки нефтепродуктов в Беларусь, аргументируя инициативу «увеличением реэкспортных поставок российских нефтепродуктов в страны Балтии и Украину», что приносит белорусскому бюджету дополнительные доходы, а российскому — убытки.

Сперва речь шла о введении баланса поставок нефтепродуктов, который белорусская и российская стороны согласуют до 1 октября. Позже министр энергетики России уточнил — по нефтепродуктам в балансе нули. То есть поставки нефтепродуктов Минску не светят. Как, возможно, и деньги от «перетаможки».

Президент Беларуси уверен, что нефтяные претензии появились из-за увеличения поступления в белорусский бюджет средств от «перетаможки» нефти, связанной с ростом цен на нефть.

Напомним, что в 2017 году Москва и Минск договорились о поставке 24 млн тонн нефти в год в рамках индикативного баланса, из которых фактически поставляется 18 млн т, а за 6 млн т Россия компенсирует Беларуси в рамках процедуры «перетаможки». «Это было, когда нефть стоила 40−50 долларов. Нефть подскочила, и нам в бюджет попало несколько больше денег, чем ожидали российские эксперты и правительство. Так случилось. А если бы цена упала, мы могли бы получить только половину», — подчеркнул президент.

Ответил президент и на упреки в том, что компании покупают темные нефтепродукты, мазут и газойли, и в Беларуси перерабатывают и продают на внешнем рынке. «Так что здесь нового? Мы купили товар, за него заплатили. Точно так металлы покупаем, комплектующие, делаем трактор МТЗ и продаем. Претензий же нет. Нет, здесь, как я говорю, отходы нефтепереработки, которые не реализуются в России, компании продали нашим, мы доработали (нашли технологию), продали, заработали какую-то копейку».

В итоге взлетевший было импорт нефтепродуктов ожидаемо просел. А перспективы создания единого рынка нефти и газа ЕАЭС к уже не столь далекому 2025 году кажутся всё более туманными.

Главное — маневры: как компенсировать и рефинансировать соседа

Налоговый маневр, который начинается в России, лишает белорусский бюджет экспортных пошлин на нефть. И весьма не вовремя. Беларусь в 2019 году должна выплатить по внешнему долгу 3,7 млрд долларов и хотела бы рефинансировать половину выплат. Для погашения второй половины долга выпадение части доходов от пошлин (только в первом полугодии их поступило в бюджет примерно на 1 млрд рублей) весьма неприятно.

Потери Минска от братских маневров в первый год составят 300 млн долларов и достигнут примерно 2 млрд долларов через пять лет. Минску обещают компенсацию — о ней говорил недавно министр экономики. Но о её механизме еще предстоит договориться.

Беларусь также обсуждает выделение Россией кредитов на 1,4 млрд долларов, о чем недавно заявил премьер-министр Сергей Румас. В планах на 2019 год значится рефинансирование 1 млрд долларов по линии белорусско-российского сотрудничества. Кроме того, Минск ожидает шестой и седьмой транши от подконтрольного Москве Евразийского фонда стабилизации и развития на общую сумму 400 млн долларов. ЕАБР заверяет, что деньги вскорости придут.

Свой-чужой: взаимный допуск на рынки промпродукции буксует

В августе президент Беларуси жестко прошелся по давней проблеме. «У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам, публично об этом говорю. Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них, а в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят. Вот они и создают неконкурентную ситуацию», — заявил Лукашенко, посещая «Гомсельмаш».

«Мы зажаты с Запада разными „клаасами-лексионами“ и т.д., и мы зажаты, к сожалению, с Востока нашим старшим братом, который ведет себя в конкуренции недобросовестно. Они „Ростсельмаш“ свой всячески поддерживают, субсидируют, нарушая наши договоренности в Евразийском экономическом союзе. Это неправильно, несправедливо, и эту проблему мы не снимаем с повестки дня белорусско-российских переговоров на уровне правительств и даже президентов», — подчеркнул Александр Лукашенко.

Есть вопросы, причем взаимные, и к допуску на рынки легковушек. И для Беларуси, и для России вопрос болезненный и принципиальный.

Приятного аппетита, или Через что проходит путь к сердцу союзника

Еще в июне Россия и Беларусь договорились о снятии взаимных ограничений по поставкам молочной продукции, ключевой позиции белорусского продовольственного экспорта. Шли месяцы, а продвижения по «дорожной карте» оказались довольно слабыми. Настолько, что даже российские потребители возмутились, заявив, что ограничения на ввоз молочного сырья из Беларуси угрожают российской пищевой промышленности.

Речь идет о сухом обезжиренном молоке, деминерализованной сыворотке и других продуктах, ключевых в производстве кондитерских изделий, детского питания и мороженого. Причем российские производители указывают, что внутри страны производители не могут удовлетворить спрос.

Встреча глав двух профильных министерств накануне пятничного визита прошла, судя по сообщениям, конструктивно, хоть и без прорывов. И балансы на будущий год согласовали, и по претензиям прошлись. Однако новый глава Минсельхоза России, Дмитрий Патрушев, напомнил, что ожидает от Минска встречных шагов по расширению доступа российской продукции в Беларусь. В частности, речь идет о снятии ограничительных мер в отношении поставок кормов. Не спешат в Минске давать зеленый свет и российской мясной продукции, конкурировать с которой белорусам весьма непросто по объективным причинам вроде того же субсидирования.

По данным ФТС России, в первом полугодии 2018 года на территорию страны было ввезено 2,72 млн тонн белорусского молока и молочных продуктов. По молочной продукции доля Беларуси в российском импорте составляет 84%.

Работа над соглашением о взаимном признании виз в Беларуси и России продолжается больше года. В итоге вопрос по пересечению внутренней границы гражданами третьих стран остается нерешенным, создавая неприятные для иностранцев сложности с перемещением между странами.

Все оптимистичные заявления о скором подписании соглашения (до конца 2017 года, весной 2018 года) пока остались нереализованными. Очередной дедлайн возобновления переговоров — осень 2018-го.

Обострение проблемы взаимного признания виз произошло из-за введения, а потом и расширения Минском безвизового режима для граждан многих стран. В феврале 2017 года стало известно о том, что Россия устанавливает на границе с Беларусью пограничную зону. С 15 мая того же года все белорусские рейсы в российских аэропортах перевели в международные терминалы. Как выражался президент, между Беларусью и Россией появилась «самая странная граница в Европе».

Напомним, с 2014 года поднимался и вопрос единой визы Союзного государства — мини-«шенгена» для двух стран. Пока также безрезультатно.

Традиционно в повестке наверняка будут и другие вопросы, от вечных, вроде цифровизации и борьбы с нелегальной миграцией, от обострившихся под давлением вводимых в отношении России санкций вопросов макроэкономической стабильности. А со стабильностью у соседей — очевидные проблемы. В итоге вслед за российским рублем хандрил и белорусский, Центробанку России пришлось повысить ставку рефинансирования, и прогноз по росту российской экономики (не выше 2%) не оставляет Беларуси надежды на благоприятную внешнюю конъюнктуру. Об этом тоже стоит поговорить.

Налоговый маневр может столкнуть в кювет независимые НПЗ

Закрытие многих нефтеперерабатывающих заводов и рост цен на топливо – этим, по мнению независимых переработчиков, завершится налоговый маневр, законопроект о котором сейчас рассматривает Госдума. Чем еще он может грозить – в материале «ФедералПресс».

Независимые нефтегазовые компании опасаются, что принятие законопроекта в его нынешнем виде может вызвать серьезные негативные последствия для всей нефтеперерабатывающей отрасли. В письме частных переработчиков (имеется в распоряжении ФП), адресованном председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву, говорится о возможном закрытии многих, в том числе крупных НПЗ, а также о существенном росте цен на моторное топливо на внутреннем рынке и связанной с этим социальной напряженности.

Напомним, налоговый маневр, означающий снижение экспортной пошлины на нефть и одновременное повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) планируется завершить за шесть лет. С 1 января 2019 года экспортная пошлина (30 %) будет ежегодно сокращаться на 5 %, пока не достигнет нулевой отметки. Пропорционально этому будет расти НДПИ.

Заявление о влиянии маневра на топливные цены имеет под собой основание, ведь, по мнению экспертов, именно высокая налоговая нагрузка, вызванная в том числе и вышеуказанным маневром, стала причиной майского скачка цен на бензин. В результате правительству пришлось принимать экстренные меры и снизить с 1 июня акцизы на бензин и дизельное топливо.

Независимые производители также отмечают, что в случае завершения налогового маневра в нынешнем виде правительство не сможет оперативно вмешаться и отрегулировать цены на топливо, поскольку экспортные пошлины на нефтепродукты будут обнулены вместе с нефтяными. Помимо прочего, по мнению авторов письма, закон содержит определенные «лазейки» для вертикально-интегрированных нефтяных компаний, что ведет к дискриминации в отношении остальных представителей отрасли.

Под лазейками, видимо, имеется в виду возможность получения предприятиями компенсации в виде возвратного акциза на нефть, но только в случае выполнения определенных условий. Главное – это производство и поставка бензина на внутренний рынок. Чтобы рассчитывать на акциз, выпуск бензина класса Евро-5 у завода должен составлять как минимум 10 % первичной переработки. Если нет, компенсация будет меньше. И, конечно, необходимо поставлять бензин на внутренний рынок.

Среднестатистический независимый НПЗ, способный производить дизельное топливо и бензины стандарта Евро-5, под эти условия не подпадает. Представители отрасли отмечают, что он просто не сможет реализовать весь объем выпущенных нефтепродуктов на региональном рынке, а рынки сбыта соседних субъектов РФ уже имеют своих поставщиков. «Таким образом, предприятие не сможет рассчитывать на возврат акциза на нефтяное сырье, – говорится в письме. – Кроме того, объем производства высокооктановых бензинов на частных заводах в среднем составляет 600–700 тыс. т в год, что меньше 10 % от общего объема переработки (8–9 млн т в год) и также приведет к невозможности использования возврата акциза на сырье».

В свою очередь большинство вертикально-интегрированных нефтяных компаний могут получить возвратный акциз даже без учета поставок бензинов на внутренний рынок. Ведь многие из них попали под иностранные санкции, а этой категории, исходя из текста законопроекта, в любом случае предоставляется право на возвратный акциз.

Не смогут рассчитывать на компенсацию и предприятия, которые в настоящее время проводят модернизацию в рамках четырехстороннего соглашения. Дело в том, что даже с учетом модернизации эти заводы не смогут выпускать достаточно автомобильного бензина, чтобы взять 10 % барьер от переработки нефтяного сырья. «Такие предприятия после завершения льготного периода налогообложения 1 января 2024 года не смогут обслуживать кредитные линии, полученные для строительства установок вторичной переработки», – предупреждают представители отрасли.

Итогом исполнения нового закона для независимых переработчиков в случае его принятия в нынешнем виде могут стать невозможность окупить уже сделанные инвестиции, закрытие программ модернизации и невозвращенные кредиты. А для страны – снижение ВВП за счет закрытия предприятий и рост потребительских цен в большинстве отраслей из-за увеличения цен на топливо.

«Рост цен, действительно, возможен, что может вызвать ускорение темпов роста инфляции. Тем не менее, говорить об этом пока рано», – считает заместитель директора аналитического департамента Альпари Анна Кокорева.

Между тем у независимых нефтегазовых компаний есть ряд предложений, как исправить ситуацию. Первое – включить в перечень получателей вычета по акцизу на нефть НПЗ, заключивших соглашения о модернизации, без ограничения срока действия этого критерия. Иными словами, не отменять его с 1 января 2024 года. Также предлагается внести в критерии, дающие право на вычет, помимо бензина, еще и производство дизельного топлива класса Евро-5, а также возможность реализации продукции не только на внутреннем рынке, но и на экспорт. Кроме того, независимые переработчики просят ввести дополнительный коэффициент, учитывающий логистическое отставание НПЗ, расположенных вдали от рынков сбыта. Эта инициатива может коснуться, в частности, предприятий, расположенных в Поволжье, на Урале и в Сибири.

Анна Кокорева считает, что в целом влияние налогового маневра снизит маржинальность бизнеса нефтепереработчиков. «Для крупных НПЗ это будет не так чувствительно, как для небольших заводов, – отмечает она. – Соответственно, маневр может спровоцировать некоторые изменения в отрасли, перераспределить игроков на рынке и повлиять на ценообразование».

По мнению аналитика, крупные НПЗ, находящиеся во владении нефтегазовых корпораций, не пострадают, но останется ряд НПЗ, деятельность которых будет убыточной или низкомаржинальной. «Небольшие НПЗ могут быть проданы более крупным компаниям, но таких заводов будет немного. Как правило, это заводы с небольшой глубиной переработки и низким качеством сырья и конечного продукта», – отмечает Кокорева.

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник отмечает, что компенсация нефтепереработчикам в результате предлагаемых акцизных схем может составить порядка 350 млрд рублей, что, безусловно, сможет поддержать часть заводов. «Документ внесен, но он не исключает корректировок, поправки могут быть весьма существенными, – отмечает он. – Здесь надо учитывать баланс бюджетных интересов и интересов нефтяной промышленности, чтобы мы не повредили этими перегибами отрасль, которая приносит в бюджет значительную часть доходов».

Хабаровскому НПЗ переработали льготы // Завод может получить лишь минимальные компенсации налогового маневра

Минфин согласен предоставить Хабаровскому НПЗ бывшего президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова бюджетную компенсацию последствий налогового маневра, но гораздо более скромную, чем просила компания. Вместо увеличения обратного акциза на нефть за счет логистического коэффициента, который мог бы принести НПЗ дополнительно около 30 млрд руб. при текущей цене нефти, власти готовы предоставить заводу только 4,5 млрд руб. в 2019–2021 годах за счет обратного акциза на судовое топливо.

Минфин согласен обсудить введение с 2019 года обратного акциза на бункеровочное топливо для Хабаровского НПЗ «Нефтегазхолдинга» экс-главы «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, заявил глава налогового департамента Минфина Алексей Сазанов. Сейчас, согласно закону, отрицательный акциз в размере 1 тыс. руб. на тонну будет введен для судового топлива только с 2022 года, однако господин Сазанов предложил для дальневосточных НПЗ ввести его с 2019 года.

По словам господина Сазанова, Хабаровский НПЗ (в 2017 году переработал 4,7 млн тонн нефти) производит 1,5 млн тонн мазута для бункеровки, и из-за роста НДПИ на нефть экономика завода еще больше ухудшится. По мнению чиновника, введение обратного акциза в более ранние сроки «во многом решит проблему» НПЗ. Если данная льгота будет распространяться на весь ДФО, то право на нее получит и Комсомольский НПЗ «Роснефти». В Минфине “Ъ” сказали, что ведомство «готовит поправки в законодательство о налогообложении нефтяной отрасли в рамках решений, которые были приняты». В Минэнерго не ответили на запрос “Ъ”. В «Нефтегазхолдинге» “Ъ” сообщили, что знакомы с обсуждением данного вопроса, но решения нет.

В 2017 году прибыль Хабаровского НПЗ по РСБУ упала почти в пять раз, до 2,9 млрд руб., выручка снизилась на 47%, до 16 млрд руб. Краткосрочные обязательства на конец 2017 года сохранились на уровне предыдущего года — 13 млрд руб.

Законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли был принят еще в августе, но сейчас ряд его параметров дорабатывается. Основной способ бюджетной компенсации для НПЗ последствий налогового маневра — отрицательный акциз на перерабатываемую нефть, его размер зависит в том числе от корзины выпускаемых нефтепродуктов (так, субсидируются светлые нефтепродукты, а мазут вообще не должен получать субсидий). Представители «Нефтегазхолдинга» просили предоставить Хабаровскому НПЗ повышающий коэффициент к отрицательному акцизу из-за сложной логистики по вывозу нефтепродуктов, поскольку он обеспечивает топливом разные регионы Дальнего Востока. Минфин выступал против. В итоге в протоколе решающего совещания у Дмитрия Медведева, опубликованном 5 октября, про логистический коэффициент для Хабаровского НПЗ не упоминается, но говорится о необходимости проработки других мер поддержки.

По оценке “Ъ”, при цене нефти в $80 за баррель и курсе 67 руб./$ Хабаровский НПЗ, сохраняя текущую структуру выпуска, в 2019–2023 годах мог бы получить 57,5 млрд руб. отрицательного акциза.

При логистическом коэффициенте 1,5 (как, например, для Ачинского НПЗ «Роснефти») Хабаровский НПЗ мог бы дополнительно получить 29 млрд руб. из бюджета. А предложение Минфина по субсидированию судового топлива обещает НПЗ лишь 4,5 млрд руб. дополнительных поступлений.

По словам Александра Былкина из Vygon Consulting, потребление темного бункерного топлива в ДФО составляет 3,4 млн тонн в год, соответственно, компенсация в размере 1 тыс. руб. за тонну обойдется бюджету в 3,4 млрд руб. «Однако с начала 2018 года цены на мазут уже выросли с 10 тыс. руб. до 20 тыс. руб. за счет увеличения нефтяных котировок и девальвации рубля,— отмечает он.— В результате завершения налогового маневра при сегодняшних макропараметрах цены на мазут должны вырасти еще на 10 тыс. руб. до 2024 года за счет сокращения экспортной пошлины, иначе компании будут нести убытки от поставок на бункеровку». По мнению эксперта, в таких условиях субсидия в размере 1 тыс. руб. за тонну является недостаточной.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий