Процент переработки мусора в германии

В решении мусорных проблем поможет немецкий опыт

Процент переработки мусора в германии

Процент переработки мусора в германии

Составить “дорожную карту”, учредить российского экологического оператора, создать современную технологическую отрасль переработки коммунальных отходов. Такой план “мусорной реформы” предложил вице-премьер Алексей Гордеев. 20 февраля Владимир Путин поручил к 2024 году рекультивировать все проблемные свалки. А их в нашей стране около двух сотен. Чтобы выполнить такую задачу, решили использовать зарубежный опыт. В консультанты Гордеев решил взять бывшего министра экологии Германии после того, как сам съездил посмотреть, как в ФРГ удалось решить проблему свалок: 100 процентов мусора там сегодня перерабатывают во вторсырье.

Старые ноутбуки, телевизоры, телефоны, холодильники, диваны и шкафы, лыжи и баварские пивные кружки, даже ветки, спиленные на садовых участках, — все это жители Мюнхена обязаны сами свозить на мусоросортировочное предприятие. Педантичные немцы ничего не выбрасывают на свалку, но так было не всегда.

В 80-е годы в Германии остро стояла проблема с переработкой мусора. Было большое количество полигонов бытовых отходов. Сейчас нет ни одного. Все их законсервировали, засыпав землей и засеяв травой. Трубы отводят на поверхность скапливающийся внутри газ. На вершинах таких гор, бывших когда-то свалками, ставят ветряные генераторы.

В российском правительстве полагают, что немецкий опыт в ликвидации свалок и переработки мусора можно применить и в России.

“Более 80 процентов людей выступают с желанием участвовать в этом процессе. У всех есть понимание социальной задачи как сделать так, чтобы от тебя меньше было вреда для окружающей среды”, — говорит вице-премьер Алексей Гордеев.

Российская делегация встречалась с представителями властей, отвечающих за переработку мусора. Бывший министр экологии ФРГ Клаус Тепфер станет консультантом на первых порах. Представители немецкого бизнеса, которые зарабатывают на мусоре миллиарды евро, делятся опытом. “Для изготовления газеты, например, мне не подходит картон. Мне нужна тоже старая газета, журнал или обычная писчая бумага”, — говорит директор завода.

Работа здесь на самом предприятии сводится к минимуму. Люди сами сортируют бумагу, приносят ее в контейнеры, она должна быть сухой. Здесь просто отделяют виды бумаги.

В России путь переработки проходит только 10 процентов отходов. Правительству поставлена задача в шесть раз повысить эффективность в ближайшие несколько лет и полностью рекультивировать 200 свалок в городской черте. При этом процессы ликвидации полигонов и строительства мусороперерабатывющих заводов должны идти параллельно. Разрабатываются экономические стимулы для переработчиков (например, отмена НДС) и стимулы для жителей.

“Если контейнер под сухие отходы будет собран правильно, то для людей он в плане вывоза будет становиться бесплатным”, — поясняет Гордеев.

Жители Германии сами сортируют свои отходы по трем мусорным бакам. Жителям России предлагают более простую систему двух контейнеров — для сухих и влажных отходов, а дальнейшей сортировкой — пластик, дерево, металл — вполне могут заниматься заводы при помощи роботизированной техники.

Как в немецкой Баварии устроен раздельный сбор мусора

Процент переработки мусора в германии

Вице-премьер России Алексей Гордеев побывал с рабочим визитом в Германии. В самой продвинутой немецкой земле – Баварии – он познакомился с опытом обращения с твердыми коммунальными отходами. Российская делегация встретилась с экспертами Минприроды Баварии, а также изучила, как работают пункты раздельного сбора и сортировки вторсырья муниципальной городской компании AWM. Корреспондент Recycle также отправился в Мюнхен, чтобы узнать, чему можно поучиться у баварцев.

Процент переработки мусора в германии

Развитая система раздельного сбора мусора существовала в Германии не всегда. Ее начали вводить примерно 30 лет назад. Идеологом немецкой модели переработки и утилизации мусора стал бывший федеральным Министром ФРГ по вопросам окружающей среды, охраны природы и защиты атомных реакторов Клаус Тёпфер. Алексей Гордеев предложил Тёпферу стать независимым консультантом внедрения системы обращения с ТКО в России. Кроме того, он будет сопровождать ход ее реализации.

Процент переработки мусора в германии

В конце 80-х – начале 90-х годов в Германии критически увеличивалось количество мусора на полигонах. При этом уровень экологической ответственности жителей был еще далек от современного. Они протестовали против строительства мусоросжигательных заводов и технологичных безопасных полигонов, культура раздельного сбора мусора также отсутствовала.

Процент переработки мусора в германии

Однако руководству страны удалось модернизировать мусорную отрасль. Спустя 30 лет Германия – мировой лидер в области обращения с ТКО. В стране работают более 5 000 предприятий по утилизации отходов – среди них есть и простые индивидуальные предприниматели и крупные концерны, отрасль насчитывает 250 000 рабочих мест.

Процент переработки мусора в германии

«Россия живет в условиях избыточности ресурсов и громадных территорий. Так исторически сложилось, что в 20 веке мы не очень задумывались, как правильно обращаться с отходами, в основном, их просто вывозили для захоронения на полигонах. В результате на сегодняшний день только 6-7% отходов поступает во вторичный оборот.

Поэтому наша главная задача на ближайшие 6 лет – повысить уровень переработки отходов до 36% и полностью рекультивировать существующие в черте российских городов свалки, численность которых составляет порядка 200 объектов. Также необходимо рекультивировать около 70 свалок с опасными промышленными отходами. Все эти цели и задачи обозначены в национальном проекте «Экология», утвержденном Указом Президента РФ», – сказал Алексей Гордеев.

Процент переработки мусора в германии

Ежегодно в Германии утилизируются 330 млн тонн отходов – из них 46 млн тонн составляют коммунально-бытовые отходы.

При этом ежегодная экономия благодаря использованию вторсырья достигает примерно 3,7 миллиардов евро.

Процент переработки мусора в германии

Ведущий министерский советник Михаэль Рихтер рассказал об успешной схеме обращения с бытовым мусором. По его словам, здесь активно стараются избегать лишних отходов, стараясь по возможности повторно использовать товары. Цель баварцев – прийти к экономике замкнутого цикла.

Процент переработки мусора в германии

В Мюнхене работают два огромных стационарных пункта приема крупногабаритных и прочих нестандартных отходов. Сюда жители привозят все, что им уже не нужно, часть отправляется на утилизацию, а пригодные для дальнейшего использования вещи собирают и отвозят в секонд-хенд Halle 2, где недорого продают.

Процент переработки мусора в германии

В пункт приема приезжают ежедневно 300-500 человек, а в выходные, по словам руководителя AWM Гюнтера Лангера, число желающих сдать вторсырье увеличивается до 1000 посетителей.

Процент переработки мусора в германии

Здесь можно бесплатно утилизировать кабели, батарейки в больших количествах, строительные отходы, мебель и прочее – всего 30 видов отходов. Для сбора опасных веществ по городу также курсирует экомобиль (Giftmobil), план его поездок и стоянок заранее определен на весь 2019 год.

Процент переработки мусора в германии

Бутылки из-под напитков можно сдать в специальные фандоматы во всех крупных торговых сетях. Стоимость бутылки уже включена в цену товара при покупке. За пластиковую придется заплатить около 25 евроцентов, за стеклянную – около 10 евроцентов. Алексей Гордеев отметил, что подобные фандоматы могут появиться в российских городах-миллионниках уже в 2019 году.

Процент переработки мусора в германии

Возле домов в Мюнхене установлены три контейнера: для бумаги, органических и неперерабатываемых отходов. Жители платят только за вывоз контейнеров с неперерабатываемыми отходами. Плата составляет в зависимости от размера бака и частоты вывоза мусора от 123 евро до 265 евро с домохозяйства в год.

Процент переработки мусора в германии

Еще пять контейнеров – для зеленого, коричневого, прозрачного стекла, металлических предметов и пластика – распложены в 100-200 метрах от домов из расчета: один пункт приема на 1000 жителей. По всему городу так называемых островков вторсырья (Wertstoffinseln) примерно 950.

Процент переработки мусора в германии

Во многих из них также расположены пункты приема ненужной одежды и обуви. Вырученные от переработки и продажи одежды деньги регоператор возвращает жителям города. Таким образом, в конце года счета за оплату мусора могут уменьшаться или увеличиваться в том числе и в зависимости от того, насколько качественно и эффективно сами жители сортировали мусор и сдавали на переработку.

Процент переработки мусора в германии

Городская компания AWM – ежедневно разгружает 56.600 контейнеров. Контейнеры с бумагой, например, вывозят раз в две недели, с пищевыми отходами – раз в неделю.

Процент переработки мусора в германии

В Германии практически не найти действующих мусорных полигонов, со временем их все засыпали, поставив отводы для свалочного газа.

Процент переработки мусора в германии

Например, с этой бывшей свалки открывается отличный вид на город и стадион Альянц-Арена, в котором проводит домашние матчи мюнхенская «Бавария».

Процент переработки мусора в германии

С другой стороны бывшего полигона расположен пункт переработки пищевых отходов в удобрения и грунт. Грунт, кстати, также можно купить в магазине Halle 2. В Баварии работают более 320 установок компостирования и сбраживания растительной массы и органики.

Процент переработки мусора в германии

Михаэль Рихтер убежден: одна из важных проблем в Баварии и Германии в целом – остатки пищи. По статистике, в мусорные корзины отправляется около 40 % продуктов питания. Чтобы бороться с этой проблемой, в Германии работает движение фудшеринг, занимающееся «спасением» еды из супермаркетов. В Мюнхене и других городах можно также воспользоваться приложением TooGoodToGo, позволяющее в конце рабочего дня забрать остатки из булочных или ресторанов по минимальной цене.

Процент переработки мусора в германии

По статистике, схема обращения с ТКО в Мюнхене выглядит так: 1% попадает на полигоны, 55 процентов мусора перерабатывается. К перерабатываемым отходом относятся стекло, пластиковая упаковка, металлы, старая одежда и обувь, бумага и картон. Для этого в Баварии есть 157 установок для сортировки и утилизации.

Процент переработки мусора в германии

Еще 44 % ТКО отправляются на единственный в столице Баварии мусоросжигательный завод, где утилизируются с производством энергии. Сжигают, как правило, остаточный мусор, крупногабаритные отходы, строительные и другие отходы.

Мощность мусоросжигательного завода «Мюнхен Норд» составляет 750 тонн в год.

При этом он производит около 120 000 МВт·ч электричества и 750000 МВт·ч тепла в год.

На заводе установлены современные установки очистки дымовых газов, что позволяет равномерно снижать вредные выбросы.

Процент переработки мусора в германии

Баварцы довольны тем, как в регионе обращаются с мусором. Министр экологии земли Торстен Глаубер уверен, что в Мюнхене работает одно из лучших предприятий по утилизации опасных отходов, а введенная система контейнеров на островках вторсырья подошла менталитету местных жителей и считается очень успешной.

Процент переработки мусора в германии

В Мюнхене регулярно проводится международная выставка технологий водоочистки, водоподготовки, переработки и утилизации отходов IFAT. В следующий раз она пройдет в мае 2020 года. Немецкая сторона предложила российской делегации принять участие в выставке. Алексей Гордеев, в свою очередь, заметил, что можно открыть российскую экспозицию и сделать участие России в мероприятии постоянным.

Мусоровозы на картофельных очистках. Как в Германии перерабатывают органические отходы

Процент переработки мусора в германии

В столице Германии уже много лет назад отказались от открытых мусорных полигонов, а также начали перерабатывать органические отходы и превращать их в топливо для мусоровозов. В этом выпуске своего блога Богдан Орлов отправился в Берлин, чтобы узнать, как именно работает эта система.

В берлинском округе Шпандау находится ферментационный завод, сюда свозят органические отходы, которые жители столицы Германии выбрасывают в специальные контейнеры. Сам принцип получения газа из биомусора очень напоминает пищеварительную систему коровы, говорит Томас Клёкнер из некоммерческой мусорной компании BSR.

“Мы привозим биомусор на завод, дробим его и потом запускаем процесс ферментации – как в организме коровы. И на выходе получаем газ метан, а также твердый и жидкий остаток, который можно использовать в сельском хозяйстве для удобрения почвы. Метаном мы заправляем наши мусоровозы. А твердый и жидкий остаток мы используем для улучшения качества почвы в Бранденбурге”, – рассказывает он.

Это цикл стопроцентной переработки. Главный плюс этой ферментационной системы заключается в том, что ежегодно в берлинский воздух поступает на 9000 тонн меньше углекислого газа, а потребление дизеля для мусорного автопарка сократилось на 2,5 миллиона литров. Также снижается и шумовое загрязнение – ведь мусоровозы на метане тише дизельных.

“У нас есть 150 мусоровозов, которые работают на газе – это половина всего нашего парка. Замену мы провели в рамках обычного цикла. Когда дизельному мусоровозу было 8-10 лет – мы покупали вместо него газовый”, – рассказывает Клёкнер.

Процент переработки мусора в германии

Такая система переработки домашних органических отходов – от банановой кожуры до травы с подстриженного газона – работает в Берлине уже не первый год. Количество органического сырья, отсортированного берлинцами, увеличивается, говорит Томас, и компания расширяет сбор и переработку органических отходов.

“Берлинцы увеличивают количество отдельно отсортированного органического мусора. Это способствует развитию – мы увеличили мощность ферментационного завода. В этом году мы дополнительно выставили 50 тысяч контейнеров для тех домохозяйств, где раньше не было возможности раздельно выбрасывать биомусор. Мы некоммерческая организация, которая занимается домашними органическими и несортированными отходами. Финансируемся за счет мусорных тарифов, которые платят берлинцы. Наши тарифы самые низкие среди крупных немецких городов”, – говорит он.

Процент переработки мусора в германии

Задаю Томасу провокационный вопрос: а не проще ли бы это мусор просто куда-нибудь на свалку? По словам Клёкнера, сегодня в Германии это больше невозможно.

“У нас в Германии нет действующих свалок с 2005-го года. Мы проводим санобработку уже закрытых полигонов. Чтобы дождевая вода не вымыла в грунтовые воды вредные вещества, – накрываем свалки, делаем систему распределения воды. Там есть органический мусор, и мы при помощи специальных труб извлекаем из этих свалок образовавшийся метан, который также используем для производства энергии”, – объясняет он.

Процент переработки мусора в германии

Читай нас в Яндекс-Дзене

В Берлине все по-разному сортируют мусор, кто-то делает это тщательно, кто-то особо не утруждает себя – говорит коренной берлинец Грегор Мэй, с которым я познакомился в этой поездке. Но в то же время, по его словам, сортировка мусора стала частью культуры.

“Большинство людей в Германии уже давно знакомы с этой системой. Они видят, как их родители сортируют мусор, и потом продолжают это делать сами, или же узнают об экологическом аспекте и после этого начинают сортировать отходы. Но вообще это уже определенная культура сортировки мусора”, – говорит Грегор.

Процент переработки мусора в германии

Справедливости ради стоит сказать, что Германия, являясь одним из мировых лидеров по переработке мусора, в то же время находится на топ-позициях в рейтингах по производству мусора на душу населения. Наверное, отчасти это связано и с покупательской способностью немцев.

“Мы говорим, что лучший мусор это тот, который не появляется, – рассказывает Томас Клёкнер из некоммерческой мусорной организации. – Конечно, наряду с кампаниями по сортировке мусора, мы стараемся рассказывать берлинцам, как они могут жить, производя меньше мусора”.

Процент переработки мусора в германии

Процент переработки мусора в германииНесмотря на все принимаемые немецким правительством усилия по утилизации мусора и снижению его количества немцы производят значительно больше мусора, чем жители большинства других стран ЕС. При этом страна – лидер по показателю объемов вторичной переработки.

В среднем каждый житель страны ежегодно выбрасывает 611 кг отходов, что соответствует 1,7 кг в день. Средний же показатель по ЕС равняется 492 кг. Еще больше мусора производят лишь жители Люксембурга (662 килограмма в год), Кипра (663) и Дании (668). На последних местах — Эстония (279) и Латвия (301).

Зато Германия оказалась на первом месте в ЕС по показателю объемов вторичной переработки этой субстанции. В целом 65 процентов отходов в Германии удается переработать или превратить в компост, и лишь 35 процентов мусора сжигается. Средний показатель перерабатываемого мусора по ЕС — 42 процента.

В прошлом году в Германии началась массовая акция по снижению использования пластиковых пакетов. Немцы обожают пластиковые пакеты. Некогда в ГДР они считались символом и показателем благополучия. Сегодня же пластиковые пакеты стали почти проклятием для нашей экологии.

Немцы, как и все другие жители планеты, используют их пару раз и потом выбрасывают, наполнив мусором. Автор этих строк не исключение. Когда-то Германия перейдет на бумажные мусорные пакеты, которые придется еще и покупать. Скажу честно, меня, как и всех остальных, такая перспектива не устраивает. Поскольку опять платить из собственного кармана. С другой стороны — земля у нас у всех одна. И, глобально размышляя, хочется ее беречь.

Продолжительность жизни пластикового пакета составляет в среднем 25 минут, затем он отправляется в мусорную корзину. Такова судьба большинства полиэтиленовых пакетов. Немецкая экологическая организация Deutsche Umwelthilfe (DUH) подсчитала, что в мире ежегодно используются триллион пакетов из пластика. И лишь десятая часть из них подвергается вторичной переработке.

Только в 2010 году в Европе, по данным DUH, было произведено 750 тысяч тонн одноразовых пластиковых пакетов. Это соответствует весу 625 тысяч легковушек. Самое ужасное, что время разложения пластика составляет несколько сотен лет — для сравнения, бумажный билет на автобус разлагается в течение нескольких недель. Даже консервной банке нужно меньше времени — по данным Международной морской организации, предметы из жести полностью распадаются примерно за 100 лет.

Но немцы — народ ответственный. Если они решили что, то непременно сделают. Решили избавляться от пластика — начали от него избавляться. Решили перерабатывать мусор почти на сто процентов — будет сделано.

Тем более, что переработка мусора — очень выгодное предприятие. Суммарный оборот всех компаний, занимающихся в стране сбором мусора, составляет примерно пятьдесят миллиардов евро в год. По мнению спецов, примерно через пяток лет так называемая «зеленая» экономика станет играть на немецком рынке более важную роль, чем автомобилестроение.

В 1995 году доля вторсырья в потребляемых немецкой индустрией материалах составляла всего лишь 2-3 процента. В 2011 году она увеличилась уже до 13 процентов. Сами понимаете, перспективы роста представить не так уж и трудно.

Уже сейчас в ФРГ в той или иной форме перерабатывают 63 процента чисто бытовых отходов. Увеличению этой доли, несомненно, будет способствовать предписанная новым законом усовершенствованная, еще более строгая и более четкая система разделения мусора. Закон этот ввели на всей территории Германии в 2015 году.

Это означает, что жители страны с прошлого года обязаны распределять свой домашний мусор на органические отходы (биомассу), макулатуру, стекло, металлы и пластмассу. И для всего этого будут установлены отдельные мусорные контейнеры. Хотя правильнее назвать их контейнерами для рециклинга.

Могу сказать, что закон этот действует не только на бумаге. В начале этого года напротив дома, в котором я живу, появились два новых контейнера — для пластмассы и металла.

Многие утверждают, что «профессия мусорщика» станет в ближайшем будущем самой востребованной. Население на планете растет, люди производят все больше мусора, а переработка его — очень перспективная отрасль.

В Германии, кстати, есть Институт по изучению проблем утилизации отходов и восстановлению загрязненных территорий. Он был открыт при Дрезденском техническом университете в 1995 году. Это учебное заведение в городке Пирна предлагает магистратуру по одноименной специальности для людей, интересующихся технологическим прогрессом и далеко не равнодушных к окружающей среде. Его выпускники могут работать по всему миру.

Именно для того, чтобы привлечь иностранных студентов, в институте открыли магистерскую программу. Сегодня здесь учатся молодые люди из Европы, Америки и Азии. А вот студенты из России или Казахстана — пока редкость. Хотя проблемы переработки мусора актуальны для этих стран ничуть не меньше, чем для Германии, уверены в университете. И у специалистов со знанием русского и немецкого языков в этой сфере точно большие возможности.

И еще пару слов о переработке мусора. К этому делу можно подойти и творчески. Не так давно я была на одной выставке-ярмарке, на которой увидела совершенно неповторимые вещи, сделанные реставратором мебели Манфредом Вайхертом. Например, из остатков древесины и авиационных контейнеров он сооружает дизайнерские стулья и столики. Из проколотых велосипедных камер — сумки и ремни. Из остатков металла, древесины и газет — кресла.

Апсайклинг — так называется этот очень популярный новый тренд в Германии: отходы и мусор превращаются в красивые предметы одежды и обихода. Не исключено, что скоро этому начнут всерьез обучать в серьезных немецких высших учебных заведениях.

Успехи Германии в утилизации отходов: миф или реальность?

Успехи Германии в утилизации отходов: миф или реальность?

Процент переработки мусора в германии

Трубочки-соломинки для напитков, тарелки и стаканчики для кофе: Еврокомиссия намеревается ввести запрет на одноразовую посуду из пластмассы. Еврокомиссар по бюджету Гюнтер Эттингер даже выступает за введение налога на пластик.

“Наше предложение предполагает, что каждая страна ЕС будет вносить определенную сумму в бюджет Евросоюза за каждый килограмм непереработанного пластикового мусора”, — приводят его слова издания Funke Mediengruppe.

Согласно плану Еврокомиссии, такой сбор может составить 80 центов за один килограмм. Кроме того, должно быть утилизировано 90 процентов пластмассовых бутылок.

При этом законопроект предусматривает, что страны ЕС должны будут внедрять ограничительные меры самостоятельно. Министр охраны окружающей среды ФРГ Свенья Шульце не согласна с таким подходом. “Зачем каждой стране устанавливать свои правила, если можно ввести общеевропейские?” — недоумевает Шульце. “Главное, чтобы нам удавалось перерабатывать пластик”, — подчеркнула министр.

Германия — лидер в ЕС по переработке мусора

По данным Института немецкой экономики (IW), Германия среди стран Евросоюза является лидером по переработке отходов. Депутат Европарламента от ФРГ, представитель фракции “зеленых” Ребекка Хармс, впрочем, смотрит на это скептически. По ее мнению, главное — не собирать и перерабатывать мусор, а избегать появления свалок пластиковых отходов.

Но как раз с этим в ФРГ зачастую не справляются: немцы производят больше отходов, чем в среднем по Европе. Так, с 2015 по 2016 год общее количество мусора в Евросоюзе уменьшилось на 4%, при этом в Германии этот показатель, напротив, увеличился на 11%.

По данным IW, среднестатистический немец производит 626 килограммов мусора в год, что связано с высоким уровнем благосостояния в стране. Больше отходов на душу населения приходится только в таких странах, как Дания, Кипр и Мальта. При этом в среднем по Европе этот показатель составляет 482 килограмма на человека.

Переработка мусора в ФРГ — прибыльный бизнес

На этом фоне не стоит удивляться, что переработка отходов стала в Германии крайне прибыльным бизнесом. По данным министерства охраны окружающей среды ФРГ, ежегодный оборот этой отрасли составляет около 70 млрд евро, в ней заняты порядка 250 тысяч человек. При этом организацией сбора, сортировки и утилизации отходов занимаются как частные, так и муниципальные предприятия.

В основе немецкой системы переработки отходов лежит принятый в 1991 году закон об упаковочных материалах. Он обязал производителей отвечать за свои товары и после их употребления. Тогда и родилась идея о круговороте сырья. На всех упаковках, которые подлежат переработке, появилась соответствующая эмблема.

На немецких улицах установили контейнеры для сбора стеклянных банок и бутылок из-под вина — пивные в Германии сдаются. Контейнеры для мусора стали разноцветными: в синий выбрасывают бумагу, в черный — пищевые отходы, в желтый — всю упаковку, от фольги до баночки из-под йогурта. Несложно было стимулировать людей и начать сдавать пластиковые бутылки — они продаются с залогом, так что их выгоднее возвращать в магазин, чем выбрасывать.

Система, однако, работает лишь с переменным успехом. По данным IW, в полезный оборот в ФРГ возвращается 66% отходов: это гораздо больше, чем в других странах ЕС. В то же время в Германии переработанным считается весь мусор, собранный или отсортированный с целью вторичного использования, отмечается в исследовании. При этом доля мусора, который затем действительно используется повторно, не столь велика.

Одна из проблем — любители мусорить где попало

За скорейшее решение этой проблемы выступает и президент Федерации по управлению водоснабжением, переработкой сырья и утилизацией отходов (BDE) Петер Курт.

“Производители пластмассовых изделий несут ответственность за то, чтобы их продукцию можно было использовать вторично”, — полагает он. А такие меры, как запрет на посуду из пластика, имеют, на его взгляд, скорее символический характер.

В свою очередь представитель Объединения немецких городов и общин (DStGB) Делиана Бунгард отмечает, что наибольшую проблему представляет мусор, выброшенный в неположенном месте. К примеру, летом начинается сезон барбекю: любители отдыха на свежем воздухе часто оставляют за собой одноразовую посуду и пластиковые упаковки. Поэтому запрет на пластиковые изделия смог бы помочь сократить объем отходов, так и не попавших в мусорные контейнеры.

Впрочем, министр охраны окружающей среды ФРГ полагает, что одними ограничениями на пластик здесь не обойтись. Если на место одноразовых тарелок из пластмассы вдруг придут тарелки из алюминия, то новая директива Еврокомиссии ничего не даст, уверена Свенья Шульце. По ее словам, в первую очередь нужно направить силы на борьбу с привычкой выбрасывать мусор куда попало. Ведь если мусор попадает в море, его крайне сложно оттуда извлечь.

Успехи Германии в утилизации отходов: миф или реальность?

Германия является среди стран ЕС лидером по переработке мусора – в полезный оборот в ФРГ возвращается две трети отходов. Но так ли эффективна эта система, как кажется на первый взгляд?

Трубочки-соломинки для напитков, тарелки и стаканчики для кофе: Еврокомиссия намеревается ввести запрет на одноразовую посуду из пластмассы. Еврокомиссар по бюджету Гюнтер Эттингер (Günther Oettinger) даже выступает за введение налога на пластик. “Наше предложение предполагает, что каждая страна ЕС будет вносить определенную сумму в бюджет Евросоюза за каждый килограмм непереработанного пластикового мусора”, – приводят его слова издания Funke Mediengruppe. Согласно плану Еврокомиссии, такой сбор может составить 80 центов за один килограмм. Кроме того, должно быть утилизировано 90 процентов пластмассовых бутылок.

При этом законопроект предусматривает, что страны ЕС должны будут внедрять ограничительные меры самостоятельно. Министр охраны окружающей среды ФРГ Свенья Шульце (Svenja Schulze) не согласна с таким подходом. “Зачем каждой стране устанавливать свои правила, если можно ввести общеевропейские?” – недоумевает Шульце. “Главное, чтобы нам удавалось перерабатывать пластик”, – подчеркнула министр.

Германия – лидер в ЕС по переработке мусора

По данным Института немецкой экономики (IW), Германия среди стран Евросоюза является лидером по переработке отходов. Депутат Европарламента от ФРГ, представитель фракции “зеленых” Ребекка Хармс (Rebecca Harms), впрочем, смотрит на это скептически. По ее мнению, главное – не собирать и перерабатывать мусор, а избегать появления свалок пластиковых отходов.

Но как раз с этим в ФРГ зачастую не справляются: немцы производят больше отходов, чем в среднем по Европе. Так, с 2015 по 2016 год общее количество мусора в Евросоюзе уменьшилось на 4%, при этом в Германии этот показатель, напротив, увеличился на 11%.

По данным IW, среднестатистический немец производит 626 килограммов мусора в год, что связано с высоким уровнем благосостояния в стране. Больше отходов на душу населения приходится только в таких странах, как Дания, Кипр и Мальта. При этом в среднем по Европе этот показатель составляет 482 килограмма на человека.

Переработка мусора в ФРГ – прибыльный бизнес

На этом фоне не стоит удивляться, что переработка отходов стала в Германии крайне прибыльным бизнесом. По данным министерства охраны окружающей среды ФРГ, ежегодный оборот этой отрасли составляет около 70 млрд евро, в ней заняты порядка 250 тысяч человек. При этом организацией сбора, сортировки и утилизации отходов занимаются как частные, так и муниципальные предприятия.

В основе немецкой системы переработки отходов лежит принятый в 1991 году закон об упаковочных материалах. Он обязал производителей отвечать за свои товары и после их употребления. Тогда и родилась идея о круговороте сырья. На всех упаковках, которые подлежат переработке, появилась соответствующая эмблема.

На немецких улицах установили контейнеры для сбора стеклянных банок и бутылок из-под вина – пивные в Германии сдаются. Контейнеры для мусора стали разноцветными: в синий выбрасывают бумагу, в черный – пищевые отходы, в желтый – всю упаковку, от фольги до баночки из-под йогурта. Несложно было стимулировать людей и начать сдавать пластиковые бутылки – они продаются с залогом, так что их выгоднее возвращать в магазин, чем выбрасывать.

Система, однако, работает лишь с переменным успехом. По данным IW, в полезный оборот в ФРГ возвращается 66% отходов: это гораздо больше, чем в других странах ЕС. В то же время в Германии переработанным считается весь мусор, собранный или отсортированный с целью вторичного использования, отмечается в исследовании. При этом доля мусора, который затем действительно используется повторно, не столь велика.

Одна из проблем – любители мусорить где попало

За скорейшее решение этой проблемы выступает и президент Федерации по управлению водоснабжением, переработкой сырья и утилизацией отходов (BDE) Петер Курт (Peter Kurth).

“Производители пластмассовых изделий несут ответственность за то, чтобы их продукцию можно было использовать вторично”, – полагает он. А такие меры, как запрет на посуду из пластика, имеют, на его взгляд, скорее символический характер.

В свою очередь представитель Объединения немецких городов и общин (DStGB) Делиана Бунгард (Deliana Bungard) отмечает, что наибольшую проблему представляет мусор, выброшенный в неположенном месте. К примеру, летом начинается сезон барбекю: любители отдыха на свежем воздухе часто оставляют за собой одноразовую посуду и пластиковые упаковки. Поэтому запрет на пластиковые изделия смог бы помочь сократить объем отходов, так и не попавших в мусорные контейнеры.

Впрочем, министр охраны окружающей среды ФРГ полагает, что одними ограничениями на пластик здесь не обойтись. Если на место одноразовых тарелок из пластмассы вдруг придут тарелки из алюминия, то новая директива Еврокомиссии ничего не даст, уверена Свенья Шульце. По ее словам, в первую очередь нужно направить силы на борьбу с привычкой выбрасывать мусор куда попало. Ведь если мусор попадает в море, его крайне сложно оттуда извлечь.

Переработка мусора в Германии

С тех пор, как появились люди на планете Земля, появились и мусорные отходы. Обрывки одежды и особенно остатки еды просто выбрасывались на протяжении нескольких тысяч лет. По сути, не многое изменилось и по сей день, ведь человек часто бездумно выбрасывает то, что ему больше не нужно. Отличие на данный момент только в том, что в некоторых странах, как например, в Германии, мусор утилизируют. Но трудность заключается в следующем: чем современнее становился человек, тем проблематичнее и сложнее становился процесс утилизации мусор. Ведь синтетические материалы, такие как пластик, не разлагаются или же поддаются распаду гораздо медленнее, чем органический материал.

В средние века люди выбрасывали отходы на улицу или наваливали кучу отбросов на своей территории. И хоть на немецких улицах того времени было грязно, но, так как мусор состоял в основном из органических веществ, он медленно гнил и разлагался сам по себе. После вспышки чумы в период позднего средневековья, немцы вдруг заметили, что болезнь и санитарные условия связаны между собой. Поэтому многие города ввели новые требования для своих жителей в вопросах соблюдения элементарной гигиены. Потсдам (Potsdam), например, обязал в 1660 городское управление убирать улицы принудительно, так как курфюрст Фридрих Вильгельм сделал город второй резиденцией. Теперь уборщик улиц проезжал с тележкой через весь город, а граждане должны были загружать в неё свои отходы.

Примерно 120 лет назад во всех больших городах Германии уже был организован систематический вывоз мусора. Отходы из домохозяйств либо свозились на свалки или сжигались под открытым небом. Первое настоящее мусоросжигательное сооружение (Müllverbrennungsanlage) вступило в эксплуатацию в 1896 г. в Гамбурге, так как места для свалки мусора просто стало не хватать.

Утилизация отходов в Германии

Современные мусоросжигательные заводы имеют относительно хорошую репутацию: они избавляют современное общество от гор мусора, производя при этом относительно небольшое количество выбросов токсичных веществ в атмосферу. Тем не менее, в 2001 году по заказу международной экологической организации Гринпис было проведено исследование, показавшее, что из труб мусоросжигательных заводов выбрасываются не только многочисленные токсичные вещества, парниковые газы но и канцерогенные диоксины, очень вредные для живых организмов. Диоксины — хлорорганические соединения, образующиеся при сжигании бытового мусора. Причина их токсичности заключается в способности этих веществ точно вписываться в рецепторы живых организмов и подавлять или изменять их жизненные функции. Диоксины, подавляя иммунитет и интенсивно воздействуя на процессы деления и специализации клеток, провоцируют развитие онкологических заболеваний. Но справедливости ради стоит сказать, что по данным Bundesumweltministerium (министерство окружающей среды) доля этих опасных выхлопов составляла на 2000-ый год меньше одного процента.

Отходы, которые не сжигают, отвозят на свалку. В первом немецком Законе об утилизации отходов аж от 1972 года, было принято решение о закрытии так называемых “диких свалок”, куда каждая маленькая деревня в Германии скидывала свой мусор. Были созданы крупные, центральные свалки, которые, по сегодняшним меркам, являются “бомбами замедленного действия”. У таких “полигонов для мусора”, как выяснилось, слои почвы под грудами мусора не всегда достаточно запечатаны. Дождь, просачиваясь сквозь отходы, вымывает токсичные вещества, которые потом впитываются в почву, загрязняя её саму и грунтовые воды. Кроме того, вместимость каждой свалки ограничена. После того, как куча мусора достигает определённой высоты, свалку выводят из эксплуатации и “консервируют”. А без надзора такие “консервы” несут риск для окружающей среды и для будущих поколений.

Бытовой мусор

Не для кого не секрет, что в Германии мусор сортируется. Каждое домохозяйство имеет от трёх до восьми разноцветных контейнеров для выброса отходов. Системы сортировки мусора могут немного отличатся как от земли к земле, так и от города к городу. Следует сказать, что не всё можно легко выбросить в мусорку: опасные отходы, например, батарейки, нельзя утилизировать вместе с бытовым мусором. Химикаты, токсичные или взрывоопасные вещества могут причинить большой вред не только на свалках, но и при сжигании мусора.

Поэтому иногда не совсем понятно, куда именно выбрасывать такие отходы, как полупустой флакон лака для ногтей, или бутылку из под чистящих и дезинфицирующих средств. Остатки лака или краски, как и остатки чистящих средств, содержат вредные химические вещества и поэтому их тоже нельзя выбрасывать в обычный мусор (Hausmüll). Конечно, от одного-единственного флакона никакого вреда окружающей среде не будет. Но важно понимать, что на свалке можно встретить сотню тысяч этих неправильно утилизированных вещей. Поэтому в каждом крупном городе есть места сбора отходов ”Sonderabfall”, где можно отдать холодильники, моторное масло, старые компьютеры, батарейки или химические вещества. В бытовом домашнем мусоре этим вещам не место!

Дотошные немцы подсчитали сколько мусора ”производит” в среднем один человек в Германии. Кажется невероятным тот факт, что каждый взрослый немецкий бюргер выбрасывает в среднем около 450 килограмм мусора в год! Из них примерно 197 кг домашнего и крупногабаритного мусора, 143 кг перерабатываемых отходов, таких как бумага, упаковка и стекло, 107 кг органических отбросов и 2 кг остального мусора, такого как, например, краска, чистящие средства и батарейки.

Мусор и общество потребления

Но не достаточно просто правильно утилизировать мусор, нужно стараться создавать его как можно меньше! Беда современных немцев в том, что они живут в эпоху потребления, а общество сегодня имеет “одноразовый менталитет”: бюргеры потребляют, не задумываясь о необходимости приобретения, постоянно покупают новые вещи и бездумно выбрасывают “старые”. Всем известно, спрос порождает предложение и поэтому похожая тенденция наблюдается и в производстве товаров: их уже не стремятся делать, как раньше, “на века”. Ведь это повлечёт за собой увеличение стоимости продукта и снизит спрос. Большинство покупателей в Германии хотят приобретать одежду, мебель или технику хоть и более краткосрочную по времени использования менее прочную, но зато более доступную по цене. Теперь считается нормой избавляться от не нужных, но ещё выполняющих свою функцию, вещей. Электроника “устаревает” уже через несколько месяцев, так как не соответствует “духу времени” и быстро становится не актуальной. Ремонт одежды или обуви, если он вообще имеет место быть, выполняется только в одежде или обуви высокого ценового сектора.

В связи с промышленным производством, многие товары могут быть изготовлены по очень низкой цене, которая, в свою очередь, делает доступными новые приобретения. Перепроизводство и потребление, потребление и перепроизводство. Раньше многие предметы домашнего обихода переживали одно, а то и несколько, поколений. Ещё несколько десятилетий назад комод, кресло или письменный стол можно было унаследовать. В настоящее время большинство доступной по цене мебели в Германии вряд ли переживёт всего лишь один переезд.

“Управление отходами в Германии.”

В мире еще нет страны или народа, относящих себя к современной цивилизации, которые научились бы жить, не нанося ущерба окружающей среде. Наоборот, мы все в какой-то мере участвуем в разрушении среды: иногда сознательно, иногда по незнанию, иногда просто оттого, что пока нет выбора. В результате экологические проблемы приобрели глобальный характер (это мы узнаем даже из прогнозов погоды, говорящих об изменении климата). И нет пока общего рецепта от экологического кризиса.

Промышленно-технологическая цивилизация, рассматривающая природу как бесконечный ресурс, загнала нас в этот тупик. Тот, кто понимает сложность ситуации, принимает собственное решение — от “урвать для себя побольше, пока можно” до “уйти подальше от цивилизации”. Кто-то изучает опыт северных народностей по выживанию в условиях ограниченных ресурсов (например, в Норвегии он успешно используется), кто-то участвует в работе общественных объединений и добивается изменений экологической политики и практики. Простых решений здесь нет, и важны все попытки, приближающие нас к тому, чтобы сохранить те природные экосистемы, которые единственные “умеют” создать нам благоприятные условия для жизни.

Благодаря организованной фондом им. Генриха Бёлля поездке нам удалось познакомиться с тем, как решается сейчас проблема мусора в Германии, стране, которая одной из первых встала на путь промышленного развития.

Политические и экономические условия

Есть некоторые, и весьма существенные, отличия политической системы Германии от нашей, и следует о них сказать. Германия — федеративная республика, субъекты федерации в ней — 16 земель. Несколько городов имеют статус земель. Это в основном города-столицы и окружающая территория. Структура управления такова, что многие федеральные функции осуществляются нефедеральными структурами, даже в сфере образования и экономической политики. Здесь действует принцип субсидиарности: те вопросы, которые могут быть решены на местном уровне, там и решаются, остальные передаются на земельный, национальный или европейский уровни. В основном на уровне федерации создаются рамочные законы, которые наполняются конкретным содержанием на уровне земель, в соответствии с их условиями, традициями, приоритетами. Поэтому структура многих общественных организаций, действующих на уровне федерации, отражает эти особенности: земельные отделения работают самостоятельно, ориентируясь на свои потребности.

Другая особенность — средства муниципалитета никто не назовет государственными, это деньги коммуны, которыми она распоряжается самостоятельно. Еще одно произвело впечатление — самостоятельность судебной системы. У судьи есть выбор, кому будут перечислены деньги, полученные в виде штрафов за административные правонарушения: государству либо одной из благотворительных или общественных организаций, имеющихся в списке. Таким образом, общественные организации имеют еще один, хотя и нерегулярный, источник финансирования. То есть в политической системе Германии нет такой жесткой централизованной структуры управления, как в России. Это помогает быстрее и эффективнее решать проблемы общества.

Берлин интересен тем, что это город, который до объединения Германии был разделен на Западный и Восточный (капиталистический и социалистический), и в нем по-разному был организован сбор и утилизация мусора. Если в Западном имелись хорошо оборудованные захоронения (более безопасные для окружающей среды, чем просто свалки) и существовал по причине дороговизны земли мусоросжигательный завод (хотя сжигание мусора для здоровья людей и окружающей среды может представлять большую опасность, чем захоронение). А в Восточном Берлине, как и в СССР, — много неорганизованных и необорудованных свалок вокруг города, но был налажен сбор макулатуры и стеклянных бутылок. Здесь мы видим сочетание положительных и отрицательных черт как в Западном, так и в Восточном Берлине.

После объединения Германии возникла необходимость создания единой системы управления твердыми отходами. Мы были свидетелями плодов этой работы: увидели различные элементы этой системы от жилого дома до сената Берлина, включая частные и муниципальные предприятия, а также общественные организации. Мы познакомились с системой согласования интересов, так называемой медиацией — своеобразного консультирования с различными слоями общества, заинтересованными в решении какой-либо проблемы, для выработки и принятия политических решений. (Подробнее о медиации вы прочитаете ниже.)

Таким образом, в Германии есть условия для того, чтобы измененить ситуацию, если она не удовлетворяет интересы какой-либо группы общества. Причем общественные организации в этих согласованиях играют не последнюю роль. Нам показалось, что этот опытможно использовать в России и не только при формировании системы сбора и переработки мусора. В российском обществе есть один положительный очень важный момент — пока нет традиций неоправданно большого потребления, как на Западе, и надо всеми силами стараться не развивать эти традиции, и даже наоборот — развивать положительное отношение к скромному потреблению (не стремиться покупать новые вещи, если старые еще можно использовать). У нас есть шанс в этом опередить Запад.

За год в Берлине на человека собирается 127 кг перерабатываемых материалов и 323 кг остальных несортированных отходов. (Для сравнения, на каждого жителя Москвы образуется 500 кг обычного и 40 кг токсичного мусора в год.) По опросам, около 15 % жителей Берлина регулярно сортируют мусор, 20 % не сортируют совсем и остальные сортируют нерегулярно или не всё.

Сенат Берлина планирует к 2005 году наполовину уменьшить объем несортированных отходов. Для этого должно возрасти количество населения, сортирующего свой бытовой мусор. В основном это задача просвещения. Организуются специальные занятия для детских садов, в школах ставят специальные баки для сбора использованных батареек.

Очень многие связывают положительные изменения в сборе и переработке мусора с введением закона об упаковках и, в соответствии с этим законом, дуальной системы. Это произошло, когда в конце 80-х годов Германия была на грани “мусорного инфаркта”, как выразился один из наших собеседников. Тогда количество упаковок в мусоре всей Германии достигло 12 млн т.

В 1990 году была введена дуальная система (DSD — Dual System Deuchland), которая является частной компанией. Дуальная система означает, что весь мусор делится на две группы: первая — мусор, который можно сортировать по виду материалов, из которых он сделан (стекло разного сорта, пластик, металл, бумага и картон, органические отходы) и для его сбора устанавливаются специальные баки, вторую группу составляет мусор, не подлежащий сортировке (например, “тетрапаки” и другие материалы многокомпонентного состава).

Предприятия, которые производят упаковки, должны приобрести лицензию для размещения знака “Зеленая точка” (две замкнутые в кольцо стрелки и надпись “Der grune punkt”) на упаковке. Кроме этого, предприятия платят DSD деньги для переработки упаковок (например, за каждую пластиковую баночку из-под йогурта — 2 пфеннига). Таким образом, ежегодно DSD получает 4 млрд немецких марок. Одна из фирм этой компании производит баки для раздельного сбора мусора, другие занимаются его сбором и переработкой. Отсортированные отходы перепродаются фирмам, занимающимся переработкой отходов.

Таким образом, если на упаковке стоит знак “Зеленая точка”, то это значит, что покупатель оплатил переработку этой упаковки и ее нужно поместить в специальный бак для таких материалов. Знак “Зеленая точка” можно увидеть на стеклянных, бумажных, пластиковых и металлических упаковках.

В законе об упаковках предусматривается, что 72 % всех упаковок от напитков возвращается производителю. (В продаже много напитков в стеклянной посуде, которую магазины принимают обратно, даже известная нам “Кока-кола”.) Для сбора токсичных отходов есть своя система, они не должны попадать в бытовой мусор.

Кроме дуальной системы, есть муниципальные службы, которым жители оплачивают сбор и утилизацию мусора (это может быть переработка, сжигание или захоронение) вместе с квартплатой. Это составляет 160 немецких марок в год на человека. Организации платят за сбор и утилизацию своего мусора: предприятие, принимающее отходы, предъявляет счет на конкретный объем мусора (как это делает BSR).

Было высказано мнение, что введение дуальной системы сократило не только объем несортированного мусора (это понятно), но и общий объем мусора, даже приводили цифры, что после введения “Зеленой точки” количество бытовых отходов уменьшается на 400 тыс. т ежегодно. Дело в том, что никто не захочет платить за переработку ненужной упаковки. Сейчас в Германии не встретишь зубную пасту в картонной коробке. Еще теперь размер упаковок соответствует объему товара. Раньше обычно упаковки были гораздо больше необходимого размера (чтобы создать видимость большего объема товара).

Деньги — один из важных элементов политики сокращения мусора: за свой мусор надо платить, тогда ты будешь заинтересован в том, чтобы его становилось меньше.

Управление отходами — разговор в сенате Берлина

Берлин — крупный город, он управляется как земля, министерствами. Но как город подразделен на 23 района, в которых есть свои административные органы. Управление, занимающееся развитием города, градостроительством и охраной окружающей среды, имеет отдел по управлению отходами. Он занимается не только теми отходами, которые есть сейчас, но изучает перспективу на 10 лет вперед. Сенат проводит политику уменьшения объема отходов. Для этого есть специальная служба, которая занимается экологическим просвещением. Также административные органы информируют и консультируют по вопросам переработки мусора. В работе учитываются главным образом экономические принципы.

«Если наши призывы к каким-либо поступкам будут подкреплены экономическими стимулами, то результат будет лучше», — сказал на встрече руководитель отдела по управлению отходами. Он подробно рассказал о своей работе.

“При разработке программы по отходам учитываются разные интересы: общественности, коммерческих и муниципальных предприятий. Те организации, которые зарабатывают на переработке отходов, не могут быть заинтересованы в их уменьшении. Например, компания, которая для муниципалитета собирала городской мусор, была крупным работодателем. Сенату пришлось долго ее убеждать, что меньше мусора — это лучше для города.

Как принимаются решения с участием общественности, можно пояснить следующим образом. Законом предусмотрено, что общественные организации участвуют в составлении плана по отходам. Есть процесс согласования. Сначала выявляются организации, которые могут быть заинтересованы участвовать в разработке решения по определенному вопросу. Затем выясняется, каковы их интересы, хотят ли они и готовы ли они к такому участию. Тогда образуется согласительная (медиационная) комиссия, которая работает целый год. Процесс открыт для всех, кто заинтересован в нем участвовать. Так что всем ясно, как принимается политическое решение.

Например, у нас была идея построить мусоросжигательную установку. После длительных дискуссий в течение года, в которых участвовали и общественные организации, было принято решение не строить такую установку. Политическая система выглядит так, что народ избирает депутатов в парламент, и они должны осуществлять желания народа.

Мнения организаций, участвующих в процессе согласования, не легитимны, так как они представляют свои интересы. Мы, как администрация, должны действовать по закону, по политической воле министра, избираемого парламентом. Мы должны следовать его решениям и решениям парламента и быть выше интересов отдельных предприятий и организаций. Таким образом, решение медиационной комиссии является только политической консультацией, которая может принять форму политического решения.

Проекты предлагаются на обсуждение в том случае, если для их осуществления требуется поддержка населения, проживающего на территории, где будет осуществляться проект. Например, к обсуждению строительства мусоросжигательного предприятия привлекались организации и население, находящиеся на той территории, где планировалось строительство“.

“У нас есть принцип — платить за свои отходы. Плата за отходы жильцов входит в квартплату, предприятия платят за тот объем отходов, который вывезут с их территории. Муниципальные компании, которые собирают бытовые отходы, должны финансироваться исключительно за счет пошлин за мусор. Они являются собственностью городской власти и не могут сделать прибыль, хотя на “лишние” деньги могут развивать новые технологии. Тот, кто сдает отходы, может выбрать, кому их сдать: частному предприятию или муниципальной компании, так что между ними есть конкуренция за отходы. Эта конкуренция не позволяет возрасти плате за отходы.”

Управление отходами с точки зрения общественности. Мы беседуем с представителем организации “Зеленая лига” (Grune Liga)

“Когда произошло объединение Германии и Берлин стал единым городом, возникла потребность в новой программе по управлению отходами. Правительство города создало концепцию, в которой шла речь о типичном центре по переработке отходов. В западной части города до этого существовало одно предприятие по сжиганию мусора, и новый центр также должен был иметь мусоросжигатель и установки для переработки разных категорий мусора. Общественные организации высказались против такой концепции: против сжигания и централизации переработки отходов, так как это привело бы к огромному потоку машин к перерабатывающему центру. Чтобы просветить жителей, были созданы инициативные группы местного населения, проведена пресс-конференция, демонстрации. Даже устроили палаточный городок на пустыре.

В результате вместо старой концепции появилась новая, где вместо одного было предусмотрено 5 таких пунктов, но все включали термическую обработку, в том числе сжигание. Но общественность по-прежнему была против термической переработки мусора, включая сжигание.

Этот конфликт нельзя было решить, пока не пришел новый министр по охране окружающей среды от социал-демократической партии. С ним удалось договориться на медиационные переговоры. Частные компании и общественные организации получили 1 год времени и деньги для того, чтобы достичь согласия под девизом «Берлин ждет вашего решения».

Сначала надо было решить, кто будет участвовать в переговорах и определить медиатора, человека, который будет организовывать весь переговорный процесс. На общую встречу для определения медиатора пришли 30 или 40 человек, каждая организация отправила туда по 2 представителя. Они решили, что медиатор должен устраивать все участвующие организации. Тогда составили список людей, предложенных в качестве медиаторов всеми организациями. Каждая организация могла из этого списка вычеркнуть тех, кто их не устраивал. Так нашелся более-менее нейтральный медиатор, который устраивал всех участников переговоров. Затем надо было установить, о каком объеме отходов должна идти речь. Общественность считала, что в связи с введением “зеленой точки” объем мусора уменьшается, тогда как в первоначальных расчетах учитывалось завышенное количество мусора. Поэтому некоторые из этих пяти перерабатывающих центров стали “запасными” на случай, если мусора окажется больше.

Затем уточняли способы переработки. Остались два: со стороны частных компаний — термическая переработка, а со стороны общественности — холодная переработка. Частные компании конкурировали друг с другом, и они стали договариваться с общественными организациями в поисках компромисса. Кроме того, в окружении Берлина со времени разделенной Германии остались дикие свалки, куда сваливался мусор без всякой переработки и сортировки. Нужно было заняться рекультивацией этих свалок.

По инициативе общественности стоимость рекультивации диких свалок была включена в расходы на переработку мусора. Те компании, которые содержали свалки, стремились к тому, чтобы получить отходы, так как только в этом случае они могли рекультивировать старые свалки. После года работы комиссия закрылась. Через 3 месяца правительство Берлина отменило строительство термических установок из-за их стоимости, кроме того, увеличилась мощность старого завода в бывшем Западном Берлине, и необходимость новой установки отпала. Каждая компания, которая занимается свалками, стремится получить шлак от мусоросжигательной установки, так как за это им платят. Также этот шлак используется для строительства дорог.

В Германии есть закон, который разрешает вывоз непереработанных отходов на свалки только до 2005 года. Сейчас разрешается, чтобы на свалки попадали только те отходы, которые содержат сухого вещества не больше 5 %. Это создает условия для предпочтения сжигания. В федеральном министерстве окружающей среды произошла смена в прошлом году, и есть надежда, что будут разработаны новые критерии, учитывающие и сжигание, и захоронение. Сейчас в Германии довольно много мусоросжигателей. И лет 5 назад было запланировано строительство 40 новых. К счастью, часть из них не была построена, когда городским властям удавалось препятствовать таким планам. Сейчас установлены жесткие нормы на выброс загрязняющих веществ, в том числе фуранов и диоксинов, так что многим мусоросжигателям пришлось усовершенствовать свои установки, чтобы соответствовать разрешенным нормам”.

Мы беседуем с представителями организации BUND (БУНД)

“Компания DSD должна собрать и переработать определенное количество упаковок. Выполнение этих обязательств должно быть проконтролировано правительствами федеральных земель, так как потребители заплатили за эту работу. Контролировать сложно, да и у правительства не было интереса этим заниматься. Но журналисты и общественность интересовались, выполнены ли эти планы. Тогда мы выяснили, что запланированные нормы не были достигнуты, и решили провести акцию. Молодежные группы за 1 неделю подготовили акцию, чтобы указать правительству на недостаточную переработку алюминия. Они собрали пустые алюминиевые банки и соорудили из них огромный шар диаметром 2 метра. Нашлась фирма, которая дала машину. Они отвезли этот шар к министерству. Так как молодежная группа работала с журналистами, в акции журналистов участвовало даже больше, чем организаторов. Сначала в министерстве сказали, что министра нет, но все-таки журналисты заставили министра выйти. Он заявил, что сам давно хотел провести такую акцию. Он лег на этот шар, чтобы показать, как много он делает для природы. Тогда журналисты потребовали обсуждения. Собрались в большом помещении, и встреча транслировалась в прямом эфире.

Таким образом министра заставили обратить внимание на эту проблему. После этой акции представители министерства сказали, что они всегда готовы встречаться с общественностью. В результате DSD признали недействительной на территории Берлина, так как они не выполнили обязательств. А от них зависит работа всей DSD Германии. Представители промышленности и торговли хотели отменить это постановление. Вопрос передали комиссии по экономическим вопросам парламента, где это постановление все-таки отменили”.

Что происходит с мусором разного сорта

Потенциально за год в Берлине образуется 10 000 т таких отходов. Они не должны попадать в бытовой мусор. Их нужно отдельно собрать и переработать в зависимости от состава и степени опасности (сжигание, захоронение в специальных свалках или специальных шахтах). Для сбора токсичных отходов от населения организованы так называемые “дворы для отходов” и специальные грузовики, которые ездят по Берлину и останавливаются в определенных местах, где любой может сдать токсичные отходы. Кроме того, в магазинах и школах устанавливаются специальные контейнеры для сбора такого рода мусора.

Ртутные лампы сдают в специальные сервисные пункты, откуда они поступают на специальные предприятия для переработки. Токсичные отходы от населения принимаются бесплатно. Информацию для населения по отходам готовит и распространяет администрация и муниципальные компании, которые занимаются сбором мусора. Это входит в круг их обязанностей по закону. Например, выпускается специальная брошюра-календарь с информацией о мусоре и с указанием дат, мест, где принимается мусор. Есть городское постановление, которое обязывает жителей собирать отдельно токсичные отходы и сдавать их в специальные пункты. Из потенциальных 10 тыс. токсичных отходов отдельно от бытового мусора собирают пока половину.

Промышленные токсичные отходы государство строго контролирует, тогда как другие отходы промышленники могут сдавать и муниципальным (муниципальное предприятие — юридически самостоятельная организация, но зависимая от местного самоуправления), и частным компаниям.

Фирма “Викор”: прием и переработка электронного мусора (телевизоры, компьютеры, другие электроприборы), выпуск оборудования для переработки такого мусора Фирма была основана в 1992 году. Она находится в традиционном промышленном районе бывшего Восточного Берлина, где из 24 тыс. рабочих мест осталось 2 тыс. Специализация предприятия определилась тем, что большинство сотрудников раньше работало на заводе телевизионной электроники и занималось разработкой и переработкой электронных элементов. Сейчас здесь работает 19 постоянных сотрудников и 8 инвалидов: кто-то в фирме, кто-то в других цехах, а кто-то на дому. Подобных предприятий в Германии около 2000. Поэтому фирма находится в условиях жесткой конкуренции (за несколько лет около 70 % малых и средних предприятий в системе переработки мусора разорились).

Представитель фирмы отметил, что победить в конкуренции позволяют высокая квалификация работников, хорошая техника и гибкость в принятии решений. Вообще, как заметил представитель фирмы, каждый сотрудник должен так работать, чтобы в результате его работы у предприятия был оборот около 100 тыс. немецких марок в год. Конкуренция имеет положительную сторону для клиентов, не позволяет повышать цены на услуги. У фирмы есть два направления работы. Одно — производство оборудования для переработки электронного мусора. Это уникальное оборудование собственной разработки.

Например, установка для переработки кинескопов стоит 160 тыс. немецких марок. Оборудование покупают в Германии, Дании, Швеции, Норвегии, Нидерландах, Франции, Швейцарии, Италии, Японии, Сингапуре, на Тайване. Второе направление — прием на переработку телевизоров, мониторов, других электрических приборов. Это единственная фирма в Германии, которая занимается переработкой экранов с жидкими кристаллами. Есть крупные концерны (ALBA, BSR), которые зарабатывают большие деньги на обычном мусоре и этими деньгами субсидируют переработку электронного мусора. Тот, кто сдает телевизор или другое оборудование, должен платить. Полученные в результате переработки металлы (медь, железо, алюминий) можно продать, а чтобы сдать стекло, фирма платит сама.

В разных землях по-разному организована оплата переработки мусора. Например, в Бранденбурге есть налог в муниципальный бюджет, каждое хозяйство платит за то, чтобы раз в год принести телевизор или другую технику. С другим городом у фирмы есть долгосрочные контракты, по которым платят по 8 марок за каждый большой телевизор вместо 17. В цене нельзя опускаться ниже определенного уровня. В Берлине есть муниципальные предприятия, которые принимают телевизоры за 25 марок, а эта фирма — по 17, поэтому люди чаще выбирают “Викор”.

До 5 % электронных приборов фирма перепродает. В Германии желательно, чтобы электроприборы пошли во вторичное использование. Если у них незначительная поломка, то “Викор” продает вместе с прибором нужную запчасть. Самим ремонтировать невыгодно, так как мастеру надо заплатить 60 марок за час работы. Телевизоры, требующие ремонта, обычно покупают Польша и Украина.

Представитель фирмы так сказал о роли законов в управлении отходами:

“Компании, которые содержат свалки, не могут принять электроприборы, потому что есть соответствующие законы. Многие соблюдают эти законы, но в лесу иногда можно найти телевизор.

Большую роль в управлении отходами играют законы. У нас большой сбыт установок в Скандинавию, потому что там с 1 декабря вступает в силу закон об электронном мусоре. В Италии и Португалии тоже готовится подобное законодательство. Это связано с тем, что в феврале вступает в силу постановление по Европейскому Союзу, которое регулирует электронный мусор. Будет правило, что члены Европейского Союза после февраля не могут создать собственное постановление на эту тему, им надо будет согласовывать со всеми членами Европейского союза. Только те, у кого уже было такое законодательство, могут его придерживаться”.

Растительные (органические) отходы

Этот вид отходов с 1996 года собирается отдельно в особые баки коричневого цвета. Из этих отходов делают компост. Листья от городских насаждений передаются в садоводческое хозяйство (80 000 кубометров в год). Производство почвы из отходов лицензируется и сама почва сертифицируется. Такая почва используется для выращивания цветов и озеленения города. В городе много мест, где можно купить цветы, срезанные и в горшочках.

Ежегодно выбрасывается 30 000 старых холодильников. Масло и хладагент высасываются, остальное разрубается на части и перерабатывается. От холодильника 80 % материалов можно использовать заново, а 20 % уходит на свалку.

В Берлине заправочные станции обязаны принимать отработанное масло. Когда человек покупает новый аккумулятор, он должен сдать старый. Иначе он платит штраф в 15 марок. Если он хочет сдать старый автомобиль, платит 100 марок.

Готовится закон, по которому расходы на переработку выброшенных автомобилей на 1/3 будет оплачивать завод-производитель, на 1/3 — покупатель и на 1/3 — компании, перерабатывающие старые машины. Запчасти от старой машины, которые еще не вышли из строя, при ремонте сможет купить новый владелец за более низкую цену.

Судьба несортированных отходов проста: они или сжигаются, или идут на свалку. В Берлине этими отходами занимается муниципальное предприятие BSR, его имущество принадлежит правительству Берлина. Это крупное предприятие, на нем работает 7300 сотрудников, оборот составляет 1,3 млрд немецких марок в год. У предприятия две специализации — сбор отходов и чистка дорог, на севере Берлина имеется филиал, где отходы перерабатываются. Всего в Берлине 14 филиалов: 7 занимаются отходами и 7 — чисткой дорог. Для сбора отходов предприятие имеет 2800 грузовиков и 3 свалки для бытовых отходов. Организовано 34 так называемых “дворов для сбора отходов”. Туда жители могут принести отходы (бумагу, упаковки с “зеленой точкой”, металлолом, текстиль, дерево, электроприборы). Предприятие отдельно собирает токсичные отходы (они называются “специальными”).

Собранная раздельно населением и предприятиями бумага поступает на одно из сортирующих предприятий, такое, как ALBA recycling. Сюда ежедневно поступает 350 т берлинской макулатуры, и это не единственное подобное предприятие в городе.

Ежегодно здесь сортируется 230 тыс. т берлинского мусора. Это 100 тыс. т макулатуры и 130 тыс. т “мусора” — старая мебель, отходы со строек. В основном используется ручная сортировка. Отделяются картон и бумага, металлолом, стекло, пластмасса, дерево, песок, камни. То, что остается — уже действительно мусор, который нужно захоронить. Захоронение стоит больших денег, поэтому предприятие заинтересовано в том, чтобы такого мусора оставалось как можно меньше. Отсортированную макулатуру здесь продают, так же как и необработанное дерево, обработанное дерево сжигается.

На немецком рынке 3000 сортов бумаги, а сортов макулатуры — 70. Макулатура сортируется для того, чтобы получить требующиеся перерабатывающим заводам сорта макулатуры, в которых соблюдается определенное соотношение разной бумаги. Только такие сорта макулатуры можно продать. Например, наиболее распространенный сорт D-39 состоит из газетной, журнальной и графической (без цветных иллюстраций) бумаги в определенном соотношении. Если сортирующее предприятие не будет соблюдать эти нормы — оно заплатит большие штрафы. Бумажный цех ALBA-recycling живет без штрафов 2 года, поэтому и цены на его продукцию остаются стабильными.

Завод по изготовлению бумаги из макулатуры в Шведте

Этот завод — часть концерна, одно из старейших предприятий в отрасли, которое еще в 60-х годах начало разработку технологий получения бумаги из макулатуры. Поставщики макулатуры — предприятия из Германии и Скандинавских стран.

На заводе работает 314 человек. Здесь перерабатывается 1000 т макулатуры ежедневно в бумагу для газет. 20 % макулатуры теряется из-за так называемых нулевых волокон. Таким образом, из 1000 т макулатуры получают 800 т бумаги. Всего выпускается 260 тыс. тонн бумаги в год.

Представитель завода рассказал о том, как регулируется деятельность промышленных предприятий в Германии и Европейском Союзе.

В Европейском Союзе вводится добровольная система сертификации промышленных предприятий и технологий. В Германии деятельность промышленных предприятий определяется тремя важными законами, обеспечивающими охрану окружающей среды. Это федеральный закон об охране окружающей среды. Он регулирует то, что выбрасывается за пределы завода: сбросы, выбросы, шум, запах, сотрясение грунта. Второй закон — закон о водном хозяйстве и мелиорации: сколько каких вод можно использовать из водоемов, как обойтись с опасными веществами. Третий закон — закон о цикле веществ и отходах, это самый новый закон (принят в 1996 году), в нем говорится о том, что касается отходов и переработки отходов. Он действителен и на земельном уровне. Федеральные законы дополняются федеральными и земельными постановлениями, которые их конкретизируют. Земельные законы могут ужесточать федеральные законы.

По закону об охране окружающей среды Германии промышленное оборудование должно быть разрешено к использованию. В этом законе указаны нормы по стокам, работе электростанций и целлюлозно-бумажных цехов.

Говорит представитель завода:

“Наше предприятие работает даже ниже установленных норм. Качество продукции соответствует международным стандартам. Это важно не только для клиентов, но и для местных жителей, так как может быть неприятный запах, шум. Жители могут обратиться к нам и получить всю информацию о нашей работе, а также обратиться с жалобой.

Правда, в адрес нашего завода пока таких жалоб не поступало. Отчет предприятие отправляет земельному ведомству, которое дает разрешение на его работу. У нас есть счетчик на электростанции, который ежеминутно определяет состав выбросов и передает эти данные ведомству, которое выдает разрешение. Для того, чтобы создать новый цех или установку или предприятие, мы обязаны установить измерительную аппаратуру и разработать документацию о загрязнении. При этом предприятие обязано пользоваться самой новой технологией, чтобы меньше производить отходов. По сравнению с заводами, которые выпускают бумагу, произведенную из древесины, наш завод тратит на 80 % меньше энергии. В Германии вторично используется 70 % всей бумаги. Это очень высокий уровень”.

В связи с планируемым переводом Байкальского целлюлозно-бумажного комбината на производство бумаги с замкнутым водооборотом, мы поинтересовались, можно ли производить бумагу без стоков? Получили такой ответ:

“Сомневаюсь. Я слышал о таких заводах, но думаю, что это ненадолго. Мы стараемся по возможности замыкать циклы, но полностью пока не удается”.

Основа бумаги — волокна целлюлозы, получаемые в основном из древесины. Чем эти волокна длиннее, тем прочнее получается бумага. С каждой последующей переработкой волокна целлюлозы укорачиваются, образуются так называемые нулевые волокна, которые идут в отходы. Заводу не приходится добавлять целлюлозу для увеличения прочности, так как поставки макулатуры из скандинавских стран обеспечивают нужное качество продукции. Дело в том, что в Скандинавии нет вторичной переработки бумаги, поэтому их макулатура содержит достаточно длинных волокон целлюлозы, и это гарантирует необходимую прочность.

Макулатура растворяется при высокой температуре в специальном растворе, который затем фильтруется, чтобы удалить разные примеси металла, пластика. Металл удаляется магнитом. Самый загрязняющий процесс в таком производстве — удаление типографской краски. В нем используются специальные химикаты. Краска, соединяясь с химикатами, всплывает на поверхность. Этого процесса достаточно для получения светлой газетной бумаги.

Краска и короткие волокна целлюлозы сгущаются на 60 % и прессуются. Полученные отходы сжигаются вместе с отработанным активным илом очистных сооружений на специальной установке. Золу после сжигания отходов продают для использования в производстве цемента. Выбросы сжигателя очищаются электрофильтром. Эта мусоросжигательная установка является и одним из собственных источников энергии предприятия, которые дают 60 % потребляемой заводом энергии.

Завод платит поставщикам макулатуры от 80 до 200 марок за тонну (цена зависит от качества сырья). Произведенная бумага стоит 1000 марок за тонну. При этом предприятию надо заплатить за использование поверхностных или грунтовых вод и заплатить за сброс сточных вод. За свежую грунтовую воду 10 пфенингов за 1 м3, за поверхностную — 4-5 пфенингов за кубометр. За сброс 10-11 тыс. м3 сточных вод платят 650 тыс. марок в год.

Биттерфельд-Дессау-Витенберг – это самый индустриальный округ Германии, где с начала XX века развивалась химическая промышленность и авиастроение, родина реформ начала XVI века (Мартин Лютер), модернизма в архитектуре 20-х годов. Здесь хорошее сообщение автотрассами и железной дорогой с Лейпцигом, Берлином, Магдебургом, 400 км до Мюнхена. Площадь округа 500 км2, здесь 6 городов и 39 коммун. Часть территории округа относится к особо охраняемым природным территориям (это было еще во времена ГДР).

Основа экономики с прошлого века — горная и химическая промышленность. 60 км2 территории превращено в “лунные ландшафты” разработками бурого угля, которыми здесь занимались с 1839 по 1992 г. Химическая промышленность округа также имеет давнюю историю. Существовало более 500 направлений химического производства, среди них — производство хлора, алюминия, нефтехимическое производство, здесь был старейший завод, производящий фото- и кинопленки, известный в СССР как “Орво-хром” (раньше здесь была фирма AGFA, которая после разделения Германии потребовала, чтобы ее филиал в Восточной Германии сменил название. Тогда его назвали ORWO, что расшифровывается “Оригинально из Вольфена”).

Неудивительно, что это один из самых загрязненных районов Германии, и после объединения страны из 500 отраслей химического производства здесь осталось только 100 (остальные были закрыты из-за того, что не обеспечивали должной очистки сбросов и выбросов). Добыча бурого угля была прекращена из-за низкой рентабельности и отсутствия спроса (этот уголь дает большое загрязнение при сжигании). Это привело к высокому уровню безработицы, так как из 60 000 рабочих мест округа 40 000 принадлежало химической и 20 000 угледобывающей промышленности. Такая моноструктура экономики способствовала быстрому краху. Люди старались уехать отсюда, многие дома и квартиры оказались пустыми, и некоторые пустуют до сих пор. (Сейчас здесь живет много русских немцев и многие современные кварталы очень похожи на советскую застройку наших городов.) Естественно, что в такой ситуации этот район выглядел очень непривлекательно для инвестиций и никто не хотел приезжать сюда.

В 1991 году предприниматели из промышленности и работники городского управления Биттерфельда объединились для того, чтобы защитить свои интересы, изменить имидж этого района, разрабатывая проекты перестройки промышленности, создавая рабочие места в новых отраслях сферы обслуживания, таких, как туризм. В этом обществе 200 членов и представлено 150 предприятий округа. Основные проекты: рекультивация ландшафта после добычи бурого угля, перестройка химической промышленности и жилого сектора. В этом помогает правительство ФРГ, у которого есть много программ (около 500) для поддержки структурных перестроек в бывшей Восточной Германии. Эти деньги не надо возвращать, обычно они составляют около 30 % стоимости проекта. Остальное должны найти сами предприниматели из собственных средств или взять кредит в банке.

Основы для развития туризма — музеи истории промышленности, в которые превращены теперь закрытые производства, например, «Орво-хром». Кроме того, громадные карьеры, оставшиеся после добычи бурого угля, теперь планируется залить водой (повернув сюда русла рек) для отдыха на воде.

Основой для развития промышленности здесь решено оставить производство хлора. Чтобы согласовать строительство нового завода, теперь требуется 15 лет, и местные промышленники решили воспользоваться тем, что здесь уже есть такой завод. Планируется привлечь сюда новые предприятия, которые используют хлор в качестве сырья, тем более, как здесь считают, транспортировка хлора на большие расстояния будет запрещена. Также здесь появились стекольные заводы, фармзаводы.

Город Вольфен – район концентрации химической промышленности, где проживает много немцев из России. Здесь высокий уровень безработицы — 25 %. Местные инициативы финансируются биржей труда и через фонд профсоюзов химической промышленности. Организован общественный центр, где проводятся ярмарки, праздники, встречи местных жителей, есть мастерская для детей. Провели конкурсы оформления садиков во дворах, конкурс детских проектов, лучшие теперь реализуются, например, строительная площадка для детей.

Общество “Экспо-2000” помогает в развитии этого и других местных проектов, находя возможности их финансирования из разных источников: биржа труда, профсоюзы, фонды, частные спонсоры. Это общество повлияло на то, чтобы строительство детского сада и ПТУ было более экологичным. Также помогло создать кооператив по органическому сельскому хозяйству на базе бывшего колхоза по примеру уже существующего подобного предприятия в Восточной Германии.

Город Дессау – здесь создано местное турбюро, которое раньше существовало на пожертвования, а теперь стало финансово самостоятельным, имеет 12 сотрудников, работающих над 23 проектами. Эта организация была создана профессионалами, оказавшимися безработными после объединения Германии: учеными, архитекторами, историками, инженерами. Они решили, что людям в других районах страны и в других странах будет интересно посмотреть, как идет перестройка промышленности в этом промышленном центре бывшей Восточной Германии.

Кроме этого, здесь есть участок всемирного природного наследия (43 тыс. га пойменного леса), а также места исторической значимости (например, город, где жил и работал Мартин Лютер, также центр модернизма в архитектуре, парк, созданный в XVIII веке местным князем в английских традициях). Идея организаторов турбюро состояла в объединении всех трех интересов: индустриального, культурного и природного. Основателям турбюро пришлось освоить новые профессии, связанные с туризмом и издательским делом. В октябре 1996 года эта группа стала работать как агентство и получила государственную поддержку. Скоро эта поддержка заканчивается, но организация готова перейти полностью на самофинансирование.

Туристам, например, показывают озеро, в которое сбрасывали отходы, пока оно совсем не стало безжизненным. Потратили 700 млн немецких марок, чтобы его очистить, но безуспешно. Также создается Феррополис — выставка старой техники.

Если подвести итог нашей поездки, можно сказать, что люди везде наломали дров по отношению к природе, по всему “развитому” капиталистическому миру можно найти массу примеров ошибок промышленного роста, которые не хотелось бы совершать в нашей пока еще не такой загаженной и разоренной родине. Для решения этих проблем на Западе потребовались не только деньги, но и демократические традиции, проникающие во все слои общества и развивавшиеся там столетиями. Одно из доказательств этого — ситуация в странах третьего мира, где нет демократических традиций. Там внедрение “капитализма” принесло нищету, голод и природные катастрофы, такие, как недавнее катастрофическое наводнение в Китае, вызванное вырубкой леса. Прибыль получают одни и весьма немногочисленные люди, а с последствиями приходится бороться другим, тем самым, которых обычно называют “человеческими ресурсами”.

А как быть нам, далеким от понятий демократического общества: “коммуна”, “община”, “гражданское общество”, легко поддающимся на любую пропаганду и рекламу телевидения и газет?

Благодарим фонд имени Генриха Бёлля за организацию этой поездки, именно Вальтера Кауфмана, Кристину Лайзер, Фредерику и особенно Хартмута Шрёдера, переводчика, которому зачастую приходилось быть не только переводчиком языков, но и культур.

Дополнительные замечания: из разговора с “Зеленой лигой”
“Почему мы против проведения выставки “Экспо”?

Мы являемся частью сети общественных организаций, поддерживающих децентрализацию. По примеру Олимпийских игр, например, мы знаем, что творится с городом, где они проводятся: огромные площади покрываются бетоном, ущерб окружающей среде огромный. Кроме того, идея, будто все проблемы можно решить технологическим путем, не совсем правильная. Гораздо важнее изменить образ жизни и влиять на производство через предпочтение тех товаров, при производстве которых наносится наименьший ущерб окружающей среде. И еще пример. Как мы ни стараемся уменьшить расход бензина в автомобилях, возрастает их количество и длина пробега, так что все усилия сводятся на нет”.

Как работает мусоросжигательный завод в Германии?

В Татарстане идет полным ходом дискуссия о постройке мусоросжигательного завода. У населения много вопросов, много страхов: зачем нужен вообще мусоросжигательный завод? Какой мусор он может принимать, а какой — нет? Правда ли, что МСЗ выделяет в атмосферу вредные вещества? Правда ли, что МСЗ уже морально устарели и в Европе пользуются более передовыми способами?

Боясь возможных вредных выбросов мусорного завода и отказываясь поэтому от его постройки, нужно задуматься о возможных альтернативах, а также о ситуации, которую мы имеем сегодня.

Наверное, мало кто будет спорить с тем, что cбрасывать мусор на свалки, предоставляя его самому себе, намного вреднее. Он горит, но безo всяких фильтров; он выделяет вредные вещества в подземные воды. Никто не производит никаких замеров и не может управлять выделениями свалки, никто не следит за тем, в какие химические реакции вступает мусор. Кстати, свалки запрещены в Германии с 2005 года, биомусор компостируется, а остаточный мусор сжигается.

Кафе там, правда, не было, но любоваться панорамой города ничто не мешало.

Один из крупнейших МСЗ нашего региона находится в самом центре Нюрнбергa. Этот завод работает с 2002 года и успешно продолжаeт работать дальше. Время от времени они устраивают для населения дни открытых дверей, когда любой желающий может посетить завод. Я лично сунула нос в каждый цех, a также поднялась на крышy мусоросжигательного завода. Кафе там, правда, не было, но любоваться панорамой города ничто не мешало. На момент завершения постройки в 2002 году весь проект стоил 475 миллионов немецких марок (243 млн €). На само строительство и установленную технику пришлось 67% расходов, остальное — расходы на планирование и других затрат по проекту. Годовая эксплуатация обходится примерно в 43 млн евро, из которых примерно половина затрачивается на выплату взятых на строительство кредитов, а также на амортизацию. Остальная сумма расходуется на обеспечениe работы технического оборудования и персонала, а также покрывает расходы на средства производства, энергии, утилизации отходов и другое. Загруженность фабрики планировалась при постройке в объеме 205 000 тонн сжигаемого мусора в год. Путем оптимизации процессов эксплуатации и технического обслуживания станции стало возможным перерабатывать около 230 000 тонн отходов в год.

В Нюрнберге уже в 60х годах пришли к тому, что необработанный мусор нельзя просто скидывать на свалку и что его термическая обработка представляет собой лучшую альтернативу. Так заложилась традиция экологического избавления от отходов.

МСЗ — это комплекс, который не только сжигает мусор, но и поставляет теплоэнергию, а также производит материалы, которые используются на стройках и в промышленности.

КАК РАБОТАЕТ МЗС

Полные мусоровозы въезжают прямо на фабрику, в помещение доставки мусора; подъезжают вплотную к граничащему с ним мусорному бункеру и вываливают туда свой мусор. Далее машины отъезжают, ворота закрываются. Железная “рука”, которая может двигаться вверх и вниз, а также в стороны, перемешивает мусор, пытаясь достичь его однородности: так он лучше горит. Через стеклянные стены, а также камеры за процессом следит ответственный сотрудник, он же управляет машинами.

В Нюрнберге уже в 60х годах пришли к тому, что необработанный мусор нельзя просто скидывать на свалку.

“Рука” транспортирует мусор в воронку котла, откуда он попадает непосредственно в камеру горения. Образующиеся шлаки падают в водяной бассейн; охлажденные, они попадают в шлако-бункер. В дальнейшем из шлака выделяются металлы, неметаллы и несгоревшие части. Далее в работу вступают многочисленные фильтры, которые освобождают дымовые газы от вредных веществ. Работа фильтров занимает львиную долю всего процесса, а сами фильтры составляют более половины объема самой фабрики.

После сгорания мусора остаются твердые остатки:

  • шлак (зола, стекло, керамика, камни, связанные тяжелые металлы)
  • металлолом
  • летучие золы (зола, пыль, связанные тяжелые металлы)

На стадии очистки отработанных газов формируется жидкий соляной раствор, в котором связывается значительная часть вредных веществ, содержащихся в отходах (в основном тяжелые металлы). Из содержащихся в отходах соединений серы, на стадии очистки отработанных газов извлекают гипс.

Что происходит с оставшимися материалами?

  • шлак: используется в качестве строительных материалов в наземных и подземных стройках.
  • металлы: используются в металлургической промышленности
  • летучие золы и насыщенные раствором соли: используются в индустрии добычи соли.
  • гипс: эксплуатация в строительной отрасли

Отработанныe газы очищаются сложной системой фильтров.

Всех интересует вопрос, опасен ли МСЗ, ведь при сгорании мусора выделяются вредные для здоровья человека и окружающего мира вещества? Да, вещества выделяются, это обычный химический процесс, но именно поэтому отработанныe газы очищаются сложной системой фильтров. Из трубы выходит oтработанный газ, который содержит в основном образyющийся при сгорании углекислый газ (СО2). Далее в отработанном газе находится часть не участвующего в сгорании кислорода (O2) и азот (N2). Содержащийся в выхлопных газах водяной пар (H2O) конденсируется сразу же после выхода из трубы и часто виден издалека как безобидное облако. Вредные вещества выделяются из газа в системе его очистки еще до выхода в трубу, так что в газе, который выходит в атмосферу, эти вещества имеют значения ниже допустимых пределов.

Примерно 60% горючих материалов в отходах имеют биогенное происхождение и, таким образом, рассматривается как биомасса (например, бумага, дерево, растительные или животные отходы). Эти вещества не выделяют при горении дополнительного углекислого газа. Благодаря использованию домашнего мусора для выработки тепловой энергии вместо ископаемого топлива (уголь, нефть, природный газ) экономится 60% выделений углекислого газа.

Также проблему могут представлять токсичныe диоксины и фураны, которые содержатся в привезенных отходах. Oни сначала полностью разрушаются в печах. При неблагоприятных условиях из исходных веществ этих токсинов в выхлопных газах повторно образуются небольшие количества диоксинов и фуранов. В расположенном далее фильтре с активированным углем эти вредные вещества удаляются из отработанного газа до в большинстве случаев не обнаруживаемых следов.

КАК КОНТРОЛИРУЕТСЯ СОБЛЮДЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ ВЫБРОСОВ

Предельные значения выделяемых веществ закреплены законодательно и подвергаются постоянному многоступенчатому контролю. Свежие данные публикуются и в интернете, например, уже сейчас любой может посмотреть, каковы были выбросы в январе 2017 года и соблюдались ли предельные значения. Непосредственно перед трубой установлены измеряющие приборы, которые круглые сутки регистрируют данные для каждого котла в отдельности, оценивают их и сохраняют. Данные других веществ, содержащихся в отработанном газе, которые нельзя зарегистрировать непрерывным наблюдением, проверяются регулярными однократными измерениями. Обо всех результатах пишутся отчеты, которые предоставляются контролирующим органам — правительству средней Франконии в городе Ансбах и Ведомству по охране окружающей среды в Аугсбурге.

ЗАЧЕМ РАЗДЕЛЯТЬ ОТХОДЫ, ЕСЛИ ОНИ БУДУТ СЖИГАТЬСЯ

Эксперты едины: все отходы, которые могут быть переработаны экологически и экономически целесообразно, должны быть отделены от горючих остаточных отходов. Населению предоставляется много возможностей: это и вывоз биологических отходов, “желтый мешок” для пластика, сбор макулатуры, отходов стекла, старой одежды, пункты сбора для электроприборов, переработки материалов и крупногабаритных отходов.

МОЖНО ЛИ САМОМУ ПРИВЕЗСТИ ОТХОДЫ К МСЗ

Предприятия могут привезти отходы в соответствии с действующими законодательными требованиями непосредственно к мусоросжигательному заводу в Нюрнберге или нанять для этого профессиональный, допущенный для этих целей транспорт. Частные лица должны доверить транспортировку мусора профессиональным сборщикам. В качестве альтернативы они могут сдать мусор в центрах утилизации. Прямая поставка к мусоросжигательной фабрике для частных лиц не представляется возможной.

ГОРИТ ЛИ МУСОР САМ ПО СЕБЕ

Да! Отходы имеют среднюю удельную теплоту сгорания 10.500 кДж/кг, что примерно соответствует удельной теплоте сгорания бурого угля. Это значит, что при сжигании мусора образуется столько же теплоты, сколько при сжигании бурого угля. Однажды подожженный, мусор горит самостоятельно, с позитивным энергетическим балансом. МСЗ Нюрнберга работает в качестве электростанции и производит полезную энергию. Другие виды топлива, такие как уголь, нефть или газ не должны добавляться в процессе сжигания мусора.

Как нам объяснял на дне открытых дверей ответственный по цеху сжигания: важно изначально установить высокую температуру горения с помощью газа и других горючих веществ, и только потом добавлять мусор. Домашний мусор часто влажный, поэтому горит плохо. Для лучшего горения к нему добавляют индустриальный мусор, все хорошо перемешивают. МСЗ Нюрнберг предает огню даже медицинские отходы местных больниц: завод может обеспечить необходимые для этого высокие температуры, а также обладает необходимыми фильтрами для безопасного сжигания.

ВСЕ ЛИ ПОСТАВЛЯЕМЫЕ ОТХОДЫ ГОРЯТ

Отходы состоят в основном из горючих компонентов: например, органические отходы, которые не выбрасываются в обычный биомусор, а также бумага, дерево и пластиковые отходы, которые не могут быть переработаны. Но в отходах содержится и негорючий материал. Эти инертные материалы проходят термический процесс в значительной степени незатронутыми: зола, стекло, керамика, камни, металлы. Или превращаются в газы, например, в водяной пар.

КАК ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ТЕПЛО, ВЫДЕЛЯЕМОЕ ПРИ СЖИГАНИИ

Мусоросжигательный завод Нюрнберга использует систему когенерации (процесс совместной выработки электрической и тепловой энергии — “Idel.Реалии”). Полученную при сжигании мусора тепловую энергию применяют в производстве пара. Рядом с заводoм находится электростанция Sandreuth, в которую встроена турбина для использования пара, получаемого от сжигания мусорных отходов. МСЗ отдает электростанции практически весь выработанный пар. Совместная работа электростанции и завода является наиболее выгодной в целях оптимального использования энергии, произведенной на месте.

ЕСТЬ ЛИ В ОКРУГЕ МСЗ ЗАПАХИ

Закрытый зал доставки мусора и бункер для отходов являются единственными местами, где отходы сбрасываются или хранятся на открытом воздухе. Воздух из этих двух больших помещений забирается для сжигания отходов, т.е. находится под пониженным давлением и запахи отходов не проникают наружу.

СКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК РАБОТАЕТ НА МСЗ

МСЗ обеспечивает 90 рабочих мест. Более половины сотрудников посменно выполняют текущие работы завода. Есть также участки технического обслуживания (с механической и электрической мастерской), приемки отходов, оперативной логистики, хранения и управления.

КАК ФИНАНСИРУЕТСЯ РАБОТА MСЗ?

Расходы МСЗ покрываются в основном за счет платы за сжигание остаточных отходов. Также доход приносит, например, подача пара к соседней электростанции Sandreuth. При доставке мусора на МСЗ Нюрнберг взымается сбор в размере 14,80€/100 кг. Это часть платы, которую домохозяйства отдают за вывоз и переработку мусора. Для частных домохозяйств многих городов и районов Германии плата за мусор рассчитывается в зависимости от объема мусорного бака. Например, за 60-литровый бак остаточного мусора домохозяйство хозяйство в Нюрнберге платит 2,94€ в неделю. Однако сюда входят, помимо расходов на транспортировку и сжигание остаточного мусора, также расходы на другие услуги мусорщиков: например, транспортировка биомусора, бумаги, стекла, старой одежды, проблемного и крупногабаритного мусора.

Каждый из нас может внести свой вклад: отказаться от пластиковых пакетов.

МСЗ Нюрнберг работает без перерыва, 365 дней в году. В течении 30 недель работают все три мусоросжигательныe линии, в оставшееся время одна из мусоросжигательных линий закрывается для планового технического обслуживания и ремонтных работ. Работа только одной мусоросжигательной линии или даже простой всей системы, как правило, не предусмотрены.

Конечно, идеал — это производить как можно меньше мусора. Каждый из нас может внести свой вклад: отказаться от пластиковых пакетов, заменив из бумажными или многоразовыми сумками; покупать молоко и сок в стеклянных бутылках, а не в пакетах, делать самим йогурт и кефир. Чинить вещи, вместо того, чтобы выбрасывать их и покупать новые. На втором месте по экологичности стоит переработка мусора и только потом — сжигание. Сжигание, с соблюдением всех установленных норм, экологичнее свалки — здесь эксперты единодушны.

Источник: при подготовке материала была использована информация, предоставленная МСЗ Нюрнберг.

Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения автора

Догнать Германию, или Зачем немцам в кухнях три ведра

Сколько лет понадобилось ГДР, чтобы приучиться к сортировке, во сколько обходится сдача пластиковой бутылки и как Германия приучает мигрантов не мусорить где попало.

Процент переработки мусора в германии
Одним из пунктов программы была встреча с главой департамента по природоохранной политике, утилизации бытовых отходов и защиты климата Берлина Михаэлем Тильке, который рассказал о системе утилизации отходов в рамках городского хозяйства

В ГЕРМАНИИ МУСОРОМ ЗАНИМАЮТСЯ ЭКОЛОГИ, А В РОССИИ — СТРОИТЕЛИ И КОММУНАЛЬЩИКИ

Мои партнеры в Германии разработали для меня многоплановую программу пребывания. В Берлине мне показали традиционную немецкую квартиру — одну из точек, где образуются твердые коммунальные отходы, а также продемонстрировали дворовую контейнерную площадку. Кроме того, были интересные экскурсии в города Шверин и Росток с посещением завода по производству полиэтиленовой крошки из отходов и крупного предприятия по сортировке отходов. Но начать свое повествование хотелось с другого.

Одним из пунктов программы была встреча с главой департамента по природоохранной политике, утилизации бытовых отходов и защиты климата Берлина Михаэлем Тильке, который рассказал о системе утилизации отходов в рамках городского хозяйства. Как видно из названия возглавляемого им ведомства, у него очень широкие функции, завязанные на экологической проблематике. И если у нас в республике сфера обращения с отходами относится к ведению министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ, то в Берлине контроль за развитием данной сферы находится в сфере полномочий экологического ведомства.

Сложно сказать, чей подход более обоснован — наш или немецкий, наверное, в этом и проявляются различия в понимании вопроса. Очевидно одно: для немцев борьба с бытовым и прочим мусором — это не обычная коммунальная проблема, а актуальная задача в масштабах всей экологической политики.

Беседа с господином Тильке запомнилась не только демократичным и доброжелательным форматом общения, но и множеством полученной полезной информации. Выяснилось, что в Германии сфера обращения с отходами регулируется нормативными актами трех уровней.

Важнейшие принципы формируются общеевропейскими нормами. К примеру, вопрос сортировки отходов регулируется прежде всего нормами Евросоюза, хотя они носят во многом рамочный характер. В разных странах ЕС степень внедрения раздельной сортировки отходов различна. В Германии она достаточно высока, так как без этого невозможно достичь высокой степени переработки отходов. Немцы очень внимательно относятся к вопросу рационального использования земли и иных ресурсов, поэтому там не встретят понимания инициативы, предполагающие наиболее простое и привычное для нас решение — захоронение отходов на полигонах.

Более детальная проработка вопросов обращения с отходами регулируется нормами национального законодательства, а также земельного (то есть на уровне субъектов немецкой Федерации), где отражена региональная специфика. Поскольку Берлин по своему статусу приравнен к федеральным землям, городские власти в рамках своих полномочий также активно участвуют в этом процессе.

МУСОРОВОЗЫ ЕЗДЯТ НА ГАЗУ ОТ ОРГАНИЧЕСКИХ ОТХОДОВ

Как сообщил мне Тильке, в Германии в среднем уровень переработки отходов достигает 80%, хотя ее глубина различна в зависимости от фракции. Около 20% составляют отходы, которые сжигаются на мусорных заводах либо подлежат депонированию, то есть захоронению на полигонах. При этом на один крупный город, как правило, приходится один мусоросжигательный завод либо полигон захоронения. Конечно, в городах-мегаполисах типа Берлина таких объектов может быть больше. Однако особенность Германии в том, что там население в целом довольно равномерно распределено по всей стране, за исключением некоторых районов, отличающихся высокой степенью урбанизации (например, Рурский бассейн). Такая компоновка позволяет сравнительно планомерно рассчитывать мощности, задействованные в обращении с отходами. Например, плотность размещения полигонов или мусоросжигательных заводов такова, чтобы расстояние от крайней точки вывоза отходов к заводу или полигону не превышало 50 километров. Этот норматив возник не случайно — оптимальный размер транспортного плеча рассчитан с учетом норм рентабельности производства по утилизации отходов, а также иных требований (дорожных, экологических и т. п.).

Особый случай — это органические отходы, которые депонируются на соответствующих полигонах, предусматривающих возможность сбора выделяемого биогаза. В Берлине этот биогаз затем используется в качестве топлива для мусоровозов.

Что касается мусоросжигательных заводов, то, несмотря на их сравнительно высокую энергоемкость, они тем не менее кроме тепла также вырабатывают и электроэнергию, которая затем поставляется в общую сеть. При этом, чтобы избежать конфликта интересов с компаниями, поставляющими тепло и электроэнергию от угольных ТЭЦ (в Берлине, как ни странно, высока доля ТЭЦ, работающих именно на угле, а не на газе), энергия и тепло от мусоросжигательного завода направляется в районы новой застройки.

Кстати, отходы, поступающие для сжигания, в обязательном порядке проходят процедуру сортировки.

Процент переработки мусора в германии
Внедрение мусоросортировки в Германии началось еще в 1960-х годах

ГДР ПОНАДОБИЛОСЬ 10 ЛЕТ, ЧТОБЫ ДОГНАТЬ ЗАПАДНУЮ ГЕРМАНИЮ ПО ВНЕДРЕНИЮ МУСОРОСОРТИРОВКИ

Внедрение мусоросортировки в Германии началось еще в 1960-х годах. Причем если в Западной Германии до объединения страны этот процесс получил более широкое распространение, то в социалистической ГДР раздельный сбор отходов существовал скорее как дополнение к традиционному методу.

Там, кстати, как и у нас, было возведено большое количество многоэтажных домов с мусоропроводами. На мой вопрос, как они решили эту проблему с учетом требований по раздельному сбору отходов, Тильке ответил, что все мусоропроводы были закрыты в первую очередь по санитарным соображениям. Мусоропроводы и у немцев, отличающихся повышенными требованиями в сфере чистоты, были источниками распространения различной заразы. Тем не менее это решение позволило начать более широкое внедрение раздельного сбора отходов на территории бывшей ГДР, понадобилось около 10 лет, чтобы в целом преодолеть отставание в этой сфере от Западной Германии.

Кстати, на мой вопрос о том, сколько времени нужно для создания аналогичной системы в России, Тильке предположил, что около 10 – 15 лет при условии наличия соответствующей воли со стороны государства и самого общества.

Особый интерес у меня вызывал вопрос тарифов на вывоз мусора — в какой степени они регулируются. Как выяснилось, система тарифов формируется не на рыночной основе, а устанавливается властями, поскольку это политический вопрос. При этом присутствуют стимулирующие факторы. То есть если во дворе какого-либо дома отсутствуют контейнеры для сортировки, то тариф на вывоз повышенный. В случае использования раздельной сортировки отходов тарифы, соответственно, понижаются. Решение об этом принимаются на уровне домовых управленческих структур — аналогов наших ТСЖ и управляющих компаний. Учитывая склонность немцев считать деньги, внедрение раздельной сортировки отходов приобретает массовый характер.

Процент переработки мусора в германии
«Контейнеры, которые мы устанавливаем в Набережных Челнах в рамках экологической акции «Зеленая улица»

Кстати, я показал Тильке наши контейнеры, которые мы устанавливаем в Набережных Челнах в рамках экологической акции «Зеленая улица». И они произвели на него большое впечатление.

КУХНЯ НЕМЕЦКОЙ СЕМЬИ ОЧЕНЬ ПОХОЖА НА КУХНИ В ЛЕНИНГРАДСКИХ ТРЕШКАХ

Мое практическое знакомство с системой организации и управления процессом сбора, сортировки, утилизации и захоронения отходов началось с посещения рядовой берлинской квартиры в западной части города. Мне показали многоквартирный пятиэтажный дом послевоенной постройки с утилитарной, ничем не примечательной архитектурой. Дом имеет пять подъездов, по две квартиры на каждом этаже — всего 50 квартир.

Партнеры продемонстрировали мне стандартную трехкомнатную квартиру площадью до 70 квадратных метров, в которой проживает семья Кленовски (вероятно, немцы с польскими корнями) из четырех человек: престарелых родителей и взрослых детей — дочери и сына. Семья проживает в этой квартире на условиях социального найма с 1990 года.

Кухня очень похожа на наши в трешках ленинградского проекта — удлиненные с площадью в 10 квадратных метров. Кухонные отходы разделяют на три части. В одно ведро (у наших хозяев оно было черным) складывались все пищевые отходы, а также использованные бумажные салфетки (напомним, что бумага, смешанная с пищевыми отходами, не годится для дальнейшей переработки). Второе ведро (голубое) предназначено для бумаги и картона. Третья категория кухонного мусора — это обладающие потенциалом переработки фольга, пленка и различные виды упаковки из этих материалов.

В каждом дворе существует огороженная зона для мусорных контейнеров. Как можно догадаться, их тоже три — по числу ведер в каждой кухне. Цвет самого контейнера может быть черным, но если он предназначен для бумаги, то крышка у него будет обязательно голубая. Емкости для упаковки имеют желтые крышки. Пищевые отходы складируются в полностью черные контейнеры.

Процент переработки мусора в германии
На каждый контейнер наклеивается информационный плакат, где указано, для какой категории отходов он предназначен

Кроме того, на каждый контейнер наклеивается информационный плакат, где указано, для какой категории отходов он предназначен. Впрочем, в других местах для избегания ошибок цвет контейнеров полностью соответствует категории отходов.

Особую группу кухонных отходов составляют пластиковые и стеклянные бутылки, которые можно сдать и получить за них деньги. Практически в каждом немецком супермаркете установлены автоматы, принимающие такую тару. Автомат сам распознает тип тары, фиксирует количество и выдает чек, в котором указана общая сумма. Каждая пластиковая бутылка стоит 25 центов, каждая стеклянная — 8 центов. С этим чеком человек подходит к кассе, где ему выдают ту сумму денег, которая указана в чеке.

В Германии нет проблем со сдачей гражданами люминесцентных и энергосберегающих ламп, содержащих в себе вещества повышенной опасности и требующих особых условий утилизации. В каждом магазине, торгующем электротоварами, садовым инвентарем, различными хозяйственными товарами, установлены специальные картонные контейнеры, куда немцы складывают эти лампы. Затем они отвозятся на утилизацию.

Процент переработки мусора в германии
В каждом магазине, торгующем электротоварами, садовым инвентарем, различными хозяйственными товарами, установлены специальные картонные контейнеры, куда немцы складывают отслужившие свой срок люминесцентные и энергосберегающие ламп ы. Затем их отвозят на утилизацию

Еще один пример, достойный подражания. В немецких городах и поселениях повсеместно существуют так называемые «зеленые площадки» — места для сбора различных отходов, пригодных для переработки (recyclinghof). Как правило, это огороженная территория, разделенная на секторы, предназначенные для складирования различных типов отходов. Это могут быть как обычные коммунальные отходы — бумага, пластик, либо древесина, или же крупногабаритный мусор (мебель и прочее). Эти площадки используют для вывоза мусора, который нельзя утилизировать на условиях стандартной раздельной сортировки отходов (мебель, строительный мусор), либо сюда свозят различные виды отходов с дачных участков. При этом сдача отходов на такие площадки не предполагает получение за них денег. Сами площадки принадлежат либо муниципалитетам, либо частным структурам.

КАК НЕМЦЫ УЧАТ МИГРАНТОВ МУСОР СОБИРАТЬ

Понятно, что создание такой продуманной системы утилизации отходов — это длительный и сложный процесс. Нужно учитывать еще и особую рачительность немцев и многих других европейских народов, которая предполагает высокую степень ответственности в исполнении утвержденных правил. Однако и здесь не без проблем.

Германия — это страна с большим количеством мигрантов. Сегодня это утверждение звучит особенно актуально. И понятно, что люди, приехавшие из далеких регионов, с иными культурными ценностями, бытовыми особенностями не всегда готовы сразу же принять те правила, которые существуют на немецкой земле. Сложно приучить к раздельной сортировке отходов выходцев из стран, где мусор является неотъемлемой частью среды обитания (Африка, многие страны Азии). Тем не менее и здесь не все безнадежно.

Немцы в хорошем смысле зациклены на принципах информированности. Обычная жизнь гражданина Германии сопровождается большим количеством правил и инструкций, которые, может быть, не всегда, не везде и не всеми соблюдаются. Но очень важно при этом, чтобы человек имел возможность получить информацию, например, о той же раздельной сортировке отходов.

Процент переработки мусора в германии
На улицах немецких городов можно встретить множество информационных стендов с указателями пунктов раздельной сортировки отходов

С этой целью выпускается большое количество различных буклетов, информационных листков, в которых дается разнообразная информация: принципы раздельной сортировки, адреса расположения «зеленых площадок», расписание движения мусоровозов. На улицах города можно встретить множество информационных стендов с указателями.

Учитывая многонациональный характер жителей немецких городов, в буклетах важнейшие правила сбора и утилизации отходов прописаны на основных языках — немецком, турецком, русском, английском, польском, арабском (исходя из порядка, видно, что русский язык является вторым по степени распространения среди мигрантов). И такой подход абсолютно логичен. Ведь нельзя требовать от человека исполнения правил, предварительно не познакомив его с их содержанием.

Николай Атласов, директор ООО «ПромИндустрия»

Окончание следует.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий