Нефтеперерабатывающий завод сирия

Еще до начала гражданской войны в Сирии интерес к местным месторождениям проявляли крупнейшие инвесторы из Китая, Индии и Великобритании. Но сегодня, похоже, главным партнером Дамаска станут не они, а Россия. Впрочем, «нефтяной» вопрос для Сирии сегодня скорее не экономический, а сугубо политический.

Каждый день из Сирии приходят новости о военных победах правительственной армии: поддержке российской авиации солдаты вытесняют боевиков «Исламского государства» * из населенных пунктов вблизи от сирийско-иракской границы. В пятницу пал город Абу-Камаль, который с 2012 года был под контролем «Свободной сирийской армии», а с июля 2014 года его захватили и удерживали террористы «Исламского государства».

Абу-Камаль — последний из крупных городов, который оставался под контролем боевиков, в сирийской провинции Дейр-эз-Зоэр. С самого начала войны она играла стратегическую роль, поскольку на территории этой провинции находятся крупнейшие в стране нефтяные месторождения. В масштабах Ближнего Востока они были, конечно, небольшими — а вот в экономики самой Сирии экспорт нефти играл значительную роль.

К началу гражданской войны в 2011 году добыча природного газа в Сирии составляла 5,3 млрд. кубометров, сырой нефти — почти 400 тысяч баррелей в сутки (0,5% от общемирового показателя). Вся добыча находилась в руках государственной Syrian Petroleum Company, которая после начала войны фактически прекратила деятельность.

Ведь нефтедобыча в стране оказалась сначала в руках повстанцев, воюющих против правительства, а затем — террористов, воюющих и с правительством, и с повстанцами. С 2014 года именно «Исламское государство» контролировало фактически всю нефте – и газодобычу в Сирии, причем для террористической группировки контрабанда углеводородов стала также главным источником доходов.

А ведь до начала гражданской войны свои бизнес-интересы в нефтяном секторе Сирии имели многие государства. В частности, государственная нефтяная монополия Syrian Petroleum Company работала с такими транснациональными монстрами как Royal Dutch Shell (Великобритания-Голландия), Oil and Natural Gas Corporation (Индия) и China National Petroleum Company (Китай).

Отдельные месторождения в долине Евфрата, близ сирийско-иракской границы контролировали французская Total, канадская Suncor Enegry, люксембургская Kylczyk Investments, египетская IRP, американская Triton, хорватская NA-Industrija nafte и другие.

Особо стоит сказать о британской компании Gulfsands Petroleum, миноритарная доля в которой принадлежала мультимиллионеру Рами Махлуфу, двоюродному брату Башара аль-Асада (отец бизнесмена, Мохамед Маклуф, сестра которого был замужем за бывшим главой государства Хафезом аль-Асадом). Семья Мухлуфов к началу гражданской войны создала гигантскую бизнес-империю, стоимость активов которых оценивалась в $ 5 млрд.

В числе международных игроков, имеющих интересы в Сирии, называли также три российских компании — «Татнефть», «Уралмаш» и «Союзнефтегаз».

«Союзнефтегаз», связанная с бывшим (с 1993 по 1996 годы) министром энергетики России Юрием Шафраником, стала первой международной компанией, которая после начала войны (в декабре 2013 года) подписала с официальным Дамаском договор о сотрудничестве в энергетической сфере: он подразумевал геологоразведку в сирийских территориальных водах стоимостью $ 90 млн. Охраняли геологов российские моряки.

Имея весьма скромные запасы углеводородов, Сирия, однако, представляет интерес благодаря уникальному местоположению для прокладки перспективных маршрутов транзита энергоресурсов. Стоит напомнить, что уже в 2008 году на территории Сирии был введен в строй участок Арабского газопровода — он протянулся от южной границы с Иорданией до электростанций Тишрин и Дейр Али. Прокладкой занималась российская компания «Стройтрансгаз».

Планировалось, что газопровод пойдет и дальше на север, чтобы обеспечить транзит «голубого топлива» в Турцию. «Стройтрансгаз» уже получил контракт, однако ветка так и не была построена из-за начала гражданской войны. Но с тех пор идут разговоры о его возможном возобновлении.

Так кто получит контроль над месторождениями углеводородов в Сирии после окончания войны? Этот вопрос «Свободная пресса» адресовала Научному сотруднику Фонда стратегической культуры и Института востоковедения РАН Андрею Арешеву.

— Вопросы экономического восстановления страны и распределения доходов от продажи энергоресурсов так или иначе должны стать частью процесса политического урегулирования в Сирии, который активно поддерживает российская сторона, — считает Арешев. — В частности, предполагаемый Конгресс национального диалога призван начать обсуждение будущего государственного устройства страны.

Однако на этом пути будет много подводных камней. В частности, диалог официального Дамаска с курдами пока не привел к ощутимым прорывам. Да и задачи внешних игроков могут кардинально отличаться от целей установления долгосрочного мира в стране.

«СП»: — Могут ли нефть и газ Сирии — которые теперь снова контролирует Дамаск — оказаться источником нового витка конфликта? Ведь в 2011 году гражданская война начиналась именно по такому сценарию…

— Прежде всего, нужно отметить что часть месторождений углеводородов на восточном берегу Евфрата все еще находится под контролем «Сирийских демократических сил».

Вы правы, что экономический фактор играл значительную роль при возникновении и разрастании сирийского конфликта. К сожалению, террористические группировки, зачастую используемые в качестве рычага внешнего влияния, могут серьезно затруднить восстановление и эксплуатацию нефтегазовых месторождений. Кстати, данное явление характерно не только для Сирии. Вспомните Ирак, Ливию, Алжир…

Директор Института энергетической политики (бывший заместитель министра энергетики РФ) Владимир Милов уверен, что нефтяная проблема перед Сирией практически не стоит. Соответственно, и делить здесь нечего.

На Западе полагают, что операция турецкой армии направлена против России, а не курдов

— Тема нефти в Сирии чрезвычайно раздута журналистами, — рассказал Милов в беседе со «Свободной прессой». — Люди слышат слова «Сирия» и «нефть» и начинают возбуждаться: это давняя традиция — связывать все конфликты на Ближнем Востоке с нефтяными интересами. Но специалисты всегда говорили, что в Сирии нефти почти нет, это жалкие капли. Сирия добывала всей страной до войны столько же, сколько у нас одна «Башнефть», и почти все это шло на покрытие внутреннего потребления.

«СП»: — Но есть же месторождения вдоль Евфрата — где самые ожесточенные бои, кстати, продолжаются до сих пор?

— Понятное дело, что в любой войне за какие-то месторождения будет борьба. Но в Сирии месторождения очень плохого качества, нефть тяжелая, ее непросто перерабатывать. Плюс к тому Асад был, есть и будет под западными санкциями, это не даст ему возможность особо ничего экспортировать. Сейчас Сирия вообще — нетто-импортер.

* «Исламское государство» (ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

ЕК объединилась с Украиной против российского газопроводного проекта

Прокачка газа через Украину упадёт в 9 раз и это может спровоцировать большую войну в Донбассе

Скорее всего, апелляция россиян на решение Стокгольмского арбитража будет отклонена

Http://svpressa. ru/war21/article/185936/

«Сирийцы и наши решили захватить завод у курдов в зоне работы американцев»

СМИ пестрят сообщениями об уничтоженных американцами в Сирии бойцах частной военной компании (ЧВК) Вагнера. При этом цифры называют самые разнообразные. Мы связались с теми, кто имеет отношение к «ЧВК Вагнера», чтобы прояснить обстоятельства случившегося.

Наш первый собеседник, один из полевых командиров на Донбассе, сказал про общие потери колонны, большинство которой составляли сирийцы: «По моим сведениям, их было за сто». Он сообщил «МК», что среди погибших были всего два его бывших бойца. “Двое. Уехали в Сирию еще в 2015-м. Когда у нас все затихло. Нет, я бы не сказал, что только из-за денег. Они считали, что едут защищать Русский мир на окраинах нашей сферы влияния. Так что напишите: погибли за родину и за идею».

Другой наш источник, находящийся непосредственно в Сирии, объяснил:

– Сирийцы и наши решили захватить завод у курдов в зоне работы американцев. Там было три роты частников и ополчение сирийцев. Первую линию курдов и американцев снесли довольно быстро, даже слишком легко. Потом прилетела авиация, беспилотники и вертушки, и четыре часа их молотили. (По другой версии, расстрелянная колонна контратаковала бойцов запрещенного в России ИГИЛ, которые начали отступать в сторону нефтеперерабатывающего завода CONOCO, где якобы заодно находилась и секретная база США – «МК»).

Источник назвал общую цифру в 40 человек погибших и 72 раненых (имелись в виду, опять-таки, в основном сирийцы).

– Не пойму, на что рассчитывали – удивлялся он, – с одними калашами полезли на американцев. Но это была чисто коммерческая тема. К войне она не имеет никакого отношения.

“Нефтеперерабатывающий завод, расположенный в сирийской провинции Дэйр-эз-Зор вблизи крупного нефтегазового месторождения. Месторождение CONOCO когда-то открыли американцы, именно на их средства там был построен завод (он также носил название «Эль-Исба»). Завод был национализирован режимом Башара Асада.

Затем он находился под контролем запрещенного в России ИГИЛ, а в сентябре прошлого года его отбили курды. В октябре, по некоторым данным, после переговоров с курдской стороной при посредничестве России завод передавался под контроль сирийского правительства. В восстановление завода участвовали российские коммерческие структуры. Однако затем ситуация изменилась: контроль над заводом вновь перешел к курдам, которые пустили туда американцев. Сообщалось, что SDF (“Сирийские демократические силы”, куда входят, в частности, курдские отряды), не были приглашены на Конгресс Сирийского национального диалога в Сочи – против этого возражала Турция. Сейчас SDF ориентируются на американцев”.

Сирийское телевидение выпустило сюжет о потерях в ходе действий авиации коалиции. В числе погибших назвали сирийского бригадного генерала по имени Юсуф Айша Хайдер и еще нескольких высокопоставленных военных. Сирийцы говорили о сотне убитых и раненых, не упоминая, однако, ЧВК никаким образом.

Пока называют несколько имен погибших комбатантов из России – Алексей Ладыгин из Рязани, Станислав Матвеев и Игорь Косотуров из города Асбеста Свердловской области, Владимир Логинов из Калининграда. Также погиб бывший нацбол Кирилл Ананьев, который до Сирии воевал на Донбассе.

Так как до сих пор нет никакой кинформации о сотнях трупов среди наемников ЧВК, то многие эксперты сходятся во мнении, что погибших среди них действительно всего несколько человек. Остальные многочисленные жертвы — сирийцы, которые, по некоторым данным, входили в группу ISIS HUNTER (“Охотники за ИГИЛ”). Это спецподразделение в большинстве своем состоит из сирийских христиан. В основном они специализируются на защите и охране правительственных объектов в пустынных районах страны. Однако сейчас их привлекают для освобождения газовых и нефтяных месторождений, а также защиты складов боеприпасов. В городе Аль-Сукаилабия прошли несколько десятков похорон погибших бойцов ISIS Hunter, есть и фотографии с кладбища.

Закона о частных военных компаниях в России нет до сих пор, все, что они делают — это только на свой страх и риск. Нанимают их обычно правительственные структуры, с ними и заключается деловой контракт. Первые комбатанты могли заблуждаться в том, что они отправляются на Ближний Восток именно воевать. «В моем договоре, например, было прописано, что я еду на охрану коммуникаций и нефтяных вышек. А сразу попал — в штурмовой батальон», – рассказывал «МК» один из наемников. Теперь никаких иллюзий нет — едут сражаться и, если что, погибать, за это им и платят. Это спецподразделение в большинстве своем состоит из сирийских христиан. В основном они специализируются на защите и охране правительственных объектов в пустынных районах страны. Однако сейчас их привлекают для освобождения газовых и нефтяных месторождений, а также защиты складов боеприпасов.

Средняя зарплата наемника – от 150 000 до 200 000 рублей в месяц. Смотря через какую организацию он нанимался — чем больше посредников, субподрядчиков ЧВК, тем меньше расценки. Но в принципе никого не обманывают — среди наемников сильно сарафанное радио, все друг друга хоть через кого-то, но знают, и если надуют одного, то больше никто уже не поедет.

За время пребывания в тренировочном лагере под Ростовом-на-Дону также выдаются подьемные — по 2-3 тысячи рублей в сутки. Наши россияне и украинцы с Донбасса считаются хорошим приобретением для ЧВК, так как «много не просят и обычно служат на совесть».

Http://www. mk. ru/politics/2018/02/13/pogibli-40-raneny-72-istochnik-v-chvk-vagnera-utochnil-poteri. html

Российские наемники из частной военной компании “Вагнер” были обстреляны 7 февраля в сирийской провинции Дейр-эз-Зор силами международной коалиции во время наступления на нефтеперерабатывающий завод, заявил источник “Коммерсанта”.

По его словам, российское командование в Сирии не давало разрешения на эту операцию и расценило ее как “опасную самодеятельность”.

Источник рассказал, что операция проводилась по инициативе местных крупных предпринимателей, которые в данный момент поддерживают президента Сирии Башара Асада. Они намереваются захватить нефтяные и газовые месторождения, находящиеся под контролем курдов – союзников США. В отряде ЧВК “Вагнер” насчитывалось около 600 человек, большинство из которых были русскоязычными.

Собеседник газеты оценил потери среди россиян в 11 человек. По его словам, во время операции “в есь расчет был на то, что после артобстрела наши быстро штурмом возьмут этот завод, курды побросают оружие”.

Издание отмечает, что министерство обороны России вообще не сообщало об убитых россиянах, так как они являются “добровольцами”, поэтому в сообщении ведомства об инциденте упомянуты только пострадавшие среди сирийцев – 25 человек.

В МИД РФ “Коммерсанту” сообщили, что министерство проверяет информацию о наличии пострадавших, в том числе граждан СНГ.

Издание подчеркивает, что в СМИ разнятся данные о погибших российских наемниках из ЧВК “Вагнер” – ряд источников называет цифру в 100 и 200 убитых. При этом в российском внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что п убликации о сотнях погибших – это “классическая дезинформация, которой занимаются западные СМИ”.

8 февраля 2018 года агентство Reuters сообщило об авиаударе коалиции в Сирии, жертвами которого стали около 100 бойцов армии союзников президента Сирии Башара Асада. По данным Bloomberg, погибли 200 человек.

Источники CBS в Пентагоне сообщили, что в Сирии были убиты “российские наемники”. Исследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT) считает, что речь идет о бойцах ЧВК “Вагнер”, которая действует на месторождениях полезных ископаемых в долине Евфрата.

Бывший “министр обороны” террористической организации “ДНР” Игорь Гиркин (Стрелков) заявил, что сообщения о потерях в Сирии постоянно меняются в сторону увеличения. “На данный момент точно ясно, что убитых и раненых – реально сотни. Несколько сотен. В остальном – разноголосица. Но последняя цифра (“не окончательная”, как сообщили) вообще выглядит “запредельно”. Якобы – аж за 600 (644, если точнее, – и это только убитых)”, – сказал он.

По словам министра обороны США Джеймса Мэттиса, российская сторона заявила, что ее сил в зоне нанесения авиаудара не было изначально.

Http://gordonua. com/news/worldnews/rossiyskie-naemniki-iz-chvk-vagner-byli-ubity-vo-vremya-popytki-zahvatit-neftepererabatyvayushchiy-zavod-v-sirii-smi-231727.html

Корреспондентам Федерального агентства новостей (ФАН) удалось получить развернутый комментарий сирийского инженера-нефтяника о положении дел в сфере восстановления нефтедобывающей промышленности Сирии.

Несмотря на внезапную атаку боевиков ИГИЛ 1 (ИГ, «Исламское государство» 1 — террористическая организация, запрещенная в РФ — прим.), сумевших трое суток назад повредить две из двенадцати скважин месторождения «Хайян», добыча нефти, а также газа, необходимого для электроснабжения населенных пунктов, была восстановлена в штатных объемах.

Директор ДКС (департамент капитального ремонта) нефтеперерабатывающего завода «Хайян», Аднан Тейшури, уверен, что, несмотря на тяжелый урон, нанесенный боевиками ИГИЛ предприятиям нефтяной и газовой промышленности Сирийской арабской республики, скважины в окрестностях Пальмиры в самое ближайшее время начнут добычу в довоенном режиме.

«Прежде всего, добро пожаловать на нефтеперерабатывающий завод «Хайян», — обратился сирийский нефтяник к читателям ФАН. — Разрешите представиться: Аднан Тейшури, директор департамента капитального ремонта скважин. Для начала скажу несколько слов о работе нашей компании до вторжения ИГИЛ. Наша работа протекала гладко, как на нефтеперерабатывающем заводе, так и на скважинах в районах Джихар, Аль-Мухур, Джазир и Мазрур. После того, как захваченные ИГИЛ нефтяные поля были отбиты нашей армией, мы приехали сюда и увидели, что террористы взорвали завод».

Тут необходимо отметить, что некоторые технологические узлы боевики террористы просто не успели подорвать в ходе отступления из окрестностей Пальмиры. Сразу после штурма боевики ИГИЛ еще надеялись удержать бОЛьшую часть нефтяных полей, максимально увеличив объемы добычи нефти, которую собирались использовать в своих целях.

Еще в начале марта правительственная Сирийская арабская армия начала стремительно расширять «карман», образовавшийся вокруг древнего города Пальмира после успешного штурма, и уже в середине апреля все стратегически важные высоты вокруг были взяты под контроль частями САА и хазарейским ополчением.

Сирийские военные и инженеры неоднократно отмечали практически идеальное состояние и высокое техническое оснащение трубопроводов и нефтеперерабатывающих фабрик, находившихся под контролем ИГИЛ, и, в силу тех или иных причин, не пострадавших при штурме северных рубежей частями САА. Есть основания полагать, что запчасти и комплектующие в район завода «Хайян» поставлялись не без помощи Саудовской Аравии.

Аднан Тейшури, тем не менее, счел нужным отметить, что значительная часть оборудования скважин была уничтожена или серьезно повреждена.

«Большие объемы газа выбрасывались в воздух, и это наносило серьезный вред району и окружающей среде, — отметил инженер. — Очень трудно было начать восстановление завода и ремонт скважин, чтобы вернуть производство на прежний уровень. Европейский Союз и США ввели в отношении нас жесткие санкции. Мы потеряли доступ к технологическим решениям, с помощью которых могли бы улучшить нефтедобычу и восстановить завод. Все зависело только от нас. В сутки мы теряли более десяти миллионов кубических метров газа…»

Тем не менее, по словам главы департамента капитального строительства, сирийские инженеры и строители отлично справились с поставленной задачей.

«Мы восстановили большую часть инфраструктуры, потушили пожары… Еще недавно никто из наших сотрудников не верил в успешное завершение проекта», — отметил Тейшури.

Сирийские нефтяники надеются в скором времени повысить объемы ежедневной нефтедобычи и приблизить ее к довоенным показателям. На сегодня в окрестностях Пальмиры добыча составляет около трех миллионов кубических метров газа и более пяти тысяч баррелей нефти в сутки.

Информационное агентство (св-ва о регистрации СМИ ИА № ФС 77 – 65407 выдано 18 апреля 2016 г., ЭЛ № ФС 77 – 68439 выдано 27 января 2017 г. Государственным комитетом Российской Федерации по печати)

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

Http://riafan. ru/814049-siriya-rasskaz-inzhenera-o-vozrozhdenii-neftegazovogo-kompleksa-posle-pobedy-nad-ig-pod-palmiroi

До начала гражданской войны Сирия была не слишком заметным игроком на региональной энергетической арене.

В стране добывали достаточное количество нефти и газа для обеспечения собственных потребностей и экспорта сравнительно малых объемов сырья в соседние страны.

Нефтегазовый комплекс САР был важной базовой отраслью экономики, но он не являлся единственной важной отраслью.

В 2009 г. Сирия добывала порядка 400 тыс. баррелей нефти в день. По данным ВР, в 2013 г. показатели добычи в республике сократились до 59 тысяч баррелей в день, а в 2014 уже до 33-х тысяч.

По состоянию на март 2016 г. добыча нефти оценивается в 50-90 тыс. барр. нефти в день, из них лишь 9 тыс. барр. приходится на месторождения, подконтрольные силам Башара Асада.

До конфликта доходы от нефти составляли 20% заработка государства. На долю нефти приходилось 35% экспорта в стоимостном выражении.

Экспортные поставки прервались после введения Евросоюзом санкций против Сирии, а также после того, как правительство Б. Асада начало терять контроль над месторождениями.

Нефтеперерабатывающие мощности Сирии в мирное время были способны перерабатывать до 240 тыс. барр. нефти в день. Этого было не достаточно для удовлетворения внутреннего спроса.

До 2010 г. страна ежедневно покупала порядка 100 тыс. барр. нефтепродуктов, а продавала в соседние страны 36 тыс. барр.

После начала гражданской войны и ужесточения международных санкций импорт углеводородов был сильно осложнен.

Главным поставщиком нефти и нефтепродуктов для правительства Б. Асада стал Иран, он поставлял сырье танкерами. По некоторым данным, объемы таких поставок составляли в среднем 60 тыс. барр./день.

«Исламское государство» до сих пор контролирует большую часть углеводородов Сирии.

Прежде всего речь идет о крупнейшем нефтеносном районе страны — Дейр эз-Зор. Месторождения этого района ранее разрабатывали международные гиганты Shell и Total.

Значительная часть активов Shell принадлежала ее дочерней компании Al-Furat Petroleum Company. Нефть на этих месторождениях отличается низким содержанием серы, что позволяет сравнительно легко ее перерабатывать. Для этого можно использовать даже самодельное кустарное оборудование.

Под контролем исламистов находится и «жемчужина» сирийского нефтяного комплекса — месторождение аль-Омр. По нему несколько месяцев назад удары наносила международная коалиция (а точнее, британские ВВС).

Месторождение все еще может функционировать, однако сообщается, что добыча на нем теперь возможна в намного меньших объемах, чем ранее. Дело в том, что серьезный ущерб был нанесен инфраструктуре, связывающей воедино комплекс скважин.

В том же районе провинции Дейр эз-Зор исламисты удерживают за собой месторождения ат-Танак, Дафра, аль-Вард и некоторые другие.

В своем недавнем исследовании американская деловая газета Financial Times (FT) опубликовала данные о ценах, которые исламисты ИГ установили для нефти с разных сирийских месторождений. Исходя из этой информации можно прийти к выводу о том, какие месторождения исламисты контролируют и какие из них являются более прибыльными, а значит, находятся в лучшем состоянии и способны производить более качественное сырье.

В январе 2016 г. пришла информация о том, что сторонники ИГ потеряли контроль над одним из месторождений в провинции Дейр эз-Зор — аль-Джабса.

Объект отбили «Отряды народной самообороны» сирийских курдов (сторонники Партии демократического союза, которые активно участвуют в сирийском конфликте). Аль-Джабса — не самое крупное месторождение района, однако оно стало первой потерей ИГ в безусловно важнейшей нефтедобывающей провинции Сирии.

На подконтрольных Б. Асаду территориях добыча нефти составляет 9 тыс. барр./день. Об этом недавно сообщил министр нефти Сулейман аль-Аббас. Правительство не отрицает, что для увеличения добычи необходимо освобождение сирийских территорий от террористических организаций.

При этом, по сообщению тех же представителей правительства Б. Асада, в отдельных регионах страны не останавливается бурение новых скважин. По расчетам С. аль-Аббаса, введение их в эксплуатацию может добавить 8 тыс. барр./день.

Месторождения северо-востока САР в основном перешли под контроль курдов. Это касается месторождений в районе г. Аль-Хасеке (Джибса, Батма, Кабиба, Гуна, Хувэйзия). Все эти месторождения добывали в мирное время не более 10 тыс. барр. нефти в день.

По некоторым данным, курды самостоятельно начали добычу и переработку нефти на этих территориях. Получаемые продукты реализуют на местном рынке.

Месторождения в районе Пальмиры на протяжении гражданской войны попеременно переходили под контроль разных сил. Сейчас в этом районе судя по всему доминирует влияние правительственных войск.

О том, как функционирует трубопроводная система САР информации крайне мало. Скорее всего это связано с тем, что нефтепроводы практически прекратили использовать. Транспортировка нефти и нефтепродуктов в основном производится нефтецистернами.

Летом 2015 г. правительственная армия сообщала о возобновлении функционирования сирийского участка нефтепровода Ирак — Сирия. Однако более подробной информации с тех пор не поступало. Иракская часть нефтепровода не функционирует уже несколько лет.

Основные нефтеперерабатывающие мощности Сирии находятся в руках ИГ. Часть подконтрольна другим оппозиционным группам, например, исламистам запрещенной в России группировки «Джебхат ан-нусра». Однако инфраструктура последней способна производить нефтепродукты худшего качества, чем производит ИГ.

Интересно, что по информации FT, со ссылкой на заявления некоторых сирийских торговцев нефтью, сторонники ИГ во второй половине 2015 г. приобрели несколько перерабатывающих предприятий. Это стало необходимым после активизации ударов международных сил по их «старым» заводам.

Схема «приобретения» новых НПЗ такова: представители ИГ берут под свой контроль НПЗ, обеспечивают поставку туда сырья, при этом бывший глава НПЗ остается на своей должности. Часть полученных нефтепродуктов (бензин разного качества и мазут) передается на нужды ИГ, остальное продают посредникам. Доходы от проданных продуктов делятся между бывшими владельцами НПЗ и ИГ.

В районах под контролем других группировок на северо-западе Сирии происходит продажа нефтепродуктов, переработанных на объектах ИГ, либо переработанных на местных предприятиях.

В силу уже отмеченного различия в качестве, продукты «производства ИГ» более дорогие. При этом цена на мазут и бензин в районах под контролем других группировок увеличилась в два раза после активизации ударов международных сил.

В районах под управлением правительства Б. Асада нефтепереработка находится в лучшем состоянии.

Несмотря на всю сложность экономической ситуации в Сирии, нефтеперерабатывающие заводы в г. Хомс и Банияс функционируют, причем готовы производить больше нефтепродуктов, чем пока могут реализовывать на рынке (во всяком случае, об этом заявляют местные власти). В связи с этим правительство заключило соглашение с двумя компаниями (их названия не упоминаются), которые будут закупать продукты НПЗ в течение 2016 г. Объемы закупок — 2,5 млн. барр. в месяц (примерно 83 тыс. барр./день).

В связи с тем, что нефтегазовый комплекс САР является одним из основных источников доходов для участвующих в сирийском конфликте террористических группировок, он стал объектом ударов как коалиции во главе с США, так и российской авиации.

Ниже приведена карта, где красным отмечены цели нанесения ударов силами ВКС России, синим — авиацией международной коалиции во главе с США.

В начале февраля были уничтожены два нефте – газоперерабатывающих предприятия ИГ в районе Дейр эз-Зор. 22 февраля был нанесен удар по нефтяной скважине в том же районе. Также удары по нефтяной инфраструктуре Дейр эз-Зор активно наносили в начале января 2016 г., в декабре 2015 г. и ранее.

По расчетам Министерства энергетики Сирии, нефтегазовый сектор страны за время конфликта потерял порядка $60 млрд.

По данным сирийского агентства Sana, правительство Сирии намерено потребовать от коалиции во главе с США компенсации за ущерб, который был нанесен нефтегазовой инфраструктуре страны.

Пока правительство планирует взыскать компенсацию за разрушение инфраструктуры в районе Дейр эз-Зор, где 18 декабря были подорваны установки по переработке и сбору нефти, а также другие объекты комплекса, построенного китайскими компаниями.

Кроме того, правительство может потребовать выплаты за разрушение системы сбора нефти на месторождении аль-Омр; бомбардировку скважин месторождений ат-Танак, Джиду, Абу Хардан (скважины 136, 120, 106 и 108), аль-Малех, ас-Сейджан, аль-Азрак, аль-Джафра, аль-Вард, ат-Тайм и аль-Омр (в двух последних случаях произошло возгорание скважин); разрушение восьми насосных станций в районе месторождения аль-Джафра.

Стоит отметить, что американская коалиция в основном фокусируется на разрушении инфраструктуры по добыче и переработке нефти, в то время как российские ВКС чаще отчитывались о нанесении ударов по колоннам нефтецистерн и нефтехранилищам.

По предположению главного редактора журнала Syria Report Джахада Язиги, одной из основных тактик ИГ при ведении нефтегазового бизнеса является дистанцирование от добытой и продаваемой нефти на самых ранних этапах ее реализации. Для этого особо важную роль играют посредники, которые покупают углеводороды у ИГ уже в местах их производства.

Большая цепочка таких посредников позволяет формально опровергнуть тот факт, что другие воюющие с ИГ группировки (или страны, как, например, Турция) закупают нефть у исламистов. ИГ не заключает контрактов о продаже нефти. Все делается через посредников, которые всегда готовы купить углеводороды.

Бизнес модель по реализации нефти ИГ: исламисты контролируют некоторую нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую инфраструктуру, произведенные на ней продукты они продают через перекупщиков, с которых так же берут налог. Вероятно, именно эти налоги обеспечивают приток большого объема финансовых средств ИГ.

По подсчетам Финансового департамента США, ИГ зарабатывает на продаже углеводородов до $40 млн. в месяц.

При этом, по предположению главного редактора Syria Report, сторонники ИГ не только продают сырье перекупщикам, но и распределяют его между местными племенами для того, чтобы обеспечить их лояльность. Также представителям местных племен разрешено «подключаться» к добычи ресурсов из скважин.

Сообщается, что не менее девяти крупных племен находились (и, возможно, все еще находятся) на таком «подкорме» у «Исламского государства».

FT сообщает о нескольких районах продажи нефтепродуктов ИГ внутри Сирии:

    Манджиб недалеко от турецкой границы к северо-востоку от Алеппо; Аль-Баб недалеко от Алеппо; Аль-Бария и Зебан в Дейр эз-Зор.

Нефтепереработка, сбыт и контрабанда нефти «Исламским государством»

Основным центром контрабанды нефтепродуктов являются районы, расположенные между г. Идлиб и г. Алеппо. По мнению многих специалистов, именно эти районы (находятся под контролем т. н. «сирийских повстанцев») являются основными «воротами» для нелегального экспорта в соседнюю Турцию. Главными пограничными пунктами торговли являются населенные пункты Сармада, Бесаслан, Хасипаса, Хирбет аль-Джауз и Эльбейли.

Кстати, сирийское правительство считает, что страны Запада содействовали росту незаконной торговли нефтью в Сирии, когда Европейский совет принял решение №186 от 22 апреля 2013 г. Этот декрет ослабил санкции, введенные ранее против Сирии. Европейцы мотивировали это необходимостью поддержать сирийскую оппозицию. Логика таких обвинений со стороны сирийского правительства ясна: на сегодня главным бенефициаром использования нефтяных ресурсов страны является ИГ.

Как говорилось выше, российские ВКС довольно активно уничтожали колонны с цистернами, транспортирующими нелегально добытую нефть. Однако исламисты быстро смогли подстроиться под новые условия. Если ранее грузовикам необходимо было на самом деле стоять в очередях, чтобы получить сырье, то теперь им выдают талоны с местом в очереди и точным временем, к которому необходимо приехать на объект для получения продуктов. Так исламисты решили проблему длинных очередей и минимизировали эффективность ударов по нефтеперевозчикам.

Рост издержек, связанный с изменениями привычной схемы торговли, заставил ИГ искать пути получения дополнительных средств. Интересно, что по сообщению FT, боевики предоставляют своим «партнерам»-независимым трейдерам возможность приобрести специальную лицензию, которая дает привилегию не стоять в очереди и сразу получить свою 1 тыс. барр. нефти (при условии оплаты стоимости нефти еще до ее загрузки).

Новое расследование источников доходов ИГ провел один из аналитических центров Дамаска. Результаты работы были опубликованы в сирийской газете «Аль-Ватан» 6 марта 2016 г.

Специалисты пришли к выводу, что продажа нефти обеспечивает получение от $1 до $3 млн. в день, что составляет примерно 55% общих доходов ИГ. При этом под контролем ИГ находится 80% нефтяных месторождений Сирии, объемы добычи на которых достигают 80 тыс. барр./день.

Всего, по мнению исследовательского центра, в Сирии и Ираке сторонники ИГ контролируют 350 нефтяных скважин.

В целом, однозначно можно говорить о том, что сирийская нефтегазовая инфраструктура сильно пострадала за период гражданской войны и иностранных бомбардировок. Нанесенный ей ущерб пока невозможно подсчитать, ведь до сих пор подавляющее большинство нефтяных месторождений страны находятся в руках террористов (прежде всего ИГ).

Это означает не только то, что нефтяные объекты будут оставаться целью ударов международных сил и, вероятно, самих террористов, когда те будут покидать объекты, но и то, что будет продолжаться варварское извлечение ресурсов. Как это часто бывает в военное время, борьба за сырье и добыча его в любых объемах является главной задачей. Поэтому углеводороды выкачивают используя любые методы, попутно нанося непоправимый ущерб месторождениям.

Инфраструктура САР, обеспечивающая хранение, транспортировку и переработку сырья также сильно повреждена. Исключением можно считать лишь некоторые объекты, находящиеся в районах подконтрольных правительственным войскам.

Http://www. iimes. ru/?p=27907

На предприятии будут производиться сжиженный природный газ, бензин, нефтетопливо, газовое масло и белое масло

ДУШАНБЕ, 26 сен — Sputnik. Иран построит завод по переработке нефти на территории Сирии, передает иранское агентство ISNA со ссылкой на главу научно-исследовательского центра нефтяной промышленности страны.

“Сирия будет предоставлять сырье — неочищенную нефть, светлые нефтепродукты и тяжелое топливо — на этот завод, строящийся рядом с городом Хомс”, — рассказал чиновник. На предприятии будут производиться сжиженный природный газ, бензин, нефтетопливо, газовое масло и белое масло.

Пропускная способность завода на первом этапе составит 70 тысяч баррелей в день, а затем возрастет до 140 тысяч.

Отмечается, что строительство завода будет осуществляться консорциумом, в который войдут Иран, Сирия и Венесуэла.

Ранее президент Ирана Хасан Роухани заявил, что страна намерена усилить возможности ракетного комплекса страны.

Роухани отметил также, что “ни одна страна не остановит ИРИ от усиления ракетных возможностей и программ в области обороны”.

И добавил, что “оборонная мощь Ирана никогда не использовалась для актов агрессии”.

В ходе осмотра места происшествия силовики обнаружили два автомата Калашникова с 10 магазинами и 270 патронами, а также 3,5 килограмма опиума, 32 килограмм гашиша и 10 килограмм героина

Госдума хочет оценить целесообразность расширения категорий иностранных граждан, которым гражданство РФ может быть предоставлено в упрощенном порядке

Расулзод посещает Россию в связи с проведением заседания Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Россией и Таджикистаном

Министр культуры Казахстана рассказал, на что пойдут 19 миллиардов тенге (почти 58 миллионов долларов) в рамках празднования юбилея Астаны.

Сапар Исаков стал первым главой правительства в истории Кыргызстана, которому парламент выразил вотум недоверия. Что это значит?

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил, что в этом году будет подписан документ о начале строительства АЭС совместно с “Росатомом”.

Въезд в Баку автомобилей, зарегистрированных не в столице, будет ограничен в связи с проведением Гран-при Азербайджана “Формулы-1”.

МИД Беларуси отреагировал на случай избиения в Польше граждан республики, говоривших на русском языке.

Борьба с мраморным клопом в Абхазии продолжается: за два месяца собраны почти три тонны насекомых. Близка ли победа?

В Армении продолжается формирование нового кабинета министров. Кто из состава предыдущего правительства сохранит свои портфели?

Министр образования Латвии настаивает, чтобы иностранные преподаватели без знания латышского языка не привлекались на работу в вузы.

Вильнюс ответил на требование Минска объяснить, что произошло на остановленной Игналинской АЭС в Литве в начале апреля.

Президент Молдовы Игорь Додон рассказал, что подарил своему белорусскому коллеге Александру Лукашенко, который находится с визитом в Кишиневе.

Поддержка правящей в Эстонии коалиции упала до минимума, показал соцопрос. Кто виноват и что делать?

В Северной Осетии перед судом предстанет полицейский, который устроил стрельбу в аэропорту Владикавказа. Что стало причиной инцидента?

Министр культуры Казахстана рассказал, на что пойдут 19 миллиардов тенге (почти 58 миллионов долларов) в рамках празднования юбилея Астаны.

Сапар Исаков стал первым главой правительства в истории Кыргызстана, которому парламент выразил вотум недоверия. Что это значит?

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил, что в этом году будет подписан документ о начале строительства АЭС совместно с “Росатомом”.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

    не соответствует тематике комментируемого сообщения; пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств; нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный; содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям; содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию; содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник; нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки; содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными; содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству; преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию; продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения; содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение; содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете; рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении; содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение; является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»); автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»); автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»); автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Http://ru. sputnik-tj. com/world/20170926/1023436926/iran-postroit-v-sirii-neftepererabatyvayushchiy-zavod. html

Сирия предложила России принять участие в развитии месторождений нефти и газа.

Об этом 25 апреля 2016 г сказал премьер-министр Сирии В. аль-Хальки.

Миннефти и природных ресурсов Сирии рассматривает ряд стратегических проектов в сфере ТЭК, в частности, в сфере геологоразведки месторождений нефти и газа на суше и на шельфе.

Остро стоит и вопрос и повышения коэффициента извлечения нефти ( КИН ) на действующих месторождениях.

По этим проектам предложено сотрудничество компаниям дружественных государств, в 1 ю очередь – российским компаниям.

Другими дружественными для себя государствами Сирия считает Венесуэлу и Иран.

Маячит на горизонте и Китай, уверенно балансирующий между Западом и Россией с Ираном.

О надеждах правительства Сирии на участие российских компаний в разработке нефтяных месторождений на сирийском континентальном шельфе в ноябре 2015 г уже говорил министр иностранных дел Сирии В. Муаллем на встрече с вице-премьером РФ Д. Рогозиным, говоря о желании видеть российские морские буровые платформы (МБП) у побережья.

В середине апреля 2016 г президент Сирии Б. Аль-Асад пообещал предоставить максимальные преференции российским компаниям в строительной и нефтегазовой сферах в арабской республике.

Помимо разведки и добычи нефти и газа, Сирия предлагает российским компаниям принять участие в строительстве и модернизации находящихся под контролем властей нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) в Сирии.

В качестве таких проектов В. аль-Хальки назвал инвестиции в использование избытка перерабатывающих мощностей на НПЗ в гг Хомсе и Баниясе, вхождение в качестве партнера в строительство совместного российско-венесуэльско – иранского НПЗ Феркалас, а также модернизацию НПЗ Банияс.

Несмотря на то, что Сирия – нефтегазовая страна, в связи с конфликтом в стране наблюдается дефицит сырой нефти и нефтепродуктов.

Мощность переработки НПЗ Банияс, расположенного в провинции Тартус в прибрежном г Банияс в 55 км южнее г Латакии, составляет около 6 млн т/год нефти.

Модернизация завода связана не только с экономическими, но и экологическими проблемами, потому что этот НПЗ расположен в котловине, окруженной горами, где расположены и другие загрязнители природы, например, цементный завод и тепловая электростанция (ТЭС), работающая на мазуте, поступающем по нефтепроводу от НПЗ Банияс.

Длю любознательных экологов сообщим, что отработанная вода с НПЗ в Баниясе попадает в море после первоначальной очистки в отстойных бассейнах с использованием негашеной извести.

Загрязнение нефтью бывает и на нефтетерминалах при перекачки нефти на нефтеналивные танкеры, при промывке танкеров и балластных цистерн на отстое на рейде.

Когда война закончится, проблемы экологии опять встанут очень остро.

Впрочем Сирия хочет углубить сотрудничество с Россией во всех сферах экономики, не ограничиваясь нефтегазом.

Так, Сирия рассматривает возможность создания совместных с Россией банков, проводятся консультации о расчетах между странами в национальных валютах.

ГПЗ-1, построенный СТГ в 2009 г, находится в 50 км к востоку от г Хомс.

До войны его производительность составляла 2,2 млрд м³/год очищенного газа, 23 тыс т/ год сжиженного пропан-бутана и 234 тыс м³/ год газового конденсата, мощность переработки – 7,5 млн м 3 /сутки.

Газ поступал с обустроенных СТГ месторождений Абу Рабах, Комком, Аль-Фаид.

СПГ-2 СТГ продолжит строить на условиях EPC – подряда, в 75 км юго-восточнее г Аль-Ракка.

Истмедгруп, которая предполагала до 2019 г инвестировать около 90 млн долл США в нефтегаз Сирии, с мая 2014 г занималась разведкой и добычей нефти на шельфе неподалеку от г Тартуса, где находится морская база ВМФ РФ.

Летом 2015 г исполнительный директор Союза нефтегазопромышленников России Г. Гучетль тепло заявил В. аль-Хальки, что РФ стремительно вернется в нефтегаз Сирии после стабилизации там ситуации.

​Речь идет о возобновлении исполнения контрактов компаниями РФ на сумму, как минимум, 1,6 млрд долл США.

Есть еще Газпром, который с 2010 г неторопливо рассматривает возможность участия в нефтегазе Сирии, в тч поставок природного газа из Сирии в Ливан через панарабский магистральный газопровод (МГП).

В феврале 2016 г А. Миллер в Газпроме опять тепло пообщался с сирийскими чиновниками, теперь с послом А. Хаддадом.

Любопытно, что за 2 недели до начала операции ВКС РФ, когда казалось, что дни нынешней власти в Сирии сочтены, делегация всезнающего СТГ непринужденно обсудила возможность восстановления нефтяных скважин в Сирии.

Напомним, что 30 сентября 2015 г Б. аль-Асад попросил президента РФ В. Путина о военной поддержке в борьбе с ИГИЛ в Сирии.

До вой ны нефтяные запасы в Сирии оценивались в 2,5 млрд барр, доказанные газовые запасы (в тч ПНГ ) – в 240 млрд м 3 газа.

Нефтяные месторождения, в основном, расположены восточной части Сирии недалеко от границы с Ираком и вдоль реки Евфрат, а ряд более мелких месторождений расположены в центральной части страны.

Часть этих месторождений была захвачена оппозиционной Сирийской свободной армией, поддерживаемой США, но позже их выбили боевики группировки ИГИЛ (запрещена в России) .

В настоящее время армия Сирии при поддержке ВКС РФ успешно восстанавливает контроль над территорией страны.

А в конце марта 2016 г был возвращен под контроль правительственных сил нефтеносный район Пальмира, который до войны был основой экономики Сирии.

Http://neftegaz. ru/news/view/148645-Siriya-priglashaet-Rossiyu-k-realizatsii-sovmestnyh-proektov-v-neftegaze

В современных условиях национальная безопасность стран мира в значительной степени зависит от уровня обеспеченности экономики углеводородным сырьем. В связи с этим происходит обострение борьбы за доступ к топливным ресурсам, которая в последнее время принимает все более ожесточенные формы. Ситуация в Сирийской Арабской Республике (САР) выступает тому наглядным примером. Оказавшись в перекрестье геополитических интересов ведущих государств мира и региональных держав, САР стала заложницей сложившейся ситуации, попытки разрешения которой дипломатическим путем не имели перспектив.

В рамках так называемой сирийской "арабской весны", целью которой было свержение режима президента САР Башара Асада и формирование нового правительства, лояльного США и их союзникам, проводилось воздействие на ключевые секторы сирийского государства, в том числе и топливную промышленность. Поэтому представляется целесообразным рассмотреть ее роль и место в обеспечении жизнедеятельности Сирии в мирное время и в условиях вооруженного конфликта.

Топливная промышленность САР до начала вооруженного конфликта. Сирийская топливная промышленность, несмотря на ее скромное 33-е место в мире по объемам добычи нефти, всегда являлась стратегической для национальной экономики. Доходы от экспорта нефти были основным источником поступлений в бюджет страны. Оценочные запасы нефти и газа в стране составляли 2,5 млрд баррелей и до 300 млрд м3 соответственно. Так, в 2011 году в Сирии было добыто 122 млн баррелей нефти и 8,3 млрд м3 природного газа. В 2010 году (до введения санкций) добыча нефти составляла 400 тыс. баррелей в сутки. Основными потребителями сырой нефти САР до начала вооруженного конфликта и введения санкций являлись страны Европейского союза: Германия, Италия, Франция, Нидерланды, Австрия и Испания. Добываемый природный газ использовался в качестве топлива на местных тепловых электростанциях и закачивался в нефтяные пласты для повышения нефтеотдачи.

Нефтяные и газовые месторождения Сирии сосредоточены в основном в центральной, восточной и северо-восточной частях страны, соединенных трубопроводами с густонаселенными городами Дамаск, Хомс и Алеппо.

Углеводороды, добываемые на месторождениях Евфратского суббассейна (провинция Дейр-эз-Зор), поступали в магистральный трубопровод Киркук – Банияс, который являлся частью транзитного маршрута, соединяющего месторождения Ирака с портами Банияс, Тартус и Латакия (все Сирия), а также с Триполи (Ливан). Месторождения САР, расположенные на северо-востоке страны, были связаны с портом Тартус другим магистральным нефтепроводом.

Порт Банияс, оборудованный 19 нефтяными резервуарами общим объемом 2,8 млн баррелей, способен принимать танкеры дедвейтом до 120 тыс. т. Порт Тартус, рассчитанный на прием танкеров дедвейтом до 210 тыс. т, соединен с нефтяным терминалом порта Банияс трубопроводом. Порт Латакия предназначен для приема танкеров дедвейтом до 50 тыс. т.

Переработка сырой нефти осуществляется на двух заводах – в городах Хомс и Банияс, связанных нефтепродуктопроводами с городами Дамаск, Алеппо и Латакия. Общая проектная мощность переработки сырой нефти составляет 240 тыс. баррелей в сутки, или 87,6 млн в год. Заводы работают на смеси сирийской тяжелой (20-50%) и легкой нефти. Ранее легкая нефть поставлялась на НПЗ из Ирака по магистральному нефтепроводу Киркук – Банияс. Однако с 2003 года, из-за боевых действий в этой стране, транспортировка по нему была прекращена.

В целом топливная промышленность САР в довоенные годы полностью удовлетворяла внутренний спрос на энергоносители. Однако постепенное сокращение объемов добываемой нефти и рост внутреннего потребления подтолкнули сирийское правительство к принятию активных мер по дальнейшему развитию топливной промышленности и поиску надежных и заинтересованных партнеров в данной области. Ситуацию усложнила санкционная политика США, ограничившая приток инвестиций в САР.

Руководство Сирии провело серию раундов международного тендера на право проведения разведки новых месторождений нефти и газа, расположенных в приграничных с Иорданией, Ираком и Турцией районах, а также на сирийском шельфе Средиземного моря на условиях совместного раздела продукции. В число нефтегазовых компаний, получивших лицензии, вошли российские.

В 2009 году в районе г. Пальмира, где расположены месторождения газа Абу-Рибах, Камкам и Аль-Фейд, был построен Южный газоперерабатывающий завод производительностью 2,2 млрд м 3 очищенного газа и 23 тыс. т СПГ в год. В настоящее время решается вопрос о завершении строительства Северного газоперерабатывающего завода, расположенного в окрестностях г. Ракка. Производительность этого предприятия планировалась на уровне 1,3 млрд м 3 очищенного газа и 41,6 тыс. т СПГ в год.

Также в 2009 году введена в строй первая часть сирийского участка Трансарабского газопровода, которая имеет большое значение для энергетики Сирии и укрепления ее роли как транзитного центра ближневосточных энергоресурсов (протяженность 1 293 км, стоимость 1,2 млрд долларов). По нему осуществлялось транспортировка египетского газа в Сирию, Иорданию, Ливан и Израиль.

В 2009 году газопровод был протянут от г. Хомс до г. Банияс в Сирии и г. Триполи в Ливане. В Сирию газ поступал в объеме 2,5 млн м 3 в сутки, или около 1 млрд м 3 в год. Трансарабский газопровод планировалось проложить до территории Турции и в течение следующих девяти лет увеличить объемы транспортировки египетского газа до 6 млн м 3 в сутки, или около 2,2 млрд м 3 в год.

В том же 2009 году президент САР Башар Асад провел ряд переговоров с Ираком, Ираном и Азербайджаном о возможном транзите нефти и газа через территорию Сирии в европейские страны.

В это же время к президенту Сирии обращалось руководство Катара, выступившее с альтернативным предложением о строительстве трубопровода и транзите своего газа через территорию Сирии и Турции в европейские страны.

В 2010 году интерес к сирийскому нефтегазовому комплексу проявил Китай. Китайская национальная нефтегазовая корпорация (КННК) и англо-голландский концерн "Ройял датч шелл" заключили контракт, согласно которому КННК приобретает 35% сирийской дочерней нефтегазовой компании "Шелл петролеум девелопмент" (SSPD), принадлежащей концерну. SSPD обладала правом на разработку 31,25% 40 нефтяных месторождений в районах Дейр-эз-Зор, Фос-Анекс и Аш-Шам, из которых в 2009 году эта компания добывала 23 тыс. баррелей сырой нефти в сутки, или 8,4 млн в год.

В сентябре 2010 года правительства Сирии и Ирака подписали первичное соглашение о строительстве двух веток нефтепровода под легкую и тяжелую нефть мощностью 2,5-3 млн баррелей в сутки, или 0,9-1,1 млрд в год, для транспортировки углеводородов с месторождений Аккас и Киркук до г. Банияс. Проект оценивался в 3 млрд долларов.

В начале 2011 года Башар Асад выступил с идеей "Концепции четырех морей", суть которой заключалась в объединении Сирии, Турции, Ирана и Азербайджана в общую нефтегазотранспортную систему с выходом к Средиземному морю.

В июне 2011 года между Сирией, Ираком и Ираном был подписан трехсторонний меморандум о строительстве "Исламской магистрали" – газопровода от крупнейшего в мире иранского газового месторождения "Южный Парс" через Ирак до сирийского побережья Средиземного моря с возможным ответвлением в Ливан. Проект стоимостью 10 млрд долларов предполагал введение. в строй газопровода расчетной мощностью 110 млн м 3 газа в сутки, или 40 млрд м 3 в год. Его ввод был запланирован на 2016 год. В конце декабря 2012 года Иран приступил к строительству участка данного магистрального трубопровода, проходящего через территорию Ирака до границы с Сирией.

– сохранить добычу (около 120 млн баррелей в год) и экспорт сырой нефти в объемах 2011 года, а в случае подтверждения промышленных запасов углеводородов на континентальном шельфе Средиземного моря и начала их разработки значительно увеличить их;

– осуществлять транзит легкой и тяжелой нефти из Ирака (при создании соответствующих условий внутри этого государства) в объеме до 1,1 млрд баррелей в год;

– продолжить добычу природного газа на уровне предыдущих лет – около 8 млрд м 3 в год;

– ежегодно осуществлять производство на ГПЗ 3,5 млрд м 3 очищенного газа и 65 тыс. т СПГ;

– нарастить транзит природного газа из Ирана и Египта в страны Восточного Средиземноморья и Европы до уровня свыше 40 млрд м 3 в год.

Обеспечив транзит углеводородов Ирана и Ирака на европейский рынок через Средиземное море, Сирия стала бы важным региональным транзитным узлом. В то же время Египет получал возможность экспортировать по трубопроводу газ в Турцию. Оценочное количество ежегодно транспортируемого сырья из данных стран могло составить до 20% нефти и около 10% газа, потребляемых в среднем европейскими странами в год.

Такой подход создавал благоприятные условия для развития сирийской экономики в условиях независимости от внешних поставок энергоносителей и значительных финансовых инвестиций, получаемых от транзита и экспорта углеводородов. Однако этот проект шел в разрез с планами Саудовской Аравии и Катара, традиционно не заинтересованных в широком доступе на международный нефтегазовый рынок конкурентов.

События, развернувшиеся в Сирии в начале 2011 года, привели к прекращению развития топливной промышленности страны. Протесты отдельных групп населения вскоре перетекли в вооруженный конфликт с применением армейских подразделений и вовлечением в него в той или иной степени множества государств мира, среди которых оказались Российская Федерация, США, Иран, Ирак, Саудовская Аравия (СА), Катар, Турция и страны ЕС.

Топливная промышленность САР в ходе вооруженного конфликта. Одним из многих факторов, которым оперировали протестующие в Сирии в начале 2011 года, были высокие цены на топливо. Исходя из экономических и социальных соображений, сирийское правительство снизило цену на дизельное топливо на 25% Предполагалось, что это в числе других принятых мер будет способствовать урегулированию напряженной ситуации.

В середине 2011 года США увеличивают давление на режим Башара Асада, пытаясь организовать бойкот нефтегазового сектора страны. Были запрещены транзакции с Коммерческим банком Сирии (Commercial Bank of Syria), через который проходили все денежные потоки, связанные с экспортом сирийских энергоносителей. Так как американские компании не импортировали и не добывали сирийские энергоносители, то односторонние экономические санкции со стороны Соединенных Штатов имели ограниченное воздействие. В связи с этим госдепартамент США обратился к европейским странам, главным образом импортирующим сирийскую нефть, с предложением присоединиться к нефтяному эмбарго.

В конце августа 2011 года представители 27 стран – членов Евросоюза (ЕС) достигли политического соглашения о введении эмбарго на импорт в ЕС сырой нефти из Сирии. В последующем был введен запрет на инвестирование европейскими компаниями средств в нефтяную отрасль САР, что фактически означало запрет европейским компаниям создавать новые совместные предприятия с сирийскими энергетическими компаниями, кредитовать их, а также покупать и увеличивать свои доли в сирийских предприятиях. Позднее к санкциям присоединилась Лига арабских государств (ЛАГ).

Наложенные США, Евросоюзом и ЛАГ санкции привели к остановке деятельности работавших в Сирии зарубежных компаний и созданию дефицита нефтепродуктов в стране. Производительность двух сирийских нефтеперерабатывающих заводов не обеспечивала внутренние потребности государства, в связи с чем власти Сирии пытались организовать бартерный обмен добываемой в стране сырой нефти на дефицитный бензин. При этом добыча нефти упала на 30-35%, возникли проблемы с кредитованием топливной промышленности.

В декабре 2011 года появляются первые сообщения о крупных терактах на объектах топливной промышленности САР. Так, был взорван стратегический нефтепровод, по которому сырье доставлялось от месторождений восточных районов страны на НПЗ в г. Хомс. К тому времени этот город являлся главной опорной базой повстанцев в центральной части Сирии.

В феврале 2012 года в ходе вооруженного противостояния между правительственными силами и повстанцами в г. Хомс были взорваны два газопровода. Один из них, расположенный в районе Тельбиса, обеспечивал поставку газа в столицу – г. Дамаск. В течение 2012 года произошло еще несколько подрывов нефтепроводов в провинциях Дейр эз-Зор, Хомс и районе порта Банияс.

Постоянные диверсии на линиях транспортировки нефти и газа (не только на трубопроводах, но и железнодорожных ветках) привели к закрытию ряда тепловых электростанций в Сирии. Как следствие, перебои в подаче электричества в Дамаске составили 3-4 ч в сутки. В других районах страны они достигали 8 ч.

Справиться с ухудшающейся катастрофическими темпами ситуацией в Сирии помогали Россия и Иран, которые обеспечили в зимнее время поставки дизельного топлива, применяемого в том числе для заправки тяжелой техники, включая танки. Российское дизельное топливо доставлялось морем в порты Банияс и Тарту с. Следует заметить, что поставки топлива осуществлялись легально, так как Россия не присоединилась к санкциям, наложенным на Дамаск.

Позднее представители сирийского правительства обратились к дружественным странам – России, Ирану, Венесуэле и Алжиру – с предложением об организации долгосрочных поставок энергоносителей в САР.

В ноябре 2012 года произошел первый случай захвата оппозиционерами государственного нефтяного объекта – месторождения Аль-Вард. Интересно, что в этом же месяце представители сирийской оппозиции для обсуждения дальнейших действий собрались в Катаре – стране, занявшей непримиримую позицию по отношению к режиму Башара Асада.

В 2013 году обстановка в САР продолжала стремительно ухудшаться. Под контроль курдов и других оппозиционных режиму Асада сил перешли более половины месторождений нефти и газа, в том числе в районах городов Каратчок, Суваидия и Румилон. Позднее, в январе 2016 года, сирийские курды при воздушной поддержке коалиции западных государств во главе с США захватили месторождение нефти "Аль-Джабсах", ежедневная добыча на котором составляла 3 000 баррелей. Товар продавался в основном на рынках, подконтрольных террористической группировке "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ – запрещенной в Российской Федерации) или направлялся в Турцию. Остальная сырая нефть перерабатывалась кустарным способом в топливо и применялись в автономных электрогенераторах либо для заправки автотранспорта.

Контрабанда нефти и нефтепродуктов в Турцию осуществлялась посредством автоцистерн, кустарных трубопроводов, канистр, размещенных на лошадях или людях. Для переправки через небольшие водные преграды использовались лодки.

В марте 2013 года активность проявил и Израиль, выдав лицензию своего министерства энергетики американской компании "Джин энержи" (Genie Energy) для проведения разведки нефти на оккупированных Голанских высотах. Это вызвало резкую отрицательную реакцию МИД Сирии, который заявил, что подобные действия, противоречащие резолюциям Совета безопасности ООН, являются нелегитимными и направлены на закрепление оккупации и незаконного присвоения природных ресурсов данной территории.

Выход из создавшегося положения официальный Дамаск искал в укреплении связей с дружественными странами и создании условий, облегчающих их работу в Сирии. На встрече министра нефти и минеральных ресурсов САР Сулеймана Аль-Аббаса с послами России и Китая обсуждалась возможность ведения разведки нефти и газа на территории страны и в сирийских территориальных водах. Министром было отмечено, что бассейн восточной части Средиземного моря, простирающийся от Палестины на юге до сирийского города Латакия на севере, может содержать потенциальные запасы газа в объеме 3,6 трлн м 3 . Он выразил желание сотрудничать с российскими и китайскими компаниями для его разработки. В декабре 2013 года министерство нефти и минеральных ресурсов Сирии и российская компания "Стройнефтегаз" подписали в Дамаске соглашение о разведке углеводородов в прибрежной зоне.

В апреле 2013 года САР освободила от налогообложения импорт иранской нефти, газа и всех видов топлива. В июле 2013 года между Центробанками двух стран было подписано соглашение о выделении Сирии кредитной линии на сумму 3,6 млрд долларов для импорта нефти из Ирана. Кроме того, были рассмотрены пути реализации утвержденных обеими сторонами соглашений в сфере нефти и газа, в частности об импорте иранского газа в республику через Ирак. На встрече министр нефти САР признался, что нефтедобыча в его стране практически прекращена и та теперь вынуждена импортировать нефть и другие продукты.

Для поддержки подконтрольных Западу сил Брюссель разрешил европейским компаниям осуществлять закупки и инвестировать в месторождения, захваченные оппозицией.

В последние месяцы 2013 года начались активные действия радикальных исламских боевиков. Так, в ноябре экстремистская группировка "Джабхат ан-Нусра" захватила на территории Сирии нефтяное месторождение "Омар". В 2014 году эскалация вооруженного конфликта усилилась. В середине года террористическая группировка ИГИЛ отбила это месторождение у "Джабхат ан-Нусра", после чего боевики взяли под контроль большую часть газовых и нефтяных промыслов провинции Дейр эз-Зор и долины реки Евфрат.

Объединив под своим началом суннитов Ирака, военных из бывшей армии С. Хусейна, подразделение "Аль-Каиды" – группировку "Джабхат ан-Нусра" и множество других, более мелких террористических формирований, ИГИЛ объявил о создании так называемого Исламского государства.

Нелегальная продажа нефти и нефтепродуктов стала доходной статьей этой преступной организации. До нанесения ударов ВКС России по инфраструктуре месторождений ежедневно здесь добывалось 35-40 тыс. баррелей нефти.

Складирование добываемой нефти осуществлялось в котлованах большого диаметра. Рядом размещались стоянки для автоцистерн объемом, как правило, 11-12 м 3 , которые обеспечивали вывоз добываемой нефти потребителям. В настоящее время вследствие ударов российской авиации подобная деятельность значительно затруднена.

На захваченной ИГИЛ и так называемой оппозицией территории развернуты мобильные нефтеперерабатывающие заводы, на которых производится низкокачественный бензин, дизельное топливо и мазут. Дизельное топливо в основном применяется для работы автономных дизельных генераторов, так как вследствие боевых действий большая часть территории Сирии слабо обеспечена электроэнергией или обесточена полностью.

– перевозка сырой нефти на расположенные рядом нефтеперерабатывающие заводы;

– продажа сырой нефти перекупщикам, которые на автотранспорте небольшой грузоподъемности доставляют сырье на север Сирии или на восток к границе с Ираком;

– самостоятельные попытки переработать сырую нефть в нефтепродукты и продавать на местных рынках. Например, такая ситуация характерна для района месторождения "Аль-Кайм", расположенного на сирийско-иракской границе.

Средняя прибыль с одного барреля составляла около 10 долларов США.

Сырая нефть, добытая ИГИЛ, сотнями бензовозов доставлялась в г. Заху в иракском Курдистане, где ее продавали на торгах и снабжали официальными документами. Затем груз забирали турецкие транспортные компании и вместе с североиракской нефтью везли в турецкие порты Мерсин, Дертьол и Джейхан.

Крупнейшие рынки ИГИЛ по торговле нефтью и нефтепродуктами расположены в районах Манбидж и Эль-Баб в восточной части Алеппо. Покупатели должны иметь при себе документ, подтверждающий уплату закята (обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нем и т. п.), освобождающего их от уплаты налога при покупке нефти.

Покупатели, принадлежащие к повстанцам (оппозиционным правительственным силам, типа сирийской свободной армии и т. п.), которые не внесли закят, должны за каждый баррель заплатить налог в размере 0,67 доллара США.

Таблица 2 Оценочное количество добываемой с находящихся под контролем террористов месторождений нефти и её стоимость (Провинция Дейр-эз-Зор)

Http://factmil. com/publ/strana/sirija/toplivnaja_promyshlennost_sirijskoj_arabskoj_respubliki_v_uslovijakh_mirnogo_vremeni_i_vooruzhjonnogo_konflikta_2017/165-1-0-1132

“Без надежного перекрытия каналов финансовой подпитки ИГИЛ рассчитывать на реальный успех в борьбе с этой террористической организацией не приходится.

Как уже было отмечено заместителем Министра обороны Российской Федерации Антоновым Анатолием Ивановичем, основным источником поступления финансовых средств для террористов является нелегальная продажа нефтепродуктов.

В целях ликвидации этого канала Воздушно-космическими силами России наносятся удары по объектам добычи, хранения, переработки и транспортировки нефтепродуктов на территориях Сирии, подконтрольных ИГИЛ.

За два месяца в результате ударов российской авиации нанесено поражение тридцати двум нефтедобывающим комплексам, одиннадцати нефтеперерабатывающим заводам, двадцати трем станциям перекачки нефти.

Уничтожены тысяча восемьдесят автоцистерн, перевозящих нефтепродукты.

Это позволило снизить оборот незаконно добываемой на сирийской территории нефти почти на 50%.

По самым скромным подсчетам доходы этой террористической организации от преступного бизнеса составляли не менее трех миллионов долларов в день. Умножьте это на четыре года. После наших ударов доходы террористов снизились до полутора миллионов долларов в день.

Вместе с тем бандформирования продолжают получать значительные финансовые средства, а также оружие, боеприпасы и иную материальную подпитку для своей деятельности. Ряд государств, и в первую очередь Турция, напрямую вовлечены в масштабный игиловский бизнес-проект, оказывая пособничество террористам.

Генеральный штаб Вооруженных сил Российской Федерации имеет неопровержимые доказательства, основанные на данных космической и воздушной разведки, о причастности Турции к этому бизнесу.

Выявлены три основных маршрута транспортировки нефти на территорию Турции из подконтрольных бандформированиям ИГИЛ районов Сирии и Ирака.

Западный маршрут, выходит к турецким портам на побережье Средиземного моря, северный — к нефтеперерабатывающему заводу Батман на территории Турции, а восточный — к крупной перевалочной базе в населенном пункте Джизре.

Вам будет раскрыта вся цепочка поставок нефтепродуктов в Турцию от добычи до пунктов переработки.

По западному маршруту углеводороды, добываемые на нефтяных полях в районе города Ракка, автотранспортом, преимущественно в ночное время, перевозятся на северо-запад Сирии. Далее через приграничные населенные пункты Азаз (Сирия) и Рейханлы (Турция) к турецким портам Дертйол и Искендерун.

На снимке, сделанном 13 ноября с. г., в районе населенного пункта Азаз, на автомобильной дороге, соединяющей Турцию и Сирию, можно отчетливо наблюдать скопление автомобильной техники, перевозящей нефтепродукты.

В квадрате “А” на турецкой стороне видно нахождение двухсот сорока бензовозов и большегрузных автомобилей. В квадрате “Б” на сирийской территории — сорока шести бензовозов и фур, ожидающих перехода через границу.

Аналогичная картина наблюдается в районе населенного пункта Рейнханлы.

Несмотря на боевые действия, ведущиеся в провинции Алеппо, на границе наблюдается непрерывный поток автотранспорта в обоих направлениях, а на территории Турции нахождение большого количества автомобильной техники.

На видеоролике наглядно видно беспрепятственное пересечение границы автофургонами. В этом месте граница со стороны Сирии находится под контролем бандформирований террористической группировки “Джибгат ан-Нусра”, которая свободно пропускает на территорию Турции автоцистерны и большегрузные фуры, загруженные емкостями с нефтью. Досмотр этого автотранспорта не проводится и на турецкой стороне границы. И таких машин мы видим сотни.

На снимке, сделанном 16 ноября в районе Рейнханлы, вы видите скопление до трехсот шестидесяти бензовозов и большегрузных автомобилей в непосредственной близости от сирийской границы.

В квадрате “Б” находится до ста шестидесяти бензовозов, которые только что пересекли границу. В направлении контрольно-пропускного пункта в квадрате “А” наблюдается движение к сирийской границе колонны в составе ста машин.

Средствами космической разведки достоверно выявлено, что после пересечения границы автоцистерны и большегрузные автомобили с нефтью направляются в порты Дертйол и Искендерун, где имеются специализированные причалы для танкеров. Часть нефти перегружается на суда и отправляется на переработку за пределы Турции, а часть продается на внутреннем рынке. Ежедневно в этих портах в среднем загружается по одному нефтяному танкеру.

На космических снимках этих портов, датированных 25 ноября, хорошо различается скопление бензовозов, ожидающих отгрузки.

В порту Дертйол фиксируется триста девяносто пять наливников, а в Искендеруне — шестьдесят.

Следующий маршрут ведет в Турцию из районов нефтяных полей, расположенных на правом берегу Евфрата. Одним из крупных центров нефтедобычи и переработки нефтепродуктов, находящийся под контролем ИГИЛ, является район населенного пункта Дейр-эз-Зор.

Здесь располагается большое количество нефтеперерабатывающих заводов, один из которых вы видите на экране.

В данном районе постоянно отмечается скопление бензовозов, ожидающих погрузки. Вам представлены снимки автомобильных колонн, находящихся на небольшом удалении друг от друга.

На фотосъемке, проведенной в окрестностях Дейр-Эз-Зор, 18 октября т. г. средствами космической разведки было обнаружено в общей сложности тысяча семьсот двадцать два бензовоза, расположенных, в основном, вне дорог на необорудованных стоянках.

Следует отметить, что с началом нанесения ударов самолетами ВКС России по объектам нефтяной инфраструктуры, находящейся в руках ИГИЛ, количество бензовозов на стоянках, в колоннах как в этом районе, так и в других районах Сирии значительно уменьшилось.

Я уже не говорю об экологических последствиях варварской добычи нефти.

После загрузки нефтью автоколонны из восточных районов Сирии следуют к границе с Турцией к приграничному населенному пункту Камишлия и там ожидают своей очереди.

На представленных вам фотоснимках, сделанных в августе этого года, в данном районе наблюдались сотни бензовозов и фур, движущихся как к турецкой границе, так и в обратном направлении.

В конечном итоге значительная часть перебрасываемой из восточных районов Сирии нефти поступает на крупный нефтеперерабатывающий завод Батман, расположенный на территории Турции в 100 километрах от сирийской границы.

Третий маршрут транспортировки нефти в Турцию ведет от нефтяных месторождений, расположенных на северо-востоке Сирии и в северо-западных районах Ирака, через приграничные населенные пункты Кара-Чох, Чам-Ханик на сирийской территории и Таван и Захо — на территории Ирака.

На фотоснимках отображены скопления бензовозов и большегрузных автомобилей в районах этих населенных пунктов.

28 ноября в районе Кара-Чох на территории нефтеперекачивающей станции выявлено 50 бензовозов.

На снимках, сделанных в августе на сирийско-иракской границе в районе населенного пункта Чам-Ханик вы видите триста восемьдесят единиц автомобильной техники. С этого времени ничего не изменилось. Данные разведки по-прежнему фиксируют движение большого количества автоцистерн через границу между Сирией и Ираком.

Еще большее число бензовозов фиксируется в приграничных с Турцией районах Ирака.

Так съемка, проведенная 14 ноября в районах иракских населенных пунктов Таван и Захо, позволила обнаружить тысячу сто четыре бензовоза и большегрузные фуры.

Однако ударов по колоннам бензовозов со стороны коалиции не наблюдается. Пока мы отмечаем только увеличение в три раза количества стратегических БЛА.

Учитывая, что ударов коалиции, возглавляемой США, мы не наблюдаем, передаем места скопления наливников, работающих на ИГИЛ, привязанные к конкретным населенным пунктам.

Полная информация об объектах будет размещена после брифинга на сайте Министерства обороны.

Из приграничных районов Ирака бензовозы беспрепятственно и безостановочно пересекают иракско-турецкую границу в районе Захо, откуда нефть направляется на нефтеперерабатывающие заводы, ближайший из которых находится в населенном пункте Батман, который был упомянут выше, или на крупнейший логистический центр этого маршрута, расположенный в районе населенного пункта Сильопи.

На космическом снимке, сделанном 14 ноября, видно скопление трех тысяч двухсот двадцати бензовозов и фур.

Как говорится, комментарии здесь излишни. Масштабы нелегального бизнеса впечатляют.

В итоге на сегодняшний день в преступном бизнесе, связанном с торговлей нефтепродуктами, у террористов в обороте постоянно находится не менее восьми с половиной тысяч автомобилей наливников, которые перевозят ежесуточно до 200 тысяч баррелей нефти.

Российская авиация будет продолжать наносить удары по объектам нефтяной инфраструктуры ИГИЛ, к чему мы также призываем и наших коллег из коалиции”.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие “Международное информационное агентство “Россия сегодня” (МИА “Россия сегодня”).

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria. Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

    не соответствует тематике страницы; пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств; нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме; содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации; содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию; содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства; нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки; содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными; содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству; преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию; имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение; содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете; рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении; содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение; является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»); автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»); автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»); автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian. ru

    Тема – восстановление доступа Логин пользователя Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Http://ria. ru/syria_mission/20151202/1334390432.html

Социальные сети пишут, что 7 февраля в результате мести Вашингтона за нападение сирийцев на штаб проамериканских курдских формирований погибли российские граждане из частной военной компании Вагнера. Насколько этой информации можно верить?

Нападение на штаб так называемых “Сил демократической Сирии” (СДС) произошло в районе нефтяного месторождения Омар (в районе бывшего нефтеперерабатывающего завода CONOCO) в провинции Дейр-Эль-Зор. Так как в это время там находились военнослужащие коалиции, это вызвало мощный ответный удар Пентагона с участием авиации и вертолета.

Именно так описывают происшедшее так называемые ISIS Hunters (“сирийские ополченцы”, “охотники”) в своем официальном заявлении. Интересно, что “охотники” признают, что в погоне за группой террористов из организации “Исламское государство” (ИГ)* они зашли на восточный берег реки Евфрат, то есть в зону, подконтрольную курдам и американцам.

Последние сразу озвучили данные: до 100 погибших ополченцев. При этом утверждалось первоначально, что среди них были и российские военнослужащие. В минобороны опровергли участие россиян и заявили, что инцидент произошел по причине не согласованных с Россией разведывательно-поисковых действий сирийских сил.

Косвенно это подтвердил глава Пентагона Джеймс Мэттис:”когда начался обстрел, российскую сторону запросили на предмет присутствия своих”, в ответ американской стороне сообщили, что “там не было россиян”.

Однако позже в сети некие “источники” продолжали настаивать на российских потерях, правда, не в армии, а в формированиях ЧВК Вагнера, которые участвовали в тот день в “охоте” на игиловцев*. При этом разброс данных о погибших составлял от 15-20 до 215 человек. По данным, например, пользователя “ВКонтакте” с ником “Солдат удачи”, погибших было “более сотни”.

“По итогам этого столкновения был практически уничтожен пятый отряд ЧВК Вагнера, тяжелые потери понесли сирийские подразделения ISIS Hunters, — пишет “Солдат удачи”. — Было уничтожено около десяти единиц бронетехники, а потери убитыми перевалили за сотню”.

Как сказал “Правде. Ру” Президент центра стратегических исследований “Россия — Исламский мир” Шамиль Султанов, главная причина, по которой произошло столкновение, — это разная трактовка сторонами конфликта в Сирии. С сирийской точки зрения, Дейр-эз-Зор — это территория суверенной Сирии, “сирийцы ничего не подписывали по зонам деэскалации, и вообще ни курдов, ни США в Сирию не приглашали”.

А точки зрения Вашингтона, “неформально, по договору с Россией, за этот район отвечают курды и коалиция США”. “Своя правда есть и у Москвы”, которая, по словам эксперта, исходит из того, что в военных условиях, необходимо сохранять баланс: с одной стороны, учитывать мощь США и международный характер коалиции из 60 стран, а с другой — “Москва не может не защищать сирийцев, которых считает союзниками”.

Что касается жертв с российской стороны, то, “возможно, там были какие-то жертвы, хотя минобороны об этом не сообщает и не обязано”, подчеркнул Шамиль Султанов. “Частные военные команды (вагнеровская, например) сосредоточены прежде всего на охране стратегически важных для России объектов. Это Хмеймим, это Тартус, это определенные нефтеперерабатывающие заводы, которые в том числе снабжают нефтепродуктами наши силы”, — продолжил эксперт Pravda. Ru.

По его мнению, это немногочисленные силы, поэтому “о массовой гибели российских граждан, даже из этих волонтерских частей, говорить в принципе невозможно — это элемент информационной войны”.

По словам Шамиля Султанова, именно поэтому украинские СМИ проявили интерес к событию. “Это важный момент украинской пропаганды” — подчеркивать уязвимость российских вооруженных сил и частных военных формирований. Такая пропаганда призвана “поддерживать соответствующий тонус и в общественном мнении, и в вооруженных силах Украины”, сказал “Правде. Ру” Шамиль Султанов.

Теперь давайте, читатель, вместе подумаем, что такое якобы 100-200 погибших россиян в Сирии. Это как минимум четыре-пять рейсов МЧС на Ил-76, учитывая перевозку еще и раненых, которых должно быть примерно в два раза больше. Это переполненные больницы, и это фото в интернете из этих больниц, это похороны в маленьких городках, где ничего не скроешь, и т. д. Этого всего нет.

Второе, ISIS Hunters заявляют, что они потеряли 20 бойцов, а курды больше. Значит, не было, что называется, “бойни в одни ворота” из-за преимущества в воздухе. С какого перепугу убитых бойцов из ЧВК должно быть на порядок больше, чем сирийцев? Значит, данные о потерях — это фейк.

Третье. Если, как пишет страничка “Военного Осведомителя” “ВКонтакте”, там были и бойцы ССО РФ, то им были обязаны предоставить воздушную поддержку или остановить атаку американцев. Этого не было. Значит, это тоже фейк-ньюс.

Какой интерес делать фейки, если люди, которые представляют ЧВК Вагнера “ВКонтакте”, не фейковые (предположим)? Возможно, это внутриведомственные разборки, а возможно, все это инициировано, чтобы воспрепятствовать закону о ЧВК, который сейчас разрабатывается в Думе.

Но есть и такой вариант. Шамиль Султанов, говорит, что ЧВК Вагнера охраняет нефтеперерабатывающие заводы. Что если этот завод CONOCO и был целью “экспедиции” на западный берег Евфрата? И, судя по всему, это было по личной инициативе. Тогда претензий быть не может, и фейки о потерях — это всего лишь игра на патриотизме россиян.

Вывод из всей этой истории можно сделать только один: никакой деэскалации на севере Сирии нет, и это заведомо тупиковый вариант примирения.

Напомним, что ЧВК Вагнера — это неофициальное название российской частной военной компании, которая якобы привлекается для охраны объектов в Сирии. Она сформирована из отставных офицеров различных российских силовых ведомств. В Думе разрабатывается закон о ЧВК, который призван легализовать их работу. По данным некоторых источников, поддержку группе оказывает российский предприниматель Евгений Пригожин.

Http://www. pravda. ru/world/asia/middleeast/12-02-2018/1370078-vagner-0/

Добавить комментарий