мини нпз саратовской области – cccp-online.ru

мини нпз саратовской области

Компания ООО «Нефтемашстрой» является собственником мини-НПЗ, который расположен на ст. Безымянная Приволжской ж/д (код 626006) Саратовская область, Энгельсский район, с. Безымянное. Мы производим нефтепродукты высокого качества.

Мазут топочный М-40, М-100, Нефрас, Керосино-газойлевая фракция(светлое печное топливо)

Мазут топочный обводненный м-100 с хранения, вода до 30%, разогреем и вывезем собственными силами. Очищаем мазутные резе

Куплю мазут топочный обводненный м-100 с хранения, вода до 30%, разогреем и.

Мазут топочный обводненный м-100 с хранения, вода до 30%, разогреем и вывезем собственными силами. Очищаем мазутные резе

Куплю мазут топочный обводненный м-100 с хранения, вода до 30%, разогреем и.

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной машиной из ваших резервуаров (тару не забираем)

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной.

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной машиной из ваших резервуаров (тару не забираем)

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной.

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной машиной из ваших резервуаров (тару не забираем)

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной.

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной машиной из ваших резервуаров (тару не забираем)

Куплю отработку масла в Москве и Московской области и откачаем вакуумной.

На нужды частного НПЗ. Готов выслушать все предложения +79878403692 Евгений.

к нелегальным нефте-перерабатывающим производствам
” src=”http://im.kommersant.ru/Issues.photo/REGIONS/SARATOV/2014/017/KSA_001955_00001_1_t218_220037.jpg” />

В Татищевском районе Саратовской области ликвидирован очередной подпольный нефтеперерабатывающий завод. По информации источников „Ъ“ в ГУ МВД по Саратовской области НПЗ, как и обнаруженный в прошлом году в Заводском районе Саратова, может иметь непосредственное отношение к депутату Саратовской городской думы Сергею Гусеву. Последний говорит, что ликвидированные мини-крекинги с ним никоим образом не связаны. Ранее он утверждал, что предприятие работает на легальной основе.

ГУ МВД РФ по Саратовской области сообщило о закрытии подпольного нефтеперерабатывающего завода в Татищевском районе региона. По информации полиции, захват НПЗ производился следственной частью ГСУ саратовской полиции совместно с оперативниками отдела по подрыву экономических основ организованных преступных групп и сообществ при поддержке бойцов СОБР.

По данным пресс-службы ГУ МВД по Саратовской области, нефтеперерабатывающий завод располагался на территории бывшего завода ЖБК в Татищевском районе. Он был скрыт за высоким бетонным ограждением, стыки между плитами обшиты металлическими листами. На воротах были установлены датчики движения. «На территории НПЗ помимо установки по переработке нефти находилось 15 емкостей, изготовленных из железнодорожных цистерн. В ходе проверки сотрудниками полиции было изъято около 11 тонн сырья, подготовленного для переработки. Общее состояние узлов и агрегатов и уровень организации производства позволяют говорить о том, что завод был готов для ввода в эксплуатацию», — проинформировали в «главке».

В полиции также оперативно-следственные мероприятия проводились в рамках возбужденного в ноябре прошлого года уголовного дела по факту незаконной деятельности миниНПЗ (ч. 2 ст. 171 п. «б» УК РФ), расположенного в Заводском районе города Саратова. Тогда полиция проинформировала о закрытии НПЗ, на котором осуществлялось незаконное производство дизельного топлива, прямогонного бензина, печного топлива и мазута. В ходе расследования управление экономической безопасности и противодействия коррупции собрало доказательную базу, подтверждающую факт незаконного производства. За один год работы его организаторы получили доход, превышающий сумму в 42 миллиона рублей. Полицейские установили, что продукция с НПЗ не соответствовала требованиям ГОСТа и реализовывалась на ряде автозаправочных станций города Саратова и области.

Как сообщили „Ъ“ источники в полиции, в обоих случаях отношение к нелегальным НПЗ мог иметь депутат Саратовской городской думы Сергей Гусев. Причем в случае крекинга в Заводском районе производство располагалось на земле, принадлежащей ООО «Увекская». Последняя принадлежит сыну парламентария (50 %), а также его родственникам: Татьяна Гусева — 25 %, Вадим Гусев — 4,1 %, Виктория Гусева — 4,1 %, Вероника Гусева — 4,1 %. Сам депутат гордумы являлся генеральным директором предприятия. По версии следствия, «Увекская» покупала топливо на НПЗ и перепродавала сельхозпроизводителям.

Источники в полиции не исключают, что НПЗ, обнаруженный в Татищевском районе, является филиалом того, что был ликвидирован в Заводском районе Саратова. Сейчас проводится расследование. Отметим, в уголовном деле о подпольном крекинге, связанном с ООО «Увекская», Сергей Гусев имеет статус свидетеля. Сам он утверждает, что не имеет отношения к НПЗ, при этом говорит, что нефтеперерабатывающего производства в Заводском районе нет. Ранее парламентарий подтверждал свои интересы на мини-крекинге, но заявлял, что производство совершенно легально, а действия полиции характеризовал как вооруженный захват бизнеса.

В середине января депутат Саратовской городской думы Сергей Гусев направил обращение в адрес начальника ГУ МВД по Саратовской области Сергея Аренина с просьбой привлечь господина Гусева к уголовной ответственности по ряду статей, в числе которых незаконное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов, организация преступного сообщества и другие. Господин Ванцов также говорит, что получал угрозы от людей, имеющих, по его мнению, отношение к коллеге по городской думе.

Пресс-служба ГУ МВД по Саратовской области предоставила нашему агентству кадры видеосъемки ликвидации нелегального мини-завода по переработке нефтепродуктов в Ивантеевском районе. Предприятие располагалось на территории работающего в советские времена завода. К нему была проложена рельсовая ветка, по которой можно было подгонять железнодорожные цистерны. На подпольном предприятии производили мазут, дизельное топливо и бензин. На оперативных кадрах запечатлены руководители мини-завода и рабочие, рассказывающие о схеме и принципах деятельности. Кроме того, читатели могут ознакомиться с рассказом заместителя начальника ОРЧ (по экономической безопасности и противодействию коррупции) №3 регионального ГУ МВД Дмитрия Трофимова.

Для начала теневые производители арендовали участок земли, на котором еще в советские времена находилось одно из промышленных предприятий. Выгоды от особого места расположения были очевидны. Сырье на мини-завод могло доставляться не только на нефтевозах, но и в значительно больших объемах через железную дорогу. К заводу была проложена рельсовая ветка.

Удобное стратегическое положение, позволяло дельцам осуществлять незаконную переработку без учета времени года. Обычно, для производства ГСМ необходимо соблюдение определенных температурных режимов и технических условий, поэтому, в отличие от крупных легальных производителей, подпольные конторы в осенне-зимний период, в силу климатических обстоятельств, как правило, не работают. Мини-завод в Ивантеевском районе стал исключением из правил. Тут принципом работы было не качество, а количество. Мазут, дизельное топливо и бензин местного производства сейчас проверяют эксперты.

А вот один из сотрудников завода несколько месяцев назад качество продукта проверил на личном транспорте. В свое авто мужчина залил полный бак «халявного» бензина. На трассе, как не пытался водитель давить на газ, больше 50 километров в час машина не ехала. Но, расплата за смелый эксперимент наступила позже, когда, когда коррозия разъела бензобак.

Кстати, в обязанности данного сотрудника входит запуск мощностей мини-завода. По его же словам, бывает, что при минусовых температурах и нерадивости персонала, мазут, который служит основным энергоносителем завода, замерзает и производство встает. На то, чтобы «раскочегарить» установку уходит от нескольких дней, до недели.

Для придания большей серьезности сомнительному производственному действу, руководство завода возвело небольшой административный корпус, очевидно для хранения макулатуры и ведения делопроизводства. Среди вороха патентов, рекламных буклетов и технической литературы основных документов, дающих право на осуществление переработки нефти, так и не обнаружилось. Словом, дельцы предусмотрели все, кроме самого главного. Слабым оправданием законности производства можно назвать ряд предоставленных лицензий, опять же, сомнительного происхождения. Ни один добросовестный специалист не мог бы дать положительной оценки техническому состоянию заводских установок.

Соблюдение норм безопасности, также оставляет желать лучшего. Территория завода вообще похожа на долину гейзеров, удушливый запах паров бензина, напоминает о том, что это «чудо» отнюдь не природного происхождения.

Будка управления, назвать по-другому это «высокотехническое» сооружение просто язык не поворачивается, больше похожа на бытовку безумного электрика. Напичканное кольцами проводов и рядами датчиков помещение может «взлететь на воздух» от малейшей искры, поскольку находится в самом эпицентре «долины бензиновых гейзеров». Многочисленные таблички, запрещающие курение, воспринимаются персоналом с саркастической усмешкой и соответствующим легкомысленным отношением. Кстати, неподалеку от взрывоопасного места на момент проверки, «колдуя» над невероятной конструкцией из труб, искрил сварочным аппаратом один из разнорабочих, он трудился прямо под запрещающей табличкой.

Теперь организаторам «промышленного беспредела» в Ивантеевском районе придется ответить, как говориться, по всей строгости. На данный момент деятельность подпольного завода прекращена. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье за незаконное предпринимательство.

Сергей ЛИСОВСКИЙ: «Оборонные контракты подписывались под нажимом премьер-министра»

Недавно областное министерство промышленности и энергетики подвело итоги работы предприятий региона за первые шесть месяцев нынешнего года. Индекс промпроизводства в губернии за этот период составил 104,7%, на 1,6% выше среднероссийского. В области уже не первый год набирают обороты машиностроение, некоторые другие отрасли. Есть свои плюсы и минусы у предприятий оборонно-промышленного комплекса. Но вот что удивительно. Например, в первом полугодии зафиксирован существенный спад в производстве дизельного топлива, мазута сделано столько же, сколько в январе-июне 2011‑го. А бензина изготовили лишь на 2,4 % больше. При этом добыча нефти и газа растет куда быстрее.

Впрочем, обольщаться не стоит. Доля добычи полезных ископаемых в ВРП области (2,8 %) существенно ниже, чем в ВВП России (9,7 %). А такие цифры свидетельствуют о несырьевой направленности экономики региона. С одной стороны, это неплохо: губерния уж точно не сидит на нефтяной игле. Хотя перспективы у отрасли имеются. Сегодня мы беседуем об этом и не только с министром промышленности и энергетики Саратовской области Сергеем Лисовским .

Сергей Михайлович, губернии неоднократно давали оценку как крупному нефтегазовому региону. Даже называли будущим «вторым Кувейтом». Но никакого Кувейта, как мы знаем, не получилось. Каковы все-таки перспективы нашего региона в добыче нефти и газа?
— Образ «второй Кувейт» возник из-за планов по резкому подъему добычи углеводородного сырья. И хотя этот образ сильно преувеличен, есть надежда на определенные успехи. Недавно я беседовал с директором НИИ геологии и геофизики Виктором Воробьевым . Разговор шел о возможном открытии крупного газового месторождения в районах, граничащих с Казахстаном. Газовые месторождения, которые сегодня эксплуатируются, мелкие.
Замечу, Саратовская область в свое время котировалась как крупный регион по добыче углеводородного сырья. В лучшие годы мы добывали газа в шесть раз больше, чем сейчас. Когда-то в области добывалось 6 млрд кубометров газа, а сейчас лишь около миллиарда.
Что касается нефти, у нас нет своего Самотлора или других известных крупных месторождений. Но что привлекает? Это логистика. Кроме того, освоение месторождений в Западной Сибири или на шельфе — это гораздо более затратный процесс, чем, например, в нашем регионе. А при современных технологиях вновь открытые месторождения в Саратовской области могут быть более рентабельными.

— Снижение добычи газа происходит из-за истощения запасов ряда месторождений?
— Безусловно. А вот для других месторождений надо создавать соответствующую инфраструктуру. Я недавно побывал в Федоровском и Дергачевском районах, провел выездное совещание по вопросу развития нефтегазодобычи. В ходе этой поездки осмотрел установку комплексной подготовки газа (УКПГ) ЗАО «Геотекс» , а также площадку второй очереди обустройства бортового лицензионного участка ООО «ДИАЛЛ АЛЬЯНС» . Эти предприятия не скупятся на современную инфраструктуру.
Особенность нашего региона — низкая изученность недр. Но реально нужно говорить, что Саратовская область потенциально может изменить ситуацию, связанную с добычей углеводородного сырья, в лучшую сторону. Радует, например, увеличение затрат на геологоразведочные работы. Очень хорошо, что меняется соотношение по добыче между основным нефтегазодобывающим предприятием «Саратовнефтегаз» и другими недпропользователями, которых в регионе более двух десятков. В основном это предприятия малого и среднего бизнеса. То есть по объемам добычи «Саратовнефтегаз» и малые, средние предприятия отрасли практически сравнялись.

— Нет ли здесь рисков? Ведь малое предприятие может обанкротиться в любой момент в отличие от устойчивого нефтяного гиганта?
— Такие случаи уже были. Например, «Нижневолжскнефтегаз» несколько раз переходил от одних собственников к другим. Есть еще три предприятия, которые, по сути, выставлены на продажу. Но это же естественный процесс.

— Не могу не спросить вас об идее построить новый нефтеперерабатывающий завод в Красноармейском районе. Время от времени эту тему поднимают СМИ. Реально ли такое строительство?
— Не буду спорить, это привлекательная идея — построить нефтеперерабатывающий завод. Только здесь нужно учитывать множество факторов. Прежде всего, на что разработчики данного проекта ориентировались? На проходящий рядом магистральный нефтепровод в качестве источника сырья для НПЗ. Однако бывший заместитель председателя областного правительства Александр Жандаров говорил на эту тему на уровне руководства федерального кабинета министров, где ему пояснили: нефть магистрального нефтепровода давным-давно вся квотирована, по этой трубе идут поставки для других заводов, имеются и долгосрочные контракты по поставкам за рубеж. Реально из трубы ничего получать нельзя. Нефть там уже вся квотирована.
К примеру, известны источники, откуда нефть поступает на Саратовский НПЗ . Наш завод — дочернее предприятие ТНК-ВР , вертикально интегрированной компании. У нее имеются крупные объекты и в Оренбургской области, и в Удмуртии, и в Западной Сибири. Они сами выбирают логистику — куда и что поставлять.

— Уже несколько лет витает в Саратове еще одна идея — строительство мини-заводов по переработке нефти. Возможна ли реализация подобного проекта?
— Теоретически возможна. Однако что происходит зачастую на практике? Такие мини-НПЗ превращаются в так называемые «самовары», которые производят прямогонный бензин или же дизельное топливо низкого качества.Вы ведь знаете о нынешних требованиях и регламентах по качеству бензина. А получить сейчас качественное топливо на таком «самоваре» практически невозможно. О стандарте «Евро‑4» тут можно забыть.
Самый удачный проект — это введенный в строй в прошлом году мини-НПЗ в Золотой Степи (район станций Анисовка-Урбах, — авт. ). Там все было сделано качественно и на должном уровне. За счет оборудования, технологической возможности, завод мог приближаться к стандарту «Евро‑3», но в то же время при весьма значительных усилиях. А что в будущем? Естественно, тупик. На этом предприятии уже планируют реконструкцию под новые требования, под тот же стандарт «Евро‑4». Тем не менее возникают большие сомнения: а окажется ли эта реконструкция экономически целесообразной, учитывая малые объемы продукции, которые там выпускаются? И на заводе сомневаются до сих пор в этой затее, и я лично скептически к этому отношусь. Пока предприятие еще держится наплаву. Надолго ли?
Подчеркну, таких примеров немного. В большинстве случаев заключаются договоры с мелкими недропользователями, многим из которых это, кстати, по-своему выгодно. Потому что тут масса схем ухода от налогов. Не так давно шла борьба в Новоузенске, где жители пожаловались на построенный мини-НПЗ. Средства массовой информации писали о том, как в декабре прошлого года на этом предприятии произошел взрыв. Возникали и вопросы по аренде земли. В результате и Ростехнадзор, и прокуратура встали на сторону жителей, требовавших закрытия данного мини-НПЗ, который как раз производил низкокачественную продукцию и экологически наследил в Новоузенске.
Поэтому мое отношение к мини-НПЗ в большинстве случаев отрицательное. Если будут новые технологии, более современные (хотя в них потребуется вложить немало средств), тогда подобные проекты можно оценивать положительно. Но практика показывает, что это пока нереально.

* * *
— Губернатор Валерий Радаев недавно на совещании в правительстве резко критиковал высокие цены на бензин в области. Что же нужно сделать, чтобы снизить стоимость ГСМ? У нас странная ситуация: нефть на мировых рынках дорожает — и топливо на заправках тоже. Дешевеет баррель нефти — бензин и солярка все равно растут в цене.
— В прошлом году стоимость топлива на АЗС в губернии сложилась достаточно высокая, но следует учитывать один важный фактор. На Саратовском НПЗ проходила реконструкция. Как следствие пришлось останавливать производство и завозить нефтепродукты Рязанского НПЗ . А это уже другие затраты и цены.
Почему не снижаются цены и что делать? В долгосрочных прогнозах не предсказывалось уменьшения стоимости нефти, а потому говорили о подорожании бензина. Еще один фактор. Мировые цены на нефть снижаются, однако повышаются акцизы, причем каждый квартал. Российские нефтяные компании, что называется, в режиме ручного управления сдерживали стоимость ГСМ в четвертом квартале прошлого года и в первом квартале текущего. Планировалось, что сдерживающая ценовая политика нефтяникам будет компенсирована. Однако этого так и не произошло. Поэтому, учитывая данный фактор, а также рост акцизов, избежать подорожания бензина не удастся. Причем по долгосрочной программе предусмотрен дальнейший рост акцизов. И если на литр топлива добавляется 1,7 рубля акциза, то о снижении стоимости ГСМ и речи быть не может.
Но минимизируется повышение цен тем, что вводятся новые производства на НПЗ. Каким образом? На заводе увеличивается глубина переработки нефти, поэтому из того же количества сырья получается больше продукции. Соответственно происходит уменьшение себестоимости производства. Процесс, конечно, положительный. К сожалению, одновременно с этим на НПЗ увеличиваются затраты на электроэнергию, необходимо повышать зарплату плюс другие расходы.
Тем не менее положительные процессы в ценовой политике на рынке топлива идут. Определенные действия тут предпринимает государство. Недавно состоялось знаковое событие: ТНК-ВР согласовала с Федеральной антимонопольной службой методику ценообразования и реализации ГСМ на оптовом рынке. Розничный рынок, конечно же, регулировать таким образом невозможно. Но мы все прекрасно знаем, что розница зависит от оптовой цены. Это первый пример, когда нефтяная компания пошла на взаимодействие с федеральным антимонопольным органом, чтобы заложить принципы ценообразования. Известно, что и другие компании готовят такие же соглашения.

— А что это даст в практическом плане? Антимонопольная служба отныне не будет обвинять нефтяные компании в сговоре цен?
— Благодаря такому соглашению вопросы ценообразования на нефтяном рынке станут прозрачными. Это более эффективная работа, ведь в соглашении будут применяться специальные формулы и методики. И теперь ФАС вместо пространных рассуждений по поводу повышения цен будет руководствоваться четким соглашением.
Кроме того, должна заработать нефтяная биржа, которая станет индикатором, прогнозной площадкой для ценообразования. Причем вводится обязательная квота для нефтяных компаний на продажу там не менее 10 % топлива. Насколько мне известно, сейчас большинство предприятий выполняют данное обязательство, однако не все. С руководством ТНК-ВР я встречался, потому знаю, что эта компания придерживается такой квоты. Когда все компании будут выполнять 10‑процентные обязательства, потребуется провести мониторинг, проанализировать, как это сказывается на рынке. А может, этой величины будет недостаточно. И возможно, возникнет необходимость довести квоту до 25%, чтобы более четко регулировать цены.
Что касается Саратовской области, мы планируем привлечь в наш регион крупнейшего игрока на нефтяном рынке — компанию «Роснефть» . Это только усилит конкуренцию.

* * *
— Весной прозвучала информация, что государство готово простить предприятиям оборонно-промышленного комплекса 100 млрд рублей долгов по налогам. Это реально? И как все должно выглядеть на практике? Саратовские предприятия ОПК могут извлечь для себя из этого пользу?
— Напомню, подобный механизм реструктуризации долгов был однажды использован — в кризисный период 2008-2009 годов. И сейчас предлагается сделать примерно то же самое. В законе о федеральном бюджете на 2012-2014 годы предусмотрена реструктуризация задолженности предприятий. Почему? Потому что крайне неудовлетворительно формировался гособоронзаказ 2011 года.
В этом году ситуация несколько лучше, но ненамного. Ненормально, когда, например, в июне 2012 года все еще идет формирование государственного оборонного заказа. В прошлом году последние контракты подписывались в ноябре, причем буквально под нажимом премьер-министра. В результате ряд саратовских предприятий были вынуждены отказываться от гособоронзаказа в связи с невозможностью его выполнить.
Можно привести как положительные, так и отрицательные примеры по предыдущему кризисному периоду. Так, во время кризиса прошла реструктуризация задолженности ПО «Корпус» перед федеральным и областным бюджетами. А сегодня «Корпус» имеет стабильные заказы и даже перспективы на годы вперед. И это очень хорошо, что предприятию тогда была оказана поддержка. Как итог «Корпус» в прошлом году принял на работу 200 выпускников вузов. С точки зрения трудоустройства и социальной политики, это неоценимо.
Случалось, правда, совсем иначе. В свое время петровский завод «Молот» получил субсидию и благодаря этому вышел из состояния банкротства. К сожалению, в нынешнем году пришлось предпринять ряд действий юридического характера вплоть до смены генерального директора предприятия, до жесткой постановки вопроса перед Министерством промышленности и торговли РФ.
Ну а предполагаемый механизм «прощения» долгов тот же самый, и он включает реструктуризацию задолженности не только по налогам, но и по пеням, штрафам, начисленным в связи с непоступлением обязательных платежей. Предприятия будут самостоятельно обращаться в Федеральную налоговую службу для решения данной проблемы. Правда, саратовские предприятия пока не планируют участия в этом процессе.

— Почему?
— Такие компании, как СЭПО, «Сигнал», ОКБ им. Глухарева, КБПА, настолько подстраховались за счет производства гражданской продукции, что для них ситуация с гособоронзаказом не сыграла существенной роли. Это в большей мере отразилось на чисто оборонных предприятиях. А вот, к примеру, Саратовскому заводу приборных устройств и претендовать вообще не на что, так как боеприпасная отрасль на два года исключена из системы гособоронзаказа. Возникает серьезный вопрос: как удержать завод, как сохранить его? Ведь два года не будет заказов.

— Отчего сложилась такая ситуация? Избыток боеприпасов в стране?
— Боеприпасов в стране действительно много. Но какой смысл в таком решении, если через два года заказы на эту продукцию появятся? Кто ее станет производить? Удерживать квалифицированного специалиста, который трудился на соответствующем предприятии, столь длительное время невозможно. Людям нужно кормить семью. А за счет чего такой специалист будет ее кормить? Это уже серьезная социальная проблема.
Да, боеприпасов обычного уровня выпущено в стране значительное количество. И те, что прошли определенный срок хранения и эксплуатации, необходимо уничтожать. Как уничтожать, это уже отдельный разговор. Сейчас творится полное безобразие. Взрывы на складах боеприпасов уже становятся слишком частым явлением. Гибнут люди, и все понимают, что Министерство обороны малоспособно уничтожать старые боеприпасы.
Однако нельзя не создавать боеприпасов нового поколения, высокоточного оружия. И самое главное, что саратовские предприятия ОПК имеют уникальные разработки. При этом проводились соответствующие испытания новой продукции. Считаю, производство высокоточных боеприпасов надо налаживать, пока все окончательно не развалилось.

* * *
— Нельзя обойти стороной тему кризиса. Эксперты сегодня спорят. Одни говорят, что кризис и не заканчивался, другие предупреждают о надвигающейся второй волне финансовых потрясений, иные констатируют, что она уже пришла. Чем чревато для промышленности, если снова грянет кризис, аналогичный тому, который случился четыре года назад?

— Много излагается мнений по этому поводу, конкретно называются самые разные сценарии развития событий. Начиная от оценок, что мы готовы к этой второй волне лучше, и заканчивая крайне негативными прогнозами. Мы внимательно отслеживаем ситуацию. Большинство экспертов все же считают, что следующая волна кризиса начнется в сентябре текущего года. Связывают это с окончанием финансового года в США, то есть якобы его результаты должны как-то повлиять на общую ситуацию.
Внешние причины, конечно, надо учитывать, так как рынки сбыта некоторой саратовской продукции, которая идет на экспорт, безусловно, подвержены негативному воздействию. Но нам нужно думать про себя. И готовить программы, особенно учитывая уроки предыдущего этапа финансового кризиса. А какие это уроки?
К сожалению, некоторые банки в 2008-2009 годах получили от государства огромные средства, можно сказать, задаром. Самое страшное, что эти деньги оказались за рубежом. Если представить, что выделенные средства пошли на поддержку промышленности, была бы совершенно другая ситуация в экономике.
Напомню о такой программе, как утилизация старых автомобилей. Казалось бы, это не глобальная программа, но получилась очень эффективной. Хотя ее финансовая составляющая в сотни раз меньше, если сравнивать с теми средствами, которые утекли за рубеж.
Необходимо, чтобы программы, которые сегодня принимаются, были ориентированы, в первую очередь, не на прямое финансовое вливание в адрес предприятий, а на создание потребительского спроса. В этом случае предприятия, конкурируя, имея сформированный спрос, покажут себя, кто на что способен. Это и есть настоящая рыночная экономика.
Безусловно, финансовые вливания могут быть. Так, по федеральным программам ряд саратовских предприятий выполняли сложные НИОКР, вели разработки новых образцов продукции. И все-таки государство должно создавать, в первую очередь, спрос и конкурентную среду. Если подобные программы будут, тогда можно жить и работать спокойно. И еще — если будет проводиться политика, направленная на развитие промышленности.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий