Самый большой нефтеперерабатывающий завод в россии

Каждый год Россия добывает около 550 миллионов тонн нефти, из которых чуть меньше половины идет на экспорт без переработки. В отличие от газовой отрасли, где есть один монополист и один способ доставки топлива, в нефтянке все сложнее, причем участники рынка постепенно меняются, а конкуренция между трейдерами нарастает.

В 2017 году средняя цена Urals выросла на 26,6% по отношению к 2016 году (53,03 долл./барр. в 2017 году, 41,9 долл./барр. в 2016 году).

В 2017 г. на переработку в России поступило 284,3 млн тонн нефти (-0,3%).

В декабре в России добывали в среднем 10,582 млн баррелей нефти в сутки, в ноябре – 10,582 млн, в октябре – 10,529 млн.

Добыча нефти в сентябре-декабре 2017 года сократилась на 2,2% относительно аналогичного периода прошлого года. Вслед за падением добычи сокращался и экспорт (–2,4% за сентябрь-декабрь 2017 года). Данный спад в первую очередь связан с выполнением обязательств в рамках соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи и мониторингу экспорта нефти. Действующая договоренность была продлена в ноябре на весь 2018 год.

В странах ОПЕК в декабре добывали 32,416 млн баррелей нефти в сутки, в ноябре – 32,416 млн, в октябре – 32,560 млн [1] .

Абсолютный максимум по добыче в СССР был показан в 1988 г. на уровне 11,07 млн баррелей в сутки. Тогда помимо РСФСР весомый вклад в добычу вносили также такие республики, как Казахская ССР, Азербайджанская ССР, Туркменская ССР и Узбекская ССР.

В сентябре 2015 года Россия установила новый рекорд по нефтедобыче за постсоветский период – уровень добычи, по данным Министерства энергетики РФ, составил 10,74 млн баррелей в сутки. Это на 0,4% (30 тыс. баррелей в сутки) выше показателей августа 2015 года. Прежний максимум был показан в марте 2015 года на уровне 10,71 млн баррелей в сутки [2] .

В целом сентябрьские показатели России по добычи нефти стали наиболее высокими за весь период после распада СССР.

По оценкам экспертов Deutsche Bank, которые приводит издание Wall Street Journal, по итогам 2015 года в России, скорее всего, также будет поставлен новые рекорд по среднегодовому уровню добычи: по прогнозам нефтедобыча в 2015 г. составит 10,6 млн баррелей в сутки по сравнению с прежним постсоветским рекордом в 10,58 млн баррелей в сутки, который был показан в 2014 г.

В 2013 году Россия была крупнейшим производителем нефти в мире, опережая Саудовскую Аравию, ближайшего конкурента, на миллион баррелей в сутки.

В 2013 году Россия установила новый годовой рекорд по добыче нефти, превзойдя все лучшие показатели индустрии с начала 1990-х годов. Об этом заявил министр топлива и энергетики России Александр Новак. По словам министра, объем добычи составил 523,2 миллиона тонн, что на 4,5 миллиона больше, чем в 2012 году [3] .

Новак отметил, что по прогнозу социально-экономического развития страны предполагал объем добычи нефти на уровне 505-510 миллионов тонн. Он добавил, что прирост минувшего года был обеспечен в том числе благодаря поправкам в налоговое законодательство России, стимулирующим добычу трудноизвлекаемых запасов.

Одной из составляющих данного роста стала работа «Роснефти» на Ванкорском месторождении в Красноярском крае, где компания сумела существенно нарастить добычу. Кроме того, больше нефтяного сырья стал производить «Газпром».

Газовая реформа, сделавшая «Газпром» монополистом в сфере экспорта газа, упростила отношения между ним и другими газовыми компаниями донельзя: с середины 2000-х годов последние должны продавать топливо «Газпрому», а тот, используя свою систему магистральных газопроводов, отправляет его на экспорт. В нефтяной отрасли тоже есть свой трубопроводный монополист — «Транснефть», но он саму нефть у производителей не выкупает, а только берет плату за транзит (январь 2013 г). С одной стороны, это позволяет нефтяникам получить дополнительную прибыль, с другой — вынуждает их искать клиентов самостоятельно.

Поскольку основные добывающие активы российских компаний находятся в Тюменской области и Ханты-Мансийском автономном округе, то есть в тысячах километров от основных экспортных путей, до границы топливо доставляется главным образом через трубопроводные системы «Транснефти». По данным на 2011 год, из всего экспорта российской нефти в 242 миллиона тонн «Транснефть» перекачала по своим трубам почти 208 миллионов тонн, то есть 86 процентов от общего объема.

Остальное сырье компании доставляют до границы самостоятельно. Как правило, речь идет о тех случаях, когда нефтяники управляют экспортным коридором — например, портом. Так, на январь 2013 года «Роснефть» продает часть нефти из Тимано-Печерской нефтегазоносной провинции через принадлежащий ей перевалочный комплекс в Архангельске, а топливо с проекта «Сахалин-1» экспортируется через порт Де-Кастри (Хабаровский край). Он принадлежит консорциуму разработчиков «Сахалин-1», то есть «Роснефти», американской ExxonMobil, японской Sodeco и индийской ONGK. «Лукойл» экспортирует более пяти миллионов тонн нефти в год через морской терминал в поселке Варандей (Тимано-Печора) и порт Светлый (Калининградская область) [4] .

Экспорт нефти из России сократился в 2017 г. на 0,9% в годовом выражении до 252,6 млн тонн, сообщает Росстат.

Доля нефти в составе российского экспорта составила в 2017 г. 26,1%, в экспорте топливно-энергетических товаров – 44,1% (в 2016 г. – 25,8% и 44,4% соответственно).

Средняя экспортная цена на российскую нефть составила к декабрю 2017 г. $435 за 1 тонну (106,3% к ноябрю 2017 г.), цена на нефть Urals – $464,4 за 1 тонну (102,6% к ноябрю 2017 г.).

Экспорт нефти в натуральном (неденежном) выражении в последние годы медленно сокращается. В 2012 году Россия экспортировала чуть меньше 240 миллионов тонн нефти, из которых более 210 миллионов шло в дальнее зарубежье. Сокращение экспорта связано с тем, что российская экономика растет и требует все больше топлива. К тому же власти России выступают за то, чтобы хотя бы первичная переработка нефти происходила внутри страны.

Ранее власти России надеялись на сохранение объемов рекордного экспорта. По прогнозам Минэнерго, в 2012 г. он должен был сохраниться на уровне 2011 г. или даже немного вырасти до 250 млн т.

Примечательно, что рейтинги крупнейших добывающих компаний России и крупнейших экспортеров (если судить по данным «Транснефти») совпадают не полностью. Первое место и в том, и в другом рейтинге занимает «Роснефть», а вот второй по объему экспорта является ТНК-ВР — третья по величине добывающая компания страны. На долю двух этих корпораций в 2012 году пришлось 90,1 миллиона тонн экспортированной нефти, или 38 процентов от общего объема. С учетом того, что «Роснефть» в 2013 году завершит поглощение ТНК-ВР, на долю госкомпании придется более трети всего отечественного экспорта нефти [4] .

«Лукойл», вторая по величине нефтяная компания России, по экспорту не входит даже в тройку. Из-за высокого объема переработки внутри страны «Лукойл» экспортирует меньше 25 миллионов тонн, уступая по этому показателю «Сургутнефтегазу» (26,7 миллиона тонн в 2012 году). Впрочем, указанные данные не учитывают экспорта «Лукойла» по каналам «Транснефти», то есть фактически к цифрам частной компании стоит добавить еще как минимум пять миллионов тонн.

Добыча нефти до 2020 г., в рамках соответствующей стратегии развития для нефтяной отрасли, хоть и стабилизируется на уровне 505-510 млн т, но позволит увеличить экспорт до 270 млн т главным образом за счет увеличения глубины переработки нефти на внутреннем рынке.

По данным Министерства энергетики РФ в 2011 г., экспорт нефти из России немного сократился (на 1,3%) и составил 241,8 млн т, исходя из того, что за 2011 год было добыто 511 млн т, можно сделать вывод, что из страны вывозилась почти половина всей добытой нефти.

Основу экспорта нефти из России составляет перевалка через морские порты, откуда танкеры развозят топливо по всему миру. В стране сложились два основных центра экспорта — Балтика и порты Черного моря. В 2011 году «Транснефть» транспортировала в сторону Новороссийска 43 миллиона тонн нефти, в сторону Приморска (Ленинградская область) — более 71 миллиона тонн. Приблизительно по 15 миллионов тонн в год отправляется на Дальний Восток в порт Козьмино. В 2012 году также началась отгрузка нефти по Балтийской трубопроводной системе-2 с конечной точкой в порту Усть-Луга (Ленинградская область) с мощностью в 30 миллионов тонн. Правда, стопроцентной загрузки Усть-Луги в 2012 году ждать не стоит — за 10 месяцев через порт было перевалено чуть меньше 11 миллионов тонн нефти [4] .

Еще один важный экспортный канал — трубопроводы. Они были построены по большей части в советское время и сейчас доходят до границ многих стран СНГ. Уже полвека и нефтепроводу «Дружба», который был задуман для транспортировки нефти в страны соцблока и сейчас доставляет топливо в Германию и Польшу. Всего «Дружба» помогает отправить в Европу более 60 миллионов тонн нефти ежегодно.

Новым трубопроводным направлением для «Транснефти» в последние годы стал Китай, который получает нефть по ответвлению от трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», идущего от Сковородино в Амурской области. По данным самой госкомпании, объем поставок в Китай по нефтепроводу в 2011 году составлял почти столько же, сколько покупают по «Дружбе» Чехия, Словакия и Венгрия вместе взятые (более 15 миллионов тонн) [4] .

По России нефть путешествует не только по трубопроводам, но и по железной дороге, однако объемы таких перевозок постепенно сокращаются (январь 2013 г), а на экспорт нефть в цистернах, судя по данным «Транснефти», не идет с 2009 года [4] .

Российская нефть каждый год доставляется в десятки стран мира — от государств Западной Европы до Японии и США. Правда, в большинстве случаев доставка до конечных потребителей — не забота самих компаний. Дело в том, что когда речь заходит об экспорте нефти в дальнее зарубежье, они предпочитают работать с трейдерами, которые выкупают у них топливо и сами реализуют его на рынке. Это снижает доходность бизнеса, но страхует россиян от внештатных ситуаций. Например, если где-то в Европе закрылся нефтеперерабатывающий завод, пользовавшийся российской нефтью, то это становится головной болью трейдера, а не производителя.

Выбор между трейдером и прямыми поставками актуален для компаний, у которых нет собственных трейдеров. Так, «Роснефть» создала своего трейдера, зарегистрированного в Швейцарии, только в 2011 году, а вот «Лукойл» работает через свою стопроцентную дочку Litasco уже больше десяти лет (январь 2013 г). При этом объемы торговли Litasco не ограничиваются нефтью и нефтепродуктами «Лукойла»: по официальным данным компании, в 2011 году она закупила «на стороне» 20 миллионов тонн нефти и 37 миллионов тонн нефтепродуктов [4] .

Еще сложнее получить информацию о независимых от добывающих компаний трейдерах. Официально публиковать структуру экспортных поставок не должны даже торгующиеся на бирже компании. В свою очередь, сами трейдеры также не спешат делать доступной хоть какую-либо отчетность. Например, трейдер Sunimex занимает лидирующее положение в поставках российской нефти по трубопроводу «Дружба» в Германию, но детали его бизнеса остаются в тени. Единственное, что про Sunimex можно сказать наверняка, — что им управляет предприниматель Сергей Кишилов.

Даже крупнейший до недавнего времени трейдер российской нефти, поступающей в порты, — компания Gunvor (Гунвор) — и та отчитывается о результатах деятельности, только когда ей это нужно и только в тех объемах, которые считает достаточными. Известно, что продажи Gunvor в 2010 году составили 104 миллиона тонн нефтяного эквивалента, но какова в них доля России — непонятно.

Данные за 2010 год плохо отражают современное положение дел еще и потому, что сильно поменялась сама ситуация на рынке. Если раньше основные экспортные объемы нефти от «Роснефти», «Сургутнефтегаза», ТНК-ВР реализовывала именно компания Геннадия Тимченко, то в 2012-м она неожиданно проиграла несколько тендеров в России. В сентябре 2012 года агентство Reuters сообщало, что объемы торговли российской маркой нефти Urals упали у Gunvor в несколько раз, так как в тендерах «Роснефти», «Сургутнефтегаза» и ТНК-ВР победили его конкуренты: Shell, Vitol и Glencore.

В Gunvor, впрочем, объясняли, что не уходят с российского рынка, а просто меняют концепцию бизнеса: если раньше компанию интересовали долгосрочные контракты, то сейчас трейдер закупает российскую нефть на открытом рынке, где иногда стоимость сырья даже ниже, чем по долгосрочным контрактам. «Роснефти» же, наоборот, выгодно заключить соглашения на несколько лет вперед и получить по ним предоплату. Эти средства можно будет направить на оплату акций ТНК-ВР и, таким образом, не брать дорогостоящий кредит [4] .

Перед самым Новым 2013 годом по Gunvor был нанесен еще один удар: Glencore и Vitol согласовали долгосрочный контракт с «Роснефтью» на 67 миллионов тонн нефти. Это сырье российская компания обязуется поставить трейдерам в течение пяти лет. Иными словами, Glencore и Vitol законтрактовали пятую часть годичного экспорта «Роснефти», идущего через «Транснефть».

Уже в 2013 году выяснилось, что доли между Glencore и Vitol будут распределены неравномерно. По данным того же агентства Reuters, Glencore получит до 70 процентов от общего объема нефти, что сделает его одним из крупнейших или даже самым крупным трейдером российской нефти.

Шансы на то, что российской нефтью в ближайшее время начнет торговать какой-то новый трейдер, невелики: работающие через собственных «дочек» компании будут стараться развивать в первую очередь их, а остальные сотрудничают с нынешними участниками рынка уже много лет и вполне им доверяют. В то же время в самом условном рейтинге крупнейших трейдеров могут происходить изменения, особенно если учитывать, что конкуренция и дальше будет расти хотя бы за счет сокращения количества экспортируемой нефти.

До 2013 года “Роснефть” занималась поставками нефти по трубопроводу «Дружба» в Германию на совместное предприятие BP и «Роснефти», но с 2013 года значение этой компании должно повыситься. Так, в феврале 2013 года стало известно, что «Роснефть» подписала прямой контракт на поставку в Польшу около шести миллионов тонн ежегодно. Аналогичные соглашения были подписаны с Total и Shell, и, как ожидается, в ближайшем времени будет подписано еще одно — с Eni. Правда, объемы закупок Total, Shell и Eni в официальных сообщениях не указываются.

На прямые контракты постепенно переходят не только лидеры рынка, но и все остальные. Так, консалтинговая компания Argus в январе 2013 года сообщала, что «Татнефть» договорилась с польской Grupa Lotos о прямых поставках на Гданьский НПЗ. Правда, официально эта информация не подтверждалась.

Экспортная пошлина на нефть в 2012 году держалась на уровне около 400 долларов за тонну нефти. Это означает, что за счет экспорта государственный бюджет получил только на пошлине на нефть в дальнее зарубежье приблизительно 84 миллиарда долларов (2,5 триллиона рублей). Для сравнения, общие доходы федерального бюджета (включая другие экспортные пошлины и налоги) в 2012 году составили 12,858 триллиона рублей.

При этом экономика России намного менее зависима от экспорта нефти, чем большинство стран – крупнейших экспортеров нефти в мире.

Http://www. tadviser. ru/index. php/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F:%D0%94%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%87%D0%B0_%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B8_%D0%B2_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

Вы, несомненно, слышали, что в Техасе все большое. Это не просто какая-то избитая фраза. Да и говорю я об этом не из-за того, что в Техасе находится компания U. S. Global Investors.

Хотите узнать, насколько большой Техас на самом деле? Тогда давайте сравним его экономику с экономикой России, которая является самой большой страной в мире по площади. Вы, наверное, знаете, что в последнее время о ней очень много говорят в новостях, так что такое сравнение кажется весьма уместным. США только что ввели новые санкции против этой восточноевропейской страны за ее предполагаемое вмешательство в президентские выборы 2016 года, а в начале прошлой недели президент Дональд Трамп предупредил Россию, что американские военные могут в ближайшее время нанести удар по ее союзнице Сирии в ответ на то, что она применила химическое оружие. В пятницу вечером он сдержал свое слово.

Когда появились эти новости, российский рубль резко упал, в отличие от нефтяных цен на марку «Брент» (Brent). Нефть — это главный экспортный продукт России.

Но вернемся к сравнению. Хотя в России живет почти в пять раз больше людей, чем в Техасе, экономика в штате одинокой звезды на 40 миллиардов долларов больше. Соответственно, ВВП на душу населения там тоже намного больше, составляя примерно 58 тысяч долларов. У русских он равен всего 8 700 долларов.

Российская Федерация самая крупная нефтедобывающая страна в мире, которая в январе, по словам министра энергетики, выкачивала из своих недр 10,95 миллиона баррелей в день. Техас тоже не ходит в отстающих, поскольку в январе он довел ежедневный объем добычи почти до четыре миллионов баррелей в день. А с декабря 2017 по февраль 2018 года его нефтегазовая отрасль обеспечила почти 30% роста занятости в штате, о чем сообщил Федеральный резервный банк Далласа.

Но если российская экономика очень сильно зависит от экспорта нефти и нефтепродуктов, то экономика в Техасе многоотраслевая. Этот штат занимает первое место в США не только по добыче нефти, но и по выработке ветровой энергии. Техас обладает мощным сельскохозяйственным сектором, является ведущим центром современных технологий и промышленного производства, авиастроения, биотехнологий и медико-биологических наук. Столица штата Остин медленно, но верно превращается в самый динамичный в США центр киноиндустрии, если не считать Голливуд.

Все это помогло Техасу стать одним из самых быстрорастущих штатов в США. В 2017 году его население увеличивалось на тысячу с лишним жителей в день.

А население России медленно сокращается из-за низкой рождаемости и низкой иммиграции. В начале 1990-х, когда распался Советский Союз, оно достигло своего пика в 148 миллионов. А к 2050 году, согласно имеющимся оценкам, оно сократится до 111 миллионов.

Но есть одна область, в которой Россия опережает Техас. Это коррупция. Если вы думаете, что в Техасе или в любом другом штате есть проблема коррупции, посмотрите на Россию, и вы поймете, что она находится совсем на другом уровне.

Согласно Индексу восприятия коррупции, который составляет организация «Транспэренси Интернешнл», в прошлом году она заняла 135-е место среди 180 стран. Среди восточноевропейских стран ниже нее опустились только Узбекистан, Таджикистан и Туркмения. Организация «Фридом Хаус» в своем последнем анализе дала России такую же критическую оценку, поставив ей 6,61 балла из семи. Оценка «7» ставится «самым недемократичным странам».

Российская мафия настолько хорошо известна и широко распространена, что о ней сняли немало фильмов. Один из лучших — это отличная картина Дэвида Кроненберга «Порок на экспорт», вышедшая в 2007 году.

Рассказав об этом, я должен отметить, что инвесторам пока лучше понижать долю русских активов в своем портфеле и повышать долю западноевропейских. Из-за санкций американцам до 7 мая надо полностью избавиться от российских акций, включая бумаги таких компаний как «Русал», «Эн + Груп» и ГАЗ (Горьковский автомобильный завод). На прошлой неделе сброс их акций велся весьма активно. Российский индекс MSCI Russiа, который оценивает 85% российских акций от общего объема рыночной капитализации, опустился ниже среднего показателя за 200 дней, хотя в четверг снова поднялся на четыре с лишним процента, что стало его лучшим однодневным подъемом за два года.

Ослабление доллара и дефицит в один триллион помогает золоту блестеть

Золото сейчас на ценовом подъеме, но как я рассказывал на прошлой неделе Даниэле Камбоне (Daniela Cambone), это не имеет почти никакого отношения к российской геополитике и даже к страху перед торговыми войнами, которые в последние две недели несколько поутихли. Цена золота реагирует главным образом на ослабление американского доллара. За 30-дневный период он потерял почти 20 базисных пунктов. За год это более 11%.

А еще я думаю, что цену на желтый металл подстегивают опасения по поводу бюджетного дефицита в США и резкое увеличение государственного долга. На этой неделе Бюджетное управление конгресса заявило, что по его оценке, дефицит в текущем году превысит один триллион долларов, а в каждом последующем году с 2019-го по 2028-й будет составлять в среднем 1,2 триллиона. Общая сумма за этот период составит 12,4 триллиона долларов. Таким образом, к концу следующего десятилетия государственный долг может приблизиться к 100% американского ВВП.

Счетчик национального долга США показывает, что в настоящее время государственный долг превышает 21 триллион долларов. Иными словами, это по 174 тысяч долларов на налогоплательщика. Представьте, какие на эту сумму набегут проценты.

Вообще-то Бюджетное управление конгресса уже все посчитало. Хотите верьте, хотите нет, но к 2023 году годовая сумма процентов, выплачиваемая государством, которая становится еще обременительнее из-за повышения ставок, превысит то, что оно тратит на оборону. А мы должны помнить, что оборона — это одна из главных статей расходов в стране, наряду с государственным медицинским обслуживанием, медицинской помощью неимущим и прочими социальными программами.

На прошлой неделе появилось еще больше новостей о долге и дефиците, поскольку конгресс безуспешно попытался в очередной раз внести поправки в конституцию, потребовав сбалансировать бюджет. Но поправка не набрала необходимые две трети голосов.

Наверное, вы скажете, что знаете, к чему я веду. Толковые инвесторы и вкладчики вполне могут увидеть в этом знак того, что часть портфелей надо вложить в активы в «безопасных гаванях», которые в периоды снижения деловой активности удерживали ценностные показатели.

Золото — это один из таких активов, и в такие времена в нем хорошо хранить свои деньги. Как я уже показывал раньше, золото следует за американским государственным долгом с 1971 года, когда президент Ричард Никсон покончил с золотым стандартом. Я всегда рекомендую 10% держать в золоте: пять процентов в слитках и монетах, а еще пять процентов — в высококачественных акциях и облигациях золотопромышленных предприятий, в паевых инвестиционных фондах и в биржевых инвестиционных фондах.

В конце я хочу подчеркнуть одну важную мысль. Важно, чтобы инвесторы помнили о диверсификации, особенно сейчас, когда волатильность больно бьет по котировкам, а геополитическая неопределенность усиливается. Я раньше обсуждал с вами мысли Роджера Гибсона (Roger Gibson) по поводу распределения активов, и считаю, что его стратегия вполне оправдывает себя сегодня, если вы хотите получать хороший доход с поправкой на риск.

Согласно данным исследования Гибсона, портфель, состоящий из американских акций, зарубежных акций, вкладов в недвижимость и ценных бумаг сырьевых компаний, в период с 1972 по 2015 годы давал инвесторам неплохое соотношение риск/прибыль. Такие диверсифицированные инвестиционные портфели давали хороший доход с приемлемым уровнем волатильности по сравнению с теми портфелями, в которых были активы одного, двух или трех видов. Сосредоточившись на одном или двух классах активов, вы можете получить более высокую прибыль, но и рисковать вы будете намного больше. А многие инвесторы на это не согласны.

Мне кажется, эти результаты можно улучшить, если добавить немного бумаг с фиксированным доходом. Это краткосрочные, не облагаемые налогом муниципальные облигации. Такие облигации традиционно дают стабильный доход, причем не только тогда, когда ставки растут, но и когда конъюнктура снижается. За последние 20 лет на рынке было два мощных спада. И в обоих случаях краткосрочные муниципальные облигации инвестиционного класса (с рейтингом «А» и выше) помогали инвесторам пережить потери.

Альстон, автор приведённой в подзаголовке фразы — австралиец, профессор права в Университете Нью-Йорка. Во время миссии он посетил Алабаму, Калифорнию, Западную Виржинию, Техас, Вашингтон, округ Колумбия и Пуэро-Рико.

Ну, и автор еще в одном месте соврал – что долг США только к середине следующего десятилетия достигнет 100% ВВП. По счетчику он уже сейчас 106,23%. Дефицит же бюджета в этом году поднимется с 400 млрд до триллиона и будет больше трилиона последующее десятилетие.

Да, оборот этого самого долга входит в ВВП как финансовые услуги.

Но и это ещё не всё. Известно, что ВВП США на 80% это финансы и сфера услуг и лишь 20% промышленность и сельское хозяйство (15% – промышленность), а в России доля промышленности в ВВП более 35%. Немного арифметики и становится понятно, что при таких раскладах промышленное производство в России меньше чем в США всего вдвое. И это при том, что значительная часть экономики России находится в тени и не учитывается, а в пиндостане с этим полный порядок. Да и населения у нас заметно меньше. Это к вопросу о несоизмеримости. Как-то так.

И у того же Техаса порой мысли появляются а нафига нас остальные 46 штатов может вернемся к независимому Техасу? Тем более в США он вступил на условиях что всегда может выйти так что бомба эта по хлеще чем самоопределение республик СССР, как только будут серьезные структуные проблемы США (например могут обвалиться бумажные биржи, где бумагой рисуют этот заоблачный ВВП США) всегда есть риск что бомба эта рванет.

А США страна эмигрантская, там ядер для распада в виде национальных образовании и исторических областей нет. Тем более каждый штат имеет достаточных свобод, чтобы реализовать свои выбор.

Нам действительно необходимо все ходы просчитывать, а потом принимать решения.

Ну и, наконец, революция коммуняк не имела своей целью благо русского народа, а лишь создание ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ХИМЕРЫ, которая. пользуясь Россией, как базой, должна была в будущем распространиться на весь мир. Коммуняки и проч. леваки ТАКИЕ НЕВЕЖЕСТВЕННЫЕ.

Во вторых: по факту большевики, избавившись от колонизаторов и кабальных долгов, начали развивать СВОЮ страну, а пропаганда,- это лишь инструмент. В третьих: чем коммунистическая “химера” была хуже панславянской химеры о спасении “братушек”, которая была единственным ПОВОДОМ вступления России в ПМВ? То, что были причины, я знаю: Россия была британско-французской колонией, и они пнули Россию умирать за свои интересы, но вы то считаете что не так,- постарайтесь придумать другую причину вступления России в ПМВ 🙂

1887г. происходит ухудшение отношений между Берлином ( центром рынка внешних заимствований) и Санкт-Петербургом из-за националистской политики Александра 3. В связи с этим в отношении внешних займов происходит переориентация на Францию, которая надеялась таким образом приобрести себе союзника в борьбе с Германией. В 1888г. был сделан 1ый заем в размере 500.000.000. франков под 4% годовых. 1906г. – был сделан крупнейший заем в 2,5 млрд. франков, который позволил расплатиться по расходам, связанным с русско-японской войной. Уже в 1889г. немцы предложили России сделать займы в Берлине, а с 1906г. аналогичную возможность предложила и Англия. Помимо правительства займы делались и отдельными городами (например, Москва и Санкт-Петербург)

Итогом многократных заимствований стало накопление значительного внешнего долга.”

Что касается вашего спора о историчности утверждений господина N99 – здесь также рекомендую обратиться к экономической статистике и сравнить ключевые показатели 1914г. и 1894 – последнего года правления батюшки Николая второго. Я думаю вы откроете для себя много нового, а если в кратце то лично у меня получаются прямые аналогии с 90ыми годами прошлого века..

А почему русские непременно должны жить хуже немцев или кого бы то ни было? В чём основание этого вашего. “предположения”?

Хватит фантазировать! Нигде я не писал о цели “уничтожения немцев” или кого бы то ни было. Это ВАШИ ФАНТАЗИИ. Как и всегда.

4.СССР отдали почесноку полЕвропы. Китаю даже не дали по Японии “пройтись”.

И ау “вышки Техаса” случилось. Нефтяной пузырь липовый так и остался. Его боялись взрывать перед выборами, держа рейтинг, надеясь на Клинтон, а сейчас не дает уже рвать Трамп. За ним клан Бушей, да и рейтинг “великого экономиста” ему уже понравился.

Да и Уолл-стрит деньги на помощь нефтяникам от государства удает. Им деваться некуда. Аферы так масштабны, что тут и сами США грохнуть можно. А команды такой пока не было.

Есть город Женева, площадью 15,9 кв. км. Население 200 тысяч человек. Но на “бумаге”: импортирует столько же нефти, сколько потребляет Китай, 50% мирового производства сахара и кофе и 30% планетарного урожая зерна, и много чего ещё. Банки с $4,4 трлн., или 3,0% от денег всего мира.

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

    пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме; призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию; распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия; преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию; имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные; является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»); автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»); смысл текста трудно или невозможно уловить; текст написан по-русски с использованием латиницы; текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами; текст не разбит на предложения.

В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.

Пожалуйста, пишите грамотно – комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, намеренное пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Http://inosmi. ru/economic/20180419/242019953.html

Список крупнейших нефтяных компаний России по выручке возглавляет «ЛУКойл», её выручка по итогам 2011 года составит около 123,1 млрд долл., чистая прибыль превысит 12,8 млрд долл. «ЛУКойл» занимает второе место по добыче – 2,2 млн баррелей в сутки (уступая лишь «Роснефти»), и первое – по разведанным запасам углеводородов (17,3 млрд. баррелей). «ЛУКойл» – одна из старейших акционированных компаний России. Лидерство по добыче этот нефтяной гигант уступил лишь после поглощения «Роснефтью» активов ЮКОСа.

«ЛУКойл» активно разрабатывает в России 25 крупных нефтяных и 1 газовое месторождение, в состав компании также входят 4 нефтеперерабатывающих завода, что обеспечивает лидерство «ЛУКойла» и в сфере переработки нефти. Эта компания одной из первых в России перешла на ведение бухгалтерского учёта по западным стандартам.

В состав «ЛУКойла» входят множество зарубежных активов, в их числе: 5 НПЗ в Европе, месторождения в 11 странах мира, сети по сбыту нефтепродуктов через собственные АЗС и терминалы в 24 странах мира.

Второе место по выручке с большим отрывом от лидера занимает компания «Роснефть» (83,4 млрд долл.), чистая прибыль «Роснефти» по итогам 2011 года составит около 12,7 млрд долл. Запасы углеводородов «Роснефти» оцениваются на уровне 15,2 млрд барр., а суточная добыча – 2,5 млн барр.

Замыкает тройку лидеров в списке крупнейших нефтяных компаний России ТНК-ВР Холдинг, чья выручка в 2011 году составит 54,2 млрд долл., а чистая прибыль 9 млрд. Разведанные запасы углеводородов компании оцениваются на уровне 9,6 млрд барр. ТНК-ВР Холдинг добывает около 1,9 баррелей углеводородов в сутки.

Далее в списке самых крупных нефтяных компаний России по состоянию на 2011 год следуют: «Газпром нефть» (выручка – 44 млрд долл.), «Сургутнефтегаз» (43,2 млрд долл.), «Татнефть» (20,9 млрд долл.), «Башнефть» (17 млрд долл.).

Http://samogoo. net/samyie-krupnyie-neftyanyie-kompanii-rossii. html

Всемирная ассоциация нефтеперерабатывающих компаний (WRA) признала Омский НПЗ «Газпром нефти» лучшим нефтеперерабатывающим заводом России и стран СНГ в 2012 году.

Награждение состоялось на XVI Ежегодном круглом столе «Нефтепереработка и нефтехимия в России и странах СНГ», который прошел в Риме с 27 по 29 ноября. В мероприятии приняли участие более 300 руководителей крупнейших компаний нефтегазового сектора из 36 стран.

Лучшие предприятия отрасли были определены путем общего голосования экспертов ассоциации WRA, в которую входят представители нефтяных компаний, инжиниринговых и проектных организаций, а также консалтинговых фирм. Участники голосования высоко оценили проекты, реализованные на заводе в рамках программы модернизации до 2020 года. В 2012 году на заводе был поэтапно введен в эксплуатацию комплекс гидрооблагораживания моторных топлив, который уже в следующем году позволит заводу полностью перейти на выпуск автомобильных бензинов 4 и 5 экологических классов Технического регламента по качеству моторных топлив и дизеля 5 экологического класса. Благодаря вводу в эксплуатацию нового комплекса ОНПЗ за 11 месяцев 2012 года увеличил производство топлив в соответствии с требованиями 4 и 5 классов Технического регламента по качеству моторных топлив до 2 млн тонн – в 30 раз по сравнению с показателями аналогичного периода 2011 года. Всего Омский нефтеперерабатывающий завод за 11 месяцев 2012 года переработал 19,25 млн тонн нефти, что на 4,7% больше показателя за аналогичный период прошлого года.

До 2020 года «Газпром нефть» планирует инвестировать в развитие Омского НПЗ более 115 млрд рублей. Основными направлениями реализации программы модернизации завода до 2020 года являются улучшение экологических характеристик моторных топлив, увеличение глубины переработки нефти, расширение ассортимента высокооктановых бензинов, дизельных топлив, кокса, современных битумных материалов, продуктов нефтехимии.

«Газпромнефть-ОНПЗ» – один из самых современных нефтеперерабатывающих заводов России и один из крупнейших в мире. Установленная мощность Омского НПЗ составляет 20 млн тонн нефти в год.

В 2011 году ОНПЗ переработал 19,95 млн тонн нефти. Глубина переработки нефти в прошлом году составила 84,05% – этот показатель является одним из лучших в отрасли. На сегодняшний день перечень выпускаемой на ОНПЗ продукции включает более 50 наименований.

Качество продукции Омского НПЗ подтверждается результатами ежегодного конкурса «100 лучших товаров России», в котором завод принимает участие с 2003 года, занимая призовые места.

WRA (World Refining Association) является одной из ведущих в мире информационных организаций в нефтегазовом секторе. Ассоциация была создана в 1997 году и завоевала авторитет благодаря организации профессиональных конференций на актуальные темы с привлечением ведущих мировых экспертов. Офисы ассоциации расположены в Лондоне, Сингапуре, Абу Даби и в Сан Пауло.

Http://www. gazprom-neft. ru/press-center/news/885256/

Амурский нефтеперерабатывающий завод, который готовятся строить в Березовке Ивановского района, должен стать самым современным в России. Из 100% сырой нефти при переработке будет оставаться не больше 7% отходов. Это намного меньше, чем в среднем на российских НПЗ.

В Березовке расчищают территорию для возведения завода. Почти готов “городок” для строителей и будущих сотрудников НПЗ. Строительство завода, продуктопровода и инфраструктуры финансируют инвесторы из КНР. Квота по иностранной рабочей силе на этот год – 120 человек. Российских строителей будет в несколько раз больше.

Ожидается, что глубина переработки нефти на амурском заводе достигнет 93-97%. То есть отходы производства будут минимальными (средняя глубина переработки нефти на российских НПЗ меньше 75%). “Мы будем самыми современными – отсюда и вопросы, связанные с экологией. Чем глубже переработка, тем меньше отходов, чем меньше отходов, тем чище производство. В Хабаровске 50 лет практически существует нефтеперерабатывающий завод. У него глубина переработки – 65%”, – рассказал генеральный директор ООО “Амурская энергетическая компания” Александр Гордеев. Проект завода пройдет экологическую экспертизу. Вопросы экологии обсудят и на публичных слушаниях, в том числе с жителями Березовки. Новому производству здесь рады – в селе появится много рабочих мест. Некоторые сельчане уже трудоустроились.

Так как проект Амурского НПЗ вошел в территорию опережающего развития, у него пятилетние налоговые каникулы. Дальше предприятие будет платить примерно 5,5 млрд. руб. налогов в год. Сырую нефть планируют покупать и возить по железной дороге. Дальше ее будут перерабатывать и отправлять по продуктопроводу в Китай. Четыре трубы от завода до Китая пересекут границу под Амуром. Чтобы получить на это разрешение, бизнесменам предстоит дождаться межправительственного соглашения. В перспективе у предприятия появится своя нефть – инвесторы купили 3 месторождения в Якутии. Сейчас на территории будущего завода в 150 га идут подготовительные работы. “Будут подготавливаться инфраструктурные объекты: причал для доставки грузов, подъездная дорога к этому причалу, железнодорожный тупик по которому будет подвозиться сырье. Прорабатывается продуктопровод”, – рассказал ведущий инженер строительного контроля “Амурской энергетической компании” Алексей Тюхаев. Завод будет перерабатывать 6 млн. т нефти в год, выпускать дизтопливо, бензин и газовый конденсат. Из 6 млн. т переработанной нефти больше 1 млн. останутся на территории России. Амурское дизтопливо и бензин составят серьезную конкуренцию привозным нефтепродуктам. Вероятно, через несколько лет нефтяной рынок в области будет поделен по-новому.

Амурские нефтепродукты появятся на рынке не раньше 2018 г. Но появление местного нефтеперерабатывающего предприятия, по мнению предпринимателей, на цену бензина вряд ли повлияет. Проект завода будет готов к концу года. Вложить в строительство НПЗ планируется более 120 млрд. руб. (angi. ru/Химия Украины и мира)

Http://ukrchem. dp. ua/2015/06/15/rossiya-v-amurskoj-oblasti-postroyat-samyj-sovremennyj-neftepererabatyvayushhij-zavod. html

Египте, Риме и междуречье Тигра и Евфрата их применяли как вяжущие гидроизоляционные материалы при строительстве дорог, акведуков и других сооружений. С конца 18 века продукт переработки нефти – керосин – стал использоваться для освещения жилищ и улиц, а с 19 века, с изобретением двигателя внутреннего сгорания нефтепродукты стали основным видом топлива для различных транспортных средств.

Нефтяная промышленность сегодня – это крупный народнохозяйственный комплекс, который живет и развивается по своим закономерностям.

Источник для выработки моторных топлив (бензина, керосина, дизельного и реактивных топлив), масел и смазок, а также котельно – печного топлива (мазут), строительных материалов (битумы, гудрон, асфальт);

Сырье для получения ряда белковых препаратов, используемых в качестве добавок в корм скоту для стимуляции его роста.

Нефть – наше национальное богатство, источник могущества страны, фундамент ее экономики.

В отличие от других видов горючих ископаемых, нефть относительно легко добывается, транспортируется (по нефтепроводам) и довольно просто перерабатывается в широкую гамму продуктов различного назначения. Поэтому не удивительно, что в большинстве стран мира на нефть приходится более половины топливно-энергетического комплекса.

Экономика государств зависит от нефти больше, чем от любого другого продукта. Поэтому нефть с начала ее промышленной добычи и до настоящего времени является предметом острой конкурентной борьбы, причиной многих международных конфликтов и войн.

Экспорт нефти и нефтепродуктов позволяют различным государствам добиваться значительных успехов в экономическом и социальном развитии. Вместе с тем колебание мировых цен на нефть, конъюнктура на нефтяном рынке приводят к серьезным изменениям в экономической политике как нефтедобывающих стран, так и государств, промышленность которых базируется на привозной нефти.

России в 1823 году в Моздоке по проекту братьев Дубининых и в 1837 году в селе Балаханы (Азербайджан) по проекту П. Воскобойникова были построены небольшие нефтеперегонные заводы, на которых в железных кубах осуществлялась перегонка нефти с целью получения осветительного керосина. В 60-х годах 19-го века в районах грозного и Баку были построены первые нефтеперегонные кубы для промышленного производства керосина. В конце 70-х годов в Баку уже эксплуатировалось более 200 заводов, принадлежащих отдельным лицам и фирмам. в 19-м веке в России нефть была открыта только в районе Баку на Апшеронском полуострове и на Кавказе, и именно развитие этих двух районов положило начало российской нефтяной промышленности.

В 80-е годы 19-го века промышленное нефтяное производство существовало только в США и России. В 1879 году в России появилось нефтяное предприятие братьев Нобелей, которое сыграло исключительную роль в развитии нефтяной промышленности России. К 1883 году компания братьев Нобелей уже имела 49,1% общероссийского керосина. С 1879 по 1917 год доля продажи керосина этой компанией в России никогда не опускалась нище 50,1%, а в отдельные годы доходила до 89,3%.

Начиная с 1887 года Братья Нобели – Людвиг, Роберт и Альфред,- имея небольшой нефтеперегонный завод в Баку, стали вывозить керосин морским путем через Каспийское море в главные промышленные центры России и на экспорт. Вместе с ними активно работали в Баку компании семьи Ротшильдов и Манташева. Ниже приведены данные о добыче нефти в России с 1880 по 1915 год.

Таблица 1. Добыча нефти в ранние годы развития нефтяной отрасли в Российской империи.

Можно отметить, что уже в1888 году добыча нефти В Российской империи была сравнима с добычей нефти в США; через 10 лет количество добываемой нефти превысило аналогичные показателем в США, а экспорт нефтепродуктов составлял треть от экспорта США. Российский керосин стал составлять в Европе конкуренцию продукции американской компании Стандард Ойл, самому крупному поставщику керосина в мире. Тогда. чтобы вытеснить компанию Нобелей, Стандард Ойл стал применять свою обычную тактику – резко снижать цены на керосин для полного контроля за европейским рынком, но успеха это не принесло.

Сыграть роль российского аналога Стандард Ойл, но оказался непрочным и гораздо слабее американского собрата.

В 1895 году Д. Рокфеллер предложил, учитывая сильную конкуренцию со стороны России, поделить мировой рынок продажи керосина, чтобы иметь 75% продажи, а остальное отдать российским компаниям, но не состоялась из-за отказа российского правительства. И в дальнейшем руководство Стандарт Ойл не смогло договориться с правительством России, а революция 1905 года, затем первая мировая война и революция 1917 года окончательно подорвали экономику Российской империи.

Компания Роял Датч Шелл вступает вместо Ротшильдов в российское нефтяное дело. Положение в нефтяной промышленности России продолжает ухудшаться, экспорт керосина практически сходит на нет. Однако очень выгодной становится продажа высококачественных бакинских смазочных масел, которые пользуются большим успехом в Европе, чем пенсильванские масла (так как пенсильванская нефть была хуже по качеству для производства масел из-за меньшего содержания масляных фракций).

С открытием двигателя внутреннего сгорания Р. Дизелем началась новая эра применения светлых нефтепродуктов в промышленности. Широкое использование двигателей Дизеля на нефтеналивных и военных судах резко увеличивает потребность промышленности в нефтяном топливе. Л. Нобель одним из первых поддержал Р. Дизеля в его изобретении и способствовал быстрому распространению дизельных двигателей.

Кроме того, компания Нобель нашла эффективное применение тяжелых фракций нефти в качестве дешевого топлива в паровых котлах после изобретения распылительной форсунки для нефтяного бизнеса. В целом же годы, предшествовавшие революциям 1917 года, можно охарактеризовать как годы спада в промышленности Российской империи. Последующая гражданская война 1918-1920 годов основательно разрушила нефтяное хозяйство и надолго исключила Россию из числа ведущих нефтяных держав мира.

После войны 1918-1920 гг. нефтяное хозяйство России оказалось полностью разрушенным. В мае 1920 г. советская власть национализировала нефтяные месторождения Апшерона. С этого времени в России, а с 1923 г. в Советском Союзе существует только государственная монополия в нефтяной промышленности.

В нефтяной промышленности, которую удалось нарушить только в результате огромных усилий правительства, конгресса, прессы и общественности. При этом хотелось бы обратить внимание на одну существенную деталь: трест принадлежал частным лицам, то есть прибыль, получаемая от продажи нефти и нефтяной продукции, шла в первую очередь на развитие нефтяной промышленности, ее модернизацию, на улучшение условий труда работникам этой отрасли.

После национализации советским правительством нефтяных предприятий и отказа выплатить компенсацию бывшим собственникам руководители нефтяных компаний Шелл и Стандард Ойл, имевшие интересы в России, настойчиво требовали от английского и американского правительства не признавать и бойкотировать Советское государство как не выполняющее международные законы и соглашения. К тому времени компания братьев Нобелей ушла из российского бизнеса, продав свою долю американской компании Стандард Ойл за 9 млн дол. Экономический бойкот доставил много дополнительных трудно­стей российскому правительству, которое вынуждено было сменить жесткую политику взаимоотношений с иностранными нефтяными компаниями на политику концессий, понимая, что без их усилий будет трудно поднять разрушенное нефтяное хозяйство.

Табл. 2 приложения сумевшей в период нэпа (новой экономической программы, разрешавшей частную собственность и частный бизнес) восстановить с помощью ведущих нефтяных держав нефтяное хозяйство Апшерона и вывести его на ведущие мировые позиции.

В середине 20-х годов в Советском Союзе (в конце 1922 г. Россия вместе с другими республиками образовала союз) существовало три организации, которые контролировали добычу и экспорт нефти и нефтепродуктов. Это Азнефть (Бакинский регион), Грознефть (Грозненский район. Северный Кавказ) и Эмбанефть. Вышеназванные предприятия объединились в Нефтесиндикат и образовали монополию, начавшую активно торговать нефтью и нефтепродуктами с компаниями Шелл и Мобил в Великобритании, Европе и странах Ближнего и Дальнего Востока (Табл. 3 приложения

Нэпа и переходе к полной государственной монополии в промышленности. Контроль за развитием советской индустрии осуществлял Совет народных комиссаров. Нефтяная промышленность была в ведении Комитета по нефти, который входил в состав Народного комиссариата тяжелой промышленности. В 1939г. этот комиссариат был разделен на несколько комиссариатов, один из которых назывался Народным комиссариатом нефтяной промышленности. Комиссариат нефтяной промышленности и был, по существу, той монопольной организацией, которая руководила нефтяным хозяйством огромной страны и осуществляла распределение нефтепродуктов.

В 30-е годы автомобильная промышленность Советского Союза была развита еще весьма слабо, основным потребителем нефтяного топлива и масел была армия. Горючим и маслами обеспечивали в основном бакинские нефтеперерабатывающие заводы. Перед второй мировой войной были открыты нефтяные месторождения в Волго-Уральском районе, но промышленная добыча нефти началась лишь после войны. В 30-е годы основная нефтеперерабатывающая промышленность была сосредоточена в Баку.

В довоенные годы Советский Союз продолжал активно экспортировать нефть и нефтепродукты в страны Европы, причем эта статья экспорта была одной из самых успешных в бюджете страны. Некоторые страны Европы, например Италия и Германия, сильно зависели от советской нефти. Доля импортируемой из Советского Союза нефти в общем балансе итальянского государства с 1925 по 1935 г. составляла около 50%, а в 1940г. 75% советского экспорта нефтепродуктов и нефти пришлось на долю Германии.

Интересно отметить, что в годы советской власти произошло резкое изменение состава российского экспорта. Если до 1917 г. 70% российского экспорта составляло зерно (Россию называли хлебной корзиной Европы) и даже в лучшие годы нефть составляла только 7% экспорта, то после 1920 г. доля нефтяного экспорта постоянно растет и достигает к 1932 г. 18%. После коллективизации, когда Советский Союз, по существу, потерял свою роль поставщика зерна в Европу, процентное соотношение нефти в экспорте Советского Союза резко возрастает и составляет уже около 50%.

Правительство СССР понимало слабость положения страны, которая целиком зависела от бакинских нефтепродуктов, и в 30-е годы осуществило строительство нефтеперерабатывающих заводов в Ухте (1933), Москве (1938), Саратове (1934), Уфе (1938), Ишимбае (1936), Орске (1935), Батуми (1931), Одессе (1937) и Херсоне (1938). Во время второй мировой войны снабжение армии горючим и маслами происходило в основном с бакинских нефтеперерабатывающих заводов. Особенно это чувствовалось во время сталинградского сражения, когда немецкая армия перерезала пути доставки кавказской нефти и горючего в центральные районы Советского Союза.

В предвоенные, военные и послевоенные годы нефтяная промышленность Советского Союза развивалась высокими темпами. Советское правительство хорошо понимало значение нефтяной индустрии для функционирования Советского государства и не жалело денег для ее роста. В целом работники нефтяной промышленности справлялись со своими задачами – бесперебойно обеспечивали армию и народное хозяйство нефтепродуктами и успешно осуществляли экспорт нефти и нефтепродуктов.

Надо отметить, однако, что избытка и разнообразия нефтепродуктов не было. Хозяйство было плановым, а планы в нефтяной промышленности выполнялись таким образом, чтобы обеспечение нефтепродуктами было на минимальном уровне. После второй мировой войны комиссариаты были преобразованы в министерства. Комиссариат по нефтяной промышленности был разделен на два министерства – Министерство нефтяной промышленности южного и западного регионов и Министерство нефтяной промышленности восточного региона и Сахалина, которые в 1948 г. образовали одно Министерство нефтяной промышленности. В 1957 г. вместо министерств были созданы региональные совнархозы, проведена децентрализация нефтяной промышленности с сохранением некоторых центральных функций у Госплана. По существу, были созданы десятки монополий, меньших по размеру в пределах региона, но с теми же функциями, что и министерства. В 1965 г. опять были восстановлены министерства, так как совнархозы не сумели эффективно управлять промышленностью. Причем в нефтяной промышленности образовалось 5 министерств – нефтедобывающей, газовой, нефтеперерабатывающей, нефтехимической и химической промышленностей. В 1970 г. первое министерство стало называться Министерством нефтяной промышленности.

В конце 40-х годов началась интенсивная разработка крупного Ромашкинского месторождения, которое находилось между Волгой и Уралом. Только за 4 года – с 1954 по 1958 г. – добыча нефти в Советском Союзе удвоилась. В ряде городов Советского Союза велось в то время строительство крупных нефтеперерабатывающих заводов. Кстово (Нижегородская область), Сызрань, Волгоград, Саратов, Пермь, Краснодар, Омск, Ангарск, Баку и Рязань—вот далеко не полный список городов, где было развернуто новое строительство, причем, так как строительство велось централизованно, большинство заводов копировалось в зависимости от топливного или масляного направления. Особенно бурно нефтяная промышленность Советского Союза стала развиваться в 60-е годы, когда были открыты богатые месторождения в Западной Сибири.

Нефти в мире, а с конца 70-х годов закрепляется на первом месте. Добыча нефти в Советском Союзе продолжала оставаться самым успешным мероприятием, проводимым Советским правительством.

В табл. 3 и 4 (см. ) представлены данные по добыче нефти в Советском Союзе в целом в 1920-1990 гг. и по регионам за 1975-1989 гг.

Следует отметить, что больше всего нефти добывалось в России, а в России самые крупные месторождения находились в Западной Сибири. Азербайджан практически потерял свое значение как регион, имеющий большие запасы нефти, хотя обладал развитой нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленностью. Из остальных бывших республик Советского Союза кроме России только Казахстан обладает промышленными запасами нефти, особенно после открытия крупного Тенгизского месторождения.

В 1920-1990 гг. и распределение его по странам – импортерам в 1970-1990 гг.

Как следует из данных табл. 5 ( ), в 80-е годы при добыче нефти около 600 млн т/год экспорт составлял 150-200 млн – цифры огромные даже по нынешним временам. Если учесть, что население Советского Союза составляло чуть более 250 млн человек, то получается, что на каждого жителя страны приходилось около одной вывозимой тонны. К сожалению, нефть не принесла богатства России, как это случилось в странах Ближнего и Среднего Востока. По многим, главным образом, экономическим причинам.

В 70-80-е гг. было построено еще несколько нефтеперерабатывающих заводов – в основном вне России. Это заводы в Чимкенте и Павлодаре (Казахстан), Мажейкяе (Литва), Чарджоу (Туркмения), Лисичанске (Украина), Мозыре (Белоруссия).

С конца 80-ых годов мы наблюдается спад добычи и переработки нефти (за 1988 – 1991 годы объем добычи сократился более чем на 20%), главные причины которого заключаются в следующем:

Крупные и высокодебитные месторождения эксплуатируемого фонда, составляющие основу ресурсной базы, в значительной степени выработаны;

Резко ухудшились по своим кондициям и вновь приращиваемые запасы. За последнее время практически не открыто ни одного крупного высокопродуктивного месторождения;

Сократилось финансирование геологоразведочных работ, уменьшились объемы разведочного бурения;

Остро не хватает высокопроизводительной техники и оборудования для добычи и бурения. Основная часть технических средств имеет износ более 50 процентов, только 14 процентов машин и оборудования соответствует мировым стандартам, 70 процентов парка буровых установок морально устарело и требует замены. С распадом СССР усугубилось положение с поставками нефтепромыслового оборудования из стран СНГ.

Низкие внутренние цены на нефть не обеспечивают самофинансирования нефтедобывающих предприятий (эта ситуация сохраняется и сегодня после серии повышений цен на нефть). В итоге произошло серьезное ухудшение материально – технического и финансового обеспечения отрасли;

Нехватка эффективного и экологичного оборудования с особой остротой создает в отрасли проблему загрязнения окружающей среды. На решение этой проблемы отвлекаются значительные материальные и финансовые ресурсы, которые не участвуют непосредственно в увеличении добычи нефти;

Не определен единообразный собственник месторождений нефти, с которым следует иметь дело организациям, а также частным лицам;

Задолженность стран СНГ перед Россией за поставленную нефть и нарастающий кризис неплатежей.

Таблица 6. Задолженность республик бывшего СССР (по состоянию на 01. 08. 93г.), млрд. руб.

Http://referat-lib. ru/view/referat-geography/84/83927.htm

Если судить по выручке, то список самых крупных нефтяных компаний России возглавляет «ЛУКойл». Выручка этой компании, по итогам 2011 г., составит примерно $123,1 млрд., а чистая прибыль более 12,8 млрд. У «ЛУКойла» так же первое место по разведанным запасам углеводородов (17,3 млрд. баррелей).

По добыче «ЛУКойл» занимает второе место (после «Роснефти») — 2,2 млн. баррелей в сутки. Лидерство по добыче эта крупнейшая нефтяная компания уступила лишь после поглощения активов ЮКОСа «Роснефтью».

«ЛУКойл» — одна из самых первых акционированных компаний России. Сегодня в России она активно разрабатывает двадцать пять крупных нефтяных месторождения и одно газовое. «ЛУКойл» занимает лидирующие позиции в сфере переработки нефти, в состав этой компании входят четыре нефтеперерабатывающих завода. Эта нефтяная компания одной из первых в России стала по западным стандартам вести бухгалтерский учёт.

У «ЛУКойла» множество зарубежных активов: месторождения в одиннадцати странах мира, пять нефтеперерабатывающих заводов в Европе, сети АЗС и терминалы в 24 странах.

Второе место по выручке с $83,4 млрд. занимает «Роснефть», чистая прибыль которой по итогам на 2011 год составит примерно около $12,7 млрд. Запасы углеводородов «Роснефти» оцениваются на уровне 15,2 млрд. баррелей. По суточной добыче (2,5 млн. баррелей) «Роснефть» на первом месте.

Замыкает тройку лидеров в списке Самых крупнейших нефтяных компаний России с выручкой $54,2 млрд. — ТНК-ВР Холдинг. Их чистая прибыль в 2011 году — 9 млрд., разведанные запасы углеводородов на уровне 9,6 млрд. баррелей. В сутки ТНК-ВР Холдинг добывает примерно 1,9 баррелей углеводородов.

Далее по состоянию на 2011 год в списке самых крупных нефтяных компаний России следуют: «Газпром нефть» (выручка — $44 млрд. долл.), «Сургутнефтегаз» ($43,2 млрд. долл.), «Татнефть» ($20,9 млрд. долл.), «Башнефть» ($17 млрд. долл.).

Самой крупной нефтяной компанией в мире является американская ExxonMobil, по итогам 2011 года ее выручка составила – 486,4 млрд.

Http://moremost. livejournal. com/513812.html

1. Основные изменения, произошедшие в нефтегазовом секторе экономики за последние 15 лет .

Развал Советского Союза сопровождался разгосударствлением важнейших отраслей экономики. Не обошла эта участь и нефтегазовую сферу. В снижении роли государства в основных отраслях виделся авторам приватизации корень решения проблем их “неэффективного функционирования”. С тех пор уже прошло достаточно времени, чтобы подвести некоторые итоги перехода одной из основных бюджетообразующих отраслей СССР и России в частные руки. Контроль над большинством предприятий многих отраслей экономики перешёл от государства к частным собственникам ещё до приватизации. Так что начало этого “глобального передела собственности” (между государством и другими собственниками) целесообразно связывать с “эпохой” М. С. Горбачёва и моментом распространения кооперации. Именно в это время контроль за финансовыми потоками ещё государственных предприятий переходит к их руководящей верхушке, партийно-комсомольским активистам и многим другим. Переход этот стал возможен в том числе благодаря предоставленной нефтяникам возможности заключать экспортные контракты при отсутствии контроля за этим процессом со стороны государства. Ряд исследователей считает первым шагом становления современного корпоративного сектора России спонтанный грабёж активов, разворовывание экономического потенциала экспортных отраслей. Захват активов осуществлялся благодаря предоставленной со стороны государства возможности брать в аренду, создавать различные структурные подразделения и ассоциации.[Радыгин] Первоначальное “накопление” капитала происходило при стремительно увеличивавшемся в конце восьмидесятых – начале девяностых годов разрыве между позднесоветской правовой базой, “горбачёвской” идеологией рыночного социализма и хозяйственной практикой “дикого капитализма”. Эта экономическая смута стала возможна из-за резкого отказа государства от своих функций регулирования и контроля. Весь этот коллапс напрямую затронул предприятия нефтегазовых отраслей. Полученные средства практически не вкладывались в производство, начался интенсивный вывоз капитала за рубеж. В эти годы практически уже возникли основные нефтяные корпорации сегодняшних дней. “Предприниматели” устанавливали финансовый контроль за возможно большим числом предприятий нефтегазовой и других сфер экономики. Накапливали средства для юридического оформления своих фактических приобретений. Именно в этот период закладывались основы сегодняшних легальных и “законопослушных” корпораций. Таким образом, в сложившихся условиях в нефтегазовой отрасли приватизация выполняла утилитарную функцию в возникновении крупных корпораций и в переходе государственной собственности в частные руки. После приватизации коренное положение вещей мало изменилось: продолжался вывоз капиталов за рубеж, инвестиции в разработку новых месторождений оставались минимальны, конкурентная борьба не утихала, а лишь приобрела несколько более цивилизованные формы. Основными способами борьбы становятся – дополнительные эмиссии, долговые схемы, процедуры банкротств, реструктуризация компаний, манипулирование с реестрами. Естественно в этот период цель функционирования компаний – увеличение своей значимости на рынке экстенсивным путём – приобретение всё новых активов, расширение бизнеса (вплоть до включения в сферу своих интересов производств мало связанных с профильным бизнесом). Управление активами заботит предпринимателей даже в меньшей мере. Получаемые финансовые средства идут через границу, либо используются для передела собственности. Инвестиции в производство финансируются по остаточному принципу. Перспективы роста мало заботят предпринимателей, они сложно представляют себе стратегию развития своих “империй”. Территориальный аспект их функционирования беспокоит их лишь в плане взаимоотношений с региональными властями. Сам термин территориальная организация этих корпораций можно увязать в узком определении “территориальное присутствие”. Сами предприятия – лишь разнообразные грибы в корзине грибников-предпринимателей, подрезавших всё, что находили. Одна из немногих сфер, в которых предприниматели-нефтяники действительно достигли впечатляющих результатов – это оптимизация издержек, которая проявляется, в первую очередь, в уходе от налогов. Этим целям служили целые системы взаиморасчетов внутри структурных подразделений компании, а также многие другие способы уменьшения налогооблагаемой базы, в том числе и экзотические. Так, НК “ЮКОС” стала “покупать у дочерних добывающих компаний не товарную нефть, а так называемую скважинную жидкость (нефть с большим содержанием воды и примесей) и передавать ее дальше по технологической цепочке на подготовку и переработку на условиях внутреннего толлинга”. Это снизило налогооблагаемую базу компании в 1998 году на региональном уровне на 45%. [В. Крюков] Остаётся надеяться, что этот этап развития корпоративного сектора нашей страны скоро завершится. По крайней мере, в последнее время появляются некоторые положительные изменения в некоторых нефтегазовых компаниях. Многие бизнесмены начинают осознавать необходимость разумного управления своими активами. Стратегические программы корпораций уже предусматривают не только оптимизацию издержек, но и освоение инвестиций в целях как наращивания объёмов добычи и переработки углеводородного сырья, глубины его переработки, так и направления в сторону нефтехимии и других производств. Отчётливая производственная стратегия требует осмысления разумной территориальной организации на перспективу. Для этого руководители компаний должны понять, в какой ситуации они оказались после неуправляемого процесса “распределения” активов. Это является необходимым условием становления на “осознанный” путь развития.

2. Становление крупнейших нефтяных вертикально-интегрированных компаний России. Изменение территориального аспекта их функционирования.

Начало становления большинства компаний происходило раньше проведения приватизационных аукционов и было связано как с действиями предпринимателей по установлению контроля над наиболее привлекательными предприятиями нефтяной промышленности, так и с действиями государственных чиновников, проводивших реорганизацию министерств и ведомств, отвечавших за функционирование ТЭК в СССР. Одной из последних попыток реорганизации крупной промышленности в рамках СССР было создание межотраслевых научно-технических комплексов (МНТК) и государственных концернов. В рамках данного этапа преобразований в течение 1988 – 1991 гг. были созданы государственные концерны: “Газпром”, “Норильский Никель”, “Нефтеотдача”, “Лангепас-Урай-Когалымнефть” (“ЛУКойл”) и ряд других. Приватизация нефтяного сектора экономики виделась идеологам этого процесса как первый шаг на пути формирования эффективной системы экономических институтов в нефтегазовой промышленности. При этом изначально планировался монополизм на рынке нескольких нефтяных компаний. Учитывалось и то, что нефтяные компании по природе своей не могут быть мелкими предприятиями, поскольку функционируют в условиях высоких финансовых и природных “барьеров для входа”, а также реализуют “эффект экономии от масштаба”.[Крюков] Основным аспектом изучения становления современных крупных нефтяных компаний в этой работе является не изменение их форм собственности в результате приватизации и передела собственности, а история создания, начиная со времени раздробления единого некогда сектора экономики. Важно проследить, насколько изменился территориальный аспект функционирование ВИНК от времени их создания до наших дней. Насколько видоизменилась региональная сеть компаний, охватывающая предприятия нефтедобычи, переработки и сбыта нефтепродуктов. Далее будет прослежена история создания компаний и изменения их территориальной структуры. Финансовые, идеологические и нравственные аспекты проведения приватизации и залоговых аукционов рассматриваться не будут. Проследим историю создания следующих нефтяных холдингов: 1. НК “ЛУКойл” 2. НК “ЮКОС” 3. ТНК 4. “Сиданко” 5. ОАО “Сургутнефтегаз” 6. НК “Роснефть” 7. “Татнефть” 8. НК “Сибнефть” 9. НГК “Славнефть” . Практически все из них осуществляют вертикальную интеграцию на линии технологической цепочки от нефтедобычи, до переработки и сбыта нефтепродуктов. Небольшим исключением можно считать компанию “Татнефть”, которая в настоящее время не имеет собственного НПЗ и осуществляет переработку нефти на заводах других компаний. Вертикальную интеграцию в нефтяном бизнесе осуществляет (либо собирается осуществлять) ещё ряд компаний, но ввиду их небольшой значимости, либо неопределённости структуры они рассматриваться не будут.

1. НК “ЛУКойл” – это первая российская вертикально-интегрированная нефтяная компания, работающая по принципу “от нефтяной скважины до бензоколонки”. Компания была создана в 1991 г. в форме концерна на базе трех крупнейших нефтегазодобывающих предприятий Западной Сибири – “Лангепаснефтегаз”, “Урайнефтегаз” и “Когалымнефтегаз”, которые впоследствии дали название “ЛУКОЙЛ”. В дальнейшем ЛУКОЙЛ включил в себя другие нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие, сбытовые, нефтехимические, транспортные и другие предприятия нефтяного бизнеса. С 1995 г. расширяется деятельность компании в Европейской части России. В ее состав входят добывающие объединения: “ЛУКОЙЛ-Пермнефть” “ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть” “ЛУКОЙЛ-Астраханьнефть” “ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть”. Региональные сбытовые организации : “Адыгейнефтепродукт”, “Астраханьнефтепродукт”, “Волгограднефтепродукт”, “Калининграднефтепродукт”, “Кировнефтепродукт”, “Пермьнефтепродукт”, “Челябнефтепродукт”. Нефтеперерабатывающие предприятия: “Пермьнефтеоргсинтез” “Волгограднефтепереработка” После проведения залоговых аукционов в нефтяной промышленности наступает череда переделов собственности. Компании, получившие на руки части бывшей государственной собственности, начали собственную деятельность по купле-продаже имеющихся активов добывающих, перерабатывающих и сбытовых предприятий. Так образовывались новые структурные подразделения ВИНК (вертикально интегрированных нефтяных компаний). С этого момента возможно проследить, каким образом происходила трансформация их территориальной структуры. Был ли преобладающим для данного предприятия набор территориально не связанных активов – расположенных вразнобой лакомых кусков нефтяного пирога, либо определяющим становилось выстраивание новых предприятий в рамках чёткой региональной стратегии. Для НК “ЛУКойл” была характерна стройная система новых приобретений. Стратегическим регионом для холдинга провозглашается Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция. С 1998 г. “ЛУКОЙЛ” контролирует более 50% акций АО “Архангельскгеолдобыча” (АГД), которое владеет 29 лицензиями на добычу нефти и газа на территории Архангельской области, Ненецкого автономного округа и Калининградской области. Затем устанавливается контроль над основной нефтяной компанией Севера Европейской части России – “Коми-ТЭК”. Таким образом, в настоящее время компания владеет уже тремя НПЗ в Европейской России. Большее значение уделяется и внутреннему рынку, появились новые сбытовые организации: “Коминефтепродукт”, “Мурманскнефтепродукт”, “Архангельскнефтепродукт”, “Севернефтесервис”. В этот период компания провозгласила одной из стратегий – повышение доли зарубежных операций. Компания старается говорить о себе как о международной, участвуя в проектах по добыче нефти в Казахстане и Азербайджане. Именно с Каспийским регионом связывает свои международные планы НК “ЛУКойл”. Среди важнейших проектов в Казахстане можно назвать: 5 % в разработке нефтяного месторождения Тенгиз; 15% в Соглашении о разделе продукции по газоконденсатному месторождению Карачаганак; 50% в разработке нефтяного месторождения Кумколь. В Азербайджане также разрабатываются 3 проекта: 10% долевого участия в разработке морских месторождений Азери, Чыраг, Гюнешли ; 5% долевого участия в Соглашении о разделе добычи на месторождении Шах-Дениз; 60% долевого участия в Соглашении о разведке, разработке и долевом разделе добычи по перспективному блоку D-222 (Ялама); Территориальную структуру компании “ЛУКойл” можно представить следующим образом: Западная Сибирь (точнее Ханты-Мансийский АО) остаётся главным добывающим регионом компании и ещё долгое время будет им оставаться. Сибирская нефть отправляется в основном на экспорт, а также на главный перерабатывающий центр – Пермский НПЗ, остальная нефть отправляется на “независимые” НПЗ в Нижний Новгород и Москву. Именно Пермь является главным ядром нефтепереработки компании, вокруг которого и организуются региональные сбытовые предприятия Урала и Северной части Европейской России. Такая региональная структура была создана ещё до передела собственности на нефтяном рынке. В настоящее время “ЛУКойл” обладает двумя потенциальными нефтяными базами на территории России – это российский сектор Каспия и Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, разработка которых связана с рядом географических преимуществ. Эти преимущества вытекают из размещения вблизи потребителя. Здесь выгодно расположены НПЗ компании в Волгограде и Ухте. Таким образом, на территории РФ НК “ЛУКойл” обладает тремя разрабатываемыми (крупными потенциальными) базами по добыче нефти и тремя связанными с ними центрами нефтепереработки, организующими сеть сбытовых предприятий компании в Европейской части России.

2. “ЮКОС” . Идея создания вертикально-интегрированной нефтяной компании, ответственной за снабжение нефтью и нефтепродуктами Центральной России и Среднего Поволжья, возникла в начале 90-х годов. В 1991 году начались соответствующие переговоры о скоординированной работе ПО “Юганскнефтегаз”, “Куйбышевнефтеоргсинтез” и “Самаранефтепродукт”. Акционерное общество открытого типа “Нефтяная компания “ЮКОС” было учреждено постановлением Совмина РФ в соответствии с указом Президента РФ от 17 ноября 1992 года “Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно – производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и продуктообеспечения”. Первоначальный Уставный капитал ОАО был сформирован за счет внесения в него акций следующих дочерних компаний: АО “Юганскнефтегаз”, АО “Куйбышевнефтеоргсинтез”, АО “Новокуйбышевский НПЗ” и 8 предприятий нефтепродуктообеспечения. В 1995 году, – в соответствии с Постановлением Правительства РФ ОАО “Нефтяная компания “ЮКОС” вошли такие акционерные общества, как “Самаранефтегаз”, “Белгороднефтепродукт”, “Воронежнефтепродуктавтоматика”,”Самаранефтепродуктавтоматика”,”Самаранефтехимавтоматика”, Средневолжский НИИ по нефтепереработке, Нефтеюганское СМНУ (специализированное монтажно-наладочное управление), а также преобразованные из государственных в акционерные Нефтеюганское и Ханты-Мансийское предприятия по обеспечению нефтепродуктами. Самостоятельный бизнес компания начинала со следующей “нарезкой” региональных компаний, доставшихся в подарок от государства: Добывающие предприятия: “Юганскнефтегаз” (ХМАО) и “Самаранефтегаз” Перерабатывающие предприятия были расположены в Самарской области (Куйбышевский, Сызранский и Новокуйбышевский НПЗ). Сбытовые предприятия находились в основном в регионах Черноземья Европейской части страны: Белгородская, Брянская, Воронежская, Липецкая, Орловская, Самарская, Пензенская, Тамбовская, Ульяновская области. Следовательно, деятельность холдинга на российском рынке была организована на поставках нефти из ХМАО в Самарскую область, где на трёх НПЗ перерабатывалась и реализовывалась в компактной сети регионов. Сегодняшний территориальный аспект деятельности компании “ЮКОС” видоизменился. Это связано с активностью холдинга на восточном направлении. Был установлен контроль над Восточной нефтяной компанией (ВНК). Следствием этого стало формирование второго сгустка компаний – сибирского. Основные его перспективы руководство ВИНК связывает с добычей нефти. Хоть здесь и существует ряд сбытовых предприятий компании, действующих в Красноярском крае, Хакасии и Томской области и снабжаемых за счёт Ачинского НПЗ, но интерес бизнесменов связан в большей мере только с экспортными проектами (по строительству нефтепровода в Китай).

3. ОАО “Тюменская нефтяная компания” (ТНК) было образовано согласно постановлению правительства РФ в 1995 году. “Тюменской нефтяной компании” принадлежат контрольные пакеты акций в двух добывающих компаниях (ОАО “Нижневартовскнефтегаз” и ОАО “Тюменнефтегаз”), в ОАО “Рязанский нефтеперерабатывающий завод”, в пяти компаниях нефтепродуктообеспечения, а также в ряде других специализированных компаний. В состав “Тюменской нефтяной компании” входят следующие дочерние акционерные общества: Нефтедобыча: “Нижневартовскнефтегаз”, “Тюменнефтегаз”. Нефтепереработка: Рязанский НПЗ”. Сбыт: 1. “Тюменнефтепродукт”, 2. “Рязаньнефтепродукт”, 3. “Курскнефтепродукт”, 4. “Калуганефтепродукт”, 5. “Туланефтепродукт”, 6. “Карелнефтепродукт”, Добыча нефти нефтяной компанией целиком осуществляется в Ханты-Мансийском автономном округе. Здесь же действует одно из сбытовых предприятий – “Тюменнефтепродукт”. Основная деятельность по переработке нефти и продаже нефтепродуктов осуществляется в Центральной России. До недавнего времени единственным НПЗ “ТНК” был Рязанский, сбыт продуктов переработки был налажен в местных предприятиях компании – Калужской, Курской, Рязанской и Тульской областях. Территориальная структура компании долгое время не изменялась. Но в 2000 году произошел ряд событий, изменивший региональную сеть деятельности компании. Устанавливается контроль над “ОНАКО” и формируется новый узел территориальных интересов компании “ТНК”. Ядром его становится Оренбургская область – как регион добычи, переработки и сбыта углеводородного сырья. В 2000 году экстерриториальная деятельность компании выходит за границу России. Форпостом зарубежной экспансии становится один из крупнейших НПЗ Украины – Лисичанский.

4. ОАО “СИДАНКО” было создано в 1994 году в соответствии с Постановлением Правительства РФ. ОАО “СИДАНКО” создавалась с целью решения проблем обеспечения потребностей в нефти и нефтепродуктах районов и областей Дальнего Востока, Крайнего Севера, Восточной Сибири и юга России. При создании ОАО “СИДАНКО” в уставный капитал компании были переданы находящиеся в федеральной собственности пакеты акций ряда предприятий, таких как “Пурнефтегаз”, “Кондпетролеум”, “Черногорнефть”, “Варьеганнефтегаз”, “Удмуртнефть”, “Крекинг”, “Ангарская нефтехимическая компания”, “Сахалиннефтепродукт”. В сентябре 1995 года в соответствии с Постановлением Правительства РФ к “СИДАНКО” также “приписывались” АО “Саратовнефтегаз”, Хабаровский НПЗ, а также свыше 16 предприятий сбытового и сервисного профилей. В состав компании до её развала входили следующие нефтегазодобывающие предприятия: “Саратовнефтегаз”, “Удмуртнефть”, “Кондпетролеум”, “Черногорнефть”, “Варьеганнефтегаз”, “Новосибирскнефтегаз”, “РУСИА Петролеум” (крупное долевое участие). Нефтеперерабатывающие предприятия: “Ангарская нефтехимическая компания” (АНХК), АО “Крекинг” (Саратовский НПЗ), “Хабаровский нефтеперерабатывающий завод”, “Советское предприятие по переработке нефти”, Сбытовые предприятия: “Магаданнефтепродукт”, “Чукотканефтепродукт”, “Хабаровскнефтепродукт”, “Камчатканефтепродукт”, “Сахалиннефтепродукт”, “Советскнефтепродукт”, “СИДАНКО-Амурнефтепродукт”, “Иркутскнефтепродукт”, “БАМнефтепродукт”, “Саратовнефтепродукт”, “Приморнефтепродукт”, “Ростовнефтепродукт”, “Бурятнефтепродукт”, “Братскнефтепродукт”. Территориальная структура этой ВИНК была изначально сложна. Региональные подразделения расположены на Северном Кавказе, в Поволжье, на Урале, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. Основная добыча нефти была сосредоточена в ХМАО, отсюда нефть транспортировали в Иркутскую область, где она и перерабатывалась на Ангарском нефтехимическом комплексе. Нефтепродукты затем распространялись по многочисленным сбытовым предприятиям компании в Азиатской части страны. Для нужд регионов Дальнего Востока действовал Хабаровский НПЗ. “Сиданко” являлось (и долгое время ещё будет являться) уникальной с точки зрения своей географической бессмысленности компанией. Приватизация государственных предприятий в таком составе – от Юга России до Дальнего Востока не может по своей природе преследовать любую другую цель, кроме как подрыв экономики страны. Отдача же прав на нефтепродуктообеспечение для многих сильно зависимых от помощи из центра регионов Сибири и Дальнего Востока создало лишнюю напряжённость в их жизнеобеспечении. В Европейской части страны в настоящее время остались фактически единственные предприятия “Сиданко” – “Удмуртнефть” и Саратовский НПЗ. Незначительная часть нефти компании добывается в Саратовской области, и это создаёт выгоды для работы Саратовского НПЗ. В процессе передела собственности набор непонятным образом сформированных активов “Сиданко” практически исчез. После целого ряда процедур банкротства холдинг лишился основных своих предприятий добычи в Ханты-Мансийском автономном округе – “Черногорнефть” и “Варьеганнефтегаз”. Был утерян контроль над “Ангарской нефтехимической компанией” (АНХК) и Хабаровским НПЗ, а также за всеми предприятиями сбыта нефтепродуктов, расположенными за Уралом. Поэтому территориальный (как и любой другой) аспект деятельности компании “Сиданко” представляет собой загадку.

5. “Сургутнефтегаз” как государственное предприятие был создан в 1965 году. В 1977 году получил статус многопрофильного производственного объединения, а в 1991 году был преобразован в Государственное производственное объединение. В акционерное общество открытого типа ПО “Сургутнефтегаз” было преобразовано в соответствии с Указом Президента РФ в 1992 году “Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и продуктообеспечения”. Акционерное общество открытого типа “Нефтяная компания “Сургутнефтегаз” было учреждено Постановлением Совета Министров РФ в 1993 году. В уставный капитал НК “Сургутнефтегаз” было внесено 38% акций ОАО “Сургутнефтегаз”, “Киришинефтеоргсинтез” и 10 предприятий нефтепродуктообеспечения Северо-западного района России. Состав компании: Нефтедобыча – ОАО “Сургутнефтегаз”. Нефте – и газопереработка: 1. ПО “Киришинефтеоргсинтез”, 2. Санкт-Петербургский нефтемаслозавод, 3. Сургутский газоперерабатывающий завод, Сбыт: 1. “Киришинефтепродукт”, 2. “Новгороднефтепродукт”, 3. “Псковнефтепродукт”, 4. “Калининграднефтепродукт”, 5. “Петербургнефтеснаб”, 6. “Тверьнефтепродукт”, 7. Нефтебаза “Ручьи”, 8. Нефтебаза “Красный нефтяник”, НК “Сургутнефтегаз” включает свыше 60 структурных подразделений, в числе которых: 6 нефтегазодобывающих управлений (“Сургутнефть”,”Комсомольскнефть”, “Нижнесортымскнефть”, “Федоровскнефть”,”Быстринскнефть” и “Лянторнефть”). 17 Территориальная структура НК “Сургутнефтегаз” не претерпела изменений со времени её образования. Как и для “ТНК” (по крайней мере до 2000 года) сбыт нефтепродуктов в компактную группу регионов осуществляется с единственного нефтеперерабатывающего центра – Киришского НПЗ. Основным регионом добычи нефти был и останется Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО), в котором замыкаются практически все инвестиции компании в добычу нефти. Таким образом, региональная стратегия компании отличается наибольшим консерватизмом. “СНГ” является единственной нефтяной компанией, которая в период передела собственности не изменила сеть своего регионального присутствия. Причиной этого во многом можно считать тот факт, что после своего образования компания уже обладала крупными предприятиями добычи нефти, её переработки и сбыта нефтепродуктов. Благоприятное экономико-географическое положение этих предприятий позволило компании достигнуть колоссального для переходной экономики России эффекта – достигнуть размера капитализации в 3-4 раза большего в денежном выражении, чем объём реализации продукции, что является уникальным достижением среди нефтяных компаний. Грамотная территориальная организация всей технологической цепочки позволила “СНГ” основное внимание уделить не захвату новых рынков, а совершенствованию своей деятельности в уже имеющихся региональных предприятиях.

6. Производственное объединение “Татнефть” было создано в 1950 году. До 1993 года компания являлась государственным производственным объединением. В акционерное общество открытого типа ГПО “Татнефть” было преобразовано в соответствии с указом президента Республики Татарстан “О преобразовании государственной и коммунальной собственности в Республике Татарстан (о разгосударствлении и приватизации)” в 1992 году. АО “Татнефть” принадлежат практически все лицензии на разведку и добычу нефти в республике. На балансе компании числится 91 месторождение, 52 из которых находятся в разработке. В состав компании входят 14 нефтегазодобывающих управлений (НГДУ), 7 управлений буровых работ и более 30 других подразделений. НГДУ: “Альметьевскнефть”, “Ямашнефть”, “Сулеевнефть”, “Елховнефть”, “Лениногорскнефть”, “Татнефтебитум”, “Бавлынефть”, “Азнакаевнефть”, “Заинскнефть”, “Иркеннефть”, “Джалильнефть”, “Прикамнефть”, “Нурлатнефть”. “Татнефть” является единственной региональной из рассматриваемых компаний. Своим статусом, да и вообще существованием она обязана политическим уступкам федеральных властей республиканским. Она не является полноценной ВИНК, поскольку отсутствует принадлежащее ей нефтеперерабатывающее звено в технологической цепочке. В то же время, значение компании не только в Поволжье, но и в масштабах всей страны весьма велико. Цепочка: добыча нефти – переработка – сбыт не замыкается в пределах Татарстана, да и Поволжья. Поставки нефти компания производит на НПЗ Москвы, Нижнего Новгорода и Кременчуга. АЗС компании работают широко за пределами самой республики. Своей деятельностью компания подтверждает декларируемое стремление стать на 100% вертикально интегрированной. Это проявляется в нацеленности на долевое участие в капитале нефтеперерабатывающих предприятий (например, Московский НПЗ) и в строительстве собственного завода в Татарстане (Нижнекамск). Таким образом, региональная по своей сущности компания имеет шанс “переродится” в экстерриториальную ВИНК средних размеров.

7. Нефтяная компания “Роснефть” основана Постановлением Правительства Российской Федерации в 1993 году. Компания образована как государственное предприятие на базе государственной корпорации “Роснефтегаз” (корпорация “Роснефтегаз” создана в октябре 1991 года на базе упраздненного Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР). Постановлением Правительства Российской Федерации в 1995 году нефтяная компания “Роснефть” преобразована в открытое акционерное общество “Нефтяная компания “Роснефть” . Состав компании: Нефтегазодобывающие предприятия: 1. “Архангельскгеолдобыча”, 2. “Дагнефть”, 3. “Калмнефть”, 4. “Краснодарнефтегаз”, 5. “Пурнефтегаз”, 6. “Роснефть-Сахалинморнефтегаз”, 7. “Ставропольнефтегаз”, 8. “Термнефть”. Нефтеперерабатывающие предприятия: 1. “Краснодарнефтеоргсинтез”, 2. Комсомольский НПЗ, 3. Туапсинский НПЗ. Сбытовые предприятия: 1. “Север-Нефте-Сервис”, 2. “Алтайнефтепродукт”, 3. “АРТАГ” (“Североосетиннефтепродукт”), 4. “Архангельскнефтепродукт”, 5. “Карачаево-Черкесскенфтепродукт”, 6. “Каббалкнефтепродукт”, 7. “Кемеровонефтепродукт”, 8. “Курганнефтепродукт”, 9. “Мурманскнефтепродукт”, 10. “Находканефтепродукт”, 11. “Смоленскнефтепродукт”. “Роснефть” представляет собой остаток государственной собственности. Эта компания не представляет собой нечто целого. Поэтому возникают сложности при характеристике регионального аспекта функционирования этого набора активов. Можно выделить три основные центра нефтедобычи: 1. Наиболее важное предприятие расположено в Ямало-Ненецком АО – “Пурнефтегаз”. 2. “Сахалинморнефтегаз”, которое связано с НПЗ в Комсомольске-на-Амуре, отправляющим нефтепродукты в Приморский и Хабаровский края, а также на Сахалин. 3. Небольшие нефте – и газодобывающие предприятия Северного Кавказа в Краснодарском, Ставропольском краях, Дагестане. Переработка производится в Краснодаре и Туапсе. Действует на Северном Кавказе и ряд предприятий сбыта. Следовательно, технологические системы компании “Роснефть” от добычи нефти до переработки и последующего сбыта нефтепродуктов действуют только на юге Дальнего Востока и на Северном Кавказе, несмотря на широкое присутствие предприятий холдинга на пространствах от бассейна Атлантического океана до Тихого океана и от северных пустынь Арктики до гор Центральной Азии. Весьма примечателен и тот факт, что несмотря на широкий территориальный охват по сбыту нефтепродуктов, компания не может играть большую роль в нефтепродуктообеспечении из-за малой мощности своих НПЗ. Особенного смысла в существовании такой компании для государства нет. Соответственно её перспективы должны связываться с распродажей по частям.

8. АО “Сибирская нефтяная компания” (“Сибнефть”) была образована в октябре 1995 года в соответствии с Указом Президента РФ “Об учреждении открытого акционерного общества “Сибирская нефтяная компания” в 1995 году, а также с Постановлением Правительства РФ “Об образовании открытого акционерного общества “Сибирская нефтяная компания”. Компания была сформирована за счет объединения акционерных обществ “Омский НПЗ”, “Ноябрьскнефтегаз”, “Ноябрьскнефтегазгеофизика” и сбытового предприятия “Омскнефтепродукт”. Территориальная структура холдинга за период передела собственности не изменилась и по-прежнему характеризуется минимумом сбытовых предприятий. Нефть Ямало-Ненецкого АО поступает на Омский НПЗ, откуда нефтепродукты распространяются на многие регионы Сибири, но непосредственно в холдинг “Сибнефть” входит только одно сбытовое предприятие – “Омскнефтепродукт”. Отсутствие собственности на ряд региональных сбытовых компаний не мешает холдингу распространять своё влияние на юге Западной Сибири. Наличие же Омского НПЗ делает только делом времени вхождение в структуру “Сибнефти” зависимых от поставок нефтепродуктов областных сбытовых организаций соседних регионов.

9. ОАО “Славнефть” создано в 1994 году в соответствии с решениями правительств России и Белоруссии. Состав компании: Нефтедобыча: ОАО “Славнефть-Мегионнефтегаз”, Переработка: ОАО “Мозырский НПЗ” (Беларусь), ОАО “Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез”, ОАО “Славнефть-Ярославский НПЗ им. Д.И. Менделеева”. Сбыт: ОАО “Славнефть-Ярославнефтепродукт”, ОАО “Славнефть-Костроманефтепродукт”, ОАО “Славнефть-Ивановонефтепродукт”, Предприятия сбыта в Белоруссии. “Славнефть” можно назвать не только политически веской компанией, заметна и её экономическая значимость. При небольшой добыче нефти (в 1998 году она составила 11,7 млн. тонн) особенно впечатляющими выглядят резервы нефтепереработки – более 30 млн. тонн. При этом выгодно расположение Ярославского и Мозырского НПЗ в регионах высокого спроса на нефтепродукты в Центральной России и Белоруссии. Основное значение для любой нефтяной компании России в настоящее время имеет именно нефтедобыча. Это звено даёт наибольшую экспортную выручку и обеспечивает кредитоспособность любой нефтяной компании. Очевидно, что будущее компании будет зависеть от того, насколько она решит проблему недостаточной нефтедобычи.

Заключение экскурса. Обзор ситуации только по девяти компаниям иллюстрирует большое разнообразие принятых в нефтяной отрасли способов организации территориальных структур. Различные как по формам собственности, так и по приоритетам их руководителей, компании формируют свои стратегии развития. Этот процесс стратегического планирования проявляется, в частности, через изменения, происходящие в системах структурных подразделений компаний, которые занимаются добычей нефти, нефтепереработкой, сбытом продуктов. Отслеживая эти изменения, исследователь может сопоставить декларируемые компанией планы (стратегию) и практическую деятельность в этом направлении. Появляется возможность соотнести планы развития холдингов с той реальностью, в которой они находятся. Это может быть сделано с помощью анализа территориальной структуры компании. Требует особого изучения сравнение преимуществ (недостатков), которые компании получают не только от наличия в её составе тех или иных подразделений (обладающих такой-то мощностью добычи и переработки), но и от их географического расположения. Особенно интересным оказывается изучение взаиморасположения предприятий относительно друг друга на конкретной территории. Всё это может дать возможность оценить в какой ситуации оказались ВИНК после переделов собственности и перед началом конкуренции на внутреннем рынке. Эта конкуренция неизбежна и уже происходит на наиболее потенциально привлекательном – бензиновом рынке. Особенно сильно этот процесс протекает в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге. Здесь уже происходит проникновение на рынок страны западных нефтяных компаний. Ввиду вышесказанного, необходимым оказывается сравнить российские нефтяные компании с крупнейшими мировыми.

Http://naftowed. narod. ru/oil. htm

Они называют его – наш ЗАВОД, именно так, уважительно и значительно, в официальных случаях – Яйский нефтеперерабатывающий завод или, если попроще, – ЯЯ НПЗ. Казалось бы, один из 36 НПЗ, работающих сегодня в России, что тут особенного, но на самом деле у него собственное, не похожее на других, лицо. А по кузбасским меркам ЗАВОД вообще уникален, потому что он в области единственный, потому что с него в кузбасском крае началась совершенно новая отрасль.

Но, впрочем, всему свое время, а для начала – разговор с Николаем Подавыловым, директором Яйского нефтеперерабатывающего завода. В отрасли три десятка лет, на ЗАВОД, тогда больше похожий на огромную стройплощадку, был приглашен в 2011 году, для завершения строительства и начало пуско-наладочного этапа освоения технологических процессов.

– Николай Михайлович, правильно понимаю, что нынешний День работников нефтяной и газовой промышленности станет самым первым вашим праздником? Ведь год назад завод еще не запустился…

– Для нас, действительно, этот праздник будет первым, потому что раньше мы справляли День строителя. Первую нефть получили в июле 2012 года и с этого времени начали пусконаладку, часть объектов достраивалась параллельно и переходила в пусконаладочный режим. 9 октября можно считать днем рождения Яйского НПЗ, в этот день в присутствии Губернатора Кемеровской области Амана Тулеева на установку первичной переработки нефти была принята первая тонна нефти, до этого был введен в эксплуатацию приемо-сдаточный пункт нефти (ПСП) – узел, через который поставляется нефть на завод по нефтепроводу от системы трубопроводного транспорта «Транснефти», – и мы приступили к полномасштабным наладочным работам.

– То, что произошло, что происходит на заводе, можно назвать делом, о каком можно только мечтать? Что ничего более масштабного в вашей жизни больше может не случиться?

– Лично для меня, думаю, ничего подобного в жизни больше может и не быть. Я приобрел колоссальный опыт, ведь вот оно, чистое поле, и вот он, ЗАВОД, когда по всем трубопроводам, как по артериям потекла не кровь, а нефть. Все ожило, все зашевелилось, хотя в это мало кто верил. Приходили, смотрели: о, нагородить-то вы тут нагородили, но… Даже собственники, мне кажется, не до конца верили. Денег-то, мол, закопали мы здесь много, но вот как это все оживет? Ведь здесь сотни километров трубопроводов, тысячи километров кабелей… Наверное, это были самые интересные годы в моей профессиональной жизни. Вряд ли подобное случится еще раз, ведь трудно поверить, что кто-то решится на столь серьезный проект.

– Выбор места был, конечно, не случаен. Это практически центр Сибири, а ведь ЗАВОД и задуман был, чтобы обеспечить качественными нефтепродуктами для начала Кузбасс, а потом и остальные регионы Сибирского округа. Отсюда около семи километров до магистрального трубопровода «Транснефти» и чуть меньше километра до Транссиба, то есть возможны два способа поставки нефти. Потребовалось только проложить семь километров своего нефтепровода, чтобы по нему нефть поступала на завод. По логистике трубопроводный транспорт гораздо экономичнее и безопаснее, нежели железнодорожный. К тому же по трубопроводу поступает нефть постоянного качества, и легче планировать и прогнозировать качество получаемого продукта.

– Прикиньте сами: 16 миллиардов рублей, а, например, себестоимость девятиэтажного здания – несколько сот миллионов… Да, по затратам это город, не очень маленький город…

– Как вчера. Я много лет проработал на Рязанском НПЗ, наступил момент, когда стало все привычно и скучно, захотелось какого-то драйва и изменений, и тут это предложение… Я как-то очень быстро согласился, семья смирилась… И вот он, октябрь 2011 года, здесь уже стояли резервуары, но не было эстакад, – я побывал на многих подобных предприятиях, но таких технологических эстакад высотой 16 метров, что обеспечивает свободный проход под ними любой техники, облегчая эксплуатацию, не видел… Да, я здесь не с первого камешка, но приехал, считаю, в самый горячий момент, когда требовались чисто управленческие и профессиональные решения, стыковались проекты и постоянно требовалось подключать опыт и даже интуицию. Мы все сделали правильно, все работает…

– Теперь на заводе есть люди, которых, случись еще раз что-то начинать, вы хотели бы видеть в своей команде?

– Вы знаете, каждый человек за этот период в профессиональном плане стал личностью. Главные специалисты, рабочие росли буквально на глазах: это время сумасшедших нагрузок, профессионального роста, создания команды.

– Вы сегодня можете сказать, что коллектив не только собрался, но и сложился?

– Это, наверное, был один из самых сложных моментов в недолгой пока истории завода. Потому что нефтепереработка она аппендицит в Кузбассе, традиционно угольном крае. Людей, подготовленных и обученных, здесь не было, уже при строительстве ЗАВОДА кадровый вопрос был поставлен очень остро. Вы не поверите, но почти двести человек мы взяли прямо с биржи труда – классных специалистов с предприятий других отраслей, в свое время оставшихся без работы. Многие захотели освоить новые профессии, оказались способными к обучению, связали свою жизнь с ЗАВОДОМ. Мы подключили Ачинский техникум и начали там готовить практически все специальности, которые нужны нефтегазовой промышленности – операторов, киповцев, электриков. И когда подошли к ситуации пусконаладки, штат у нас был укомплектован более чем на 80 процентов. Не скрою, квалифицированных специалистов – управленцев и инженерно-технических работников – мы даже переманивали с действующих предприятий. У нас есть специалисты из Орска, с Лисичанcкого, Павлодарского и Рязанского нефтеперерабатывающих заводов. Эти люди смогли организовать работу, обучить кадры, произвести пуско-наладочные работы, ввести завод в эксплуатацию без внештатных ситуаций.

Могу сказать, что в нефтепереработке проблема с квалифицированными инженерно-техническими работниками не только в Кузбассе, но и во всей стране. С одной стороны, отрасль развивается достаточно бурно, с другой – сейчас мы переживаем отголоски периода, когда молодежь не особо хотела учиться, это были девяностые годы прошлого века. Время изменилось, но из профессии выпало целое поколение, образовался вакуум. Тем не менее, на сегодня завод укомплектован на 98 процентов. Конечно, какое-то движение происходит, кто-то уходит, кого-то увольняем, но у нас текучесть кадров не превышает трех процентов. У нас хорошая заработная плата, по Анжеро-Судженску и Яйскому району она самая высокая, в среднем 27 тысяч рублей. А высококвалифицированные специалисты рабочих специальностей, например, старшие операторы, получают около 50 тысяч.

У нас разработана система мотиваций, которая позволяет каждому сотруднику от уборщицы до директора совершенствоваться и расти, получая материальное вознаграждение. Система грейдов – такая система оплаты труда, где каждый сотрудник может мотивированно повышать свой профессиональный уровень, видеть перспективы своего роста. Мотивация позволяет за счет роста профессионального мастерства повышать внутригрейдовые категории и соответственно заработную плату. Такая система позволяет стимулировать профессиональный рост с повышением заработной платы до 25% от базовых ставок.

– Если считать без сервисного обслуживания – того, что мы отдали на аусорсинг: пожарная охрана и обслуживание железнодорожной станции, мы решили, что это для нас непрофильная деятельность, – у нас на заводе 420 человек плюс около 150 человек по аутсорсингу.

– Именно ни них мы старались сделать акцент. На сегодня у нас процентов 80 – местные кадры. Самородков много, главное, оказалось, помочь им переквалифицироваться. Любой варяг приехал и уехал, а нам бы хотелось, чтобы на нашем предприятии, которое будет здесь работать вечно, и люди трудились подолгу.

В Анжеро-Судженске и Яйском района проживают немногим больше ста тысяч человек. С пуском второй очереди завода количество работающих у нас вырастет до 900, надеюсь, мы их найдем среди местного населения.

Наверное, может быть вопрос, не слишком ли мало людей для такого крупного предприятия. Дело в том, что у нас внедрены передовые методы управления, микропроцессорная система управления (DCS), которая позволяет управлять процессом одному старшему оператору. Человек только контролирует работу электронной системы, которая сама отслеживает технологические параметры и управляет процессом обеспечивая при этом высокую промышленную безопасность процесса и исключает влияние человеческого фактора. При возникновении внештатной ситуации электронная система автоматически переведет установку в безопасное состояние и остановит процесс. У нас современное предприятие, которое позволяет решать очень серьезные задачи очень небольшим количеством классных специалистов.

– Николай Михайлович, если вернуться к началу строительства, многие ли верили, что за четыре года можно построить первую очередь завода?

– Многие не верили, это совершенно точно, потому что это, не побоюсь этих слов, крупнейшее частное предприятие по нефтепереработке в Западной Сибири. Крупнее нету. Другие «частники» и гораздо мельче, и не настолько серьезно и современно технически оснащены.

Хочу порадоваться за акционеров, за губернатора Амана Тулеева, что они увидели, настояли, что этот проект нужен. Что губернатор сказал, как Петр Первый: здесь должен град стоять. Губернатор сказал, и здесь встал этот ЗАВОД. Его воля, желание, помощь, поддержка были в строительстве очень существенными.

И ведь предприятие-то, действительно, соответствует всем современным высочайшим требованиям. Даже по экологии не стоит переживать, что может быть какой-то вред окружающей среде. В резервуарном парке с легкими нефтепродуктами и нефтью все емкости оборудованы понтонами – устройствами, исключающими попадание углеводородов в атмосферу. На наливной эстакаде происходит герметичный налив с рекупирацией паров, это тоже исключает попадание в атмосферу углеводородов… Насосное оборудование, теплообменное оборудование процентов на 80 импортное, ведущих мировых фирм – опять-таки все герметично. Радует, что нам удалось привить культуру производства. Вот пример: когда заходишь на мазутовую эстакаду, можно подумать, что у нас наливают бензин, но никак не мазут, такая там чистота. А на старых заводах в мазуте просто плавают. У нас – закрытая система дренирования, которая позволяет аккумулировать нефтепродукты и возвращать их в переработку.

Даже очистные сооружения у нас конверсионные, от военной промышленности, таких больше нигде нет. Это первые очистные сооружения, которые на выходе дают качество воды рыбохозяйственного значения.

Совершенно искренне утверждаю, что Яйский НПЗ – предприятие XXI века. Заходишь на территорию – и впечатление, что ЗАВОД не работает, потому что нет постороннего запаха. Все, кто приезжает к нам, удивляются: «Где народ-то? Почему никого не видно?! Почему ничем не пахнет?!»

Мы стараемся, чтобы наш ЗАВОД уже в самом начале своего пути был предприятием высокой культуры производства, чтобы был чистым, ухоженным, и, главное, экологически безопасным, не приносил вреда ни окружающей среде, ни людям.

– Если говорить о России, о мире, вы соответствуете лучшим заводам страны?

– Если о России, то мы где-то и превзошли. Сказать всех – некорректно, но многих – безусловно: и по оснащению, и по безопасности. Мы где-нибудь в тройке самых передовых нефтеперерабатывающих заводов России. Мы – современное предприятие, построенное в нашей стране, на котором применены лучшие мировые практики и учтены при разработке проекта и изготовлению технологического оборудования, систем управления, обеспечивающей безаварийную эксплуатацию без поправки на «человеческий фактор».

Если брать последние заводы, которые были построены уже в новом веке, после 2005 года, мы полностью соответствуем европейскому стандарту – и по численности коллектива, и по оснащенности, и по безопасности производства.

– Пока наша продукция – это продукты полученные в результате прямой перегонки нефти, которые могут быть использованы в качестве сырьевых компонентов для процессов дальнейшей переработки и получения современных качественных автомобильных топлив.

Наш мазут полностью соответствует требованиям ГОСТ 10585 и мы производим согласно ГОСТ.

На другие производимые продукты, до пуска второй очереди нами разработаны техническим условия, вся продукция прошла сертификацию в акредитованых сертификационных центрах и соответствует техническим условиям. Наши продукты это легкая технологическая фракция, которая может быть использована в качестве сырья для нефтехимии, топливо технологическое для котельных и судовой технике, а также в качестве сырья для дальнейшей глубокой переработки каталитическими и термокаталитическими процессами для получения высококачественных автомобильных топлив. Наши потребители – нефтехимические предприятия РФ, но большая часть продуктов пока поставляется на экспорт география очень широкая.

– Минэнергетики опубликовало на днях, что в России в ближайшие годы будут построены 22 новых нефтеперерабатывающих завода. Ваш прогноз: не создаст ли это проблемы на рынке нефтепродуктов?

– Мы первыми появились на рынке, освоили его, наработали имидж, так что «новички» нам мало чем грозят. Кроме того, строительство заводов – очень финансово емкое предприятие. Первая очередь нашего завода обошлась в 16 миллиардов рублей, привлечь такие деньги совсем непросто. Строительство второй очереди завода стоит около 25-30 миллиардов, третья очередь – еще 15 миллиардов.

На сегодняшний день нами получена вся разрешительная документация, лицензия на эксплуатацию опасного производственного объекта от Ростехнадзора, под постоянным контролем которого находится предприятие. Концептуально Советом директоров утвержден второй этап развития ЗАВОДА, ведутся работы по проектированию и подготовке документов для строительства второй очереди, и думаю, оно начнется в конце этого-начале следующего года и будет продолжаться полтора года. С пуском второй очереди мы будем получать продукты, соответствующие техническому регламенту и европейскому стандарту Евро-5 и Евро-6. С пуском третей очереди, это 2018 год, у нас появятся автомобильные бензины, также соответствующие высшим евростандартам… То есть мы оказались как минимум на несколько лет впереди, это крайне важно в любом бизнесе.

– Но вот начнут сейчас строить новые заводы и растащат у вас воспитанные да подобранные кадры…

– Я этого не исключаю. Многие, вижу, достигли очень серьезных профессиональных вершин. Конечно, сильно будет обидно, если кто-то решит уходить. С другой стороны, будет радостно за них, что они окажутся востребованными и принесут пользу для отрасли и страны… Наверное, нам надо думать, чтобы на нашем ЗАВОДЕ им было работать интереснее, лучше, чем в любом другом месте, тогда наши люди не станут искать чего-то другого.

– Несколько лет назад звучала невероятная цифра: Яйский НПЗ в год будет платить три миллиарда налогов. Когда это станет реальностью?

– Мы уже платим такие деньги, сумма будет увеличиваться, ведь со строительством второй очереди мы увеличим объемы переработки нефти вдвое, до шести миллионов тонн в год. Кроме того, это новые рабочие места. Когда в депрессивной Анжерке появляется предприятие, дающее тысячу рабочих мест, а с обслугой – еще полторы тысячи, это очень серьезно. Практически в каждой семье кто-то будет работать у нас…

Яйский НПЗ – один из самых масштабных проектов в российской нефтепереработке постсоветского периода, который способен обеспечить диверсификацию экономики Кузбасса, традиционно опиравшуюся на уголь и металл, и дать мощный импульс для дальнейшего развития сибирской экономики. Этот проект позволяет генерировать механизмы инновационной деятельности и внедрения новых технологий с последующим масштабным экономическим эффектом. По размеру инвестиций это самый крупный проект в Кемеровской области, они должны составить 57 миллиардов рублей.

Кузбассу, потребляющему около четырех миллионов тонн нефтепродуктов в год, необходимо было снять зависимость от внешних поставок и снизить стоимость топлива за счет транспортной составляющей (до 15 процентов в себестоимости). Строительство началось четыре года назад благодаря инициативе и энтузиазму руководства новокузнецкой компании «НефтеХимСервис». Идея строительства крупного НПЗ была горячо поддержана губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым, который взял реализацию проекта под личный контроль и на протяжении всего периода строительства оказывал всестороннюю поддержку, осознавая значимость проекта для экономики региона. Областная власть даже выступила гарантом при оформлении кредитной линии Сбербанка РФ для «НефтеХимСервиса». И компания полностью оправдала доверие, досрочно выполнив свои обязательства перед администрацией области по возврату банковской гарантии.

По реализации второго этапа строительства Яйского НПЗ мощность предприятия будет увеличена до шести миллионов тонн нефти в год, а глубина переработки доведена до 92 процентов.

Http://www. nhs-kuzbass. ru/press/mod_press/index. php? ELEMENT_ID=717

Нефть и продукты ее естественного выхода на земную поверхность – асфальты и битумы – давно известны человечеству. Их использовали в Вавилоне и Византии как зажигательную смесь. В древнем Египте, Риме и междуречье Тигра и Евфрата их применяли как вяжущие гидроизоляционные материалы при строительстве дорог, акведуков и других сооружений. С конца 18 века продукт переработки нефти – керосин – стал использоваться для освещения жилищ и улиц, а с 19 века, с изобретением двигателя внутреннего сгорания нефтепродукты стали основным видом топлива для различных транспортных средств.

Нефтяная промышленность сегодня – это крупный народнохозяйственный комплекс, который живет и развивается по своим закономерностям.

Сырье для нефтехимии в производстве синтетического каучука, спиртов, полиэтилена, полипропилена, широкой гаммы различных пластмасс и готовых изделий из них, искусственных тканей;

Источник для выработки моторных топлив (бензина, керосина, дизельного и реактивных топлив), масел и смазок, а также котельно – печного топлива (мазут), строительных материалов (битумы, гудрон, асфальт);

Сырье для получения ряда белковых препаратов, используемых в качестве добавок в корм скоту для стимуляции его роста.

Нефть – наше национальное богатство, источник могущества страны, фундамент ее экономики.

В отличие от других видов горючих ископаемых, нефть относительно легко добывается, транспортируется (по нефтепроводам) и довольно просто перерабатывается в широкую гамму продуктов различного назначения. Поэтому не удивительно, что в большинстве стран мира на нефть приходится более половины топливно-энергетического комплекса.

Экономика государств зависит от нефти больше, чем от любого другого продукта. Поэтому нефть с начала ее промышленной добычи и до настоящего времени является предметом острой конкурентной борьбы, причиной многих международных конфликтов и войн.

В условиях, когда нефть стала основным видом энергетического сырья, возросло ее экономическое и политическое значение в мире. Наличие собственных ресурсов нефти, возможность организовать экспорт нефти и нефтепродуктов позволяют различным государствам добиваться значительных успехов в экономическом и социальном развитии. Вместе с тем колебание мировых цен на нефть, конъюнктура на нефтяном рынке приводят к серьезным изменениям в экономической политике как нефтедобывающих стран, так и государств, промышленность которых базируется на привозной нефти.

России в 1823 году в Моздоке по проекту братьев Дубининых и в 1837 году в селе Балаханы (Азербайджан) по проекту П. Воскобойникова были построены небольшие нефтеперегонные заводы, на которых в железных кубах осуществлялась перегонка нефти с целью получения осветительного керосина. В 60-х годах 19-го века в районах грозного и Баку были построены первые нефтеперегонные кубы для промышленного производства керосина. В конце 70-х годов в Баку уже эксплуатировалось более 200 заводов, принадлежащих отдельным лицам и фирмам. в 19-м веке в России нефть была открыта только в районе Баку на Апшеронском полуострове и на Кавказе, и именно развитие этих двух районов положило начало российской нефтяной промышленности.

В 80-е годы 19-го века промышленное нефтяное производство существовало только в США и России. В 1879 году в России появилось нефтяное предприятие братьев Нобелей, которое сыграло исключительную роль в развитии нефтяной промышленности России. К 1883 году компания братьев Нобелей уже имела 49,1% общероссийского керосина. С 1879 по 1917 год доля продажи керосина этой компанией в России никогда не опускалась нище 50,1%, а в отдельные годы доходила до 89,3%.

Начиная с 1887 года Братья Нобели – Людвиг, Роберт и Альфред,- имея небольшой нефтеперегонный завод в Баку, стали вывозить керосин морским путем через Каспийское море в главные промышленные центры России и на экспорт. Вместе с ними активно работали в Баку компании семьи Ротшильдов и Манташева. Ниже приведены данные о добыче нефти в России с 1880 по 1915 год.

Таблица 1. Добыча нефти в ранние годы развития нефтяной отрасли в Российской империи.

Можно отметить, что уже в1888 году добыча нефти В Российской империи была сравнима с добычей нефти в США; через 10 лет количество добываемой нефти превысило аналогичные показателем в США, а экспорт нефтепродуктов составлял треть от экспорта США. Российский керосин стал составлять в Европе конкуренцию продукции американской компании Стандард Ойл, самому крупному поставщику керосина в мире. Тогда. чтобы вытеснить компанию Нобелей, Стандард Ойл стал применять свою обычную тактику – резко снижать цены на керосин для полного контроля за европейским рынком, но успеха это не принесло.

В 1893 году в России под эгидой царского министра финансов был создан синдикат – Союз бакинских керосинозаводчиков, объединивший компании Нобелей. Ротшильдов и Манташева. Союз был призван сыграть роль российского аналога Стандард Ойл, но оказался непрочным и гораздо слабее американского собрата.

В 1895 году Д. Рокфеллер предложил, учитывая сильную конкуренцию со стороны России, поделить мировой рынок продажи керосина, чтобы иметь 75% продажи, а остальное отдать российским компаниям, но не состоялась из-за отказа российского правительства. И в дальнейшем руководство Стандарт Ойл не смогло договориться с правительством России, а революция 1905 года, затем первая мировая война и революция 1917 года окончательно подорвали экономику Российской империи.

В 1911 году компания братьев Нобелей вынудила Ротшильдов уйти из российского нефтяного бизнеса в результате искусственного снижения цен на нефть и нефтепродукты. Практически в том же году компания Роял Датч Шелл вступает вместо Ротшильдов в российское нефтяное дело. Положение в нефтяной промышленности России продолжает ухудшаться, экспорт керосина практически сходит на нет. Однако очень выгодной становится продажа высококачественных бакинских смазочных масел, которые пользуются большим успехом в Европе, чем пенсильванские масла (так как пенсильванская нефть была хуже по качеству для производства масел из-за меньшего содержания масляных фракций).

С открытием двигателя внутреннего сгорания Р. Дизелем началась новая эра применения светлых нефтепродуктов в промышленности. Широкое использование двигателей Дизеля на нефтеналивных и военных судах резко увеличивает потребность промышленности в нефтяном топливе. Л. Нобель одним из первых поддержал Р. Дизеля в его изобретении и способствовал быстрому распространению дизельных двигателей.

Кроме того, компания Нобель нашла эффективное применение тяжелых фракций нефти в качестве дешевого топлива в паровых котлах после изобретения распылительной форсунки для нефтяного бизнеса. В целом же годы, предшествовавшие революциям 1917 года, можно охарактеризовать как годы спада в промышленности Российской империи. Последующая гражданская война 1918-1920 годов основательно разрушила нефтяное хозяйство и надолго исключила Россию из числа ведущих нефтяных держав мира.

После войны 1918-1920 гг. нефтяное хозяйство России оказалось полностью разрушенным. В мае 1920 г. советская власть национализировала нефтяные месторождения Апшерона. С этого времени в России, а с 1923 г. в Советском Союзе существует только государственная монополия в нефтяной промышленности.

Как отмечалось выше, в США с 1882 по 1911 г. в течение 29 лет существовала монополия треста Стандард Ойл в нефтяной промышленности, которую удалось нарушить только в результате огромных усилий правительства, конгресса, прессы и общественности. При этом хотелось бы обратить внимание на одну существенную деталь: трест принадлежал частным лицам, то есть прибыль, получаемая от продажи нефти и нефтяной продукции, шла в первую очередь на развитие нефтяной промышленности, ее модернизацию, на улучшение условий труда работникам этой отрасли.

В СССР в условиях государственной монополии большая часть прибыли не возвращалась обратно в нефтяную промышленность, а использовалась правительством в разных отраслях хозяйства или совсем для других целей.

После национализации советским правительством нефтяных предприятий и отказа выплатить компенсацию бывшим собственникам руководители нефтяных компаний Шелл и Стандард Ойл, имевшие интересы в России, настойчиво требовали от английского и американского правительства не признавать и бойкотировать Советское государство как не выполняющее международные законы и соглашения. К тому времени компания братьев Нобелей ушла из российского бизнеса, продав свою долю американской компании Стандард Ойл за 9 млн дол. Экономический бойкот доставил много дополнительных трудно­стей российскому правительству, которое вынуждено было сменить жесткую политику взаимоотношений с иностранными нефтяными компаниями на политику концессий, понимая, что без их усилий будет трудно поднять разрушенное нефтяное хозяйство.

В конце ноября 1920 г. в России (Табл. 2 приложения) принимается постановление о концессиях, которое позволяет иностранным компаниям на льготных условиях вести бизнес внутри страны. Это постановление имело благоприятные последствия для России, сумевшей в период нэпа (новой экономической программы, разрешавшей частную собственность и частный бизнес) восстановить с помощью ведущих нефтяных держав нефтяное хозяйство Апшерона и вывести его на ведущие мировые позиции.

В середине 20-х годов в Советском Союзе (в конце 1922 г. Россия вместе с другими республиками образовала союз) существовало три организации, которые контролировали добычу и экспорт нефти и нефтепродуктов. Это Азнефть (Бакинский регион), Грознефть (Грозненский район. Северный Кавказ) и Эмбанефть. Вышеназванные предприятия объединились в Нефтесиндикат и образовали монополию, начавшую активно торговать нефтью и нефтепродуктами с компаниями Шелл и Мобил в Великобритании, Европе и странах Ближнего и Дальнего Востока (Табл. 3 приложения). Затем эта монополия была преобразована в Нефтесиндикатсоюзнефть, и ее продукция составляла 14% всего импорта Западной Европы.

Политика концессий в 30-е годы была свернута, а нефтяная промышленность стала интенсивно переводиться на военные рельсы. В конце 20-х годов Советское правительство приняло решение о ликвидации нэпа и переходе к полной государственной монополии в промышленности. Контроль за развитием советской индустрии осуществлял Совет народных комиссаров. Нефтяная промышленность была в ведении Комитета по нефти, который входил в состав Народного комиссариата тяжелой промышленности. В 1939г. этот комиссариат был разделен на несколько комиссариатов, один из которых назывался Народным комиссариатом нефтяной промышленности. Комиссариат нефтяной промышленности и был, по существу, той монопольной организацией, которая руководила нефтяным хозяйством огромной страны и осуществляла распределение нефтепродуктов.

В 30-е годы автомобильная промышленность Советского Союза была развита еще весьма слабо, основным потребителем нефтяного топлива и масел была армия. Горючим и маслами обеспечивали в основном бакинские нефтеперерабатывающие заводы. Перед второй мировой войной были открыты нефтяные месторождения в Волго-Уральском районе, но промышленная добыча нефти началась лишь после войны. В 30-е годы основная нефтеперерабатывающая промышленность была сосредоточена в Баку.

В довоенные годы Советский Союз продолжал активно экспортировать нефть и нефтепродукты в страны Европы, причем эта статья экспорта была одной из самых успешных в бюджете страны. Некоторые страны Европы, например Италия и Германия, сильно зависели от советской нефти. Доля импортируемой из Советского Союза нефти в общем балансе итальянского государства с 1925 по 1935 г. составляла около 50%, а в 1940г. 75% советского экспорта нефтепродуктов и нефти пришлось на долю Германии.

Интересно отметить, что в годы советской власти произошло резкое изменение состава российского экспорта. Если до 1917 г. 70% российского экспорта составляло зерно (Россию называли хлебной корзиной Европы) и даже в лучшие годы нефть составляла только 7% экспорта, то после 1920 г. доля нефтяного экспорта постоянно растет и достигает к 1932 г. 18%. После коллективизации, когда Советский Союз, по существу, потерял свою роль поставщика зерна в Европу, процентное соотношение нефти в экспорте Советского Союза резко возрастает и составляет уже около 50%.

Правительство СССР понимало слабость положения страны, которая целиком зависела от бакинских нефтепродуктов, и в 30-е годы осуществило строительство нефтеперерабатывающих заводов в Ухте (1933), Москве (1938), Саратове (1934), Уфе (1938), Ишимбае (1936), Орске (1935), Батуми (1931), Одессе (1937) и Херсоне (1938). Во время второй мировой войны снабжение армии горючим и маслами происходило в основном с бакинских нефтеперерабатывающих заводов. Особенно это чувствовалось во время сталинградского сражения, когда немецкая армия перерезала пути доставки кавказской нефти и горючего в центральные районы Советского Союза.

В предвоенные, военные и послевоенные годы нефтяная промышленность Советского Союза развивалась высокими темпами. Советское правительство хорошо понимало значение нефтяной индустрии для функционирования Советского государства и не жалело денег для ее роста. В целом работники нефтяной промышленности справлялись со своими задачами – бесперебойно обеспечивали армию и народное хозяйство нефтепродуктами и успешно осуществляли экспорт нефти и нефтепродуктов.

Надо отметить, однако, что избытка и разнообразия нефтепродуктов не было. Хозяйство было плановым, а планы в нефтяной промышленности выполнялись таким образом, чтобы обеспечение нефтепродуктами было на минимальном уровне. После второй мировой войны комиссариаты были преобразованы в министерства. Комиссариат по нефтяной промышленности был разделен на два министерства – Министерство нефтяной промышленности южного и западного регионов и Министерство нефтяной промышленности восточного региона и Сахалина, которые в 1948 г. образовали одно Министерство нефтяной промышленности. В 1957 г. вместо министерств были созданы региональные совнархозы, проведена децентрализация нефтяной промышленности с сохранением некоторых центральных функций у Госплана. По существу, были созданы десятки монополий, меньших по размеру в пределах региона, но с теми же функциями, что и министерства. В 1965 г. опять были восстановлены министерства, так как совнархозы не сумели эффективно управлять промышленностью. Причем в нефтяной промышленности образовалось 5 министерств – нефтедобывающей, газовой, нефтеперерабатывающей, нефтехимической и химической промышленностей. В 1970 г. первое министерство стало называться Министерством нефтяной промышленности.

В конце 40-х годов началась интенсивная разработка крупного Ромашкинского месторождения, которое находилось между Волгой и Уралом. Только за 4 года – с 1954 по 1958 г.- добыча нефти в Советском Союзе удвоилась. В ряде городов Советского Союза велось в то время строительство крупных нефтеперерабатывающих заводов. Кстово (Нижегородская область), Сызрань, Волгоград, Саратов, Пермь, Краснодар, Омск, Ангарск, Баку и Рязань—вот далеко не полный список городов, где было развернуто новое строительство, причем, так как строительство велось централизованно, большинство заводов копировалось в зависимости от топливного или масляного направления. Особенно бурно нефтяная промышленность Советского Союза стала развиваться в 60-е годы, когда были открыты богатые месторождения в Западной Сибири.

Началась интенсивная разработка и добыча нефти в Тюменской области – центральной среди нефтедобывающих областей Западной Сибири. Очень быстро Советский Союз выходит на первые позиции по добыче нефти в мире, а с конца 70-х годов закрепляется на первом месте. Добыча нефти в Советском Союзе продолжала оставаться самым успешным мероприятием, проводимым Советским правительством.

В табл. 3 и 4 (см. Приложение) представлены данные по добыче нефти в Советском Союзе в целом в 1920-1990 гг. и по регионам за 1975-1989 гг.

Следует отметить, что больше всего нефти добывалось в России, а в России самые крупные месторождения находились в Западной Сибири. Азербайджан практически потерял свое значение как регион, имеющий большие запасы нефти, хотя обладал развитой нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленностью. Из остальных бывших республик Советского Союза кроме России только Казахстан обладает промышленными запасами нефти, особенно после открытия крупного Тенгизского месторождения.

В 70-е годы нефть и нефтепродукты в больших количествах экспортировались в страны Восточной и Западной Европы. В табл. 3 и 6 приведены данные по добыче нефти в СССР и экспорту нефти и нефтепродуктов в 1920-1990 гг. и распределение его по странам – импортерам в 1970-1990 гг.

Как следует из данных табл. 5 (См. приложение), в 80-е годы при добыче нефти около 600 млн т/год экспорт составлял 150-200 млн – цифры огромные даже по нынешним временам. Если учесть, что население Советского Союза составляло чуть более 250 млн человек, то получается, что на каждого жителя страны приходилось около одной вывозимой тонны. К сожалению, нефть не принесла богатства России, как это случилось в странах Ближнего и Среднего Востока. По многим, главным образом, экономическим причинам.

В 70-80-е гг. было построено еще несколько нефтеперерабатывающих заводов – в основном вне России. Это заводы в Чимкенте и Павлодаре (Казахстан), Мажейкяе (Литва), Чарджоу (Туркмения), Лисичанске (Украина), Мозыре (Белоруссия).

С конца 80-ых годов мы наблюдается спад добычи и переработки нефти (за 1988 – 1991 годы объем добычи сократился более чем на 20%), главные причины которого заключаются в следующем:

Крупные и высокодебитные месторождения эксплуатируемого фонда, составляющие основу ресурсной базы, в значительной степени выработаны;

Резко ухудшились по своим кондициям и вновь приращиваемые запасы. За последнее время практически не открыто ни одного крупного высокопродуктивного месторождения;

Сократилось финансирование геологоразведочных работ, уменьшились объемы разведочного бурения;

Остро не хватает высокопроизводительной техники и оборудования для добычи и бурения. Основная часть технических средств имеет износ более 50 процентов, только 14 процентов машин и оборудования соответствует мировым стандартам, 70 процентов парка буровых установок морально устарело и требует замены. С распадом СССР усугубилось положение с поставками нефтепромыслового оборудования из стран СНГ.

Низкие внутренние цены на нефть не обеспечивают самофинансирования нефтедобывающих предприятий (эта ситуация сохраняется и сегодня после серии повышений цен на нефть). В итоге произошло серьезное ухудшение материально – технического и финансового обеспечения отрасли;

Нехватка эффективного и экологичного оборудования с особой остротой создает в отрасли проблему загрязнения окружающей среды. На решение этой проблемы отвлекаются значительные материальные и финансовые ресурсы, которые не участвуют непосредственно в увеличении добычи нефти;

Не определен единообразный собственник месторождений нефти, с которым следует иметь дело организациям, а также частным лицам;

Задолженность стран СНГ перед Россией за поставленную нефть и нарастающий кризис неплатежей.

Таблица 6. Задолженность республик бывшего СССР (по состоянию на 01.08.93г.), млрд. руб.

Http://www. on-lan. ru/referaty_po_mezhdunarodnym_otnosheniyam/referat_neftedobyvayushhaya_i. php

Добавить комментарий